Завершающая глава, когда-то написанная мною к дневнику прекрасной дамы


Завершающая глава, когда-то написанная мною к дневнику прекрасной дамы
Зарисовки с натуры как шанс стать прозрачным.
***
- Не вздумай меня бросать! Тебе же хуже станет! Все, кто меня бросал, умирали. Странная штука, но чистая правда! Сначала это был муж мамы, он меня ненавидел и умер в страшных муках, потом умерла тётка, которая мучила меня сильно.
Я в себя впускаю влюбленность с большой осторожностью. Нет желания обжигаться вновь и вновь. Для случайных страстей у меня запрет. Лучше пусть будет одна. Но единственная, чистая, верная, надежная и проверенная. Главное – душевное равновесие и счастье. Это единственный критерий моего выбора. О моем здоровье не печалься. Будет тихая спокойная радость – будет и здоровье тела. Как мужчина я здоров и активен. А значит ещё поживем в радости и спокойствии!
Пока мать жива, в миру придется жить. Мать не брошу. А потом уже хочу в монастырь древний. И кто тебе сказал, что она любимая? Нет. Люди слабы и ненадёжны. Бог надежен. Не звал я её. Она сама билет ко мне взяла. И я тоже грешен и слаб. Люди такие. На людей надежды нет. Говорю же. Не звал. Это её решение приехать ко мне. Но мне интересен её приезд. Разнообразит жизнь. Не спорю. Не надежен я. Но открыт с тобой.
***
Слабость должна быть наказуема:
- Мне пришлось утешать её три дня.
- Она больная! Её лечить надо, а не утешать!

***
Ты четыре раза слукавил. Первый раз – когда я заметила, что ты вошел в мои записи через переход из ВКонтакта. Хотя в тот день ты на свою страницу не заходил. Я спросила тебя о том, есть ли у тебя ещё одна иная страница в социальной сети? И ты ответил мне, что я ошибаюсь, что я говорю глупость. Но равнодушный счетчик безжалостно выдал мне данные, что в мои записи кто-то вошел со страницы ВКонтакта и совершал там действия, которые мог совершить только ты сам.

Второй раз ты слукавил, когда сказал, что как мужчина ты здоров и активен, и скрыл наличие серьезного сердечного заболевания. Хотя твои подружки утверждают обратное, вспоминая некий кризис, приключившийся с тобой летом. Ты указал только на то, что и так видно было по твоим фотографиям – убитую печень.

В то же время ты сказал, что выпивать тебе нельзя, и ты завязал с алкоголем. И ровно через неделю ты мне сообщил, что снова набухался. Как это мило! Слезы, сопли, все эти расчувствования – это все говорит о том, что ты застрял уже во второй стадии алкоголизма.

Четвертая ложь была о твоей барышне. Ты мне сначала сказал, что старая любовь не ржавеет, что ты бесконечно рад будущей встрече. А потом… ну вот все и так понятно.

Ты уверял меня, что бесконечно открыт передо мной. Что ты честен и тебе нечего скрывать. Но я уже было так с тобой запуталась, что мне пришлось долго разбираться, что к чему.

***
За время нашего общения меня нескончаемо огорчало, когда ты вновь и вновь, к месту и не к месту повторял фразу о том, что люди слабы, лживы и ненадежны. Когда эту фразу говорит какой-нибудь Игнатий Брянчанинов в утешение глупой бабе, я могу понять вкладываемый в неё смысл. Но ты повторял эту фразу с иным смыслом! В твоих словах сквозило обвинение и приговор, а не утешение! И мне становилось от этого дурно.

Но потом я поняла, что ты говорил о себе. Защитная реакция через простой перенос. Ты настойчиво выискиваешь в людях признаки того, чего ты сам в себе боишься увидеть. Отсюда вытекает и твой непосредственный интерес к людям, которые умеют открывать свою душу и исповедовать её содержимое окружающим. Стать прозрачным -твоя мечта и твой самый потаённый страх! Потому что ты знаешь, что эта прозрачность дает человеку неимоверную силу и свободу: он становится бесстрашным, ибо его уже ничем нельзя пронять.

И вроде как бы ты в своих книгах пытаешься это сделать, но всё же духу у тебя не хватает докопаться до своего дна. Тебя страшит сама мысль о том, что ты там в себе можешь обнаружить. И даже когда ты описываешь, как твой герой, будучи в сане монаха совершает грех и сексуально утешается с женщиной, пусть и любимой, ты из него делаешь этакого во всех отношениях приятного парня, как ты сам себя называешь – котяру, ловеласа. И уход из монастыря ты смазал, дабы читатель не проникся брезгливостью к тебе. Вывел все на жалость. Да. Тебе нравится жалость. Наверно, эта жалость и оберегает тебя от встречи с альтер-эго.

Но ведь ты сам понимаешь, что на самом деле не любишь людей! И Бога ты тоже не любишь…
Иначе бы ты не был таким жестоким садистом. Ты не просто стремишься к доминированию, но ты будешь изощренно мучить свою жертву. И никакие мольбы к твоему сердцу, и призывы к твоему рассудку тебя не останавливают в твоей «правоте». Наоборот, походу, ты наслаждаешься чужой беспомощностью. Отнюдь ты не гнушаешься эксплуатировать других людей, понуждая их делать то, чего тебе хочется. И любой ценой.
Это ли твоя любовь к Богу, выраженная через любовь, сострадание и милосердие к ближнему своему?

Да, ты хитер. Ты действуешь вкрадчиво и тактично, публично проявляешь к людям максимально дружественности.Хотя, к слову, и презираешь всех имевших неосторожность обратиться к тебе несчастных со всеми их слабостями.Твоя конечная цель – обретение контроля и власти над другими людьми. И не важно, кто они: друзья или читатели. Имеет значение лишь только повышение собственного престижа иудовлетворение твоих амбиций.
Ты презираешь слабость. В твоих словах постоянно сквозит убеждение, что ты получил Благодать, и теперь тебя никто не посмеет тронуть. Ты размахиваешь своим саном перед читателями, как кумачовой тряпкой перед мордами обезумевших быков. И ты наслаждаешься зрелищем своей власти над ними. Я сомневаюсь, что так действует на тебя Благодать.

Любую ситуацию в отношениях ты рассматриваешь с позиции того, что ты будешь с этих отношений иметь, какую выгоду, независимо идет ли речь о деньгах, людях, идеях, престиже и т.д. Ты мне не раз говорил, что в интернете не заводишь просто так диалогов. Ты и меня однажды назвал «заразой» лишь только потому, что я отказалась оценивать твои публикации. Я понимаю, что это была шутка. Но в каждой шутке есть только доля шутки.
Это не святость. Это – прелесть… (вздохнула)

Ты используешь других, чтобы получить от читателей признание и восхищение. Ты стремишься быть объектом восхищения и тщательно прячешь свои тёмные стороны. Ты стесняешься своих настоящих фотографий. Ты стремишься приукрасить свой образ. Но самое главное, ты пытаешься таким образом снизить собственную тревогу, вызванную травмирующими событиями в детстве, когда были нарушены твои базовые потребности в безопасности.
Твоё детское враждебное отношение к родителям трансформировалось в бесконечную тревогу, и все время направляется на каждого тобою встреченного человека.

Ты ничего хорошего от людей не ожидаешь, и сам не способен что-то хорошее людям дать. Скажи, когда ты в последний раз повинился перед кем-нибудь из людей? Когда у кого-нибудь попросил прощения? Нет-нет. Не картинкой в интернете и не видеороликом. А хотя бы буковками по тексту? Я заметила. Тебе это дается очень трудно. Несомненно. Ты ведь считаешь, что никому ничего не должен…

Твой отец выпивал и буянил? Чем ты сегодня лучше его? Твоя мама оставила тебя на попечение бабки в твои школьные годы, а сегодня ты мстишь за это другим женщинам? Не лги! Ты и в монастырь ушел не потому, что тебя жена обидела. Вовсе нет! Это ты мстил своей маме! И можешь, сколько хочешь ломать копий, но это так! Меня сегодня не удивляет твоя трогательная нежность и забота в отношениях к ней. Она ведь уже беспомощна, и её жизнь находится лишь только в твоих руках.

Но тогда ты проявил слабость, а не мужскую силу, сбежав из дома от семьи. Ты сбежал от решения проблем, вместо того, чтобы стойко их принимать и мужественно решать. Попав в монастырь, ты выискивал в тех людях вместо святости их греховность. И ты день за днём в монастыре вынашивал в своем сердце месть, вместо врачевания обиды! Да и сегодня ты своим монашеским саном размахиваешь перед лицом своей матери как знаменем победы над ней! Ты рад? Думаю, что эта месть не принесла тебе облегчения. И я тоже об этом сожалею. Ты ведь как побитая собака, сбежал из монастыря при первом же твоём злодеянии греха! Ты не остался там. У тебя не хватило ни любви, ни сил, ни смелости, ни духу там остаться! И сегодня ты всех уверяешь, что любишь Бога? Что ты – прекрасен? Посмотри на себя в зеркало…ты уже почти что – диавол!

Ты подозрителен к людям и труслив. Ты до боли боишься получить чей-нибудь отказ. Ты страшишься быть оставленным или брошенным. Поэтому ты сам барикадируешься в своём склепе, закрывая людям доступ к свободной с тобою переписке, а в случае опасности ты первый и бросаешь. И вот не нужно мне сейчас что-то говорить про время, которое тебе жалко тратить на интернет.

Ты страшно боишься того, что кто-то тебя будет использовать. Поэтому ты избегаешь любых отношений, предполагающих обязательства и ответственность. Из-за сложныхпережитых своих детско-родительских отношений ты живешь в затянувшемся кризисе самоидентификации. Твои жизненные предпочтения слабы и неопределенны. Ты не в состоянии выбрать приоритеты среди альтернатив. Тебя разрывают дилеммы, которые ты никаким образом не решаешь! Ты хочешь жить с женщиной и в то же время хочешь в монастырь. Определись! Твоя продолжительная и изнуряющая внутренняя борьба с этой неопределенностью выбора выливается в длительные и затяжные запои. Эти проблемы возникли у тебя не сегодня! Проблемы с идентичностью возникли в твоем детстве и повлекли за собой твои «побеги» из семьи, выявив твою неспособность к постоянным интимным отношениям. И продолжают сегодня оказывать влияние на стабильность твоих интимно-личных отношений с женщинами.

Ты ищешь идеальную женщину? Чистую, честную и проверенную? Такую похожую на твою маму? Чтобы потом её начать мучить? Мне уже смешно. Потому, что тебе Бог обязательно пришлет такую даму, которой ты просто поверишь. Но проверять ты её будешь до бесконечности. И жизнь свою потратишь на эту проверку.

***
И ещё.
Да, мне до святости, как до Москвы раком! Да, я не твой идеал. И я не стремлюсь на этот скользкий твой пьедестал! Пусть, какая барышня хочет, на нем и ломает себе шею. Поклонниц у тебя много. Любую отмороженную тобой в Интернете глупость они готовы залайкать до драки между собой. Может тебе это в кайф? Не знаю. Мне нет до этого никакого дела.

Да, я грязная, лживая и ненадежная.Да, я не удержалась признаться Милане в том, в чём она и так без меня давно догадалась, когда она меня напрямую об этом спросила не я ли автор дневника? Но ведь только и не ты вовсе, монах, а именно она, простая женщина, почему-то приняла мою изливающуюся наружу сердечную боль. Женщина, которая старше меня …, и которую ты назвал больной. У неё оказалось доброе и проницательное сердце…
И знаешь что? Не делай больше ни с кем таких экспериментов с «прозрачностью» в настоящем реальном времени. Это больно. Реально больно. Хоть ты меня и назвал истеричкой, когда я робко попыталась тебе про эту боль рассказать. Пусть так. Пусть я буду истеричкой. Но я – живая. А твоя бесчувственность просто не имеет пределов. (Развожу руками).

Я сначала хотела этот текст повестить на всеобщее обозрение. А что? Интересно ведь людям узнать про грешного монаха в подробном изложении его психологического состояния. Но… я не ты!

Я удалила этот текст из ЖЖ сразу через несколько часов, после его опубликования. Я вспомнила мольбы Миланы по поводу моего менее резкого текста, чтобы я его в интернете не публиковала. Она так сильно меня ругала из жалости к тебе! И моё сердце дрогнуло. Моё сердце – не камень! Это только ты мог вывалить все мои настоящие чувства и страхи на всеобщее обозрение для последующего их растерзания толпой. И тебе было абсолютно насрать на то, что я переживала в тот момент и какую боль испытывала.

Да, я сильная. Я справилась. Пережила. Но с тобою я этот же самый финт крутить не стану. Ты слишком слабый для этого. Боюсь, что ты не переживешь таких откровений о себе и попросту уйдешь в запой. И Милана мне этого не простит. Я не мстительная.
Я тебе этот текст отправляю по почте. Живи с этим как хочешь, прости меня и не держи зла…..

***
Чтобы написать текст, нужны два условия: психотравмирующая ситуация, от которой никак нельзя избавиться иначе, как только рассказать о ней другим людям, и человек, которому ты все это хочешь доверить, так сказать, Муза, которой ты все это рассказываешь.

Остальное не имеет значения. Ни время года, ни время суток, ни тишина, ни шум, ни голод, ни сытость. И даже отсутствие мало-мальски подходящего листочка для записи и ручки не останавливает тебя. Ты просто едешь в автобусе или идешь куда-то на автомате, и ничего как-бы ни замечаешь. Потому что в твоей голове разыгрывается целый спектакль. И ты только понимаешь, что тебе нужно сейчас все очень хорошо и тщательно запомнить, чтобы ничего не упустить и точно так же гладко перенести все это в компьютер. Время для тебя как бы останавливается. Тебе не хочется ни пить, ни есть. Ты даже забываешь, что нужно сходить в туалет. Какое-то напряжение тебя постоянно удерживает в своем фокусе, пока ты не завершишь писать. Я так думаю, что во всем этом виновата Муза, зараза. Ну, ты сам это знаешь.

Блиииин! Зачем ты все испортил? Так все хорошо шло на подъеме. Однажды заинтересовав, ты стал моей Музой. Я так воодушевлённо тебе рассказывала о том, что лежит в самых глубинах моей души. И вдруг - бац!

Разве так можно? Я же человек, а не программа-бот. Хотя, наверно, эти программы-боты пишут повести уже не хуже нас с тобою. Но у меня есть ещё чувства и эмоции, кроме холодного рассудка. И они восстали против продолжения нашей с тобой повести. Мне уже как-то и не хочется тебе ничего рассказывать… наверно, это последний рассказ.

Все, что было яркого в моей жизни – все описано. Все, что сейчас происходит в моей душе, я сию минуту и рассказываю. Что же будет в будущем?
Есть семь основных вариантов развития будущих событий.

Конечно, было бы любопытно, чтобы сюжет развился в нечто романтически позитивное и плодотворное. Чтобы кладовщик влюбился в меня, чтобы я потеряла за ним голову и мы наконец-таки наши друг друга, как свою единственную любовь, которую всю жизнь искали. Но этот американский хеппи-энд не для нас. Если между нами сразу не возникло чувство, не загорелся огонь любви, то и нечего его ожидать потом. А искусственно натягивать и возжигать в душе чего-то там похожего неохота. Так что отбрасываем смело первый вариант.

Второй вариант – героиня остается при муже и заводит любовника. Ну,… это скучно и банально. Даже рассматривать его неохота.

Третий вариант – героиня остается при муже и заводит любовницу. Можно было бы рассмотреть, но уверена, что при таком развитии событий я уйду к любовнице. Все же треугольник –это фигура весьма неустойчивая, и стремится к завершенности.

Четвертый вариант – героиня оставляет семью и уходит в монастырь. Вопрос доживу ли я эти четыре года? Есть ли они у меня в запасе? Поэтому и этот путь вряд ли можно рассматривать.

Пятый путь – просто банально заболела и умерла - на все Его воля. Шестой путь – суицид, только Всевышний этого не допустит. Сейчас Он меня крепко держит за руку, поэтому серьезно рассматривать нет смысла.

И остается последний вариант, он же основной – Господь дал мне мужа - с ним я и должна пройти остаток своего пути.





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 11.04.2019 Ангела Быстрая
Свидетельство о публикации: izba-2019-2535805

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Елена Ляпота       11.04.2019   23:39:16
Отзыв:   положительный
Молодец !!! Отлично написано!!!








1