Как Колобок побывал на юге


Как Колобок побывал на юге


К Бабе-яге Колобок и Серенький Козлик отправились вместе с медведем. И правильно, потому что зловредной старухе, два раза упустившей добычу, так хотелось его съесть, что она долго не соглашалась меняться на семена, а выпрашивала самого Колобка в обмен на ковер-самолет. Но с медведем не поспоришь и Яга, ворча, что такой обмен ей совсем не выгоден, вытащила ковёр из тайника, потребовав сначала, чтобы все отвернулись и не подглядывали.

– Куда летим? – нетерпеливо спросил ковёр-самолет, ведь он, хоть и пролежал уже целых двести лет без движенья, хорошо знал все маршруты и их особенности. Дело в том что, когда Яга улетала по своим делам, ковёр изучал «живую карту» Земли с помощью добродушной волшебной тарелки с яблоком, которая, как могла, помогала всем обитателям избушки.
– На юг!!! – хором ответили путешественники, тоже сгоравшие от нетерпения.
– На самый юг?!
– Конечно! На самый южный юг!

      Путь на юг оказался не близким. Наступила ночь, и все уснули. Сначала малыши: козлик и Колобок, а затем и следивший за безопасностью полёта медведь….
       Козлик во сне вспоминал свою бабушку. У доброй старушки для него было много ласковых имён. По утрам, например, она называла его жаворонком, потому что Серенький Козлик просыпался даже раньше петуха и уже не давал ей спать…. Когда козлик проснулся, было очень темно, но на этот раз он вёл себя тихо, ведь мишка не бабушка и лапа у него тяжёлая – спросонья может и треснуть, как следует. Но темнота продолжалась так долго, что никакого терпения не хватит, и козлик решил немного побегать – совсем чуть-чуть, тихонечко. Он попытался подняться, но не смог, потому что ковёр, свернулся в трубочку и летел, как настоящий самолёт или даже ракета. От этой возни проснулись и остальные.
– За бортом минус шестьдесят, – пояснил ковёр-самолет, – вот я и свернулся, чтобы вы не замёрзли.
– На юге?! – удивились озадаченные путешественники.
– Так вы же сказали на самый юг. А самый юг – это в Антарктиде…. Скоро ещё холоднее будет.
– Шестьдесят даже для меня холодновато, – заявил медведь, – хотя… у меня шуба самая тёплая, медвежья.
– А моя бабушка говорит, что с козьим пухом ничто не сравнится, – оспорил первенство медвежьей шубы козлёнок.
– Вот и отлично, – бодро скомандовал Колобок, – идём на посадку….

      На самом юге вместо земли один сплошной лёд покрытый снегом, а вместо деревьев огромные перевёрнутые сосульки – торосы. На ледяной земле незваных гостей окружили пингвины. Это козлик догадался, что пингвины, потому что ему бабушка рассказывала, что в Антарктиде кроме пингвинов никого нет. Зато пингвинов было очень много, как муравьёв в муравейнике или даже больше. Взрослые пингвины с важным видом прохаживались, делая вид, что нисколько не удивлены. Как будто к ним чуть не каждый день прилетают ковры-самолёты с козликами, медведями и колобками! А малышам-пингвинятам, наоборот, было очень интересно. Они ведь думали, что это такие необычные пингвины с неба свалились, потому что для них кроме пингвинов бывает только рыба, а на рыбу пришельцы ещё меньше похожи.

       Занятий у пингвиньих детей очень мало: ни по деревьям полазать, ни в речке искупаться. Ни цветов, ни букашек нет, чтобы разглядывать. Вообще ничего нет, кроме торосов, за которыми можно прятаться. Но сколько можно играть в прятки. Попробуйте-ка с утра до вечера, тем более что и утра и вечера тоже нет. Потому что здесь летом зима, а зимой полярная ночь – темно, как поздним вечером, когда мамы волнуются, что детей дома нет. Не удивительно, что все пингвины: и птенцы, и взрослые, были очень довольны, когда Колобок научил их кататься с горок. Горки и строить не понадобилось, потому что многие торосы, подходящие: не очень крутые, и есть горки. Колобок скатывался с горы клубком, поджав ножки, и многие пингвины, забыв про свою важность, также, поджав коротенькие как у колобка лапы, катились кубарем, устраивая кучу малу. Медведю тоже понравилось, да так, что он норовил пролезть без очереди, и козлику, хоть у него клубком и не получалось, всё равно было весело оттого что все веселились.
А Колобок, когда замерзнув, становился твёрдым, как ледышка, забирался отогреваться к медведю в самоё теплое место – подмышкой. Не зря же туда ставят градусники.

– Жаль, что я на морозе становлюсь твёрдым и хрупким, – сказал Колобок, засыпая, когда возвращались домой. А то можно было б и в футбол поиграть: из меня бы получился отличный мячик.
– Одного мячика на столько пингвинов мало, нужен целый вагон, – отозвался Серенький Козлик.
– И вагона не хватит, – подумал про себя ковёр-самолёт, – тут понадобится самый большой грузовой самолёт*.

*Только в одной пингвиньей колонии их может быть до 5 миллионов!








Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 18
© 10.04.2019 Николай Щекотилов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2535081

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


Галина-Анастасия Савина       10.04.2019   10:48:37
Отзыв:   положительный
И снова, чудесная сказка! Спасибо, НИКОЛАЙ! БРАВО !!!

Николай Щекотилов       12.04.2019   07:47:44

Привет! Я рад!









1