Суслик 10 - Пень


Игорь не ждал следующего дня, старался жить сегодняшним. Он говорил, «что будет завтра, никто не знает, но что сегодня - уже предполагаю». Поэтому и жил по принципу, «живи сегодня, а завтра будешь жить заново».
На развалины он пришел как и обещал, но чуть раньше, еще минут пятнадцать просидел в кустах после того, как пришла Вера, смотрел, нет ли за ней хвоста любопытных. Никого не было, и он спокойно вошел в дом.
Вера ходила по комнатам. Ему даже пришлось ее окрикнуть, чтобы найти в этих стенах. Опять белое платье, опять эти перчатки и кружевной зонтик. Увидев его, она невообразимо обрадовалась.
- Привет, - и как старую подружку чмокнула в щечку, - уже начала переживать.
- Не стоит, - сухо ответил Игорь.
Повернулась к нему и удивленно спросила:
- Что так? – имела в виду его огорченный голос.
- Да так, немного неудачное начало дня.
И только тут Вера заметила небольшой синяк у него на скуле.
- Попался? – спросила его.
- Сам виноват, - он коснулся рукой ушибленного места, чуть сморщился. – Итак, пойдем?
- Куда?
- Можно посмотреть церковь. Она у нас старая, купол деревянный. Ему, наверное, уже лет сто будет, а можно пойти…
- А может, - перебила его Вера, мы никуда не пойдем, - я принесла, - и достала из своей сумки небольшой альбом и карандаши. - Если ты, конечно, не против?
Игорь улыбнулся, почесал нос, сделал озадаченный вид, как будто ему предложили что-то неприличное.
- Ну, что ты? – умоляюще спросила Вера, - пожалуйста.
Игорь отвернулся, он с трудом сдерживал смех. Когда она увидела, что он улыбается, сама засмеялась.
- Я ведь не художник, только малюю…
- Ну и что.
- Ладно, давай, - и взял альбом.
Он почти три часа рисовал девушку. Она позировала так, как хотела сама, а он добавлял что-то свое в каждый рисунок. И каждый раз Вера ойкала, то ли от стыда, что он так ее видит, то ли от удивления, что он смог в ней это разглядеть.
А потом она достала из сумки фотоаппарат и попросила ее пофотографировать. Игорь признался, что с фотоаппаратом вообще никогда не имел дело, но Вера быстро показала ему, что и как. Все оказалось гораздо проще, чем казалось изначально. Фотоаппарат делал все сам, наводил резкость, ставил выдержку и диафрагму, нужно было только нажимать на спуск. И тогда по пустым комнатам разносился звук щелчка затвора.
Вера позировала как истинная дама, но быстро сменила настроение и уже через пять минут под платьем ничего не оказалось. Она хихикала, а Игорь как истинный фотограф смотрел в окуляр и нажимал на спуск.
В какой-то момент платье Вере стало мешать. Сбросив его, она начала голышом бегать по дому. Игорь как собачка следовал за ней, стараясь запечатлеть ее, а она все смеялась и бежала дальше. Когда осталось всего несколько кадров, Вера подошла к Игорю, закрыла глаза, набралась смелости, выдохнула и сказала:
- Эти кадры хочу оставить для тебя, - и тут же ладонью зажала ему рот, говоря тем самым, молчи. – Хочу, чтобы ты мной овладел, - опустив голову и отойдя к окну, уже спокойно добавила. – По-настоящему, как это делают мужчины.
Игорь не знал, что сказать. У него у самого вертелись подобные глупые мысли, и все же он растерялся. Вера подошла к нему и спросила:
- Ты это сделаешь? – взгляд был умоляющим, как будто от этого что-то зависело.
Игорь поставил фотоаппарат на подоконник, повернулся к ней. Он даже не знал, что и сказать, вот так бах, прямо в лоб. Там, во дворе у Витьки, она была барышней, недотрогой, каким-то инкогнито, но сейчас… Игорь думал, сердце ныло, а нога от перенапряжения стала вздрагивать.
- Только я это сделаю так, как сам хочу, - наконец ответил он на ее просьбу.
- Хорошо, - сразу согласилась Вера.
- Идем, - скомандовав и взяв ее за руку, повел вниз.
Одежда и все вещи остались в доме. Вера, не оглядываясь, шла за ним, но выйдя из дома, растерялась и прижалась к стене. Игорь остановился, удивленно посмотрел на нее и потянул за руку. Они обошли дом и пошли дальше. Среди темной листвы Верино тело выглядело неприлично белым, может это потому, что у нее были светлые волосы с легким рыжеватым оттенком.
Игорь привел ее на небольшую полянку среди огромных лопухов и высоких деревьев. Только на этот пяточек и падал свет. Посреди полянки возвышался невысокий, но очень широкий пень. По-видимому, отсутствие дерева и давало возможность солнечному свету проникать до самой земли.
Вера не знала что делать. Она стояла, опустив руки, и смотрела на Игоря. Он взял фотоаппарат и сделал один снимок, она краешком губ улыбнулась. Девушка смотрела гордо, ее волосы были аккуратно заколоты на затылке, от этого шея казалась еще длиннее. Покатые плечи, небольшая торчащая вверх грудь и необычайно темные выпирающие соски. Вера выглядела худой и длинной. И сейчас эта девушка стояла и ждала его.
Игорь подошел, положил на землю фотоаппарат, зашел за спину Вере и погладил ее. Он первый раз к ней прикоснулся, до этого только говорил, что делать и как. От его прикосновения Вера не вздрогнула и даже не пошевелилась. Стояла и, не поворачивая головы, просто ждала, когда он снова коснется ее.
Он подошел к ней спереди, она внимательно следила за ним. Несмотря на то, что Вера стояла босиком, он все же был ниже ее. Игорь коснулся ее руки, провел пальцами по плечу. Грудь, как маленький трамплин, устремлялась вверх. Рука пошла вниз, жесткий сосок уперся в ладонь. На мгновение Игорь остановил движение. Почувствовал удары ее сердца, повел руку ниже. Сосок, цепляясь, стал разворачиваться и опускаться.
Игорь поднял голову, посмотрел Вере в глаза, на ее лице была глуповатая улыбка.
- Я сделаю так, как хочу, - повторил Игорь.
Вера утвердительно кивнула головой и дополнительно сказала:
- Да, конечно.
И как будто только сейчас поняв, что стоит голой, ее руки неловко стали прикрывать тело. Не отворачиваясь от неё, Игорь разделся. Вера застенчиво опустила взгляд, пальцы нервно задвигались, будто что-то перебирали. Лицо то краснело, то наоборот бледнело, она хотела что-то сказать, но промолчала. Он подошел к ней со стороны спины, обнял за талию, потом раздвинул пальцы пошире, прижал их к груди, дав возможность соскам торчать между ними.
- Ты боишься? – спокойно спросил он.
- Да, немного, - тихо ответила она и задрожала как тонкий росток от дуновения ветра.
- Что будет больно?
- Да, – чуть сдавленным голом ответила.
- Ты этим раньше не занималась? – немного удивленно спросил ее и прижал сильней руки к груди.
Она отрицательно покачала головой и тихо вздохнула, как будто в чем-то виновата. Игорь сразу ощутил в себе уверенность, руки пошли вниз и пальцы коснулись волосков на лобке. Вера не пошевелилась. Она обреченно ждала, что он будет делать дальше.
- Хочу, чтобы ты сохранила свою невинность, - она повернула голову в его сторону, но ничего не сказала. - Пусть это будет твой подарок тому, кто придет после меня.
Вера зачем-то кивнула, как бы говоря спасибо.
- Хорошо, - коротко сказал Игорь и развернул девушку к большому пню, что стоял посреди поляны, слегка подтолкнул ее. - Ложись животом на него.
Она покорно подошла к пню, будто только этого и ждала, встала коленями на землю, а сама легла на него. Игорь присел сзади. Он отчетливо помнил каждую мелочь ее ракушки, створки были плотно сжаты. Но сейчас его интересовали не они, а тот вход в темную пещеру.
Игорь провел руками по ее спине, и первый раз ее тело прореагировало на его прикосновение. Оно не вздрогнуло, но Игорь ощутил в нем волну напряжения и неуверенности. Он не стал ничего больше делать, только гладил спину, иногда его руки касались ее бедер и ягодиц. Чуть наклонился вперед, поцеловал кожу спины. Его боец уже давно был готов к работе, он тыкался Вере в бедро. Игорь хотел, чтобы она привыкла к нему, не боялась. А пока он просто наслаждался ее телом.
Эротизм, ведь у животных этого нет, только природные рефлексы для спаривания, а красивые перышки или брачный танец – это всего лишь прелюдия к главному, к размножению. Эротизм. Игорь никогда над этим не задумывался. Раньше считал это глупостью, вымыслом писателей романтиков, но сейчас… Он наслаждался видом ее тела. Тонкое, чуть худое тело, розовая кожа, безвольно свисающие руки и эта попка. Она его притягивала. Еще вчера, когда рисовал, думал о ней, и вот теперь она перед ним. Эротизм – смесь сексуальности, похоти и какого-то разврата. У Игоря в груди все кипело, он старался унять огонь, старался холодно думать, поэтому и не спешил, боялся, что не удержится и сорвется.
Руки скользили по пояснице и все чаще и чаще стали касаться ее попки. Девушка лежала смирно. О чем она думала, он не мог знать. Игорь чуть приподнялся на коленках и его мужественно торчащий боец лег ей между ягодицами. Вера чуть прогнулась в пояснице и слегка приподняла свою острую попку. Ему это понравилось, он немного отодвинулся назад, дав тем самым возможность его бойцу соскользнуть с нее. Вера опустила бедра. Тогда Игорь снова приподнялся и положил его на нее. Он сделал это несколько раз, и каждый раз ее попка поднималась все выше и выше, как бы заигрывая с ним, приглашая.
В груди бушевал огонь, он с трудом сдерживал себя, положил руки на ягодицы и чуть свел их вместе, Вера замерла. Еще чуть сжал и сразу отпустил. Два острых полушария резко разошлись в стороны, обнажив вход в ее пещерку. Ямочка заиграла, она то сжималась до размера пяточка, то тихо начинала выпирать наружу.
Игорь отодвинулся назад, убрав своего возмутителя порядка. Он чувствовал, что еще немного и сам не удержится. Глубоко дыша, постарался перевести дух. Верина попка продолжала торчать высоко, она не хотела ее опускать. Игорь посмотрел на ее ракушку, она уже раскрыла свои створки и меленький блестящий от влаги язычок высунул свой носик. Игорь улыбнулся. Раздвинул чуть шире Верины ноги, и сразу створки стали раскрываться, выпуская из заточения алые языки. Они выпирала наружу, расталкивали друг друга, набухали и сверкали от густой влаги.
Юноша пораженно наблюдал за трансформацией ее тела. Игорь нагнулся и еще чуть раздвинул Верины ноги, давая возможность ракушке окончательно раскрыться. Упала первая капля сока, и девушка вздрогнула. Ладони скользнули по ноге, Вера тихо охнула и опустила попку вниз.
Боец ткнулся в центр ракушки, девушка замерла. Он повел его вверх, и попка стала подниматься, копируя его движения. Он опускался, и она опускалась. Игорь чуть надавил. Головка пениса, раздвигая створки, чуть погрузилась, но тут же он остановился. Секундное замешательство, нерешительность. Положил руки на ягодицы и развел их пошире. Ямка, что скрывала пещерку, задрожала. Он с сомнением посмотрел на нее, потом на своего бойца. «Она маленькая», – промелькнула мысль. Но от этого стало дурно, в глазах пульсировало и прыгали пятна.
Положив руки на талию и чуть приподнявшись, Игорь ткнул им в центр, и сразу розовый пяточек сжался. Пальцы задрожали и чтобы унять их, он сильнее сжал Верино тело и потянул ее на себя. Боец уперся в препятствие, оно было эластичным, мягким и влажным, но ее пещерка не поддалась. Игорь судорожно дернулся, думая, что это поможет, Вера вскрикнула, но тут же замолчала. Хлопая глазами, старался понять, что делать. Любую преграду можно прорвать, уничтожить, он еще раз надавил, скользкая головка вдавилась, и Вера опять вскрикнула.
Ему захотелось крикнуть «Заткнись», но челюсть сжалась, пальцы лихорадочно вцепились в ее ягодицы, чуть сдавили, а после развели так широко, что Вера заверещала, и в это время Игорь еще раз ткнул.
Крик боли вырвался у нее из груди, но он прорвал. Да, прорвал оборону, и головка его бойца проникла в запретную пещеру. Девичья попка затряслась, Вера то ли простонала, то ли опять вскрикнула, Игорь не осознал и еще чуть надавил. И тут она стала поднимать ее все выше и выше, прогибаясь в пояснице и давая возможность Игорю как самцу завершить начатое.
Вера не стонала от боли, она стонала от получаемого ей удовольствия, от того, что в нее проникают, от того, что ею овладевают, от того, что она делает что хочет.
Проблеск сознания напомнил Игорю, что он еще должен сделать. Дотянулся до фотоаппарата, включил его и сделал несколько снимков. Вера услышала щелчки и взвыла от страха, будто ее застукали за столь порочным занятием. Дернулась, фотоаппарат упал на землю. Боец ткнулся, и она закричала уже от боли. Еще мгновение, и он готов был выскользнуть. Игорь не мог этого допустить, он поймал на крючок свою добычу и не намерен ее отпускать. Толкнул бойца вперед, пропуская его как можно дальше. Девушка дернулась и, не удержавшись на пне, их тела повалились на траву.
Вера начала вырываться, рефлекторно выпрямляя ноги и резко напрягая ягодицы. Бойца выталкивали, изгоняли из пещерки, Игорь понял, что потерял честь завоеванной позиции. Он еще сильнее прижал Веру к себе и со всей силы вонзил пенис как можно глубже. Вера кричала. Они катались по земле. Тело девушки то резко сжималось, то так же резко выпрямлялось. Ее руки беспомощно болтались из стороны в сторону, она забыла про них. Мужчина, как паразит, мертвой хваткой вцепился в тело жертвы. Он понимал, что если потеряет свою добычу, то может сам после стать ею. Игорь просто приклеился к спине Веры, он уже не старался проникнуть в нее, он хотел только сохранить свое.
Вера не выдержала столь яростной борьбы и ее начали покидать силы. Тело вздрагивало, вместо крика боли она уже просто стонала. Игорь чуть ослабил хватку, и рукой, что держал за талию, полез к ее лобку. Вера постаралась сжать ноги и согнуть их к груди, но Игорь сделал слабое движение бедрами и подтолкнул бойца чуть глубже в попку. Она сразу же перестала сгибаться. Его ладонь легко скользнула между мокрых ног.
Вера уже не сопротивлялась, еще могла предпринять попытку, но понимала, что это у нее не получится. Его пальцы проникли в треснувшую ракушку и остановились. С минуту они вдвоем лежали так на траве. Вера жадно глотала воздух, ей не хватало его. Она непонимающим взором смотрела на огромные лопухи, что свисали над головой. Игорь тяжело дышал, он боялся пошевелиться, приходил в себя после этого боя. Чувствовал, как его боец дергается в ее пещерке, ощущал, как сильно бьется ее сердце.
Пальцы пошевелились.
- Ой, - вдруг тихо, почти не слышно, сказала девушка.
Он повторил движения.
- Ой, ой… - Протяжно повторила девушка.
Игорь улыбнулся, коснулся губами ее спины, чуть расслабил хватку и повторил движения пальцев, что скрывались у нее в створках ракушки.
- Ой, - был ответ на его движения.
Вера ощутила приток нежности, он исходил от его рук. Она даже не подумала о причине, только чувствовала, что там, внизу живота, все согрелось, и это тепло начало распространяться по всему телу. Он пошевелил пальцем, и тонкий разряд заставил вздрогнуть ее тело.
- Аййй… - Протянула она.
Пальчик заскользил кверху, делая попытку выскользнуть. Прошелся по бугорку, чуть надавил, и она опять вздрогнула и что-то промурлыкала.
Ее тело растаяло. Игорь лежал на спине, а на его груди, подставив живот солнцу, лежала Вера. Она сперва сжимала ноги по струнке, ее тело еще помнило боль и боялось пошевелиться. Но истома, что тлела в паху, заставили согнуть ноги в коленках, а после осторожно развести их в стороны, подставляя теплому ветру свою наготу.
Вера раскрылась как цветок. Пропала боль, она забыла про нее, руки безвольно повисли. Ощущала его ласку, глаза туманно смотрели на блики от деревьев, что падали на высокую траву. Она тихо постанывала, не боялась это делать. Подставляя свое тело, девушка доверяла рукам Игоря. А он удивлялся этому скрытому бугорку, что обладал столь волшебными свойствами управлять ее.
Ее тело перешло под его контроль.
- Ой, ой, - в очередной раз прошептала Вера, - ой, - и закрыла глаза.
Он отпустил ее, лишь пальчик продолжал ласкать красную горошинку, что щекотала ее изнутри.
- Ой…
Игорю нравилось, как она это произносит, утробно, с долгим выдохом. Нажал пальчиком, и ее тело сжалось. Отпустил…
- Ах… - Протяжно прошептала она.
Снова пальчик нажал и сделал полукруг. Она тут же среагировала, прогнулась, выпирая грудью вверх. Замерла и на выдохе опустилась.
- Ох…
Игорь повторил. Вера чувствовала его, не знала почему, но хотела, чтобы он продолжал, не останавливался. Она что-то ощущала там, в глубине, в самом низу живота, что-то горячее, что-то такое, о чем только мечтала. Пальчик шевельнулся и опять это… Да, это… Она промурлыкала про себя.
- Ай, ай, - чуть напрягая ноги и вытягивая их, зашептали девичьи губки.
Вера охнула и сильно прогнулась в спине. И чем больше она прогибалась, тем глубже входил в ее пещеру его боец. Она сама это делала, и делала непринужденно, легко. Он входил в ее попку свободно, ему ничего не мешало.
Пальчик опять надавил на горошинку, и Вера взревела от наслаждения. Игорь дернулся, протолкнув еще глубже своего бойца, девушка вскрикнула. Сейчас в ее голосе была истома. Он сделал еще одно движение бедрами, и Вера начала тихо вскрикивать. Ее тело стало сползать с него, Игорь обхватил девушку и повалился вместе с ней набок.
Вера вскрикнула и согнула тело, он подождал несколько секунд. И вот она начала выпрямляться, спина прогнулась, попка уперлась ему в бедра, и пенис полностью вошел в пещерку. Вера это ощутила и, мурлыкая, заводила ею из стороны в сторону.
Опять пальчик надавил на горошинку. Она вскрикнула, дернулась, на секунду сжалась и тут же резко выпрямилась. Опять пальчик…
- А…. х…
Вырвалось из ее груди, и тело, отказавшись подчиняться ей, вдруг затряслось в конвульсиях. Руки Игоря быстро обхватили ее и прижали к себе. Вера тряслась и тихо, очень тихо зашипела… Он дернул бедрами, вогнав кол.
- АААА… - Громко крикнула она.
Тело никем неуправляемо завибрировало, сжалось, выдавив из легких остатки воздуха, затряслось и вдруг остановилось…
- Ох… - Нежно прошептала Вера.
Игорь не двигался, он боялся даже пошевелиться, пальцы застыли в том положении, когда она резко согнулась. Теперь он понимал, что Вера достигла своего предела, что теперь она внутри сгорала и нужно было дать время, чтобы пламя начало гаснуть.
Так они лежали еще очень долго. Она не произнесла ни слова, ее взгляд ничего не говорил. Вера была не здесь.
Игорь лег на спину и стал смотреть на листву, на проплывающие в небе облака, на птиц, которые летали в кронах деревьев. Он улыбался. Улыбался всему. Не знал почему именно, ему было просто хорошо от всего сразу, а потом он засмеялся.
Смех был громким и чистым, он смеялся заразительно. Вера заморгала глазами, она вернулась в реальность, на ее отрешенном лице губы дрогнули и улыбнулись. Расправив ладони, она погладила траву. Ей самой захотелось смеяться, просто так, потому что здорово.
Они сидели, облокотившись на пень, и болтали о всякой ерунде. О том, кто высек рисунки в пустыне Перу, о том, откуда взялась цифра ноль, о том, сколько языком в мире, и о том, что есть люди, которые видят цифры в виде нот. Они о многом говорили, хотелось поделиться друг с другом и узнать что-то новое.
Удивительная картина. Два обнаженных тела среди темной листвы лопухов и солнечный свет, что бил в середину этой маленькой полянки. Они сидели до тех пор, пока на теле не появились мурашки от вечерней прохлады.
Игорь проводил Веру до магазина, она держала в руках ненужный зонтик от солнца, улыбнулась ему. Откуда-то появился ее брат и злобно посмотрел на Игоря, тут же нарисовался Юрка с его подручными. Но Игорь не стал никуда бежать, территория магазина всегда была нейтральной. Он отвернулся от Веры и вошел в магазин дожидаться своих друзей, чтобы прорваться сквозь кольцо блокады.
«Надо прорываться», – подумал Игорь и, сев на коробку с макаронами, стал смотреть в окно.

(Продолжение следует)

Елена Стриж ©
elena.strizh@mail.ru





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 158
© 10.04.2019 Елена Стриж
Свидетельство о публикации: izba-2019-2535055

Метки: Юность, нежность, переживание, эротика, деревня, художник, первый раз,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика









1