Неизбежность.


Неизбежность.
Любовь твоя жаждет так много,
Рыдая, прося, упрекая...
Люби его молча и строго,
Люби его, медленно тая.

Свети ему пламенем белым —
Бездымно, безгрустно, безвольно.
Люби его радостно телом,
А сердцем люби его больно.

Пусть призрак, творимый любовью,
Лица не заслонит иного, —
Люби его с плотью и кровью —
Простого, живого, земного...

Храня его знак суеверно,
Не бойся врага в иноверце...
Люби его метко и верно —
Люби его в самое сердце.
( Максимиллиан Волошин)

       Ольга Кораблева еще не знала, пойдет ли она на эту встречу. Пять лет, как закончили юрфак универа… У них никогда не было дружной группы. Но вот неугомонная Галка решила все-таки всех выпускников собрать в кафе «Ласковый май», в то самое, куда они заходили съесть мороженое и поболтать.
Оля часто бывала там с подругами. Как-то она взяла вазочку с мороженым, подняла как бокал и начала театрально декламировать:

-  Любовь – это, несомненно, мороженое! Каждый вид мороженого соответствует определенному типу любви. Вот эскимо… Это студенческая любовь - в ней не хватает веса, богатства и вкуса пломбира.Или возьмем «Фруктовое» – это любовь ваганов, лишенная всякой страсти. «Лакомка» - это любовь пресыщенных жуиров,бесконечно ищущих все новые и новые изыски. А «Ленинградское» - это любовь двух людей, которые скрывают свое чувство, оно спрятано под спудом, как мороженое покрыто толстым слоем шоколада…
Девчонки любили слушать ее экспромты, смеялись над ее шутками….

***

    С тех пор прошло много лет. Да, сейчас она бы запуталась в названиях мороженого и фирмах его производящих…
Ольга шла по шаткой скользкой доске своих воспоминаний, готовая провалиться в их суетливый и странный мир. Они роились, толкали друг друга, хотели, кто стыдливо спрятаться навсегда, другие , наоборот, старались выступить вперед.Она брала их на руки - не все они греют, ласкают и радуют. Большей частью они туманны, неопределенны и очень обидчивы- не дай бог их вытащить на белый свет такими обтрепанными и неказистыми. Все они хотят блеска и славы. Тщетно старалась им придать какую-либо законченную форму, пристойный вид, но они самолюбиво отворачивались от ее внутреннего взора и вылезали наружу уже искаженными, рафинированными до потери реального их вкуса и содержания,и ей уже было невмоготу принимать их всерьез…

***
     Почему же ей всегда так тошно и невесело в ресторанах и ночных клубах? Не верила она в это патентованное обещанное веселье...
Нет, совсем не хотелось идти на эту так внезапно вставшую на пути и перегородившую весь горизонт встречу. Все было известно заранее… Каждый распустит свой жалкий павлиний хвост, покажет товар лицом, постарается представить красивую картинку своей благополучной и успешной жизни, а она будет обречена весь вечер слушать про то, какую блестящую карьеру сделали их мальчики,а девочки удачно вышли замуж, какие у всех чудесные дети, и как же все у них хорошо. Но она все же пойдет на эту встречу, пойдет несмотря ни на что - на свое неподходящее для этого случая настроение и абсолютную предсказуемость всего хода этого мероприятия. Пойдет только для того, чтобы увидеть Игоря Мягкова, просто посмотреть, что с ним стало…
Как только стала известна дата встречи, волнение, которое было так не нужным и обессиливающим и которое так хотелось хотя бы скрыть, прочно в ней поселилось, неотступно пребывало и разъедало душу.

***
     Ольга села перед зеркалом и внимательно начала изучать себя. Пять лет… пять лет... Нет, она ничего не потеряла. Большие серые глаза стали глубже, лицо избавилось от детскости, которое ее так раздражало, у нее удачная прическа, только где-то в уголках от природы хорошо прорисованных губ легла какая-то то ли тень, то ли наметившаяся складка усталости. Но когда она улыбалась, эта тень исчезала, и на нее смотрело молодое,умное лицо уверенной в себе женщины, которой о жизни было уже известно так много. Оля была небольшого роста, но ее спасали туфли на высоких каблуках, и, в целом, она была довольна своей внешностью.

***
    У нее никогда не было белой юбки. Ей все казалось, что  она не практична и полнит, но сейчас специально пошла в магазин , купила себе белоснежную легкую юбку и представила, как на берегу моря она будет стоять на ветру, и юбка будет надуваться на ней куполом….
Ольга последние годы пребывала в каком-то странном анабиозе – настолько заморожены были все ее чувства и заторможены реакции. Она уже давно билась как муха об стекло в своем одиночестве, не зная как из него вырваться, в нем уже почти обжилась, знала, кажется, все его закоулки, оно ей иногда даже нравилось, она никого туда не впускала, и вдруг эта грядущая встреча….
На работе Ольгу Николаевну считали холодной, расчетливой бизнес-вумен чуждой всех откровенных и нежных движений души. Многие воспринимали ее как железную леди, всегда застегнутую на все пуговицы, а она просто не знала, кому рассказать обо всем том, что жило в ее сердце, о своих таких счастливых и так внезапно оборвавшихся отношениях. Раньше у нее были попытки рассказать подругам, что с ней происходит. Ее подруги слышали и конструировали какую-то свою историю, какие-то делали свои выводы , не имеющие к ней никакого отношения. Да просто не понимали ее, и она прекратила эти попытки.На них не обижалась, ведь иногда и ей приходилось проникновенным голосом говорить: « Как я тебя понимаю…», - чтобы скрыть, что она ничего не поняла и ей, собственно, дела нет ни до собеседника, ни до его проблем.
Тем более, ее печальная история была не понятна даже ей самой…

***
     Она влюбилась в Игоря из параллельной группы на четвертом курсе, когда они вместе оказались в оргкомитете по подготовке Фестиваля «Студенческая весна». Он был длинный, худой парень с густой шевелюрой темных каштановых волос, длинным носом и оленьими карими глазами, которые смотрели на мир и на нее с таким доверием и надеждой, что хотелось эту надежду и доверие как-то оправдать. Однокурсник был весьма остроумен итак сыпал шутками и анекдотами, что показался ей очень умным и веселым. Они стали встречаться, часами бродили по городу, наматывая бесконечные круги по центральным улицам их приморского города. Темы для разговоров не иссякали, так много в их взглядах на жизнь совпадало. Еще они часто спускались к морю, но не к городскому пляжу, который они дружно не любили, а за городом у них было свое дикое и пустынное место, где хорошо было сидеть на песчаных дюнах, смотреть на море, вместе мечтать и целоваться… Игорь был очень осторожен и деликатен, никогда не заходил слишком далеко…Оленька немного недоумевала и была готова к развитию отношений, но он останавливался сам. Ей было так хорошо с ним, она так доверяла ему и была счастлива тем, что у нее есть. Девушка так привыкла к тому, что у нее есть Игорь, так легко и вольно разговаривала с ним и была уверена, что так будет всегда. Она строила далеко идущие планы… Но весной на последнем курсе, перед самым выпускным, пряча глаза и нарочито грубо он ей сказал, что больше не хочет и не может с ней встречаться. Она так опешила, что ничего не смогла ни спросить, ни ответить. Прошло несколько дней, и она окончательно обидевшись, уже по до предела уязвленному самолюбию и гордости не захотела к нему подходить. Так они и расстались – как ей казалось очень глупо. Она перебирала в памяти слова, события, ситуации и не могла понять, что же вызвало отторжение. Ей казалось, что она не сделала ничего, что могло вызвать такую его реакцию, и обида все глубже и глубже проникала в ее сердце.

***
      Море…. Ее море… Она раньше очень часто бежала к нему. Потрогать, поздороваться, почувствовать его изменчивую и отзывчивую субстанцию, бросалась в него с доверием и восторгом. Она плыла, ныряла и с удовольствием отдавалась морю, его ласковой и плотной волне. От этого прямого соприкосновения девушка впадала в какое-то измененное состояние сознания и теряла ощущение времени. Ей казалось, что она проживает так много и такого чудесного за это время. Решаются ее внутренние проблемы, снимаются зажимы, открывается и освобождается сердце. Море непостижимым образом ее понимало и принимало. Она приходила к нему вечером и доверяла ему свои тайны. Они медленно тонули в его потемневших бездонных огромных глазах и ложились на дно, и никто уже не мог потревожить их.

***
      Когда они расстались, Оле казалось, что Игорь заполнил все ее пространство жизни. Везде был ОН. Она его видела в каждом встречном мужчине. Игорь смотрел на нее из каждого проезжающего мимо автобуса, прочно поселился в ее снах. Каждое свое жизненное впечатление она по-прежнему сверяла с ним. Вот она вместе с ним слушает музыку, вот наткнулись на интересный фильм, вот увидели прекрасный вид... Ей было странно, что он, собственно, этого ничего не видит, что это только лишь она смотрит на все его глазами.
Она его ждала. Ждала каждый день, каждый час, каждую минуту. И удивлялась, почему он не приходит, не звонит. Ей все не верилось, что это молчание навсегда. Прошел месяц, полгода, год. Ольга поняла , что у нее началась очень страшная и изнуряющая пытка – пытка надеждой. Безнадежность была бы легче. Но ведь Игорь любил ее, она это чувствовала вне зависимости от его слов. О любви говорил каждый его взгляд, жест. Даже когда он хотел казаться равнодушным… Что же произошло? Что-то произошло на таком уровне, чего она понять сейчас не в силах….

***
       Она доверяла только бумаге. Ее записи имели свое настроение, цвет, вкус, даже почерк менялся в зависимости от ее состояния. Оля каждый день писала Игорю письма, как сдирала с себя кожу, пытаясь избавиться от него. Письма она не отправляла, но хранила, время от времени погружаясь в их нервные строки, которые ее возбуждали своей силой и ее, только ее правдой. Но чаще она вела разговор сама с собой без надежды на «его» понимание.
«Счастье!?Что это такое? У любого счастья есть обязательно сторона несчастья… Любое счастье нас заставляет страдать неимоверно. Или я как-то по-другому устроена? Да нет…Нет, я не обвиняю. Любая попытка объяснить другому себя или свое оборачивается неизбежной ложью. Счастье, скорее всего, превращается в воспоминание о счастье. Есть у меня какая-то странная болезненная черта - загонять все проблемы,«драмы» под полог жизни, как будто там под пологом они не будут делать свое дело  размывания и разрушения .
Счастье – это просто икона счастья, которую можно поставить и молиться. Вот поставили икону и успокоились – «у нас есть теперь счастье». И стоит эта икона, когда вам надо, к ней припадаете, а, между тем, жизнь проходит мимо». Она выплескивала в письмах всю себя без остатка, свои взрослые, как ей казалось, мысли  и чувства:«Как же мы легко расстаемся, потому что боимся и не умеем любить, долюбить до вечности... Додумать, дочувствовать до конца, как мы боимся дострадаться… Прячем чувства и как на аутотренинге повторяем себе: «Я спокойна, я совершенно спокойна…»

***
    Наконец настал этот день. При встрече однокурсников Игорь ее обнял как всех легким, ничего не значащим объятием, а Оля не позволила себе его почувствовать. Она не смотрела на него, не заговорила с ним. Гремела отвратительная тупая музыка. Не музыка, а музыкальный мусор забивался в уши. Ей казалось, что люди специально придумывают и потом слушают этот отвратительный музон, чтобы ни о чем не думать, чтобы не оставаться наедине с собой.
Она ели вместе со всеми невкусные салаты, пили тяжелое терпкое набодяженное вино, участвовали в общем разговоре, и он строился именно так, как она и предполагала. Но, не говоря друг другу ни слова, она чувствовала его близость. Это напряженное поле между ними ее не отпускало.

- Пойдем отсюда…

Оля нисколько не удивилась тому, что Игорь к ней подошел и пригласил на прогулку. Она почти знала, что так будет. Он смотрел на нее плавающим взглядом, явно избегая остановить его в одной точке, и она, явно избегая смотреть ему в лицо, начала говорить. И она говорила, говорила…

- Ты знаешь, кого я встретила недавно? Помнишь Толика из второй группы? Он теперь заместитель главы банка. Такой солидный – почти лысый и с брюшком. А знаешь на ком он женат? Ляля- наша первая красавица, которая была замужем за Костей Петуховым…

      Девушка перебирала все последние события, не умолкала ни на минуту, как будто боялась замолчать, потому что, о чем она реально думала, и что ее переполняло, не могло быть высказано сейчас, а может и никогда.
Игорь шел рядом и слушал, слушал ее пустую болтовню, пытаясь услышать ответы на не заданные вопросы, но его Оленька не давала ему никаких знаков, никакой тайнописи не было в ее потоке слов. И только самый опытный психолог мог разглядеть всю степень ее смятения перед совершающейся мистерией когда-то изгнанной и вновь взрывающей все построенные за прошедшие годы плотины любви.
Игорь пытался спрятаться за слова, но они выдавали его сразу, как только он придумывал ту или иную фразу:

- Как ты живешь? – Хотел произнести он и чувствовал всю деланность и ненужность своего вопроса.

- Как ты тут без меня? – Выглядит еще более глупо и самонадеянно, кривился он от этой фразы.

-Шикарно выглядишь! - Он опять состроил театрально-банальную фразу, которая рассыпалась так до нее и не долетев.

-Ну, ты, вообще, как? - Все -таки начал он разговор с фразы, которая показалась ему теплой и интимной, хотя и чуть небрежной, но именно так он и хотел начать разговор.

Ольга молчала. Она думала, что ему ответить.

- Спасибо… Хорошо…- Оля тоже пыталась спрятаться за ничего не значащие слова, не реагируя на его попытку разом преодолеть все катастрофическое расстояние между ними.
Он опешил от такого космического масштаба пропасти между ними. Как ее преодолеть? Его мысль забилась быстро и отчаянно.

- Ты знаешь? А я о тебе очень часто вспоминал…

Это было жуткое, отвратительное вранье. Он его тут же осознал, как только произнес эту фразу и даже покраснел. И замолчал.

***
         Когда они расстались, он начал много пить и пьяным садился писать роман, в котором все у них было так хорошо... Он находил самые нежные слова для нее, которые не мог произнести когда-то вслух. Они на страницах его романа много путешествовали, переживали невероятные приключения, он несколько раз спасал ее жизнь, но когда он заболел, она была верной и заботливой сиделкой…. Он не чувствовал всей избитости сюжета, всей искусственности своих конструкций. Главное, его Оленька была вместе с ним. Игорь прятал главы романа в секретные файлы и никому не говорил о их существовании. Но жил он только тогда, когда дрожащими от волнения руками и от принятой дозы алкоголя включал вечером монитор и погружался в свой выдуманный, но такой дорогой и манящий его мир.
Женился Игорь через год после окончания юрфака по залету, думал, что сможет создать семью и забыть свою Оленьку, но без всякого энтузиазма тянул свою семейную лямку. С семьей ничего не получилось, с ребенком, впрочем, тоже. У Ксении случился выкидыш. Жена сначала не обращала никакого внимания на его увлечение, только удивлялась, как он менялся и преображался, когда садился перед светящимся экраном. Как-то, когда он особо много выпил и отрубился прямо перед включенным монитором, она решила взглянуть, что же он там пишет.
Она начала читать текст и сначала ничего не поняла. Это был для нее непонятный и недоступный язык и писал его незнакомый для нее человек, настолько то, что сквозило в каждой строчке,никак не вязалось с тем, что она видела и ощущала каждый день. Она читала страницу за страницей и, наконец, как ей показалось, все поняла. Открытие, которое она сделала, ее потрясло. Она по инерции прожила еще несколько дней, наблюдая его нового для себя и поражаясь степени его мимикрии. Он открылся ей с такой стороны, о которой она и не подозревала. Она три года прожила с незнакомцем, который зачем-то играл роль ее мужа. Их отношения уже давно зашли в тупик. Но всю степень безвыходности этого тупика она поняла только сейчас. У нее уже несколько месяцев развивался роман со сослуживцем, который одаривал ее такой степенью внимания и восхищения, что легко завоевал ее сердце. Ксения думала о том, что Игорь никогда не смотрел на нее такими глазами и никогда не был так открыт. После обнаружения тайной жизни супруга  она сочла для себя унизительным выяснять отношения по поводу его литературного романа. Она просто ушла.
Игорь воспринял это так же тупо, как и все происходящее. Он менял работу за работой, нигде не находя себя и    нигде не задерживаясь, скользя по жизни и не найдя ответ ни на один вопрос.
Вдруг в какой-то момент он заподозрил, что любит уже не Олю Кораблеву, а свою любовь к ней. Он впал в еще более тяжелую депрессию. И тут позвонила Галка и так легко сказала:

- Ну ты чего?... Давайте встретимся. Ведь уже пять лет прошло… Так жизнь пройдет и не заметишь…

***
      Оля каждый вечер садилась на свой любимый диван, легко закидывала ноги, закутывалась в плед, закрывала глаза, и для нее, наконец – то, наступали лучшие и самые ожидаемые за день минуты, когда она могла погрузиться в дорогой и только ей принадлежащий мир, где она властвовала над временем, жизнью и людьми, где не было никаких препятствий и преград, где все подчинялось всевластной силе ее воображения, где было возможно и доступно все! Она боялась тратить свои силы на те мечты, которые могли ее привести на грань безумия. Она бы оживила любую картинку, влила в нее огромную силу, наполнила жизнью до такой степени, чтобы она перестала отличаться от действительности, возможно, зажила своей жизнью, но ее останавливало то, что она не знала, куда пустить этот корабль, на котором только он и она, в какое самостоятельное плавание и как оставить его без контроля. Поэтому она выбирала более простые и предсказуемые маршруты своих мысленных путешествий - вот она идёт с Игорем по берегу моря и смотрит как лёгкая волна тут же смывает и сглаживать песок , уничтожая следы их босых ног на песке. Или… Вот они вдвоем сидят на песчаной дюне,на отжившей свой срок траве, смотрят на волны и думают о своем. Эта сухая трава, примятая их телами, уже никогда не выпрямится. Она запечатлела этот вечный момент – двое, сидящие на берегу. Море слушает их разговор ни о чем и обо всем, и этот разговор тоже приближается к границам вечности. А они сидят и слушают море, вокруг разливается та особая тишина, которой не мешают ни крики чаек,ни шум прибоя, тишина покрывает их целиком, проникает туда, где было пусто и наполняет их тем, что уже не уничтожимо. Она спрямляет их пути и соединяет их той неразрывной связью, в которой уже нет расстояния. Облака бегут по небу своей дорогой, и они тоже тайные свидетели их встречи и смотрят на них со своей отчужденной высоты, не желая останавливаться над слишком земным.
Двое прорастают в тишину, море шумит, жизнь течет, а облака летят…
Она доводила свою картинку до полного совпадения с реальностью и успокаивалась, осознавая свое могущество творить и моделировать свою вселенную. Она засыпала, и во сне продолжалась эта созданная ею жизнь уже без контроля ее сознания. Она вставала утром с полной убежденностью, что на самом деле прожила все эти воображаемые чувства и события.

***
      Ольга после универа , узнав что Игорь женился, тоже вышла замуж. Просто вышла замуж за того, кто позвал, и попыталась терпеливо тянуть свою семейную лямку. Но ее хватило только на год. От скуки и безнадеги ударилась в бизнес, открыла бутик женского белья и неожиданно весьма преуспела. Это была тогда та незаполненная ниша на рынке , которая позволила ей быстро набрать в бизнесе хорошие очки.Теперь Ольга одевалась подчеркнуто стильно, богато , дорого и модно. Имела коллекцию элитного женского белья и часто перед зеркалом в нем танцевала, принимала эффектные позы, высмотренные в журналах, но затем избавлялась от всех клишированных образов и отдавалась любимой музыке, танцуя в свободном полете своей фантазии.

***
     Они, не сговариваясь, пошли к морю. Оля пошла по знакомой тропе, с трудом перебирая ногами, которые будто ее не слушались. «Не бывает запланированного счастья,а радость настигает там, где ее не ждешь и где, кажется, ей совсем не место»,- думала она.
Ольга сошла с дороги и оказалась в зарослях каких-то синих цветов. Они росли густо и мощно. « Какие глупые цветы,- думала она. - Но такие сильные… Ничто их не останавливает. Они захватывают с каждым годом все больше и больше земли…» Она подумала о себе:«Почему в ней нет такого напора и силы экспансии? Что она может завоевать? Или хотя бы удержать?»

***
- Зачем ты мне постоянно говорила, что я жадный и мало читаю? – вдруг прервал молчание Игорь и брякнул то, что сидело больной занозой в его сердце.

Да, она постоянно делала одну и ту же глупость – жаловалась ему на него же.
Он был слишком молод, чтобы понять, что когда девушка жалуется тебе на тебя же, значит она тебе верит. А он обижался…
Она думала, как бы ответила ему, но молчала.

- Зачем ты мне сказала, что я не мужчина?

Как объяснить, что если девушка говорит тебе, что ты не мужчина, значит, она просто хочет тебя, дуралей!
А он опять обижался…
Она опять промолчала.

- Зачем ты мне постоянно говорила какие-то язвительные гадости?

«Может потому что любила», - думала она, но опять молчала в ответ.
- Да ты и сейчас мне как будто говоришь, что я полное ничтожество! Он сказал это с очевидным раздражением в ответ на ее молчание.
Но она по-прежнему молчала.

***.
      Она вспоминала, как тогда на берегу моря он потянул ворот платья, чтобы спустить его через плечо, а она вдруг резко, почти грубо убрала его руку.

- Ты меня не любишь? Я тебе противен? Я просто хотел поцеловать тебя.

Он никогда не узнает, что она не позволила снять тогда с себя платье, потому что у нее был простой , сшитый хэбэшный лифчик и такие же трусы. О, ее мама уборщица и выпивоха, была столь бедна, что не могла купить ей красивого модного белья. Она не могла ни  ему тогда и никому объяснить, почему она последней приходила на занятия физкультурой и переодевалась одна, чтобы никто не увидел ее нижнего белья…
Тут он не выдержал и сказал почти с отчаянием:

- Ты меня никогда не любила. Я чувствую себя двоечником рядом с тобой. Я всегда все делаю не так…

Оля посмотрела, наконец, в его чудесные глаза, улыбнулась в ответ на его слова, чуть пристав на цыпочки, немного опершись руками на его грудь, поцеловала его в щеку. И не очень уверенно, но все же достаточно ловко для девушки на высоких каблуках поспешила к морю.
Вот так и раньше…Он шел за ней, на время освободившись от терзающих его душу сомнений… Странное чувство… Когда она смотрела ему в глаза и говорила, он ей верил безоговорочно, когда он ее обнимал, все было на месте – и он, и она, и весь мир! Но как только она уходила, то почти тотчас на него наваливались всякие сомнения: « А может она его и не любит вовсе.. Просто ей нравится его внимание, может, он просто тешит ее самолюбие…. А может она делает ему снисхождение? И жалеет его?"
Он изводил себя этими мыслями. Но следующее свидание на время успокаивало грызущих и раздирающих его душу ненасытных демонов. Эта пытка была бесконечна. И это счастье было бесконечным…

***
     А она с ужасом думала, сколько всяких глупостей она ему, оказывается, наговорила. Она всегда боялась выказать ему всю степень своей нежности, опасаясь, что он перестанет ею дорожить и постоянно подкалывала его, чтобы скрыть свои настоящие чувства.
Она никогда не была с ним до конца искренна и открыта, не потому что не любила его, а просто боялась быть сама собой и боялась его разочаровать своими глупыми, как ей казалось, мыслями и чувствами.
Он иногда так дурачился, что-то кричал, танцевал на улице при людях, хватая ее за руку,обнимал ее, что ей хотелось ему крикнуть: « Ну довольно же!». А она вместо этого подстраивалась под его волну и говорила: «Прикольно …»
Ей часто так хотелось прижаться к нему, зарыться носом куда-нибудь поглубже в его куртку или хотя бы повиснуть на его руке, а вместо этого она в очередной раз ехидничала и предъявляла ему очередные претензии.

***
Оля вышла на берег. Ветер надувал куполом ее белую юбку, и она безуспешно гасила ее руками. Море тихо и ласково ластилось к ее ногам. Она сняла туфли и позволила ему коснуться ее ног. И как только ее пальцы ощутили слабую теплую волну, с ней произошло что-то особое. Как что-то включилось в ней, что она не осознавала раньше. Ее накрыло так, что она перестала сопротивляться и осознавать- где она, что с ней. Все вокруг изменилось. И все изменилось в ней самой. Она- молодая женщина- ощутила в себе огромную силу и знание, мгновенное понимание всего и сущности всех вещей. Ей на один миг показалось, что ей понятно и прошлое, и будущее, что она может объять все и вся. Со всеми она была соединена на самом глубоком непостижимом уровне единства всех людей. Это ощущение и осознание абсолютного родства всех людей и непреложного бессмертия преобразили ее и сделали ее в тот момент всемогущей.
Все земные неприятности, проблемы, ее одиночество вдруг исчезли. Время остановилось.
Игорь стоял рядом и, кажется, тоже наполнялся какой-то новой неведомой силой. Он, глядя вдаль, произнес:

- Я кое-что понял….

Она молчала, она боялась, что он заговорит и все разрушит. Разрушит то, что было сейчас для нее главным. Он произнес тихо и безнадежно:

- Прости меня…

Она боялась, что он будет говорить банальности. Но он молчал. И она была ему благодарна за это.
И что он мог сказать… Он написал пятьсот страниц текста, где каждое слово было о ней и для нее. Эти пять лет дали возможность вызреть, напитаться его чувству.
Этот сегодняшний день и вечер казались ему совсем не настоящими, не реальными, а как мираж.Он очнется, и все исчезнет - и она, и дорога, и море. И он опять останется наедине с собой и с монитором.

***
Оля натерла ноги новыми туфлями. Не стала их обувать и танцующей походкой свободно, легко и радостно пошла босиком по теплому, прогретому за день песку, потом по утоптанной сотнями ног тропинке. И ему вдруг стало также свободно и радостно. Игорь, ничего не говоря, обнял ее за плечи, а она не отстранилась. Он на миг уткнулся носом куда-то за ее ухо, вдохнул, почти задохнувшись, ее запах, приправленный дорогими духами и так ничего и не смог произнести …
День заканчивался. Тонкая зыбкая розовая полоска заката над морем тускнела и таяла в наступающей серой пелене сумерек.

***
На следующее утро Оля села в машину, врубила на полную мощность любимую музыку и на пустынной дороге начала танцевать, выделывая на машине такие па, увидев которые гаишники тут же бы ее остановили, заподозрив в принятии алкоголя, но она танцевала на машине, не думая о штрафе. Хотя вчера ничего из самого главного так и не было сказано, она чувствовала себя как-то совсем иначе. Оле беспрестанно хотелось улыбаться, петь и танцевать. Что-то, что идет помимо всяких слов, что улавливается только сердцем, уже произошло, что давало ничем не объяснимый восторг перед жизнью.

***
Вечером, выходя из офиса, она увидела долговязую фигуру Игоря с букетом алых роз, еще он неловко держал два брикета пломбира. Он смотрел на нее исподлобья напряженными неуверенным взглядом. «Какой он смешной! Как нелепо сидит на нем этот старомодный костюмчик - неизвестной фабрики",- оценивала она его прикид пристрастным взглядом. -И брюки вроде коротковаты. А когда он садится, видны из-под носок его голые ноги. Фи! А когда говорит, до сих пор постоянно от волнения вставляет – «так сказать». Это делает смешной всю его речь…Как же я люблю его!» – на фоне всех ее таких понятных, не прошенных и ненужных наблюдений горело ее сердце.






Рейтинг работы: 28
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 18
© 09.04.2019 Евгения Викторова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2534776

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Галина Колесникова       20.04.2019   11:22:16
Отзыв:   положительный
Пути к пересечению и слиянию, всё-таки, приблизились....
Через погружение персонажей в осмысление пунктира чувств и сопоставления ожидаемого и реалий...
Тематика громоздка - её ( моём представлении) хватило бы на несколько полновесных рассказов.
Спасибо.
Евгения Викторова       20.04.2019   18:00:06

Да, подметили верно, попыталась втиснуть много, зато от чего-то освободилась.)
Спасибо за внимание.
Ди.Вано       16.04.2019   08:13:44
Отзыв:   положительный
Доброго дня, Евгения.
Прочла...и сделала паузу.
Мне мешали ассоциации вспомнившего французского фильма - "Мужчина и женщина".
Ракурс совпал.
Однако, отдаю должное. вам удался не только тонкий психологизм в описании чувств героев, этих естественных разностей... мужского и женского..,
но и глубокие философские мысли женской наполненности чувствами и мужской наполненности ... самим собой...
У неё:
Люби его метко и верно —
Люби его в самое сердце. (спасибо за М.В.)
У него:
... в какой-то момент он заподозрил, что любит уже не Олю Кораблеву, а свою любовь к ней...
!!!!
Мне понравилась структура рассказа, стиль и не замаскированные авторские эмоции..
Спасибо огромное, что пригласили, что не разочаровали.
Успеха вам и творчества!!!
С добром
Д.
Евгения Викторова       16.04.2019   19:19:53

Добрый вечер, уважаемая Дина! Благодарю Вас за такой глубокий развернутый да еще и благожелательный отзыв! К сожалению, совсем не помню упомянутый Вами фильм, хотя в этом и стыдно признаваться, надо знать классику мирового кинематографа.Посмотрю обязательно и подумаю над Вашими словами. Радуюсь, что Вы прекрасно уловили в рассказе некоторые важные для меня фундаментальные вещи.
С поклоном.
Эдуард Поздышев       10.04.2019   02:00:44
Отзыв:   положительный
Психологично - аж до боли и скрежетания зубов, что, в общем-то, и ценно в этом сильном произведении. Впрочем, для меня ценнее язык и слог, богатство и образность коих являются неотъемлемыми свойствами абсолютно всех произведений этого автора. Мой косяк - скрежетать зубами от такого художественно-скрупулёзного анализа межличностных отношений людей. Ведь так хочется простоты в оных отношениях. Однако жизнь неумолима в своей поминутной, почти остервенелой ополчённости на счастье людское. Так иногда кажется, когда читаешь такие до филигранности подробно повествующие о жизни вещи. Но и понимаешь, что не жизнь такая. Ведь наша природа человечья - противоречива порой до ужаса. Этот ужас я и ощутил. Но то - КАК написано!.. Это приятно обволакивает и мягко уводит вслед за автором, а не понуждает бежать без оглядки прочь. Повествованию чужда топорность, которая иногда столь присуща такого рода обнажению человеческих отношений: их чувств, мыслей. Завораживает поэтичность описаний людей, того, что их окружает и чем оны полны. Описанное так, что веяние прекрасного внутреннего перехлёстывает пугающее внешнее. А то, что прекрасно во внешнем мире, то, что, кажется, и не может уже быть замеченным побитой изнутри и извне личностью, замечено, выделено, отвоёвано автором, вживлено в продырявленное и зияющее сквозняками внутреннее человеческого существа, чтобы бережно залатать эти незримые и едва уловимые сознанием дыры. Всё это делает зримым автор, при этом не лишая надежды читателя.
Геннадий Ищенко       10.04.2019   09:35:21

Учитывая цены на вениры и керамику, лучше меньше скрежетать зубами. Да и вообще, этого скрежета достаточно в жизни, а литература должна приносить радость! Вот тем, кто в ней и так купается, можно и поскрежетать. Но дерьмо под названием "золотая молодежь" читает только переписку в социальных сетях.
Евгения Викторова       10.04.2019   09:52:46

Геннадий, и в соцсетях можно переписываться по-разному.)
Евгения Викторова       10.04.2019   09:56:19

Совершенно покорена вашим отзывом, Эдуард, отзывом совсем не ожидаемым от мужчины, потому что рассказ рассчитан не на мужскую ментальность, а исключительно на женское восприятие мира и жизни. Тем ценнее отклик, который он нашел в вашей душе, оказавшейся способной вместить, понять и наивность неопытной девушки, и романтизм, чувственность молодой женщины, и все тонкости драматических переживаний любящей пары в сложный период становления отношений. Таким образом, вы убедительно показали подлинный свой универсализм как писателя и поэта. Благодарю вас также за то, что заметили мою попытку( может, не до конца удавшуюся) выявить диалектику внутреннего и внешнего, что можно было увидеть только при самом пристальном прочтении.
Summer       09.04.2019   21:52:11
Отзыв:   положительный
Потрясающая история, от которой невозможно оторваться, она заставляет жить мыслями героини, думать, как она и быть ею. Переживания в рассказе затрагивают душу так сильно, до мурашек… Тонко прочувствована женская натура, когда смысл лежит за пределами слов.
Словно проживаешь жизнь вместе с героями, наблюдая, как в начале истории их любовь похожа скорее на легкое эскимо, но, пройдя испытания, с годами, их чувство крепнет и приобретает богатство вкуса настоящего пломбира. Это сравнение так органично и со вкусом вплетено в историю. Невероятно эмоциональный, искренний рассказ, светлый и окрыляющий!
Евгения Викторова       10.04.2019   09:49:52

Спасибо за прекрасный отзыв, свидетельствующий о наличии живого, открытого для любви сердца, наблюдательности и развитого интеллекта. Чрезвычайно рада, что мои рассказы читают такие внимательные, доброжелательные и умные глаза.








1