Суслик 9 - Пианистка


- Ты где вчера пропадал?
- Да так, пришлось поторчать дома, - сухо ответил Витька.
- А что так?
- Тетка с сестренкой приехали, - немного обреченно ответил он.
- А я и не знал, что у тебя есть сестра.
- Да она не моя, троюродная, мы виделись с ней всего-то несколько раз, живет во Владивостоке.
- Ух ты, и что ее так далеко занесло?
- Проездом, через неделю едут на море, - он сказал это так радостно, будто сам отправляется отдыхать.
- Кайф.
- Да, только меня приставили к ней, - безнадежно пробубнил Витька.
- И что, ты ее водишь на песочек играть?
- Да нет, что ты, она уже большая, пианистка, ходит с зонтиком от солнца и в перчатках.
- Вот это да, - восхищенно воскликнул Макс, - ни разу не видел таких. Покаж.
- Приводи ее к нам, потусуемся, - предложил Женька и стал ковыряться в носу.
- Нет, не получится, она из дома не выходит, а если и выходит, то только во двор. Боится.
Парни засмеялись. Игорь стоял в магазине и укладывал в сетку купленные продукты. Этот разговор мало его интересовал, Витька был не из его клана, а значит враг и, соответственно, треп, что они сейчас вели, его не касался.
- Как хоть ее зовут?
- Верка... Но зовут Вера.
- Круто, и все равно приводи, можно пойти покупаться.
- Ты смеешься? Не могу представить ее купающейся.
- Что так, все плохо? – присвистнув Женька, покрутил пальцем у виска.
- Да, - согласился Витька.
Игорь, доутрамбовал в сетку все, что купил, рассчитался и вышел на улицу. Да, подумал он, – «Надо же, ходит с зонтиком от солнца», – и зашагал домой.
На следующий день путь Игоря лежал через враждебную территорию. Поэтому шел быстро, изредка оглядывался по сторонам, ожидая в любую секунду атаки. Но улица была пуста и это его еще больше настораживало. Шел посреди дороги, невыгодная позиция, видно издалека. Но если кто-то выскочит к нему из дома, у него будет несколько секунд, чтобы среагировать и уйти от погони.
Уже пройдя мимо одного двора, Игорь остановился. Что-то было странное, в голове смутно замаячило что-то знакомое. Он сделал несколько шагов назад и заглянул в открытую калитку. Посреди двора стояла девушка и смотрела на него, как будто она знала, что он вернется обратно. Но странным было не это, а то, что она держала в руке кружевной зонтик от солнца, а на руках были надеты белые перчатки.
Игорь как щенок наклонил голову набок и быстро направился к ней. Подойдя, протянул руку.
- Привет, Вера, меня зовут Игорь, - он стоял с вытянутой рукой для пожатия.
Девушка удивленно смотрела на него и не шевелилась. Казалось, что она не могла сообразить, что он вообще сказал.
- Привет, - повторил он.
Она медленно протянула ему руку, он осторожно пожал ее.
- У тебя крутые веснушки, не стоит их скрывать от солнца, - и отпустил ее руку.
Она улыбнулась. Вера чуть старше его, примерно года на два. Одета во все белое, кружевное. Полупрозрачное платье с воротом под самую шею и длинными рукавами, такие же кружевные перчатки и такой же кружевной зонтик. Игорь посмотрел ей на ноги, белые босоножки и белые носочки. Ну прямо барышня из девятнадцатого века.
- Тебе лучше бы подошло имя Снежана.
Вера чуть улыбнулась.
- Хочешь, я буду твоим гидом на несколько дней?
Она молчала, как будто не умела говорить. Тут Игорь услышал знакомый раздраженный голос, он доносился со стороны дороги. Игорь быстро прыгнул в сторону и спрятался за собачью конуру и, кажется, сделал это вовремя. Тут же в калитку кто-то вошел, шаги остановились.
- Привет, ты кто? – голос принадлежал Юрке.
Девушка не ответила. Игорь видел, как она смотрит на вошедшего, но самого Юрки нет. На улице послышались еще голоса, которые принадлежали то ли Максу то ли еще кому-то. Игорь напрягся и приготовился в любой момент дать деру.
- Витька дома? – спросил он.
Она отрицательно покачала головой.
- Где он? – допытывался Юрка.
- Ушел с отцом, - тихо ответила Вера.
Юрка выругался и стал уходить, потом остановился и снова спросил:
- Ты тут карлика не видела?
Вера отрицательно закачала головой.
- То есть такого пацана невысокого, - и он, наверное, показал рукой примерный рост, поскольку ее взгляд чуть опустился, она снова отрицательно покачала головой.
С улицы голоса говорили, что видели Игоря всего несколько минут назад, и что надо поспешить, чтобы отрезать ему путь. Юрка снова выругался и побежал по улице, за ним побежала и вся его стая. Игорь с облегчением вздохнул.
Вера, не сходя с места, повернулась в его сторону и спросила:
- Еще раз скажи, как тебя зовут?
- Игорь, - потом, заулыбавшись, добавил, – карлик, коротышка, тушканчик и еще черти что, но чаще суслик.
Вера на его слова заулыбалась, подошла к нему и еще раз протянула руку. Игорь как джентльмен, взял ее и, чуть коснувшись губами, чмокнул. От этого Верины губки расплылись в широкую улыбку.
- Скучно? – спросил он ее.
Она кивнула головой.
- Бывает, у некоторых горожан даже депрессия начинается, - он встал – значит, целую неделю будешь скучать.
- Три дня, – ответила она.
- Почему три дня? – немного удивился он, - а что потом?
- Я уеду.
- Ну и отлично, тогда у нас в запасе целых три дня.
- У нас? – с недоумением спросила Вера.
- Ну да. Не говори, что эти три дня ты будешь сидеть здесь как в монастыре, - и обвел взглядом двор.
- И что…
- Я могу показать тебе графскую усадьбу.
- Графскую?
- А ты что думаешь, у нас и смотреть нечего, только коровник и зверюшки?
Вера опустила глаза и тихо сказала:
- Нет, я не думаю, - и помолчав несколько секунд, добавила, – хорошо.
Игорь не понял, что хорошо. Она подняла глаза и осторожно улыбнулась.
- Я согласна, - Игорь молчал, – посмотреть ваши развалины, то есть графские, то есть прошу, покажите их мне.
Игорь засмеялся.
- Да ладно, Вер, будь проще, - и взяв за руку, повел к калитке.
- Подожди, - она отдернула руку, – я напишу записку маме.
- А, - удивился он – ну да, конечно.
Она убежала в дом. Игорь стоял во дворе, переминаясь с ноги на ногу. Время тянулось. Казалось, можно уже написать целое сочинение, а не просто записку. Наконец Вера появилась.
- Слушай, - тут же заявил Игорь, - я с тобой сейчас идти не могу.
- Как? – огорченно спросила она.
- Нет, мы пойдем на развалины, но ты до магазина дойдешь одна, он там, - и Игорь ткнул рукой в направлении, куда ей стоит идти. - Я буду тебя там ждать.
И сказав это, Игорь выскочил со двора и быстро пошел по дороге. Вера вышла за ним следом, закрыла калитку. Она видела, как он шел быстрым шагом. Вдруг остановился и резко побежал в сторону, через мгновение за ним бежали другие ребята. Она вздохнула, посмотрела на калитку, но не стала возвращаться, а пошла, как и обещала, к магазину.
Еще не дойдя до магазина, увидела Игоря, он стоял и махал ей рукой. Вера с облегчением вздохнула. Ей было очень неловко идти по поселку, все на нее оглядывались как на белую ворону. Девушка чуть ускорила шаг, хотелось даже побежать, но сдержала себя.
- Отлично, - сказал Игорь и, не оглядываясь по сторонам, они пошли дальше.
Идти пришлось долго, поэтому он шел не спеша, чтобы Вера успевала на своих босоножках, что явно не деревенского фасона. Спустя более чем полчаса Игорь ткнул в горизонт пальцем.
- Вон она.
- Так далеко, - уставши произнесла Вера.
- Нет, это только кажется. А ты на чем играешь? – спросил Игорь.
- На пианино.
- Я сперва подумал, что ты балерина.
- Почему?
- Ну, у тебя такая фигура прямая и ты такая тонкая и высокая.
- Что высокая это точно, - она вздохнула. Похоже, для нее это больная тема. – Нет, я не балерина, хотя ходила на танцы, но они не понравились, тяжеловато.
- А на пианино играть проще?
- Тоже нет, не надо прыгать.
- А, понятно. Значит, не нравится прыгать, а вот мне не нравилось читать по школьной программе.
- Это почему? – удивленно спросила девушка.
- Скучно.
- Но это же важно.
- Знаю, знаю, я же не говорю, что не читаю, говорю, что по школьной.
Чем дальше они уходили от поселка, тем чаще она улыбалась, будто он ее угнетал, не давал свободы. Так за разговорами они дошли до тропинки, что вела к заросшей аллее, за которой располагался графский дом.
Они пошли по еле заметной дорожке. Казалось, что ей не пользовались уже сотни лет. Вся дорога заросла, а в некоторых местах трава с лопухами вымахала почти в человеческий рост.
- А кто здесь жил? – спросила девушка.
- Я не знаю.
- Как так? – удивилась Вера.
- То, что это дом был не помещика, это уж точно, но как я понимаю, граф здесь жил редко. После революции все забрали, а потом забросили, он расположен в неудобном месте.
- Это почему?
- Там, - Игорь показал в сторону поселка. – Река, там же поля, там же дорога и мост, а там, – теперь он показывал в противоположную сторону, – низина. То есть болотистое место, и поэтому поселок не стали строить в этом направлении. Вот и получилось, что этот дом оказался на отшибе, поэтому его и бросили.
Вера вздохнула.
- Жаль, а он красивый.
Они стояли перед парадным входом. В нем сохранились окна, правда, стекол не было, и большая покосившаяся дверь. Игорь вошел, Вера шагнула за ним. Пока он шел по дому, рассказывал про него что знал, где гостиная была, где топка, где жила прислуга, где были склады продовольствия. А поднявшись на второй этаж, показал чуть в стороне еще одно здание.
- Там раньше располагались конюшня и каретная.
Под ногами скрипел пол. Девушка шла осторожно, будто боялась провалиться. Заметив это, Игорь подпрыгнул, пол протяжно заскрипел, Вера закачалась.
- Не бойся, он прочный, это уж точно.
- Не делай так больше, - попросила она его.
- Ладно, - хмыкнул Игорь и двинулся дальше. – О, смотри, пианино, - он быстрым шагом пошел по большой комнате, где в центре стояло пианино. Крышки, что закрывала клавиши, не было, поэтому они все рассохлись и торчали в разные стороны. Игорь нажал на несколько, стук молоточков ударил по струнам.
- Ух ты, а оно еще работает, - радостно сказал он.
Подошла Вера и посмотрела на это жалкое зрелище.
- Раньше оно было прекрасным, смотри, – и показала пальцем на надпись, что была вырезана сбоку.
Золото осыпалось и поэтому прочитать ничего не удалось, но буквы были уж точно не русскими. Игорь обошел пианино с другой стороны.
- Иди сюда, - позвал ее.
Она убрала руку с уродливых клавиш и пошла к Игорю. Подойдя к нему, увидела то, что хотел ей показать. На станине была закреплена медная табличка с изображением двуглавого орла.
- Вот это да, – сказал Игорь.
Табличка была вся помята, наверное, ее хотели оторвать, но так и не получилось и в отместку за это рядом кто-то нарисовал звезду. Игорь отошел в сторону, на полу лежали пачки бумаг и стоял еще крепкий на вид стул.
- Вот и кресло для тебя, - он взял его, стряхнул пыль и поднес к пианино, потом еще нагнулся и вытер рукавом рубашки. - Прошу.
Вера посмотрела на импровизированное место, усмехнулась, подошла к пианино и села.
- Но оно же не играет.
- Это знаешь только ты.
Она начала перебирать клавиши. Игорь отошел, поднял с пола палку, ее конец был обгоревшим, и, подойдя к стене, начал ею рисовать. Вера перестала пытаться играть, встала и подошла к нему.
- Ты умеешь рисовать? – спросила его.
- Нет, что ты, это так, - и он продолжил вырисовывать фигуру с зонтиком от солнца.
Вера отошла назад, посмотрела на его творение со стороны и, улыбнувшись, сказала:
- А у тебя получается.
Не отрываясь от процесса, Игорь ей ответил:
- Нет, я рисовал только для себя. Хотя не скрою, мне нравится, но лица у меня не получаются, то горбатый нос, то вообще не узнать кого рисую, поэтому вот так и изгаляюсь только образами.
- И все равно здорово.
Девушка отошла еще на несколько шагов, посмотрела на набросок, что Игорь сделал на стене, а потом повернулась и пошла по комнате.
- Можешь меня нарисовать? – поинтересовалась она.
- Ну не знаю, не уверен, - ответил Игорь.
- А ты попробуй.
- Бумаги нет.
Вера протянула ему старые конторские листки. С одной стороны они были заполнены какими-то таблицами, а с другой стороны чистые.
- На, - коротко сказала она.
- У меня нет карандашей или ручки.
- На, - Вера протянула ему кусочки угля.
Игорь взял и угольки.
- Ну? Куда мне сесть? - ее глаза, по-детски засияли.
Игорь посмотрел по сторонам. Кроме того стула, что стоял у разбитого пианино ничего не было.
- Вон туда. И делай вид, что играешь.
Вера так и сделала. Села за пианино, положила широко руки на клавиши, выпрямила спину и приподняла подбородок. Игорь устроился у нее за спиной и начал черкать наброски. Уголь крошился, но оставлял свой след на бумаге. Так прошло минут пять. Было видно, что Вера устала сидеть. Она несколько раз сгибала спину, поворачивала голову, но продолжала сидеть.
- Ну… Наверное все, больше ничего не добавишь, - сказал Игорь.
Вера тут же как по команде соскочила со стула и быстро подошла к Игорю. Он протянул ей рисунок, она его взяли и стала внимательно рассматривать. Игорь следил за ее выражением лица. Вера нахмурилась, потом улыбнулась, сдвинула брови, преподнесла рисунок к лицу и снова улыбнулась.
- Я сидела не так.
- Художник имеет право изменить композицию по его усмотрению, - сказал в свое оправдание Игорь.
- А зачем ты это сделал, - и она развернула рисунок в его сторону.
Игорь действительно много изменил. На рисунке сидела девушка за пианино, ее руки лежали так же как у Веры. Голова была так же приподнята и чуть повернута в сторону, но на голове была шляпка с большими полями, что прикрывала часть ее лица, и уже это придавало рисунку загадку. Платье, в которое она была одета, выглядело прозрачным, так, что была видна тень на ее теле. От этого рисунок принимал уже совсем иное настроение.
- Интересно, - она отдала рисунок Игорю, подошла к пианино и села за него, а потом постаралась придать телу то положение, что было на рисунке. - Так неудобно сидеть, - и она положила руки на колени.
Игорь хмыкнул.
- Не все, что красиво, является удобным.
- Это точно, - подтвердила девушка.
Она встала, взяла зонтик и пошла в другую комнату. Там на полу лежала старая разбитая мебель.
- Стой! – приказала Вера Игорю. - Постой здесь и не заходи.
Вера вошла в комнату, постаралась закрыть за собой дверь, и ей это с трудом удалось. Игорь стоял и крутил в руке чистые листы бумаги.
- Входи, - крикнула она из-за двери.
Он осторожно открыл дверь, она скрипели. Игорь вошел в комнату. Вера сидела на каком-то ящике, ноги были вместе и чуть приподняты на носочках, а ладони лежали на коленках. Но он заметил не только это, а то, что под платьем теперь ничего не было. Под словом ничего подразумевается, что на ней осталось только кружевное платье, она сняла даже тонкую подкладку, что была под кружевами. Подойдя поближе, он заметил, что веснушки покрывают ее руки, плечи и даже спину.
Он обошел ее со всех сторон, Вера не шевелилась, она только следила за ним глазами. Потом сел перед ней на корточки и начал рисовать. Она смотрела, как он это делает и в какой-то момент, не выдержав, рассмеялась.
- Что не так? – спросил он у нее.
- Ты такой серьезный, как будто решаешь задачу.
Игорь ничего не ответил, только краешками губ улыбнулся и продолжил свою работу. Вера не выдержала такой пытки и через минуту уже спросила:
- Ну, все?
- Нет, - сухо отвечал он.
Еще посидев немного, она снова спрашивала:
- Ну, все?
- Нет, - повторял он.
В конце концов, Вера не выдержала, соскочила и подошла к нему. Он прижал рисунок к себе, она же наоборот протянула руку, требуя, чтобы он ей его отдал. Игорь посмотрел прямо перед собой, увидел сквозь кружева ее плоский живот и протянул рисунок.
- Ой, - первое, что успела сказать она. Потом наступило долгое молчание.
Она отошла в сторону, он следил за ней. Несколько раз сердито посмотрела на него, потом отвернулась. Игорь мог видеть ее тело и без платья, но прозрачные кружева только украшали его. Сидел и ждал вердикт от единственного зрителя.
- Это нагло, - наконец заявила Вера, - бесстыдно, аморально.
Игорь молчал, понимал, что пока она не выскажется, ему незачем открывать рот. Девушка подошла к окну, потом вернулась, встала около ящика, на котором сидела, положила рисунок на пол перед собой. Села так, как позировала, а потом, расставив пошире ступни, развела ноги, приподняла их на носочки и положила на коленки свои ладони.
- Так? – спросила она, обращаясь к Игорю.
Он посмотрел на нее.
- Не совсем.
- Что не так? – чуть раздраженно спросила она.
- Платье…
- Что с ним не так? – и она посмотрела на рисунок. На нем платье было убрано с ног, оголив не только коленки, но и то пространство, что скрыто между ее ног.
Вера оторвала взгляд от рисунка, посмотрела на Игоря, который невозмутимо сидел на том же месте, где и рисовал. Тогда Вера подтянула кружевное платье и положила его себе на бедра. Тут же лицо покраснело.
- Так? – уже спокойно спросила его.
- Да, очень красиво.
Она застенчиво улыбнулась, опустила глаза и сказала:
- Можешь закончить рисунок? Там, кажется, чего-то не хватает?
Игорь встал, поднял рисунок, вернулся на место и внимательно посмотрел на то, как сидит девушка, а после, взяв уголек, сделал всего один маленький штрих. Он нарисовал узенькую полоску между ее ног. Встал и отдал рисунок Вере. Она на него долго смотрела.
- Почему ты так нарисовал? – спросила она.
- Не знаю. Почему-то мне показалось, что это твой характер, твоя сущность.
Она ему ничего не ответила, сомкнула ноги, отдернув платье, ткань закрыла их наготу.
- У тебя интересный мир, он мне даже нравится, нарисуешь меня еще?
Он кивнул головой. Не отходя далеко, Вера села на корточки, коленки плотно сжала, выпрямила спину, чуть в сторону повернула голову, и опустила подбородок к плечу.
- Я готова, - заявила она.
Игорь обошел ее, несколько раз приседал, но вставал и снова ходил, потом сел у нее за спиной и начал рисовать.
Вера несколько раз поворачивала голову, ей хотелось как можно быстрее увидеть рисунок. Что нынче он нарисует? Но Игорь молча продолжал черкаться на бумаге. В конце концов она встала.
- У меня ноги затекли, - в свое оправдание сказала Вера, - можно посмотреть?
- Да, - спокойно ответил он.
Она быстро подбежала к нему, и он сразу протянул ей рисунок.
- Ой, - сказала она, - ой, - повторила второй раз девушка.
Она стояла к нему спиной и смотрела на то, что он нарисовал, Игорь же в это время смотрел на Верино тело. Оно ему нравилось, за эти несколько минут он узнал о ней так много. Кружевное платье только подчеркивало хрупкость ее тела, оно не могло скрыть ее желаний, которые в буквальном смысле вырывались наружу.
- А это не слишком? – с сомнением спросила она у него.
- Нет.
- Но… - Она задумалась, - невозможно… - Опять молчание, - глупость. Здорово, вот это да…
Держа рисунок в руке, Вера присела там, где стояла. Положила его в сторону, как позировала, плотно сжала ноги, встала на коленки, потом вытянула руки вперед и постаралась положить голову на пол. Но что-то не получалось. Вера снова выпрямилась, еще раз посмотрела на рисунок и спросила.
- Что не так?
- Встань на коленки как сейчас, - она это сделала, - потом вытяни руки вперед и коснись пола, а сейчас поднимай бедра как можно выше.
Игорь смотрел на ее тело и корректировал движение.
- Сделай так, чтобы угол в голенях у тебя составлял примерно девяносто градусов.
- Ага… Еще возьми угольник, - огрызнулась Вера.
Не обращая внимание на ее реплику, он продолжил.
- Теперь вытягивай тело вперед до тех пор, пока голова и плечи не будут лежать на полу.
Вера так и сделала. Теперь ее плечи, голова и руки лежали на полу, ноги согнуты в коленях, а таз был высоко поднят.
- Постарайся расслабить спину, не бойся, что потеряешь равновесие.
Вера постаралась так сделать. Чем больше она расслаблялась, тем сильней прогибалось ее тело в позвоночнике, оно гнулось к полу. И чем больше она прогибалась, тем больше разворачивался ее таз кверху.
Она стояла так, как стоит кошка, когда хочет кота. Этой позой она приглашает его, манит к себе, показывает покорность и свое желание спариваться.
- Ты очень гибкая, Вер, - Игорь встал, подошел к ней, присел сбоку, а потом, заканчивая последний штрих по рисунку, поднял платье, открыв ее острые ягодицы, и опустил кружева на ее плечи. Девушка молчала.
Теперь только плечи были прикрыты, все остальное тело обнажено. Игорь взял рисунок, подошел к Вериным ногам, сел, и не произнося ни слова, принялся рисовать.
Уголь начал отрисовывать очертания овала бедра, он делал набросок, потом сменил бумагу и начал все сначала. Уголь крошился, сыпался, делал в бумаге жесткие росчерки. Игорю не хотелось упустить ни одной детали, хотелось все запечатлеть в точности, как видел его взгляд.
У Веры ягодицы были острыми и широко расставленными, между ними шла пологая впадина, она слегка углублялась, а в ее центре располагался интимный вход в ее тело. Сердце билось, и пальцы с трудом держали уголь, он старался сосредоточиться, понимал, что времени не так уж и много. Чуть ниже впадина расширялась, уступая место закрытой ракушке. Створки были плотно закрыты, они еще не готовы раскрыться. Игорь смотрел на это потрясающее творение природы. Ничего лишнего, все просто, только человеческая плоть, но как она манила, как она заставляла его тяжело дышать, а сердце –биться чаще.
Он делал один набросок за другим, ничего не получалось, каждый раз что-то упускал. Игорь положил листки бумаги на пол, сунул уголек в карман и стал просто смотреть.
Створки ракушки треснули и чуть разошлись. Сверкнула влажная красная плоть, Игорь притих. И вдруг они сжались так плотно, что выдавили из себя сок. Вера напрягла живот, чуть прогнулась и створки ракушки снова стали раскрываться. Они расходились в стороны, выпуская наружу свой язычок. Игорь моргнул, перестал дышать. Сок, что скопился в них, блестел по кроям, а после нехотя стал стекать по бокам. Наступил момент, и первая капля упала на пыльный пол. Будто почувствовав это, Вера вздрогнула.
Мужской взор опустился, Игорь встал, подошел к девушке, аккуратно взял кружева и закрыл ими раскрывшуюся ракушку.
Минут через десять они уже шли домой. Игорь проводил Веру до магазина, дальше идти опасно, нейтральная территория кончилась. Она улыбнулась ему и сказала, что рисунки оставит себе. И еще добавила, что будет благодарна, если он сможет показать ей еще что-нибудь. Игорь согласился и просил Веру быть завтра в тех же графских развалинах.

(Продолжение следует)

Елена Стриж ©
elena.strizh@mail.ru





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 165
© 09.04.2019 Елена Стриж
Свидетельство о публикации: izba-2019-2534257

Метки: Юность, нежность, переживание, эротика, деревня, художник, первый раз,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика









1