Медовые пряники


Медовые пряники
Конец зимы. Середина февраля. Трескучие морозы. Уже неделя, как непрерывно идёт снег. Сугробы за эту зиму насыпало такие, что дворники не успевали очищать не только дворы, но и площадки перед школами, магазинами, больницами, детскими садами, заводами и фабриками. Вот и сегодня опять с самого утра шёл снег, ветер был несильный, но благодаря морозу, было очень холодно. Народ на улицу не выходил без надобности. Только на работу, в школу, магазин. И все бегом. По пустой дороге ехала машина ГАЗик со служебными номерами. Подъехала к магазину и остановилась. Открылась дверца - вышел водитель, обошёл машину, открыл другую дверцу. Показалась молодая, красивая, стройная, высокая женщина, изящно одетая. Водитель взял женщину под руку и они подошли к магазину. Водитель, теперь он уже не водитель, а охранник, открыл перед женщиной дверь. Она сняла и убрала в карманы варежки и, изящная, вся в соболях и перстнях, вошла в магазин. Охранник последовал за ней. Магазин был небольшой, товара привозили мало, да и ассортимент невелик: хлеб, консервы, мыло, спички. Остальные продукты или непродовольственные товары появлялись очень редко. Вот и сегодня привезли только две сотни буханок чёрного хлеба, который тут же разобрали. Кому не хватило, ушёл ни с чем. Купили несколько кусков мыла и коробков спичек. Больше ничего не брали. И потому непонятно было, зачем красивая и изящная зашла в такой магазин. Для таких как она существует особый, "свой магазин", куда простому люду нет хода. И сейчас, те, кто пришёл за хлебом слишком поздно, расстроившись, собирались уйти, когда пришла изящная. Народ был в телогрейках. А тут такая! В соболях да в перстнях! Народ смотрел на неё, как на диковинку. Одни с негодованием, другие - с восхищением. А молодая и красивая, как лебедь плыла между полупустых полок для товара. Она зашла в магазин кое-что купить. Проходя между полок и сталкиваясь с кем-либо, смотрела с высоты своего роста, добродушно и снисходительно улыбаясь. Охранник плёлся следом. Как вдруг где-то рядом послышался детский вопль, потом плач на весь магазин, следом - грубый мужской голос:
 - А-а, попался, воришка!, - потом ещё что-то непонятное, так как плач ребёнка заглушал слова. Народ, бывший в магазине, начинал собираться, чтобы поглазеть на вора. Вот и изящная, вместе со своим охранником, отправилась "на место происшествия". Что же там случилось? Мальчик, десяти лет, тоже в телогрейке, только детской, зашёл в магазин. На одной из полок увидел нечто в упаковке, что его заинтересовало. Посмотрел по сторонам, оглянулся назад - никого нет. Подошёл ближе, посмотрел по сторонам ещё раз и начал быстро развязывать упаковку. Развязал и запустил руку, чтобы достать... К ничего не подозревающему мальчику, сзади подошёл мужчина и схватил его за ухо. Народ, выяснив, что случилось, осуждал поведение мальчика. Изящная тоже была согласна с народом: 
- Да, воровать нехорошо! За это можно и в тюрьму угодить!
Мальчик, не знал, что такое "тюрьма", только догадывался, что это что-то страшное, плохое. И потому плакал ещё громче. Мария Васильевна, жительница городка, только что пришла в магазин и услышав шум, хотела повернуть назад - вдруг там бандиты. Но среди шума, услышав ещё
и детский плач, остановилась. Постояла, прислушиваясь - нет, похоже, что бандитов нет. Медленно пошла к собравшимся. Мария Васильевна, проходя от полки к полке, заглядывала за каждую - никого, переходила к следующей. И вот уже последний ряд. Осторожно заглянула. Первое, что увидела,
это был соболь, почти двухметрового роста! Но такого ведь не бывает! Мария Васильевна зажмурила глаза, открыла - соболь был на месте.
Женщина заметила, что возле соболя стоят люди, и осмелев, решилась подойти. Для этого она вернулась назад, осторожно заглянула на собравшихся с противоположной стороны. Оказалось, что соболь - это всего лишь одежда высокой женщины. И Мария Васильевна пошла. Но сделав два шага, увидела соседского мальчика. Он рыдал. Мария Васильевна бросилась к нему:
- Сашенька, что случилось?
Услышав "Сашенька", высокий соболь вздрогнул, посмотрел на Марию Васильевну и продолжил разговор:
- Ведь и одет неплохо, родители заботятся. Почему ребёнок ворует? Поесть не дают что ли? Сейчас не война, чтобы голодать!
Все присутствующие ничего не ответили, но Мария Васильевна, гневно глянув на "соболя", высказалась:
- Да что вы знаете о голоде?
Красивый соболь от обиды закусил губу, промолчал. Мария Васильевна продолжила:
- Два года назад умерла Сашенькина мама. Молодая, красивая и умерла! От какой-то опухоли. Его папа с горя начал выпивать. Он работал на фабрике, за пьянки его уволили с работы. Иногда где-нибудь подрабатывает грузчиком. Сыном не интересуется. На еду, одежду, школу денег нет. Соседи пытались вразумить - не слушает. Руководство школы определило для Сашеньки бесплатные обеды, один раз в день. Но это только, когда есть занятия в школе. А так мы кормим его всем подъездом, у кого что найдётся. Но так, как весь подъезд живёт, едва сводя концы с концами, то и Сашеньке перепадает - уже как получится. Одеваем тоже всем подъездом. Так и живём!
- А как же быть с воровством?, - спросил мужчина, поймавший вора.
- Что он украл?,- спросила Мария Васильевна.
- Украл, не украл, но пытался. Как теперь быть с этим? Вот, - сказал он, показывая упаковку, - открыл пакет "медовых пряников", собираясь их есть.
- Пряники, - выдохнула изящная, - "Медовые пряники"!, - и снова закусила губу, чтобы не расплакаться, но слёзы уже потекли.
Сашенька, всё время стоящий молча, только плакал. Когда подошла Мария Васильевна и обняла мальчика, он начал успокаиваться, продолжая молчать. А тут не выдержал: 
- Я есть хотел. Я сегодня ничего не ел. Мне очень хотелось кушать, - тихо, но внятно сказал Сашенька и снова расплакался. Изящная подошла к нему ближе, не обращая ни на кого внимания, упала на колени, привлекла мальчонку к себе. Спросила:
- Тебя ведь Сашенька зовут?, - и получив утвердительный ответ, продолжила, - значит, Александр. А я - Александра,- и дальше, как будто нет никого кроме них двоих, - я родилась в первые годы, сразу после войны. Мои родители, совсем ещё молодые, умерли. Я даже не знаю, от чего, мне просто сказали, что родителей больше нет. А почему их нет, я не могла понять. Тогда ещё не знала, что такое смерть. Родственников у нас не было, или же они не захотели брать меня к себе - кому нужен лишний рот, когда самим не хватает! Меня соседи отдали в сиротский приют. Сытыми мы никогда не были, но зато от голода не умерли. Когда я немного подросла, мне можно было выходить на улицу без присмотра, хотя и недалеко. Однажды, увидела какое-то здание. Я подошла к приоткрытой двери и на меня пахнуло чем-то вкусным, так что рот сразу наполнился слюной, от голода закружилась голова. Я зашла внутрь и в первый раз оказалась в магазине. Подошла к одной из полок, а там!.. Душистые, медовые пряники в упаковке!
Я просто стояла и смотрела на них, глотая слюну. Подошёл мужчина, взял их и положил себе в сумку, собираясь купить. Это была последняя упаковка.
От неожиданности, что "мои" пряники куда-то уплывают, я повернулась вслед за ними и увидела взрослого мужчину. У меня текли слёзы, я смотрела то на него, то на его сумку. И он меня понял. Достал и отдал мне пряники, взял за руку и сказал: "Пошли." Заплатил за пряники и ещё за что-то, что взял для себя. Потом, когда отошли в сторону, объяснил, сколько мне можно съесть за один раз, сколько за один день. Не больше, иначе будет плохо. И я так и делала. Остальные прятала, чтобы не отобрали. Так что, я знаю, как это быть голодным. Прости, меня, пожалуйста, Сашенька! Сейчас всё уладим, - и собралась встать.
Охранник стоял, ни во что не вмешиваясь, но сейчас кинулся помочь хозяйке встать. Подошел заведующий магазина. Прошёлся взглядом по присутствующим, удивился, увидев Александру, и вычислил вора. Затем представился и собрался высказать обвинительную речь, но Александра его опередила:
- Товарищ заведующий, можно ли замять это дело дружески. Я куплю пряники и мы разойдёмся?
- Не знаю, не знаю, - ответил заведующий, покачиваясь с носка на пятку и улыбаясь, поглядывал на Александру. У него были совсем другие планы относительно воришки.
Александра запустила руки в карманы, собираясь достать кошелёк, а его нет! Неужели забыла в машине?! Охранник смотрел как хозяйка ищет кошелёк и по её лицу понял, что его нет. Тогда он достал из кармана пальто монеты и протянул обрадованной хозяйке.
У неё появилась хорошая идея. Александра достала своё удостоверение и подошла к заведующему поближе, чтобы было видно только ему и сказала:
- Вот деньги! Я покупаю пряники, а вот мои документы, - показала удостоверение, - можно ли уладить неприятное дело поскорей?
Увидев её документ, лицо заведующего стало овальным, глаза огромными, ухмылка пропала и рот открылся. Перестав раскачиваться, стоял уже "по стойке смирно, руки по швам", как почётный караульный у Мавзолея. По-солдатски отчеканил:
- Будет всё исполнено в точности, как прикажете! Разрешите выполнять?
- Да, пожалуйста, - ответила Александра.
Через минуту всё было улажено. И Александра, держа за руку Сашеньку, в сопровождении Марии Васильевны, охранника и заведующего направилась к выходу. А народ, оставшийся на "месте происшествия", долго ещё обсуждал случившееся и конечно же, гадал, что за документ Александра показала заведующему. Он, желая приблизиться к Александре, как собачонка, бегал вокруг неумолимого охранника, не подпускавшего близко к хозяйке. Заведующий как заводной твердил одно и тоже: - Очень рады, что посетили наш магазин! Заходите ещё,  будем очень рады! Очень рады знакомству с вами! Повторял одно и тоже, пока дошли до двери. Там Александра одела варежки и сказала заведующему:
- На улицу не надо - холодно ведь!, - и вышли. Мужчина остался в магазине и глядя на Александру через стеклянную дверь, продолжал своё "очень рады!", хотя его уже не слышали. Зато услышал покупатель, поймавший вора за ухо. Пытаясь выйти из магазина, спросил громовым басом:
- Не будете ли вы очень рады меня выпустить?
Заведующего оторвали от созерцания уходящей Александры. Он вздрогнул, обернулся, увидел здоровенного детину и пробормотал:
- Да-да, пожалуйста, - отошёл в сторону.
По дороге к дому мальчика, Александра спросила:
- Давайте, Мария Васильевна, поговорим теперь о Сашеньке. Расскажите о нём, о его родителях.
И пожилая женщина начала "историю Сашеньки":
- Отца звать, тоже Александр, маму - Наталия. Родились перед войной, когда закончили школу, сразу пошли работать. Александр - на обувную
фабрику упаковщиком обуви, Наталия - уборщицей в школу, поступила учиться на музыкального работника. Днём работала, вечером училась. Она с самого детства музыкальной была - родители научили. Как только закончила учиться, так сразу устроилась в этой же школе учителем пения. Тогда Саша и Наташа познакомились и поженились. Им дали комнату в общежитии, через год - квартиру в одном подъезде с нами, так мы познакомились.
Через год родился Сашенька. Что это за семья чудная была! Весёлая, дружная, общительная, гостеприимная! Все праздники: Новый Год или любой другой, всем подъездом, сообща разрабатывали, устраивали мини-спектакли, вечеринки, концерты. Всегда было весело, интересно! Сашеньку, тоже с раннего возраста приучали к музыке. Летом записали его в первый класс, в школу, где уже работала Наташа. Она мечтала, что так легче будет ей учить,
ему учиться. В школе учителя и ученики любили Наташу, как прекрасного педагога, да и вообще, как человека. Эта любовь досталась и Сашеньке. Но увы! С первых же дней его учёбы Наталье стало плохо. Обратилась к врачу - не могли понять, что случилось. Наверное медики попались неопытные, практиканты. Когда же нашли хорошего врача, уже ничем не могли помочь, было поздно. Всего год с небольшим - и коварная болезнь уничтожила, убила такого хорошего человека! Александр начал выпивать. На работе предупреждали неоднократно, но терпели. Потом надоело - уволили. Дальше - хуже. Надолго нигде не задерживался. Сейчас иногда ходит на станцию вагоны разгружать. А то возьмёт и продаст что-нибудь из квартиры. И ему неважно, сколько заплатят, лишь бы на бутылку хватило. Так что, в их однокомнатной квартире почти ничего не осталось. Сашеньку он не обижает, вообще никак к нему не относится, как будто не замечает. Наверное, вместе с Наташей для него весь мир умер. Ну вот, я всё и рассказала. Мы уже пришли, здесь и живём. У подъезда Мария Васильевна предложила:
- Давайте, зайдём к нам, чтобы не стоять на морозе. Я живу на первом этаже.
- Да-да, зайдём, договорим,- согласилась Александра.
Сашу отпустили домой с упаковкой пряников. Александра приняла решение:
- Я постараюсь заняться этим семейством, помочь им. Поговорю дома с мужем, у которого есть хорошие знакомства, попрошу его посодействовать,
вылечить отца мальчика от алкогольной зависимости. Конечно же, было бы лучше, если бы мужчина согласился добровольно. А иначе придётся воспользоваться принудиловкой. А как Сашенька учится?
- Хорошо, учёба даётся легко, хотя он и отличником мог бы быть. Если у него появляются вопросы по учёбе, обращается к соседям в подъезде. У нас есть и математики, и физики, и другие знатоки. А вот по музыке помочь никто не может. Нет таких.
- По какому инструменту идёт обучение?, - спросила Александра.
Мария Васильевна пожала плечами, ответила:
- Не знаю, как он называется. Он такой..., - и жестикулируя руками, как могла показала, потом добавила, - какой-то "пьяно", что ли?
Александра улыбнулась:
- Фортепьяно?
- Да-да, форте, оно самое, пьяно!, - обрадовалась Мария Васильевна.
- Это по моей части!, - сказала Александра, - с музыкой я помогу. Буду навещать Сашеньку и помогать по мере возможности. Как хорошо, что благодаря этим пряникам мы встретились!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 08.04.2019 Галина Богунова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2533815

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1