Нил Гилевич Сказ о Лысой Горе Часть 6 Пугала


С белорусского

Да, всем известно, как неровно
На Свете милость делит Бог!
У Змитрака на грядах - полно,
У Василя чертополох.

Не каждый словно на подмогу
На милость божию глядит.
Василь польщенный, и куколем
Словно в осаде там сидит.

Сильней всех аграрник Миша
Молился клубню на гряде.
( А все мы знаем, как он пишет
и тон его, в родной среде)

Еще роса лежит на травах
Уже он с вилами в руках
В моднющих чунях-говнодавах
Компост ровняет не за страх.

Когда усталость ломит кости
Он отправляется в обход,
И аж заходится от злости,
Чужой увидев огород.

- Вот, что я вижу у Орочки:
Он вершы квелые плетет,
А тыквины лежат как бочки,
Как на дрожжах морковь растет.

-У Жоры кочаны - ушаты,
Как у Родена - голова,
Тут, от обиды, плакать надо:
Качанчик срубишь - фунта два.

О, как бы искренне был рад он,
Когда у всех, кому "дано"
Посохли, выцвели все гряды
И, вдохновение, заодно.

Так и ученому, нередко
В мечтах мерещится, во сне
Что он один достоин блеска
За достижения в среде...

И потому из саней общих
Коллег сгоняет он плечом
И едет этаким культурным
Интеллигентным простаком.

А чтобы идей его исходных
Никто не вздумал оголить -
Давай на "западных", "восточных"
Единокровников делить ...

Эх вы, магистры. И когда же
Вы поумнеете? Дай Бог!
Когда взамен культурной нивы
Лишь глина будет, да песок.

Когда бурьян, когда крапива,
Как в огороде Василя.
Магистры, помните :
Похмелье ужасным будет опосля.

Однако спустимся на сотки.
Сейчас я вкратце расскажу,
Как на четвертый год работы
Случилась бойня за межу.

Я не шуту. Однажды утром
Одна супруга песняра
Уперла свой "москвич" подспудно
На край соседнего двора.

А двор с вагончиком-прицепом
(Не все же в теремах живут)
Принадлежал министру цеха,
Что беллетристикой зовут.

Была на даче только теща.
Она и крикнула в окно:
- Ты что на ягодах толчешься,
чтоб тебе кишки сволокло.

-Заткнись ты, чучело, не вякай,
А то, вагончик подцеплю,
Перетащу на свой участок,
С него уборную слеплю.

Старуха мигом на подворье:
- Ты пустомеля без мозгов,
Приедет зять из Минска скоро -
Не соберешь тогда зубов.

- Мне выбьет зубы твой рахитик?
Видали тоже, крепыша.
Как защемлю его меж икр,
Так сразу вылезет душа.

Да, случай был недопустимый
И тещу было не сдержать:
-А твой дохляк, разве мужчина?
Сквозь ноздри легкое видать!

- Ах ты, подлюка - взвыла враля
И всей когтистой пятерней
Так расписалась ей на харе,
Как будто трактор бороной.

- Вот так, получше, старушонка,
И я - художница теперь,
А чтоб признали мой автограф,
Беги-ка к доктору, заверь.

Старуха влезла на подножку
Достоинство чтоб оправдать.
Как Галилей, чуть осторожней:
- А все же, легкое видать!

Был без свидетелей закончен
Их диалог весенним днем
Трясло, качало так вагончик,
Что весь ходил он ходуном.

Имей, читатель, жалость в сердце
И нравы строго не суди:
Одна соседка у соседки
Снять чуть раньше бигуди.

Хотя вот так живут парнасцы,
Лишь изредка клянут судьбу,
Найдется кто-то. Этой тряски
Не достает до слёз ему.

На что тупой, Колесник Янка
И тот, до истины допер,
Когда в нутро влетает склянка
На грядах плачет, как бобёр.

Чудак, ему, с его то ростом,
Тут лиха незачем будить.
Он не подумал, как не просто
Участок личный сторожить.

Чтоб от того, что бурно всходит
Злодеев разных отучить
Почти что в каждом огороде
Страшило-пугало торчит.

По этим пугалам, замечу,
Совсем не трудно распознать:
Кто, где, когда и что на плечи
Любил, был должен одевать.

И кто одежды чем заляпал.
И даже, после чем смывал.
А кто-то раньше был сатрапом
И сам злодеев ужасал.

Конечно, слишком мало грозных.
Не время то, не тот размах.
На большинстве, в заплатках разных
Лирично скроенный пиджак.

Кабы по пугалам сказали
Творца характер подчеркнуть -
Тогда почти что все писали
Романсы, грустные чуть-чуть.

Пусть даже чучела на грядах
Не очень страшные вблизи,
Но рифмахвата-темокрада
Поймать однажды помогли.

Он поздно вечером, пьяненький
Поселком сунулся своим
И видит вдруг, как витязь некий
Из темноты встает пред ним.

Хотя был пьяным лысогорец,
От ужаса окаменел,
-Эй, ты чего? - подал он голос
- За что ты так осатанел.

Меж темокрадов я не больший.
Злодей я ранга воробья.
Когда мне требуются гроши
Я не клюю крупней рубля.

Ты погляди какие траты
Державе "коршуны" чинят,
Как лезет с краденым куда-то
Так доктор либо кандидат.

А что я рифму у Володьки,
Так он и сам их раньше крал
Вот на забор повесил лапти
Один бедняк, другой забрал.

Тут теме, что была открыта
Пора оформить резюме:
Страшнее нету суицида,
Чем вот такого, на дерьме.

Когда, товарищ Гриша-Миша,
Меня ты в гости позовешь -
Я не спрошу: про что ты пишешь?
А я спрошу: чем ты живешь?

Ты зубы мне не заговоришь.
Есть диалектики закон:
Дерьмом живешь - дерьмо и творишь.
(А натворил - так выбрось вон!)

Беда не в том, что ты не промах
Наелся брюквой не в размер,
А что во внутренних утробах
У Музы страшный солитер.

Умрет - и пугалом в лохмотьях
Поставят дети на гряду.
Беда вся в том, что сам ты врядли
Смерть посчитаешь это за беду.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 07.04.2019 Ковальчук Ан
Свидетельство о публикации: izba-2019-2532632

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы










1