Пионеры и колдун




Пионеры и колдун




Однажды пионеры собирали макулатуру. Ну, знаете или помните во времена СССР такой ленинский подряд был. Так вот в одной такой ячейке, вернее в звёздочке состоял некто Вова. Имя Ленина он особенно любил и с гордостью носил значок и алый галстук. Алый, мол, символ крови, а то, чья кровь это была, Вова не задумывался и старался всегда отогнать подобные мысли. Шли они дворами, рассказывая друг другу анекдоты, к заветным подъездам, богатым всякой ненужной бумагой. Прошли, собирая старые газеты. В одном из них четыре этажа. Кто-то сказал, что нужно было собирать сверху. Поздно. На пятом им открыл дверь с номером 111 странный тип с горбатым носом в китайском халате с цаплями:
- Вам чего?
- Бу-бу-бумагу, га-газеты!
- Ну, ладно, заходи по одному, пионеры. Всё это в дальней комнате. Вова заметил, что на пороге нарисованы странные знаки и символы, меняющие свои очертания по мере наблюдения с разных сторон. Дальше был длинный коридор с какими-то колокольчиками с бубенчиками. И запах был очень странный, какой-то незнакомый. Похоже на цветы. Путь шёл через смежную комнату, в которой… В ней висел гроб. Именно висел на уровне лица. Так, что была видна крышка. К ней тянулись длинные штыри, привинченные к потолку. Ребята замерли. Дальше идти было жутко, причём этот полумрак.
- Что это? – спросил вдруг Вова
- Это гроб. Ну чего встали, пошли за макулатурой!
Но ребята бросились наутёк, гремя бубенчиками, колокольчиками и мелочью в карманах. Слышно было как хлопнула дверь. В комнате остались Вова и горбоносый тип в халате.
- А ты чего?
- Чего?
- Не бежишь?
- А чё бежать-то. А вам это зачем, дядя?
- Гроб это символ смерти. Он её напоминание. О смерти нельзя забывать, она сердится.
- На кого сердится? У кого гроба нет в комнате?
- Дурень, это может быть всё что угодно, даже шнурок.
- Опять не понял! Ты ходишь повсюду и талдычишь про смерть, а жить то как?
- А ты как живёшь, двоечник, наверное,
- При чём здесь мои оценки?
- Как причём? При том, что ты легкомысленно ведёшь себя, ты можешь стать гением!
- Не хочу быть гением!
- Ну стань болваном, стань пешкой, стань чьим-нибудь идеалом! Когда-нибудь поймёшь, что это не твоё, но будет поздно!
- Поздно для чего?
- Поздно для всего!
- А что я теряю?
- А что ты находишь! Кроме, конечно, бычка в подъезде?
Вова тут обиделся. Надулся как рыба-шар и покраснел.
- Зассал пацан!
- Кто зассал? Я?
- Докажи, что нет
- Как?
- Полезай в гроб.
- Да ну!
И тут доктор-смерть подставил трап к летающему гробу, виде жидкой лестницы.
- Давай полезай!
И Вова, не помня себя, запрыгнул в футляр и захлопнул крышку.
- Ты там только не обделайся, пацан!
Вову било дрожью и трясло.
- Ладно, вылезай, сдаюсь!
И они стали друзьями. Вова вылез наружу и пошёл со странным дядькой на кухню пить чай с круассанами и болтать о смерти. Когда хозяин квартиры сказал, что их пекла ведьма, Володя подавился. Но не обиделся, причём ушёл с двумя тюками старой подшивки «Огонёк» и кучей эмоций. Теперь он стал частым гостем в этой квартире. А пацаны его обходили стороной. Вова не переставал отмечать этого и вскоре достиг очень многого. А вот чего, я так и не узнал. Пропал он.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 06.04.2019 Гатауллин Гатауллин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2532238

Рубрика произведения: Проза -> Быль










1