Италия. Венеция - это город-остров


Италия. Венеция - это город-остров
(Нестандартные и удивительные дорожные зарисовки путешественника о летнем итальянском маршруте Вроцлав-Верона-Местре-Венеция-Лидо де Венеция- Лидо ди Йезоло-Пескьера дель Гарда-Мальчезини-Местре-Вроцлав)

«…Гордый остров-Венеция, некогда, намытый
песком из альпийских горных пород,
занесённых сюда неутомимыми потоками
нескольких рек: Брента, Пьяве, Дезе,
Марцениго, Силе, Зеро, ... Поэтому,
я наберусь наглости, чтобы уличить
величественные Альпы в родственных
связях с красавицей Венецией –
в их «венах» течёт одна общая
каменно-водяная «кровь»…»

ч.24 (продолжение натуральных впечатлений от путешествия)

Уютный ночной отдых в гостинице гостеприимного Местре завершён. Туристические «ходики», нашего итальянского похода, добросовестно пробили час «набега» на легендарную Венецию. Сегодня, как никогда, она близка от нас - до неё, из нашей базовой стоянки в Местре, как говорится, рукой подать, которая будет «длиной» не более двух десятков минут, в зависимости от типа поезда и количества остановок.

Решительно покидаю белоснежные простыни отельной кровати, поднимаю массивные жалюзи, открываю дверь балкона и впускаю в номер утренний воздух, наполненный звуками итальянского пригорода. При этом, совершенно случайно, угадываю романтический момент – тихие улицы заполнены проникновенно строгим голосом церковного колокола.

За эту ночь мы отлично выспались и отдохнули. Как всегда, легко и бодро, сами проснулись без бесцеремонных услуг будильника. Тут трудно оспаривать мнение моей Ольги, что цивилизованная кровать в отеле, будет помягче, чем жёсткие палаточные карематы. Да и беспокойные звуки ночного леса отсюда далече.

Сегодня нам не терпится начать этот новый день – впереди сюрприз долгожданной встречи с очередным легендарным городом. Поэтому, мы в ускоренном темпе умываемся из трубопровода городского «родника» и готовимся к лёгкому завтраку. Ещё мгновение, и балконный столик аппетитно размещает на своих «плечах» заморские разносолы и горячий кофе. Традиционно, утренняя городская походная снедь состоит из местных йогуртов, кофе, сыра и бутербродов с копчёностями.

Наконец-то, все обязательные утренние процедуры завершены. Отработанным привычным жестом, забрасываем бутылки со свежей водой в недра наших небольших рюкзачков. Несколько ступенек вниз, несколько кварталов и мы на вокзале. Проходит совершенно немного времени, и мы мчимся в железнодорожном вагоне на встречу с городской «принцессой Адриатики» - Венецией. Ничего не скажешь, многообещающий эпитет присвоили ей романтики. Вот и наше время пришло проверить точность этого выражения.

ч.25

Когда за окном вагона перестала мелькать однообразная территория суши, то ей на смену пришла неожиданно простенькая картинка Венецианской лагуны. Её береговая линия была скупа на яркие впечатления от местного пейзажа. Слева от нас легла парковая зона, упирающаяся в заросли камыша, а справа – безлесная «залысина» суши. Вопреки нашим ожиданиям, морем тут и «не пахло». Было такое ощущение, что мы въехали во владения большого пресноводного водохранилища, которое, судя по всему, оказалось ещё и мелководным. Зрительно этот неожиданный пейзаж был очень похож на широкую территорию крымского Сиваша.

Такое восприятие неслучайно, оно обусловлено древней географической историей. В стародавние времена, основательно «раскисшие» ледники, через речные «прицелы» русел, нацелились на этот участок суши, и своей многолетней водной лавиной, обрушили чистые воды на местную береговую линию, далеко отодвинув от неё Адриатическое море, которое и по сей день не осмеливается сюда приблизиться. Хотя оно, не оставило своих попыток взять реванш и поэтому, исподтишка, продолжает настойчиво топить гордый остров-Венецию. Некогда, намытый песком из альпийских горных пород, занесённых сюда неутомимыми потоками нескольких рек: Брента, Пьяве, Дезе, Марцениго, Силе, Зеро, ... Поэтому, я наберусь наглости, чтобы уличить величественные Альпы в родственных связях с красавицей Венецией – в их «венах» течёт одна общая каменно-водяная «кровь». Думаю, что неслучайно наш славянский слух улавливает в названии этого города ключевой корень – «венец». Может, отцы-основатели этого поселения хотели сказать, что высокие Альпийские вершины найдут тут своё венценосное отражение на земле, когда на укрытых камышами островах, затерявшихся в просоленных заболоченных местах, они начали устанавливать свои первые хижины, чтобы укрыться от воинственных гуннов и прочих варваров.

Выбор места оказался неожиданно удачным, с оборонительной точки зрения – воинственная конница тут бесполезна, а пеший воин здесь не пройдёт яростным строем и большие вражеские корабли увязнут на далёкой морской отмели. Все эти факторы существенно распылят силы врага и заставят его завязнуть на подступах.

В наше время, все эти страсти вокруг гордой Венеции, канули в пыльную лету прошлого. Сегодня никто из людей уже не угрожает этому изящному городу, лишь природа вынашивает злобный план возврата, отвоёванных человеком территорий, неумолимо засасывая Венецию в ненасытную утробу топких болот, принудительно осушенных волей человека. Этот неутомимый бой за клочок суши, обжитый предками, ведётся ещё со стародавних времён, когда в XII-XVI веках кропотливые венецианские градостроители, по искусственным каналам, начали направлять основной речной поток в обход лагуны, сбрасывая пресную альпийскую воду прямо в Венецианский залив, чтобы напоить ненасытное Адриатическое море. Эти антиирригационные мероприятия привели к тому, что сегодня вода в лагуне, по своему процентному составу, стала ближе к морской. Этот факт защитил древний город от малярийного «бича» пресноводных болот.

ч.26

Венецианский «Мост Свободы» невысок ростом, он составлен из каменных арок, сотканных из красного кирпича. Эта надводная кладка, на протяжении почти четырёх километров, подставляет поездам и автобусам своё крепкое «плечо». Мчаться по такому сооружению немного непривычно. Обычно, любой мост норовит надменно возвыситься над водой, а тут у пассажира возникает ощущение того, что он едет на водном транспорте, а не на сухопутном, так низко расположено его дорожное кресло. Но главный сюрприз-впечатление от этой поездки ждёт путешественника впереди, после того, как он, на подъезде к Венеции, услышит объявление диктора о конечной остановке и выйдет на бетонную полоску перрона, затерявшуюся в веере себе подобных. Все они упираются в каменную арочную колоннаду, после свода которой, пассажир попадает в зал вокзала. Там путешественник встретит обычную дорожную людскую кутерьму и захламление витрин, но вот на выходе из вокзала, туриста подстережёт уникальное своей необычностью впечатление – неожиданный речной перрон, от которого его будет отделять всего пару десятков шагов. Это очень странное и непривычное впечатление. Ты долго ехал над водной гладью лагуны, затем ступил на берег, но он оказался всего лишь узкой полоской причала, за которым кипит активное движение катеров и лодок, снующих в разные стороны. Вдобавок к этому, чтобы развеять все сомнения впечатлительного путешественника, относительно пригрезившегося миража, над всем этим неожиданным пейзажем кружат чайки.

ч.27

Венецианский «остров» - это замысловатый лабиринт из древних городских кварталов, разделённых причудливыми росчерками воды. Сделано это так настойчиво, что иногда, канал заполненный водой, сам становится улицей, и это будет хорошо ещё, если к его берегам прижмутся пешеходные тротуары. Такова особенность рельефа местности и последствия причуд древних зодчих, которые, наверное, кроме всего прочего, дали себе обет – избегать закладки прямолинейных улиц. С высоты птичьего полёта, этот легендарный город, своими контурами, похож на силуэт морского ерша, разинувшего пасть, чтобы проглотить веер разветвлённых железнодорожных «макаронин», стекающих с «Моста Свободы». Если продолжать дальше фантазировать в таком духе, то можно высмотреть, что змейка главного городского канала («Гранд-канал», итал. «Canal Grande» - самый примечательный проток между островами Венецианской лагуны) вполне сойдёт за изгибы пищеварительного тракта. Тогда можно смело сказать, что гигантский Венецианский ёрш, ежеминутно заглатывает своей пастью городские пассажирские кораблики, «переваривает» их в своей утробе и сбрасывает под плавники своего хвоста, направленного в сторону Адриатического моря. К этим ассоциативным фантазиям нужно добавить, что тело самого Венецианского ерша, состоит из городских домов, возведённых уникальным способом. Талантливые древние зодчие заложили фундаменты этих зданий на деревянных сваях из дуба и лиственницы (лат. L;rix - семейство «Сосновые»), которые пронизывают восьмиметровый донный слой болотной грязи (ила), чтобы опереть город на твёрдый грунт.

Поэтому, с учётом всей этой прозы и фантазий местной жизни, будет совершенно нелишним, для приезжего путешественника, вышедшего из здания железнодорожного вокзала «Венеция-Санта-Лучия» (итал. Venezia Santa Lucia), сразу повернуть налево и купить в ближайшем киоске подробную карту города. Венецианский лабиринт из ста восемнадцати островов (118!!!) - это тот особенный случай, когда даже самые навороченные гаджеты будут основательно морочить голову путника. Ну, и кайф от живого общения с жителями, как способ максимального погружения в местную обстановку, ещё никто не оспорил.

В качестве совета, можно тут добавить, что для успешного туристического ориентирования, в незнакомом городе, мы всё чаше стали применять поисковый метод, подмеченный в каменных лабиринтах Вероны. Забавно это отметить, но он оказался очень эффективным. Обычно, люди, потерявшись в лесу или горах, и не имея чёткого представления о спасительном направлении движения, ищут тропинки, протоптанные человеческой ногой. А в незнакомом городе, насыщенном местными достопримечательностями, сами люди становятся удобными «тропинками», для ориентирования – туристический поток обязательно приведёт к интересному паломническому объекту.

Правда, нужно признаться, что наш туристический экипаж-дуэт, всегда предпочитал малохоженые и не затоптанные тропинки. Поэтому, после пересечения своего первого пешеходного моста Венеции, мы с удовольствием вынырнули из основного потока туристов и решительно свернули вправо. И мы не ошиблись в выборе именного этого маршрута движения - впереди нас ждал эмоциональный гурманский сюрприз. Ну, а пока мы шли по неширокой набережной, «затопленной» прилавками и ресторанными столиками. Эта тропинка привела нас к мосту через канал. Тут мы решили свернуть налево и прогуляться вглубь этого квартала.

ч.28

Первоначально нас привлекла зелёная кромка парковых деревьев – достаточно неожиданное зрелище для города, стоящего «по колено» в воде, но нам «преградил» дорогу небольшой пекарный закуток, скромно размещённый прямо в стене здания. Это заведение знало себе цену. Ему совершенно не нужны были зазывающие вывески и декорации. Возле него отсутствовали столики с недоеденными блюдами – верный признак того, что посетители вынуждены всю продукцию уплетать «за обе щёки», не оставляя ни одной крошки. Из радушно открытой двери, на улицу струился аппетитный аромат свежих печёностей, приправленных оттенками различных начинок. В небольшой комнатке-вестибюле расположился пятачок «предбанника» для покупателей, перегороженный прилавком, за которым сразу начинался мини-пекарный зал. В этой пиццерии все таинства кулинарии происходили на глазах посетителей. Всем происходящим, дирижировал всего один человек, успешно объединивший роль пекаря и продавца. Можно сказать, что это самый настоящий гурманский театр, разместившийся в одной комнате. Данное обстоятельство нисколько не ухудшило качество продукции, а наоборот добавило эстетического шарма. Ещё один верный признак высокой оценки качества – заведение активно посещается местными жителями, а это значит, что тут нет места массовому туристическому ширпотребу. Мы не преминули угоститься здесь венецианскими разносолами и не пожалели об этом.

Со «сцены» ассоциативного «театра одного кулинарного актёра» мы выбрали две пиццы с разными начинками, на пробу. Это вкусовое зрелище обошлось нам в 4 Евро за одну порцию пышного куска пиццы. В центральном районе, за такую выпечку пекари могут запросить больше монет себе «на память» о залётном туристе, а невзрачное конвейерное качество может свести на нет всё удовольствие от покупки.

Заменив, свои холодные евро-купюры на тёплые листы салфеток, наполненные продукцией, мы получили неожиданное обонятельное впечатление. Похоже, что эти пиццы готовились максимально традиционно, так как поверх аромата начинки и свежеиспечённого пышного теста, накладывался лёгкий оттенок древесного дымка. Порция с мясной начинкой была стандартной по вкусовым качествам, а вот кусок с овоще-сырной начинкой приятно удивил сочностью и своим отлично сбалансированным вкусом свежего шпината, мягко оттенённого фоном расплавленного молочного изделия.

Неожиданно, отлично подкрепившись, мы продолжили прогулку по своей венецианской тропинке, которая дальше провела нас мимо фонтанчика с питьевой водой и столиков кафешек, на которых уже можно было наблюдать недоеденные остатки «итальянской» пищи, приготовленной китайскими поварами – кулинарный нонсенс уродливого чуда всемирной глобализации, перемешивания народов и традиций.

ч.29 Уют и радушие венецианского бакаро «Bacareto da Lele»

Дальше путь-дорожка вывела нас на площадь «Campo dei Tolentini», в глубине которой скромно расположился храм «Святого Николая Толентино» («San Nikola da Tolentino»). Но самым примечательным элементом этого местного пейзажа оказалось маленькое общепитовское заведение - «Bacareto da Lele» (бакаро). Этот мини-бар с закусками - типичный представитель итальянских бакари (bacari). В единичном числе данное слово читается, как bacaro (от глагола болтать). Суть подобных венецианских «рюмочных» состоит в том, что публика приходит сюда не только для того, чтобы выпить спиртные напитки или перекусить, но и для радушного общения, оживлённо приправленного обменом новостями.

«Bacareto da Lele» скромно расположилось в нижнем угловом этаже здания, отгородившись от улицы двумя деревянными бочками. При виде этого заведения, у нас, как у бывалых туристических «рыболовов», сработал инстинкт успешного охотника, который видит приметы уловистого места. Я уже описывал подобный рыбацкий приём моего дедушки, Леонида Ивановича – следить за скоплением чаек над водной поверхностью. Здесь в роли зорких пернатых выступало скопление людей, сгрудившихся возле входа в бакаро. К тому же эта публика была, по своему внешнему виду, не туристического фасона – ещё один верный признак того, что данное место особенно удачно для посещения.

Походное любопытство заманило нас сюда, и мы не ошиблись – в этом венецианском уголке радушно приютилось царство продуктов итальянского виноделия, потребляемых в колоритной атмосфере подлинной жизни местного населения. Можно сказать, что тут гостеприимно расположился гурманский «театр двух актёров». Самой примечательной личностью из них был статный венецианец в белом колпаке. Этот яркий представитель своей нации имел классический итальянский профиль лица с типичным прямым носом и тёмными, коротко стрижеными волосами. Он умело манипулировал бутылками с вином, ловко и артистично, насыщая пространство стеклянных бокалов жидкими дарами итальянской лозы. Все манипуляции этого бармена выполнялись с большим достоинством.

Тут, забежав немного вперёд, вынужден отметить, что этот человек удивил нас своей неутомимой силой радушия и приветливости. После первого знакомства, нам доводилось встречаться с ним в разные дни и в разное время его рабочего дня (с 6:00 до 20:00 в будни и с 6:00 до 14:00 в субботу), но он всегда был во всеоружии своей обаятельной улыбки. Причём, она никогда не была лакейски-подобострастной. Её тепло было дружеской природы. Любой посетитель чувствовал себя в этом бакаро комфортно и уютно. Складывалось такое ощущение, что здесь все давно друг друга знают и рады очередной встрече. Особенно сильно это ощущали постоянные клиенты потому, что хозяин заведения имел отличную профессиональную память на лица своих посетителей.

Всё это гурманское таинство происходило в ограниченном пространстве одной комнатки, отгороженной прилавком от куцего пятачка зала для покупателей, в который сразу могли плотненько протиснуться, человек десять от силы. Но это никогда не было для посетителей большой проблемой потому, что после покупки, к их услугам потом была предоставлена вся территория площади, перила набережной, ступеньки церквушки и спуска к каналу. Народ тут готов был непринуждённо, в неспешном ритме, потреблять вино, закусывая его бутербродами, сопровождая эту весёлую уличную трапезу, оживлённой беседой.

ч.30

В этом месте, вынужден с сожалением отметить, что наши питейные заведения тут и рядом некуда поставить с их итальянскими, баварскими, вроцлавскими или парижскими «коллегами». По следам своего личного опыта, поймал себя на мысли, что обстановка в этих иностранных заведениях была настолько радушна, весела и непринуждённа, что мне совершенно не приходило в голову оглядываться по сторонам для контроля личной безопасности потому, что все окружающие ведут себя доброжелательно и не агрессивно.

Чего не скажешь об обстановке потребления роскошного кофе в албанском Шкодере. Из озорства натуры, к слову, в этом месте сделаю короткое отступление по поводу того, что иногда и в безалкогольном заведении нужно держать ухо востро. В чём мы с Ольгой убедились, нечаянно окунувшись в неприветливую обстановку косности средневековых традиций. Но, как говорится: «Хорошо то, что хорошо заканчивается».

А по поводу радушия питейных заведений Европы, не пойму в чём секрет этого явления, но в них алкоголь не провоцирует посетителей на задиристую агрессию. Здесь больше царит обстановка веселья, хотя, моральных уродов в любой нации хватает. Тут, ещё, к слову сказать, что мне ни разу не приходилось видеть возле импортных пивнушек и рюмочных павших «воинов» битвы с «зелёным змеем» - никого из посетителей ему не удалось выбить из «седла» и уронить на землю. В этом месте спешу оговориться, что это мое личное впечатление, и я не считаю себя специалистом в данной области – по пивнушкам редко хаживаю, поэтому мои заметки, на эту тему, можно считать поверхностным взглядом, случайного прохожего.

К этому могу лишь добавить ещё несколько личных соображений на эту тему. По своей сути, алкоголь усредняет умственный уровень людей. Обычно при этом процессе потребления, умный человек, пусть и невольно, но стремится опуститься на ступеньку глупца, а глупец в любом случае останется самим собой. Ещё не было случая, чтобы могущественный «зелёный змей» добавил ума глупому человеку – не под эту цель «заточен» напиток, ловко заползающий в мозг. Но при умелом обращении с этим колдовским зельем для головы, думающий творческий человек может управлять своим сознанием за счёт того, что умеренная порция спирта, временно «вымывает» лишние бытовые файлы из персонального биологического компьютера. Беспокойные «папки» раздумий и тревог реальной жизни больше не отвлекают человека от процесса творчества или бесшабашного отдыха, мгновения затуманенного времени дают эффективную возможность сконцентрироваться на этом занятии, расслабившись телом и душой. Но всё хорошо в меру потому, что тут есть опасность увлечься самим процессом расслабления, забыв о цели и здоровье. Биологический компьютер – не «железо» он даётся человеку один раз в жизни и сломанные запчасти в нём не заменишь на новые.

ч.31

После этих навязчивых аналитических разглагольствований особенно будет приятно вернуться на площадь «Campo dei Tolentini». Нашему туристическому экипажу, в тот день отчётливо запомнились первые секунды посещения бакаро «Bacareto da Lele». Сделав всего один шаг с улицы, мы оказались в замкнутом незнакомом пространстве венецианского помещения «церквушки» легендарного Бахуса. Тут тоже были свои паломники и верующие в таинство гастрономического процесса. Очередь из трёх человек дала нам время на изучение содержимого прилавка, винной карты и прейскуранта цен.

С перечнем напитков оказалось очень просто разобраться. Правая боковая стенка уютно приютила информационную доску, где очень наглядно были расписаны мелом все их варианты. А вот с закусками было сложнее определиться – глаза разбегались от аппетитного зрелища их изобилия. Непременно захотелось всё попробовать. Хозяина от посетителей отделяла целая баррикада вкусняшек.

После традиционного «бонжорно!» (buongiorno! — добрый день!, здравствуйте!) мы перешли на английский язык и наугад ткнули пальцем в витрину, выбрав один «зис ис ван» (this is one) бутерброд с ветчиной (1€) и второй «энд зис ис ван» бутерброд с салями (1€). На этот интуристовский заказ, статный хозяин бакаро ответил приветствием, скреплённым радушной улыбкой. Затем, мимоходом, он, легко и непринуждённо, провёл коротенький экспресс-урок итальянского языка. Нужно сказать, что такого доброжелательного учителя не часто в жизни нам приходилось встречать. Его максимально дружеский стиль общения, в один миг, растопил виртуальный национальный барьер, разделяющий этого гостеприимного венецианца от залётных чужестранцев. Мгновенно мы почувствовали себя, как дома. Было такое ощущение, что мы заскочили на «огонёк» к своему старому товарищу, который искренне рад встрече и готов максимально радушно угостить нас самым лучшим, что у него есть в доме.

Как тут, лишний раз, не вспомнить досадную легенду-предание о строительстве Вавилонской башни, которое стало причиной разделения человечества по языковому принципу. В 11-й главе книги «Бытие» (11:1-9) описано, как Бог решил наказать людей за гордыню строительства башни до небес и погоню за амбициозным желанием человека «сделать себе имя», равное высшим силам. Практически, в каждой своей заграничной поездке, я, к своему немалому удивлению, отмечаю, что люди разных народностей легко могут общаться друг с другом, если есть главное – желание понять своего собеседника.

Из мимолётной лекции мы поняли, что ткнули пальцем в «бутерброды с ветчиной и салями», а попали в панини (итал. panini, panino - булочка) – круглый прототип пышного итальянского хлеба чиабатта (итал. ciabatta - «тапочка») с начинкой, уложенной между двумя его половинками, на манер гамбургера. С идентификацией салями мы не ошиблись, а ветчина оказалась панчеттой (итал. pancetta) – популярный мясной продукт национальной итальянской кухни. Панчетта – сочная вкуснятина в виде бекона с тонкими прожилками сала. Для этого придумана целая технология выращивания свиней беконной породы.

В сборе эта кулинарная конструкция, припудренная мукой, выглядела вызывающе аппетитной и была хороша на вкус. Нужно сказать, что даже сама итальянская булка была отменного качества и вполне могла бы самостоятельно сойти за блюдо перекуса. Это пекарное изделия имеет характерную крупнопористую упругую структуру, покрытую хрустящей корочкой. Уникальные вкусовые «нотки» белое тесто чиабатты приобрело от пшеничной дрожжевой закваски, сдобренной итальянским оливковым маслом.

Но главный конёк этого заведения – вино на разлив. Раз уж затеялась такая увлекательная походная лекция, то мы не преминули ткнуть пальцем и в винную доску сегодняшнего ассортимента, учебную в нашем случае. На ней мелом был отражён десяток винных наименований, что совершенно не отпугнуло нас своим количеством и ценой. Мы были полны решимости последовать известному лозунгу: «Учиться, учиться и ещё раз учиться!».

Левая колонка доски была исписана красным мелком, что соответствовало Vini Rossi (на итал. красные вина), а правая – белым мелком Vini Bianchi (на итал. белые вина). Для первого дня посещения мы решили ограничиться пробной порцией и ткнули пальцем в верхнюю красно-белую строку, озвучив на доморощенном английском языке: «зис ис ван» Cabernet (0,60 €) и «энд зис ис ван» Chardonnay (0,60 €). На этот заказ наш терпеливый учитель-бармен заметил лишь, что гораздо естественнее было бы сказать числительные на итальянском языке: один (uno - уно), два (due - дуэ). Оставив на прилавке всего 3,20 €, мы заключили ознакомительную гурманскую сделку итальянским словом, уместным для такого случая: «грацие» (спасибо – grazie). Это дало нам счастливую возможность вынести на улицу два небольших бокала разливного вина и парочку аппетитных итальянских панини.

ч.32

Тут нужно было не зевать. Людского окружения в этих местах не принято бояться, а вот воздушных воров, здесь хоть отбавляй, но мы оказались не «лыком шитыми» потому, что, на подходе к этому венецианскому бакаро, мы видели забавную сценку с одним из посетителей, опрометчиво вышедшему с целым подносом мясных итальянских разносолов, не прикрытых от грабежа.

Со стороны, за всем этим разгильдяйским поведением наблюдала зоркая пара глаз местного разбойника, терпеливо устроившегося на кромке крыши. Со своего злодейского наблюдательного поста ему были хорошо видны все посетители-ротозеи. Можно было только дивиться профессиональным навыкам этой птицы, которая до секунды отработала тактику своей воровской атаки. Стоило человеку зазеваться и отложить своё панини на расстояние вытянутой руки, как тут же чайка, буквально в два взмаха крыльев, оказывалась над аппетитным итальянским бутербродом. Этому пернатому «штурмовику», словно вышколенному боксёру, достаточно было сделать молниеносную отработанную двоечку движений, чтобы завладеть лакомством. На мгновение, зависнув над целью, птица своими ластами резко сбивала верхний кусочек булки, и, следом, ловкий клюв загребал всю мясную начинку. Сильный короткий взмах крыльев и птица круто набирает высоту, ещё несколько секунд полёта и чайка может накрыть свой импровизированный «столик» на черепичной крыше ближайшего дома. А вы можете идти жаловаться хоть в своё посольство, но кто же вам доктор, если вы - разиня.

ч.33

С нами этот номер не пройдёт – мы путники учёные, уже знаем несколько слов по-итальянски и видели нравы этого клочка венецианской территории. Решительным шагом направляемся к ближайшим ступенькам, ведущим к воде канала, но свои панини не оставляем без присмотра. На этих импровизированных каменных «скамейках» уже сидит примлевшая парочка посетителей бакаро и наслаждается неспешной трапезой. Присаживаемся и мы на ступеньки.

Тут нужно спешно отметить удивительный факт – подобные посиделки совершенно безвредны для чистоты одежды и тепла тела. Не знаю в чём тут секрет. Может до нас тут усердно, кто-то из туристов всё тщательно вытер своими штанами, или бдительные венецианские дворники тряпками моют все участки тротуаров, а может в этих краях пыль не имеет совершенно никакой возможности завестись потому, что её постоянно сдувает в каналы чистоплотный и неутомимый чистюля ветер. А по поводу тепловых ощущений, то нам совершенно ничего не потребовалось подкладывать под наши «пятые точки» потому, что отполированный камень ступеней совершенно не холодил, это было естественно потому, что до нас тут «сидело» жаркое летнее солнышко, «облокотившееся» своим лучом на открытый участок венецианской площади и оно нагрело все импровизированные «скамейки».

Находиться здесь оказалось очень уютно. Похоже, что это тоже «намоленное» место силы. Неожиданно, на наши плечи ласково легло ощущение покоя и умиротворения. В жизни бывают короткие моменты, когда человеку для полноты счастья совсем немного-то и нужно. Где-то там, в дали, за рубежом: Гранд канала, «Моста Свободы», длинной вереницы километров заграничных дорог и неприветливого частокола строгих таможенных будок, остался холод, тревоги и суета повседневных будней привычной жизни. А здесь на венецианской площади «Campo dei Tolentini» неумолимое время, специально для нас, немного замедлило свой ход и дало короткую долгожданную передышку в пути.

Вокруг щедро разлита атмосфера древнего города, его стены распахнули для гостей свои радушные объятия, над нашими головами парит голубой итальянский небосвод, под ногами плещутся, мелкой рябью, воды легендарных венецианских каналов, неутомимо несущих на своей упругой «спине» бесконечные тропинки гондольеров. Между нашими кроссовками, прямо на нижней ступеньке, аппетитно разлеглись на салфетках итальянские бутерброды, в руках у нас бокалы разливного вина, весело пляшущего солнечными звёздочками в своих таинственных недрах. Налюбовавшись этим зрелищем на просвет, делаем небольшое вращательное движение кистью руки и жадно вдыхаем аромат напитка. Затем подносим прохладное стекло бокалов к своим губам и делаем осторожный глоток вина. Рубиновый «Cabernet» оказался отменного качества, такой напиток не стыдно подавать и к праздничному столу. Даже несколько странно видеть его в бочках уличной забегаловки, да ещё за такую скромную цену. Но реакция моей Ольги меня насторожила.

Она выбрала для знакомства белый сухой напиток – «Chardonnay». Её лицо выражало недоумение и состояние близкое к шоку. Без единого слова она протянула мне свой бокал для пробы.

Мне не очень хотелось сейчас смешивать терпкий вкус моего красного вина, он совершенно не должен был гармонировать с кисленьким сухариком, пригодным для утоления жажды – так я думал до того момента, когда сделал первый глоток этого неожиданного венецианского «Chardonnay». Оказалось, что я вообще никогда не знал, что такое настоящее ¬«Chardonnay»! Это божественный напиток с богатой мягкой вкусовой гаммой. Какая там кислятина? Вино легко растекается своей живительной влагой по всей полости рта, нежно и плавно оказывая воздействие на вкусовые рецепторы. К этому впечатлению выгодно добавляется его отменный виноградный аромат и послевкусие, абсолютно лишённое неприятных горчинок и кислинок. Да, это был совершенно неожиданный сюрприз от местных виноделов.

Хотя, венецианские пекари тоже не оплошали – панини были отменного качества. Особенно выделился бутерброд с сочной панчеттой, которая просто таяла во рту. Получился, какой-то царский перекус.

Тем временем, к нам присоединилась ещё одна парочка. Места на ступеньках было уже маловато, и они сели очень близко от нас, настолько прижавшись, что, благодаря шаловливому итальянскому ветерку, я на своём левом плече ощущал нежный шёлк и аромат длинных волос моей неожиданной соседки. Темпераментная венецианская девушка так активно жестикулировала во время беседы со своим парнем, что иногда касалась меня своим локтём или вовсе облокачивалась спиной. И это совершенно не раздражало, а даже напротив, доверительностью и естественностью обстановки, создавало дополнительное ощущение дружеской атмосферы. Было такое чувство, что все собравшиеся тут – одна общая компания.

ч.34

В этом месте ещё не премину сделать небольшое отступление по поводу качества воды в венецианских каналах. В тесных лабиринтах древнего города мы ожидали ощутить затхлый воздух воды, загнанной в бытовую утробу густонаселённого города, усиленно затаптываемого многочисленными толпами беспардонных туристов – залётных временщиков, живущих зрелищем одного дня. Их главная цель всё успеть осмотреть, потрогать, а там хоть «трава не расти» - им тут не жить. Глубина обычных венецианских каналов составляет 2,5-3 метра. Центральная водная артерия Гранд канала опустила своё дно до 6 метров. Оно имеет илистую структуру. Казалось бы, что сеточная геометрия структуры каналов должна сильно тормозить любое движение воды, тем более, что в этом районе нет полноценного речного потока. На практике же, мы увидели непрозрачную, но чистую воду!?

Таким образом, ещё одна местная особенность всплыла из вод венецианских каналов – в «артериях» легендарного города течёт совершенно не затхлая субстанция. Никаких посторонних запахов от гниения воды или канализационных стоков. Ну, может только чуточку, в районе самого древнего «Моста Риальто» (итал. «Ponte di Rialto»), мы заприметили небольшой шлейф запаха ресторанных отходов. Ольга даже вычитала где-то, что там, в стародавние времена, висела табличка, запрещающая плеваться с моста на купающихся. А в целом, очень странно это писать, но, в густонаселённом туристами городе, полностью отсутствует мусор. Его нет на улицах и в воде каналов. Один только раз, нам попались на глаза его скупые остатки на площади рыбного базара, да и то, лежали они там очень недолго. Приходится отметить, что это очень странные и неожиданные факты городской чистоты, если учесть то, что в этом месте всё покоится на болотном иле, и вода здесь «распылилась» по закоулкам каналов, и не течёт проточным речным потоком. Хотя, всё имеет своё объяснение.

Венецианская лагуна отгорожена от моря защитной грунтовой косой. В этом барьере есть три протока, через которые ежедневно осуществляется движение воды морских приливов и отливов. Приблизительно, каждые шесть часов вода прибывает и убывает из лагуны, поднимая свой уровень до 0,61 метра. Во время этого природного процесса происходит обновление воды, так как возникающие при этом течения способствуют частичному её очищению, но самой генеральной влажной «уборкой» природа занимается в этих краях в сезонный период (осень, зима, весна), когда наступает неумолимое время «высокой воды» (на итал. acqua alta). В этот жёсткий момент большая часть Венеции просто затапливается повышенным уровнем воды. Знаменитая площадь «Святого Марка» (итал. «Piazza San Marco») превращается в огромный мелководный бассейн, с уникальным живописным архитектурным обрамлением в виде дворцовых зданий, стоящих по «колена» в воде. В некоторых местах, для туристов устанавливаются специальные деревянные тротуары. Воды столько заходит в «гости», что, даже в венецианских зданиях, посетители кафе сидят за столиками, погрузив свои резиновые сапоги в воду. Но это их совершенно не останавливает от процесса отдыха – «охота пуще неволи».

ч.35

В первый день знакомства с Венецией таких ужасов мы не наблюдали. Жаркое лето было в самом разгаре, и возле наших кроссовок мирно плескалась дружелюбная вода каналов. Нам так приглянулась обстановка в радушном и хлебосольном бакаро «Bacareto da Lele», что мы взяли себе за традиционное правило, при каждом очередном посещении Венеции, начинать здесь прогулку по городу и, по возможности, заканчивать наш местный туристический маршрут в этом гостеприимном заведении.

Такой стиль поведения вынудил нас перешерстить всю винную карту венецианской забегаловки. Правда, мы не очень сопротивлялись этому принудительному любопытству. :)) (смеюсь) Мимоходом, ещё один забавный момент тут озвучу. Каким-то образом, нас быстро «раскусили» и просчитали местные «аборигены». Хотя, в помещении бакаро мы не проронили не одного слова по-русски, но нам это совершенно не помогло раствориться в иностранной толпе посетителей. Для примера, опишу показательный случай. В один из жарких итальянских полуденных деньков, наша туристическая тропинка привычно пересеклась с радушным «Bacareto da Lele». До его порога, ещё на улице, мы определились, что в такую погоду лучше всего сейчас будет освежиться традиционным венецианским газированным коктейлем «Спритцем» (итал. Spritz – спритц). Поэтому, стоя в короткой очереди нам не было надобности переговариваться друг с другом. Подойдя к прилавку, я приветливо изрёк: «Бонжорно! Дуэ сприц.» (Buongiorno! Due spritz.) Бармен мне ответил радушной улыбкой и приветствием. Пока он готовил наши напитки, из угла вестибюльчика за нами внимательно наблюдал итальянский дядька в возрасте. Когда наши взгляды встретились, его лицо расплылось в широкой приветливой улыбке, он поднял свой бокал и задорно произнёс: «О! Катюша!». Это уважительное приветствие было приятно слышать – значит, помнит местное население, с какой мощной освободительной техникой русские управлялись в войну.

Получается, что в какие заморские джинсы не рядись, талдычь приветствия и заказы на английском или местном языке, а всё равно славянская суть просветится наружу. Отмечу, что в заграничных поездках за нами не раз маячила подобная «визитная карточка»: «О! Пушкин!, О! Гагарин!, О! Чайковский!...». Правда, в Париже мы почему-то за испанцев сошли, а в Латвии нас местный посетитель кафе принял за культурных латышей. Он долго выбирал себе свободное место, где не чавкают и не шумят. Потом подошёл к нашему столику, спросил разрешения присесть. Я ему сказал на латышском языке: «L;dzu!» (Луудзу – пожалйста). После этого, он стал спокойно расставлять свои тарелки на столе, но шарахнулся, когда я вдруг обратился к Ольге на русском языке. Наша родная речь не спровоцировала нас на чавканье и шум, это успокоило латыша, и он принялся за свою трапезу.

Венецианский слабоалкогольный «Спритц» - весьма приветливый аперитивный напиток. Выглядит он замечательно. Мы поставили свои бокалы на гранитное ограждение набережной и две оранжевые винные звёздочки, в виде ярких бликов легли возле стеклянных стенок. Жизнерадостным жёлтым флажком, с их края свешивались две дольки лимона. Такой винный натюрморт и пить было жалко, так гармонично он вписался в атмосферу этого уютного уголка Венеции. Пьётся этот напиток легко, приятен на вкус и хорошо освежает в жаркую погоду. Традиционно он готовится смешиванием: газированной (содовой) воды, белого сухого или игристого («Просекко») вина и настоек («Кампари» или «Апероль»).

В этом участке своей текстовой «речки», вынужден сделать ещё одно короткое замечание по поводу того, что «не место красит человека, а …». Этот же коктейль мы пробовали в своё другое посещение «Bacareto da Lele» и он оказался гораздо худшего качества потому, что нам его приготовил напарник статного венецианца. Хоть этот человек постоянно ходит в очках, но он, видать, не смог или не захотел разглядеть нужные пропорции и компоненты, чтобы произвести напиток, достойный традиций. Внешний вид этого коктейля в его руках получился блеклым, таким же оказался и вкус, после чего осталось неприятное ощущение бездушного послевкусия от туристического гурманского конвейера. Да и сама внешность этого венецианца была уставшей и неприветливой. Позже мы стали приглядываться к нему, и он всегда «носил» эту серую личину. Хорошо, что он обслуживал нас только один раз. Общаться со статным венецианцем было гораздо приятнее и вкуснее. Это яркий пример того, что «преломлять хлеб» нужно стремиться только в достойной компании, тогда будет польза для тела и души.

Ещё одним открытием, в этом венецианском бакаро, для меня стал заказ бокала «Cabernet» ценой 1,20 € - это, что-то невероятное по гамме ощущений. Всё было абсолютно идеально сбалансировано: аромат, бархатный вкус, рубиновый цвет, длительное послевкусие. Никаких посторонних горчинок или кислинок – только классика натурального виноградного продукта. Этим вином можно долго наслаждаться, медленно смакуя каждый новый глоток. Думаю, что дома такой глубокомысленный и живой напиток, не удалось бы купить ни за какие деньги. Вот, что значит брать натуральный продукт прямо из рук производителя на розлив, минуя перевалки и купажирования бездушных посредников торговой сети. Браво местным виноделам!

ч.36 «Служанка-шалунья»

Но вершиной их искусства для меня оказался другой винный сюрприз – «Ancella nero» («Чёрная служанка»). Это вообще, для меня, что-то новое в виноделии. Цена бокала этого произведения итальянских виноделов всего 0,80 €! Из-за его уникальной особенности, я даже не знаю, как правильно классифицировать это красное вино. Его нельзя отнести не к сухим, не к полусладким, да и кислым его не назовёшь, а всё потому, что оно переливается необычной вкусовой гаммой при потреблении.

Пока оно таится в стекле бокала, то ничем особенно примечательным не выделяется. Это вино имеет неплохой рубиновый цвет и виноградный аромат, с лёгким цветочным оттенком. Пьётся легко. Первые ощущения глотка (на язык) похожи на бодрое воздействие сухого вина, но они тут же переходят в сладкую фазу восприятия, растёкшегося по нёбу продукта. Вкусовые рецепторы от этого недоумевают и спешно переключаются на распознание полусладкого вина. Но им это мало помогает потому, что загадочная виноградная субстанция «Чёрной служанки» проникает под язык и его нижняя часть начинает неметь от неожиданного холодка кислинки.

Сногсшибательная гурманская головоломка получается. Три ощущения в одном бокале. Этот неожиданный природный коктейль удивляет тем, что при потреблении не объединяет вкусовые оттенки, а раскладывает их «по полочкам», меняя на ходу всю суть напитка. Я бы сказал, что уникальное красное вино «Ancella nero» работает, словно, оптическая дифракционная решётка, которая белый свет раскладывает в разноцветный спектр.

Получается, что покупая один бокал вина, получаешь сразу три! И всего за 0,80 €! :))) (смеюсь) Делаешь один глоток, а ощущаешь три. Таинство виноделия переводит во рту гурмана сухое вино в полусладкое, полируя это восприятие нежной бархатной кислинкой, переходящей в отменное, уникальное по насыщенности, и долгое, по времени, послевкусие.

Под впечатлением, я пытался отыскать это вино в магазинах и каталогах, но не смог найти. Возможно, я плохо искал или «Чёрная служанка» выпускается местными виноделами в ограниченных количествах и не бутилируется для оптовой продажи. В день отъезда мы пытались запастись этим вином впрок. Я приготовил для этой цели литровую пластиковую бутылку, но этот номер у меня не прошёл – статный венецианец решительно замахал руками, ссылаясь на то, что вино в бакаро отпускается только в розницу. Мол, рамки лицензии ограничены разливом в бокалы.

Моя Ольга в это время сидела «на паперти», так мы в шутку называли укромное угловое местечко на ступеньках храма «Святого Николая Толентино», она сторожила уютный «пятачок» в тени культового здания. В жару, это неожиданное место посиделок было популярно у местных посетителей. То там, то тут раздавался звон бокалов, сопровождаемый жизнерадостным смехом и шутками. Для «разгона» мы взяли по бокалу «Спритца», потом я сходил за двумя бокалами «Ancella nero». А теперь мне предстояло вернуться к Ольге с пустой бутылкой, но мы ведь «не лыком шиты» - прошлый опыт жизни в огромной стране научил многому. Я моментально сориентировался и заказал сразу десять бокалов «Ancella nero». Статный венецианец, пожал плечами и улыбнулся своей приветливой улыбкой, а я переложил пустую бутылку себе под мышку и стал принимать бокалы. Свободных подносов не было и мне пришлось эту винную «батарею» таскать «на паперть» по частям – столько, сколько за один раз я мог унести. Это было крайне неудобно делать потому, что была большая вероятность разлить вино или разбить бокал. Пришлось сделать несколько ходок, но последнюю мне не дали совершить – навстречу мне вышел сам статный венецианец. Он оставил торговлю на своего напарника в очках, ловко взял в руки сразу четыре бокала и лично решил нам удружить. Ему, вероятно, стало любопытно узнать, куда я так настойчиво таскаю его вино. Когда он увидел мою Ольгу, переливающую вино из бокалов в пустую бутылку, то не сдержался от смеха. Мне тоже было забавно видеть этого человека на улице, сюда он никогда не отлучался со своего рабочего места потому, что для подсобных работ у него есть напарник, который обязан собирать пустые или битые бокалы. Венецианец пожелал нам приятного аппетита и удалился на своё рабочее место.

Наполнив свою бутылку, я сам отнёс все пустые бокалы в бакаро. После чего, мы некоторое время наслаждались уютом венецианского уголка, неспешно допивая драгоценное содержимое начатых бокалов с «Чёрной служанкой». Истекал наш заключительный день этого венецианского похода. Впереди нас ждал неизведанный альпийский Мальчезине, а сейчас совершенно не хотелось отсюда уходить. Мы решили сделать ещё один заказ, чтобы побаловать себя роскошным разливным «Cabernet». Я встал и пошёл в бакаро, но там меня ждал неожиданный дружеский сюрприз.

Когда я зашёл в помещение, то встретил немного недоумённый взгляд статного венецианца, очевидно, он подумал, что сегодня меня уже не увидит. Но настойчивый залётный турист был трезв, «как стёклышко», держал ровную «офицерскую» осанку и продолжал делать свои заказы. В ответ, мне подарили очередную приветливую улыбку и поставили на прилавок два бокала с вином. После того, как я протянул деньги для оплаты, мне пришлось опешить, в свою очередь потому, что статный венецианец отрицательно замотав головой, приложил свою правую руку к сердцу и отказался от моих монет. Мотивируя это тем, что он хочет сделать мне подарок за счёт заведения, как постоянному клиенту и почитателю его винной продукции. Далеко не каждый день можно встретить такой высокий уровень человеческих отношений. Что-то подобное испытала моя Ольга в славной Черногории, когда радушный Милорад подарил ей бутылку замечательного красного вина местного производства. Ну, а в этот венецианский день я в ответ приложил свою руку к сердцу и поблагодарил гостеприимного хозяина славного бакаро «Bacareto da Lele». Это дарёное вино нам с Ольгой показалось особенно вкусным, оно разлилось по закоулкам наших тел, каким-то особенно живительным теплом. Вот, что значит принимать трапезу из чистосердечных рук, да в хорошей искренней компании.

Нужно сказать, что до встречи с этим винным заведением мы уже было, отчаялись насладиться настоящим итальянским вином достойного качества потому, что в местных магазинах, по приемлемой цене, нам не удалось отыскать ничего стоящего. Даже знаменитое «Кья;нти» (итал. «Chianti») в стеклянных бутылках было посредственным и годным только для того, чтобы запивать еду. Его можно с удовольствием пить только в соломенной оплётке, но это неоправданно дорогое занятие. Тут Париж дал огромную фору итальянской продукции. Французские вина оказались бы намного привлекательнее, если бы не разливная коллекция «Bacareto da Lele». Хотя, если быть совсем откровенным, то не все вина в этом бакаро нам приглянулись, но тут уже всё дело во вкусовых предпочтениях и восприятиях. Но мы всё равно благодарны судьбе за то, что она нас вывела на эту замечательную венецианскую «лужайку».

ч.37

В своём рассказе о Венеции я не ставил задачу подробно расписывать каждый миг пребывания. Было намерение изложить только отдельные, яркие для нас, нестандартные дорожные зарисовки путешественника. Об этом легендарном городе очень много написано основательной литературы и её будет ещё больше и это хорошо потому, что город и его коренные жители заслуживают этого. Мы убедились в этом на своём личном опыте общения. От себя только могу сделать ещё несколько рекомендаций.

Обязательно нужно заглядывать в венецианские храмы – это восхитительное зрелище, хотя бы потому, что их стены украшают работы известнейших художников. В городе бывает много замечательных выставок. Живую классическую музыку хорошего профессионального уровня можно послушать даже просто на площади «Святого Марка», возле одного из ресторанов. Катания на гондолах не берусь советовать потому, что с их высоты вы будете за свои деньги смотреть на Венецию снизу вверх, заглядывая ей больше под потрёпанную каменную «юбку», которая у неё, из-за неумолимого груза времени и въедливой сырости, выглядит не лучшим образом. Хотя, романтические чувственные натуры могут посчитать этот способ перемещения по каналам более натуральным и достоверным для подлинного знакомства с истинной атмосферой города. Мне же приходилось, чаще наблюдать снобов, которые за свои деньги нанимали даже себе профессиональных певцов для сопровождения в этой прогулке, но они были больше озабочены тем, что бы все окружающие их видели в гондоле. Видел группу рачительных китайских туристов, которые просто заплатили за то, чтобы им гондольер дал возможность сесть в лодку и сделать коллективное фото. Одна парочка вышла с бокалами шампанского на маленький гостиничный балкончик, расположенный возле знаменитого «Моста Риальто». Сделано это было только для показухи потому, что они почти не смотрели друг на друга, а постоянно вертели своими головами, удостоверяясь, что все их видят.

И главное замечание. С лучезарной Венецией нельзя встречаться, когда хочется потому, что она, словно строптивая красивая женщина, бывает в разных состояниях настроения и внешнего вида. Возраст этой архитектурной «дамы» приличный, её среда проживания экстремальная. Венеции есть, что скрывать и, чем красоваться, но она должна быть готова к романтическому свиданию со своим гостем. Поэтому, как при общении с любой красавицей заведено, неожиданные и плохо спланированные встречи могут стать причиной непоправимого разочарования. Так, что совершенно не лишним будет, для любого залётного туриста, заранее продумывать способ и время встречи (свидания) с этим легендарным городом.

Если всем этим пренебречь, и бесцеремонно вломиться в «покои» Венеции, например, в самый разгар туристического паломничества, когда к местной путешествующей братии, добавятся днём заезжие группы «коллег», да ещё и в жаркий, безветренный период, то затхлая духота узких городских стен затуманит ваш мозг заботой о питье и спасительной тени. Удушья и раздражительной суеты добавит чрезмерно полноводный поток туристов, праздно бредущих толпой, в стиле «затылок в затылок». Поверх их голов вы сможете разглядеть лишь скупые осколки окружающего пейзажа потому, что вам просто некогда будет отвлекаться от соблюдения безопасной походной дистанции и ориентирования в душных городских лабиринтах.

Венеция многолика, поэтому для успешного романтического свидания с ней, лучше выбрать раннее утреннее время, когда она уже успеет сдёрнуть «покрывало» рассвета и нанести, хотя бы первые контуры свежего городского «макияжа» в виде мягких световых красок молодого итальянского дня. А, уже в самый разгар рабочего дня венецианской красавице будет не до вас. Поэтому, эмоционально настроенному путешественнику, можно порекомендовать терпеливо переждать людской час пик, и, когда схлынет основная толпа, назначить Венеции вечернее свидание.

Ранним вечером её улицы уже будут более пустынными и проветренными. Меньше будет преград для сосредоточенного созерцания окрестностей. Но самый торжественный вид этот замечательный город припасёт на поздний вечер. В этот момент Венеция облачится в свой самый блестящий наряд-макияж. Мы совершенно случайно подсмотрели за этой неожиданно яркой магией смены «нарядов», когда возвращались последним катером с Лидо де Венеция. В это время, на древний город спустились сочные сумерки. Дневной свет окончательно удрал с улиц Венеции, и ей пришлось зажечь свою торжественную вечернюю иллюминацию. Архитектурная красавица нанесла роскошный вечерний «макияж», который засверкал в романтическом полумраке её улиц-каналов.

Оранжевый свет фонарей мягко затопил отдельные участки набережных. Наш водный трамвайчик плавно скользил по мерцающей водной глади каналов, в которых дружно и весело заплясали разноцветные змейки отблесков вечернего освещения. Тёмные силуэты зданий торжественно проплывали мимо нас невесомым, призрачным строем, периодически вспыхивая голубым светом просвета между домами, стоящими на ответвлении боковых каналов. Вечерняя волна плавно покачивала наш катер на своём упругом теле. Зрительно казалось, что уличные фонари затеяли свой хоровод-пляску. Силуэт подвижного городского пейзажа с каждым новым отрезком пути щедро дарил путешественнику яркие картинки. Ночной мир Венеции кажется нереальным. Такое ощущение возникает у водного путешественника, что неведомая магия перенесла его неожиданно в стародавние времена, в качестве подтверждения этого головокружительного впечатления, в окнах домов торжественно мелькают старинные интерьеры комнат, обставленных в дворцовом стиле. Настолько достоверно воссозданном реальными дизайнерами, что в огромных ажурных люстрах мерцали многочисленные лампочки, очень натурально имитирующие восковые свечи.

Мне кажется, что ночная Венеция – самый магический город на нашей планете. Я бы даже набрался художественной наглости заявить, что есть две Венеции – дневная и ночная – это разные города, над которыми неумолимо витает тень судьбы Атлантиды.

© Copyright: Виктор Комосов, 2019
Свидетельство о публикации №219040600060   (первая публикация на сайте "проза.ру")





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 06.04.2019 Виктор Комосов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2531952

Метки: турист, вино, Италия, Венеция, это, город, остров, красное, море, Альпы,
Рубрика произведения: Проза -> Приключения










1