Сказка о ЖАР-ПТИЦЕ


Сказка о ЖАР-ПТИЦЕ
СКАЗКА О ЖАР-ПТИЦЕ. Пиденко А. Н.
Небыль лес сию поведал,
Да в придании свету предал.
Тайну чащи за монетку
Принесла сорока с ветки.
На хвосте её таскала,
Да на лес весь стрекотала.
В перьях прятала добро,
Уронила вниз перо.
Я в лесу его поднял,
Да вам сказку написал. 1
Полнит эхо дивный край,
Всюду гам, собачий лай.
Царь со свитою своей
Травит загнанных зверей.
Стонут всласть тугие луки,
Тянут вновь тетиву руки.
Гибнут птицы, да зверьё,
Стрел, изведав остриё.
Тварям, раненным нет счёта,
Идёт царская охота.
Гомон, лай, да веток треск,
Замер в страхе тёмный лес.
Вдруг средь леса как светилом
Чащу светом озарило.
В небо взмыла чудо птица,
Невидаль лесов Жар-птица.
Град из стрел мимо неё,
Только след простыл её.
Топнул в злобе грозный царь,
«Изловить мне эту тварь!!!
Чтоб сидела в моей клетке,
На злачёной царской ветке.
Мне в потеху, да гостям,
Да на зависть всем врагам».
И помчались вдаль гонцы,
Да лихие удальцы.
Изловить чудную птицу,
Невидаль лесов Жар-птицу.
Долг исполнить почём зря,
Прихоть батюшки-царя.

2
В том краю, назло всем бедам,
Жили-были Баба с Дедом.
На двоих судьбу делили,
Да весь свет земной любили.
Стаи птичек да зверья
Посещали те края.
Где в древах стоят кормушки,
Все накормлены зверушки.
Где вражды, да горя нет,
Где весь счастлив белый свет.

Копны сена, да припасов,
Приготовлено в запасы.
Много мёда да кореньев,
А для малышей варенье.
Чтобы в снежную пору,
Каждый вхож был ко двору.
Принять кров от лютой стужи,
Завтрак получить, да ужин.

Но однажды среди неба,
Али сказка, али небыль.
Среди туч, как день пылая,
Вдруг слетела тварь златая.
Вся горит огнём небесным,
Перья сеют свет телесный.
Точно пламя полыхает,
Крыльев взмах и вся блистает.
И спустилась в сад к кринице,
Ледяной воды напиться.
Всё в окрестностях двора
Загорелось не с добра.

«Ай ты чудо, наше горе!
Ведь сгорит же всё подворье.
Кыш, скиталица чудная,
Улетай со своей стаей!»
Встрепенулась чудо птица,
Дабы в небо устремиться.
Да на землю и слегла,
А в крыле торчит стрела.

3
Звёзды в небе скрыли тучи,
Ночь спешит стеной могучей.
Скачет всадник по дороге,
Конь едва волочит ноги.
Из далёкого похода,
Возвращался воевода.
Верный страж, слуга царя,
Путь проделал свой зазря.
Вёз царю плохие вести,
Ай, не ведать больше чести.
Не нашёл он чудо птицу,
Невидаль лесов Жар-птицу.
Дал под старость воин маху,
Знать, башку пора на плаху.
Царь просчёта не простит,
Приговор свой огласит.
Видит он, стоит избушка,
На лесной, да на опушке.
А из окон свет струится,
Словно месяц там томится.
Он подкрался по дорожке,
Заглянул в избы окошко.
«Бог ты мой, никак жар-птица!
Или это только снится?
Вновь судьба манит удачей,
Где ж бродил я, пёс незрячий?»
Али так должно случиться,
Он в избы окно стучится.
«Добры люди, не гоните,
На ночлег, постой пустите.
Хлеб ваш есть не будет зря,
Слуга батюшки царя.
Коли будете вы милы
Не забуду до могилы.
Заплачу вам серебром,
Утром отобью челом».
Путника в избу пустили,
Да от пуза накормили.
Уложили на перину.
«Ай, не давит ложе спину?
Чем богаты, тем и рады,
А даров нам, страж, не надо.
За еду не обессудь,
Лёгким будет пусть твой путь».
«Снедь вкусна, постель в угоду,-
Молвит слово воевода:
Только, что у вас за птица,
С коей свет земной струится?
Сколько стоит тварь такая?
Ай, порадую царя я.
Вы не бойтесь, да скажите,
Жизнь в достатке доживите».
Но молчат дед со старухой,
Да сказать, уж нету духа.
Не нужна нам, страж, награда,
Злата-серебра не надо.
С раной села тварь сея,
А в крыле стрела царя.
Нам ли жить нужде в угоду,
Пустим птицу на свободу.
Пусть живёт в лесу на ветке,
А не в царской, тесной клетке».
Воеводе все ж неймётся,
Только тварь не продаётся.
Ночь темна судьбе в угоду,
Да не спится воеводе.
В сени он тайком крадётся,
Сердце словно молот бьётся.
Да оставив серебро,
Злато выдернул перо.
Стыдно быть ему вором,
Но как быть перед царём?
Взял коня и двинул прочь,
Ускакал в глухую ночь.
Во дворце полно народу,
К трону прямо воевода.
«Ой, да батюшка, наш царь,
Всемогущий государь!
Не поймал я чудо птицу,
Невидаль лесов Жар-птицу.
Лишь привёз за серебро,
Твари огненной перо».
Он, что было рассказал,
Да с повинной в ноги пал.
«Ай, не слыл я сроду вором,
Да не крыл свой род позором.
Уж прости меня, отец,
Я не тот уж молодец».
Топнул в злобе грозный царь!
«Не украсть златую тварь?!
Чтоб не плёл мне небылицу,
Заточить его в темницу.
Уж не верю никому,
Всё придётся самому!
Коль завистники прознают,
Враз врагам всё разболтают.
Не видать тогда Жар-птицы,
Невидали, чудо птицы».
Сбрил царь бороду, усы,
Да с проворностью лисы,
Сменив платье, сняв корону,
Прошмыгнул он мимо трона.
Мимо стражи, согнув спину,
Став в толпе простолюдином.
Время ветром пробежало,
Шёл не много он, не мало.
Видит царь стоит избушка,
На лесной, да на опушке.
А из окон свет струится,
Знать, там спрятана жар-птица.
Он стучит в избы окошко,
Да скребётся на порожке.
«Люди добры, не сгубите,
На ночлег, постой пустите.
Я не жадный, не скупой,
Дам за это золотой».
«Заходи гость на ночлег,
Деньги брать за это грех».
Путника в избу пустили,
Да от пуза накормили.
Уложили на перину.
«Ай, не давит ложе спину»?
В сон молитву прошептали,
Доброй ночи пожелали.
«Спи спокойно, пришлый странник,
Всех дорог-путей избранник.
Ты уж нас не обессудь,
Добрым будет пусть твой путь».

Сплёл паук уж паутину,
Царь не спит, да ждёт годину.
В ночь на свет тайком крадётся,
Сердце словно молот бьётся.
Сунул птицу царь в мешок,
Да помчался наутёк.
«Пусть сидит Жар-птица в клетке,
На злачёной царской ветке.
Мне в потеху, да гостям,
Да на зависть всем врагам».
Вот дворец в огнях пылает,
Стража в дрёме прозябает.
Царь хотел, нырнув в тряпьё,
Прошмыгнуть мимо неё.
Да вскричал вдруг как чумной: -
«Так храните мой покой?
Вам ли вверить чудо-птицу?
Заточу вас всех в темницу»!
Враз проснулась в злобе стража,
Видят, вор идёт с поклажей.
Да ведёт такие речи,
Явно стражникам перечит.
«Как посмел ты пёс порочный,
Сон нарушить наш полночный?
Да ни свет, да не заря,
Разбудить стражей царя»?
Закричал тут в гневе царь: -
«Я ж ведь есть ваш государь!
Кто вновь явит голос свой,
Враз простится с головой»!
Стража дружно вся хохочет,
Да в ответ царю бормочет:-
«Мы ли служит тут зазря,
Знаем батюшку царя.
С бородой он, да с усами,
Да с густыми волосами.
Ты, милок, совсем не царь,
Вор поганый, да бунтарь.
Самозванцев, да кто врёт,
Не приемлет наш народ.
Ну-ка, открывай мешок,
Да гони свой кошелёк»!
Лишь мешок открыла стража,
Встрепыхнулась вдруг поклажа.
Выпорхнула чудо-птица,
Невидаль лесов жар-птица.
Град из стрел мимо неё,
Но лишь след простыл её.
Вмиг исчезла в дебрях сада,
С нею царская награда.
Кто виновен в этом? Вор!
Дабы смыть с себя позор,
Всласть плетей ему поддали,
Да в темницу затолкали.
В царстве вновь переполох,
Весть застала всех врасплох.
Царь пропал, лежит у трона,
Лишь одежда, да корона.
Вкруг лохмотья бороды,
Из дворца ведут следы.
Долго люд не горевал,
Много бед с ним повидал.
Ни свет встали, ни заря,
Выбрать нового царя!
Отпустили на свободу,
Да призвали воеводу.
«Был для войска ты вождём,
Будь теперь для нас царём».
Стал он править, да служить,
Верой-правдой дорожить.
Отменил в лесу охоту,
Зверям там теперь нет счёта.
Там до сей поры таится,
Невидаль лесов Жар-птица.
Там огонь в ночах мерцает,
Пришлых путников пугает.


4

Вот однажды среди неба,
Али сказка, али небыль.
Среди туч как день пылая,
Вдруг явилась тварь златая.
Вся горит огнём небесным,
Перья сеют свет телесный.
Точно в пламени сгорает,
Крыльев взмах и вся блистает.
И спустилась в сад к кринице,
Ледяной воды напиться.
Все окрестности двора,
Осветились не с добра.

Дед, да с Бабкой на крыльцо,
На земле лежит яйцо.
Светом неземным пылает,
Да огнём как день мерцает.
А над лесом свет струится,
То летит сама Жар-птица.
Здесь она живёт на ветке,
А не в царской, тесной клетке.
Тут она кричит ночами,
Освещая лес лучами.
Да таит свои секреты
В сказках призрачного света.

КОНЕЦ.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 05.04.2019 Александр Пиденко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2531823

Метки: Сказка, стихи, Пушкин, детская,
Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня










1