Владимир Кантор и либеральный консерватизм.



О Толстом, Достоевском и Владимире Канторе.

«Нужен для России особый высший класс – людей… Нужны привилегии, необходимы и особые права на власть…» К. Леонтьев
«Люблю Россию как государство, как сугубое православие, как природу даже и как красную рубашку… Но за последние годы, как племя, решительно начинаю ненавидеть».К. Леонтьев.

…Читая книгу эссе Владимира Кантора, «Крушение кумиров», я вдруг начал понимать, что его антитолстовство базируется на антисоветизме. Кажется, что цитируя Константина Леонтьева, Сергия Булгакова, Владимира Соловьева, Николая Бердяева и других, он просто вставляет мнения авторитетов в свои антисоветские схемы, которые ныне стали модными в среде академической профессуры «новой» России.
К тому же Кантор – ординарный профессор философии в ВШЭ, а известно, что там собрались «либералы» российского разлива и все они «сплошные западники», в большинстве не жившие на Западе и потому, имеют самые приблизительные знания о тамошней жизни.
Странно, что в ненависти к Революции и Советскому Союзу эти либералы смыкаются с консерваторами, ищут в их реакционных теориях союзников своим антисоветским, антисоциалистическим взглядам и настроениям.
На мой взгляд, этот «западнистский либерализм» обусловлен политической конъюнктурой и принятием на себя этими «академиками», роли идеологического лакея у нынешних богачей и власть имущих в России.
Они стали участниками процесса реставрации образованческой прослойки, некогда существовавшей в монархической России, и в те времена, зажатой между пролетариями и правящим классом аристократов и богачей.
Сегодня, российских образованцев никто не зажимает ни с каких сторон, они «свободны» и потому, добровольно приклеились к богачам – олигархам и обслуживают их власть идеологически, естественно, за хорошую плату.
Что касается этой нынешней образованческой прослойки, то ни о каком сравнении с революционной и предреволюционной интеллигенцией не может быть и речи. (Читайте мою статью «Кто такие образованцы.)
…В теперешней среде этих лакеев - новоявленных «смердяковых» - прислуживающих олигархической верхушке российской крупной буржуазии, упоминание имени Толстого, в положительном смысле, запрещено.
Да они и не могут понять идей Толстого: как это можно относится к «нашим», как к врагам правды и истины.
Иначе говоря, образованческое "кумовство" процветает сегодня на просторах России!
Сословная этика этой корпорации, не позволит им делать объективные оценки своей "работы", даже если они захотят услышать о самих себе правду. Корпоративная солидарность в лакействе – это ведь типичная черта возродившейся идеологической прислуги в сословном государстве, в которое постепенно превращается Россия усилиями подобных «академиков».
Недаром, в одном из эссе о Леонтьеве, Кантор отстаивает правомерность существования сословного государства, как альтернативы государству советскому, делая из этого певца застоя, вполне себе современного теоретика возрождающихся в России, сословий.
Более того. Эти новые сторонники деления общества «на овец и козлищ», готовы оправдывать отлучение Льва Толстого от церкви, как закономерный акт защиты тогдашнего православия.
Цитата из эссе В. Кантора:
«Синод, похоже не зря отлучил Толстого от церкви. Но определение его было очень мягким и оставляло надежду на возвращение…», многое говорит о его нравственном уровне…»

Будь воля Кантора, он бы повесил Толстого и тем дал урок всем, кто не соглашался с официальной доктриной власти и прислуживающей ей церкви!

Часто, такие «новые» философы как Кантор, имеют самое приблизительное представление о подлинном христианстве,. Они больше сторонники официозной церкви, сегодня отличающейся особо яростным антисоветизмом, вплоть до признания коллаборациониста Митрополита Анастасия, главы РПЦЗ, во времена правления Гитлера - за святого и пророка, а предателя Власова, - за героя России…
Мне хотелось бы вступиться за, незаслуженно забытого и униженного, этими сторонниками "просвещённой монархии" и теоретиками узаконенного неравенства, Толстого-мыслителя. Именно он, бесстрашно разоблачал лицемерие официальной церкви и свинцовые мерзости дряхлеющей монархии.
А обвинение его в неверии, и вовсе абсурдно. Попытки Толстого, восстановить подлинное православие, очистив его от идеологического мусора предвзятых толкований, ошибок при переводах, суеверий и «преданий старцев» заслуживают тех похвал, которые звучали из уст его современников не только в России, но и на Западе.
Я думаю, что Европа избежала мировой революции во многом потому, что серьезно восприняла толстовскую критику псевдо христианства и своевременно сделала выводы!
И тут есть противоречие. Кантор гордясь, называет себя западником, и в то же время обвиняет Толстого в подготовке русской революции, ссылаясь на тезис Ленина, что «Лев Толстой - это зеркало революции».
Но, на Западе было больше сторонников Толстого, чем в самой России и это вполне объяснимо. Ибо подлинный Запад, усвоил и оценил, бескомпромиссное стремление Толстого к правде.
Во многом, нынешний благообразный Запад и в вопросах религиозных, и в экономике, следует толстовскому учению. Этим и объясняются его, Запада, экономические успехи и социальный характер системы управления развитыми странами.
Следует закономерный вопрос – если российские западники не понимают Запад, а только «веруют» в «западнизм», (термин Александра Зиновьева) тогда какие они западники? Скорее они сторонники реставрации монархии и сословного государства. И их лозунги звучат приблизительно так, как его в своё время сформулировала Зинаида Гиппиус: «И снова в хлев, он будет загнан палкой, народ не уважающий святынь…»
Судя по писаниям Владимира Кантора, российские «западнисты» исповедуют «обратный ход» истории и не прочь помочь новой буржуазии вернуть Россию в социальном развитии на сто пятьдесят лет назад, во времена до отмены крепостного права!
…Что касается этого ленинского утверждения о Толстом, то я с ним согласен и вижу в этом только заслугу великого мыслителя, не желающего терпеть в своей стране откровенного рабства и духовной несвободы.
А что касается «неверия» Толстого, то хочу попробовать объяснить, что и Толстой, и Достоевский веровали в Иисуса Христа, а никак не в официозную доктрину русской православной церкви, прислуживающей «Кесарю», в чем можно упрекнуть нынешних политиков и даже "философов", типа Владимира Кантора.
Великие русские писатели - Толстой и Достоевский - действительно веровали по разному и в разное!
Достоевский, в силу особенностей его личной биографии, напоминал временами восторженного неофита, пришедшего в церковь и принявшего всё, что он видит вокруг, думая, что это и есть выражение подлинной Христианской веры.
А Толстой больше похож на священника, у которого вдруг открылись глаза на все лицемерие и безграмотность если не обскурантизм, официозного клира и псевдо верующих, окружающих таких псевдо пастырей под крышами официозного православия.
Но оба великих писателя земли русской верили, вовсе не в догматы церкви, а в живое учение Иисуса из Назарета. Только Достоевский, как неофит, верит во всё, что ему предлагает церковь, а Толстой уже прошёл жизненную школу веры и убедился в том, что церковь, преследуя свои мирские цели извратила учение Мессии, приспособив его к миру полному зла и несправедливостей.
Недаром, Толстой говорил о Достоевском, что тот ещё не определился в своем отношении к проблеме добра и зла в российском обществе и может стать «слепым» учителем, ведущего "слепых" сторонников за собой...
Сегодня, в российской образованщине царит поверхностное, формальное знание православия и тем более, христианства вообще.
Во многом, нападки нынешних российских фарисеев из буржуазной среды, взращённых в атмосфере ненависти к простому народу, обусловлены их желанием вкусить все прелести инстинктивной жизни, которую они называют «передовой западной культурой».
Поэтому, их «богословие» напоминает мудрствование неверующих, прикидывающихся сторонниками учения Иисуса Христа. На самом деле, они не веруют ни во что, кроме золотого тельца и тех благ, которые эта вера приносит им лично...
Ещё, хотелось бы сказать, что Толстой и Достоевский различаются в вопросе спасения через веру адептов христова учения.
Толстой с молодых лет понял, что спасение для себя лично, ничем не отличается от казённой веры фарисеев, любящих широкие налобные повязки, молятся посреди людных мест показывая насколько они «верующие». А при случае, используя эту фальшивую веру как маскировку истинных намерений, не прочь получить светскую власть, обогатиться скрывая свои эгоистические порывы под маской добродетели.
Отсюда и его учение о социальном" христианстве, которое так трудно было понять его последователям, простодушию которых, писатель иногда и сам был не рад.
Но он хотел перемен в вере народной полной древних суеверий, и ещё, перемены отношений интеллигентов к труду, которое сам воспринимал как религиозное служение.
Толстой добивался и ждал таких перемен всеми силами ума и сердца, за что его и ненавидели фарисеи-современники, но не любят и нынешние «реставраторы» сословного государства…
Достоевский, в силу его трагического жизненного опыта, характера и личных качеств, больше склонен к идее личного спасения. Его старец Зосима – иллюстрация такого рода святых в русском православии...
Что касается западничества, в котором признаётся Владимир Кантор и все российские «академики», разделяющие такие взгляды, то они не понимают значения Реформации в становления западного успешного проекта. Именно Реформация, как религиозная революция, победила лицемерие и фарисейство официозного католичества.
Благодаря возврату к основам веры, отметающих «предания старцев», была выработана доктрина светской религиозности, отрицающей лицемерное фарисейство клира и прихожан, основанного на идеологии приспособления Заветов Христа, к миру лежащему во зле!
Отсюда и этика протестантизма отличающая внутреннюю веру, от лицемерной святости напоказ.
Благодаря Реформации - этой «христианской революции» в Западной Европе, вера простого человека была очищена от наслоений суеверий и ложных догматов!
Такая вера вернула уважение к проявлению личной воли, возвратила уважения к труду в любой его форме, подтолкнула к заботе о своём постоянном духовным развитии, не ограниченному консервативными догматами.
Во многом, искренность и правда Заветов Христа были возвращены Реформацией в жизненный обиход верующих!
Однако, именно этого и не удалось сделать в православии, хотя реформация христианства готовилась в России в предреволюционные годы и одним из вождей такой реформации, был Лев Толстой.
Но терпение народных масс лопнуло – свершилась народная революция вместо революции религиозной, и месть угнетателям, стала божьим наказанием тем, кто надеялся остаться безнаказанным пряча свои фарисейские привычки и нравственную лень, за христианскими догматами и ритуалами, наполненных суевериями!
После революции в России, служители официозного православия, почти все перешли на сторону белогвардейцев отделившись от матери церкви, переживающей трагические времена. Такие псевдо верующие христиане, образовали свою секту «нового православия», защищая свергнутый народом монархический режим.
Во многом, этим и объясняются гонения на церковь в социалистическом Союзе.
Когда, во время страшной Отечественной войны русское православии доказало своими действиями поддержку народа и правительства СССР в борьбе с гитлеровскими полчищами, Сталин, от лица этого народа-победителя вернул ему и статус и формальное признание...
Недавно, во времена наступившей после Контрреволюции Реставрации, церковь стала «свободной» и пользуясь этой свободой, вновь старается занять место прислужницы «кесаря» и используя информационную технологии, тиражирует антисоветские лозунги, став сторонником диктатуры новой буржуазии, в лице олигархов, продажного чиновничества и верхушки церковного клира .
Сегодня, официальная церковь вместе с «академической» социальной наукой, находящейся на содержании у олигархов, пытается реставрировать монархически-буржуазные взгляды, оклеветать и фальсифицировать историю Революции и СССР.
Печально, что в этом, она солидаризируется с контрреволюционерами и антисоветчиками, почувствовавшими себя новыми хозяевами России...
Этот путь, неизбежно приводит к экономическим и нравственным потерям, к расколу в российском обществе и в итоге, может продолжиться и завершится окончательным разрушением страны!

Август 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков.


Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com/ru/vladimir-kabakov... или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://www.russian-albion.com/ru/vladimir-kabakov...





Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 03.04.2019 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2529586

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Сапер Водичка       07.04.2019   14:23:06
Отзыв:
Удивительно, когда любят Родину, но на расстоянии! И подозрительна такая любовь....
Я не согласен с авторской оценками двух великих писателей и спекуляцией их именами.
Я опять отвечу словами самого писателя.
«Все эти либералишки ругать Россию находят первым своим удовольствием», – писал Достоевский в письме другу в 1867 г., говоря о новом романе Тургенева «Дым».
Тургенев к тому времени жил во Франции, и Достоевский с сарказмом посоветовал ему купить телескоп, «а то, право, разглядеть [Россию] трудно».








1