Книга о городах, музеях и размышлениях о эволюции искусства.




Джордж Сантаяна
«Жизнь в своем течении — это пропасть потерянного времени; ничто не может быть восстановлено или истинно обретено иначе, как в форме вечности или, что то же, в форме искусства...»


Весенняя поездка в Рим.

…Я искренне обрадовался - сбывалась моя давняя мечта – увидеть величественные руины Древнего Рима, пройти по улицам и площадям, по которым ходили и Юлий Цезарь и величественный Антоний влюблённый в Клеопатру и юный Брут – убийца тирана Цезаря, и оратор Цицерон здесь бормотал про себя будущие речи в суде и на Форуме!
И вообще, в течении тысячелетия существования этого военного, культурного и административного монстра под именем Древний Рим, много чего удивительного, величественного и даже чудесного здесь происходило. И эта империя, повлияла и влияет по сию пору на становление и развитие современной Европы и даже России!
…И вот, мы летим в Рим, чтобы увидеть и понять, как жил Древний Рим и почему он рухнул под напором полчищ варваров, победивших ослабевшую великую империю!
Мы ехали в автобусе и любовались шапками зелёной плотной хвои средиземноморской сосны на вершинах неровных стволов. В противовес этой неровности, по обочинам, как зелёные, стройные пики стояли прямые, немножко траурного вида кипарисы, на фоне которыхЮ то тут то там возникали римские руины манящие нас своей загадочностью и двухтысячелетней историей.
Постепенно наступили сумерки и на темнеющем зеленоватом, небе в контражуре эти кипарисы и руины производили неизгладимое впечатление.
Обратили внимание, уже в городе, на множество маленьких машин и машинок, стоящих неисчислимыми стадами вдоль улиц, иногда выпирая углами на проезжую часть.
И ещё бросались в глаза множество неаккуратно выполненных граффити на стенах домов и часто в неподходящих, трудно доступных местах.
Италия, на первый взгляд отличается от допустим Америки именно этим множеством маленьких машин, которые подчёркивают независимый исторический характер итальянцев, уже бывших великими и теперь удовлетворённых своим величественным прошлым.
А вот в Америке, история которой едва насчитывает триста-четыреста лет, для доказательства своего величия, силы и исключительности, на улицах можно увидеть множество огромных машин, которые, кажется должны компенсировать отсутствие какого-либо значимого прошлого у этой страны!
…Рим, на первый взгляд производит впечатление старого, подержанного, поистёршегося города, немного уставшего от постоянной суеты и не справляющегося с проявлениями преклонного возраста. Но как позже выяснится, эта древняя усталость от жизни имеет своё очарование и свои прелести!
…Наша квартира находилась недалеко от вокзала и совсем радом с величественной старой церковью Санта Мария Маджоре и площадью, посередине которой стояла колонна с Богоматерью, держащей на руках Младенца…
Устроившись, вышли на улицу и ориентируясь по карте, пошли к Колизею, который серой громадой возвышался в небольшой впадине, где некогда было большое озеро.
Подойдя ближе, увидели серые стены Колизея, похожего на древнее, изломанное временем привидением, возвышающееся над горизонтом! Обмениваясь восторженными замечаниями не торопясь, вздыхая и охая от восхищения обошли это создание рук человеческих, по кругу.
По пути осмотрели триумфальную арку, стоящую рядом с Колизеем, на которой ещё сохранились рельефы, изображающие очередную громкую победу, непобедимых на то время, римлян!
Обратную дорогу нашли тоже по карте и какими-то зелёными полями, с торчащими из земли руинами, возвратились к себе.
Поднявшись по лестнице без лифта в нашу квартиру, выпили кофе и легли спать – позади был длинный, наполненный сильными впечатлениями день!
Назавтра было Вербное воскресенье и с утра, после завтрака, мы отправились смотреть церковь Санта Мария Маджоре.
Кругом было яркое римское солнце, прохладный ветерок веял вдоль сплетения улиц и улочек и люди, с утра шли в сторону церквей семьями и в одиночку.
…При взгляде на эту церковь снаружи и особенно изнутри, начинаешь понимать значение христианства для жизни в Италии. Эта церковь – одна из древних римских базилик - мощный фасад, красивые, многометровые мозаики на втором уровне, на лоджии, колокола звенят ежечасно и их мелодичный звон слышен даже в нашей съёмной квартире.
Перед входом, полицейские проверят сумки и рюкзаки – недавние теракты в Бельгии насторожили всю Европу.
На входе, уже внутри церкви, стояли ящики с веточками вербы, которые берут с собой прихожане и прикосновением к статуям Христа, освящают их.
И мы взяли пару и сохраняя, привезли этот символ веры и почитания Иисуса Христа в Лондон.
Люди, здесь по-прежнему веруют и благодаря этой школе послушания и восхищения перед Иисусом Христом, сохраняют порядок внутри и вовне, надеясь на благоприятное будущее и стремясь его строить, несмотря на все препятствия и противодействия грехов…
Ведь христианский Бог, своим присутствием в обыденной жизни помогает оставаться оптимистом, несмотря на весь трагизм человеческого бытия…
В это утро, сотни если не тысячи верующих собрались здесь, чтобы участвовать в службе, прославляющей торжественный приход Иисуса в Иерусалим. Большой зал заполненный рядами стульев не вмещал всех прихожан и кто-то стоял на ногах, слушая священников в белых одеждах призывающих любить Христа, следовать его Заветам и деятельно стараться быть похожими на него!
Стараясь не мешать службе, мы тихонько походили по боковым нефам, а выйдя из церкви снова попали в ясный тёплый день и обогнув большое здание Санта Мария Маджоре пошли вниз, в сторону виллы Боргезе.
Рим, как известно, лежит на семи холмах и потому, дорога шла то в гору, то под гору. Тут и там видны фасады церквей и башни колоколен. Улицы замощены квадратиками чёрного камня, тротуары узкие - ещё и поэтому видно, что город старый…
Выйдя на площадь Пополо, то есть «народную площадь», увидели сразу несколько церквей, в одну из которых зашли. Это церковь называлась Санта Мария Пополо. В давние времена, она начиналась с часовни построенной для того, чтобы изгнать отсюда дух императора Нерона, похороненного здесь в древние времена и по описаниям историков, бывшего коварным и жестоким правителем Древнего Рима.
Церковь эта старинная, красивая, в её капеллах находятся работы многих известных художников и скульпторов Возрождения…
Утренняя служба уже закончилась и потому, народу внутри было немного. Мы любовались украшениями наполнявшими церковь и думали о том, как христианство привнесённое в Рим Апостолом Павлом, постепенно развивалось здесь, в начале преследуемое и гонимое, а потом победившее языческие верования древних римлян и ставшее государственной религией.
Я уже рассказывал, что католические церкви как правило трёхнефные: большой центральный и боковые – поменьше. Эти боковые содержат одну или несколько часовен – мини церквей, которые посвящены известным личностям или святым католической церкви. Многие и не подозревают о спрятанных в этих изукрашенных капеллах живописных и скульптурных шедеврах!
Католические церкви, по красоте и разнообразию присутствия картин, скульптур и других украшений напоминают мне театр «без говорящих актёров». Именно через эту красоту и разнообразие «пояснительного материала», они издавна воздействовали на воображение и переживания верующих, попадавших в эти стены.
Через наглядность, такие места для собраний верующих и молитв, рассказывали и показывали картины о подвигах и трагедии смерти Иисуса Христа и святых отцов Церкви…
По дороге к вилле Боргезе, куда мы и направлялись в конечном итоге, встречали, кроме итальянских и иноязычные церкви: греческую, французскую и даже англо-американскую. Ведь Рим и по сию пору остаётся столицей западного христианства.
Заходя в каждую из них, мы видели особенности каждой деноминации. Например в англо-американской, служба только что закончилась, но многие прихожане не уходили – сидели и разговаривали, а кто-то даже закусывал принесённым в церковь «пикником»!
В этой церкви все было далеко от неземной торжественности католицизма и оформлена она вполне по домашнему и современно…
Через время, мы вошли в парк.
Парк Боргезе расположен на холмах и сверху открывается замечательный вид на Рим. Отсюда виден и громадный купол собора Святого Петра, и множество колоколен и колонн.
Вид древнего города впечатляет и заставляет задуматься о прошлом и настоящем человеческой цивилизации.
Невольно в голову пришла мысль, что Рим, как и Италия вообще, живёт своим великим прошлым и может быть за счёт его. В Риме, по сию пору видно влияние древнего величия Империи, но и Ренессанса, а во Флоренции, например, прошлое – это расцвет искусства только Ренессанса.
Некоторая запущенность этого прошлого, да и настоящего, наверное объясняется тем, что большинство здесь работают не для Бога, а за деньги, совсем не так, как начали работать и продолжают в том же духе протестанты, многие из которых искренне работают для Бога, а значит для себя и ближних.
Во времена Реформации, в Европе, произошло возвращение к истокам, к Писанию, очищение от наслоений фальшивых преданий - это принесло в общение с Иисусом Христом черты искренности и личной ответственности за свою жизнь и свой труд!
Протестантская христианская этика, оформленная и провозглашённая Вебером, учит молиться через работу и главным девизом выдвинула лозунг «Вера без дел – мертва!» И эта вера заключена в том, что люди должны верить деятельно, для улучшения жизни ещё здесь, на Земле,. И эта мораль труда работает в протестанстких странах и приносит свои плоды!
В Риме же, как я уже говорил, чувствуется некоторая запущенность. Например почти на каждой площади есть фонтаны с скульптурными композициями. Но вода в многих зацветает и на дне водных ванн лежит разнообразный мусор. В впечатление, что до много здесь человеческая рука не доходит и это напоминает мне недавнюю ситуацию в России.
Тут тоже чувствуется привычная подмена подлинного христианства, ответственного за людей – братьев и сестёр - верой в догматы и обрядоверие!
Невольно вспоминаются российские купцы-богатеи и современные российские олигархи, которые и копейки не отдадут обществу, без выгоды для себя. А в Англии, квакеры, зарабатывали деньги и устраивали для своих рабочих достойную жизнь - специально строили для них оборудованные на современный лад жилища, объединённые в посёлки…
В парке Боргезе, куда мы поднялись по крутому склону прямо с площади Пополо, много гуляющих-отдыхающих, но и здесь чувствуется некоторая запущенность. Например сделаны целые аллеи скульптурных портретов известных итальянцев. Но у многих из них обломаны руки или даже оторваны головы. И никого такой вандализм особо не смущает - все уже привыкли!
Мы долго гуляли по аллеям этого уже зелёного, весеннего парка и на одном из перекрёстков увидели большую скульптуру Гоголя, с надписью под монументом на русском языке…
Наконец нашли собственно Виллу Боргезе и случайно попали внутрь – билеты сюда из-за наполненности туристами, надо было заказывать заранее.
Войдя в музей, мы поразились его красоте. Громадные залы заполнены росписями, скульптурами и картинами – яркими по цвету и содержанию. На полукружьях потолков фрески изображающие целые картины из жизни христианских и исторических личностей.
Время посещения здесь ограничено и мы спешили увидеть и ощутить все чудеса и великолепие этого музея.
Вот краткая справка об этом примечательном месте Рима из «Википедии»:

Вилла Боргезе (итал. Villa Borghese) — римский ландшафтный парк в природной английской манере, занимающий холм Пинчо. Это третий по величине публичный парк в Риме (80 гектаров или 148 акров) после парка виллы Дориа-Памфили и виллы Ада.
В XVII веке кардинал Шипионе Боргезе, племянник папы Павла V из рода Боргезе, разбил на месте бывших виноградников парк, который повелел украсить античными статуями. Особенное восхищение путешественников вызывал «Боргезский борец», проданный в 1807 году вместе с прочими антиками Наполеону. В XIX веке большая часть парка была оформлена в английском стиле. Одной из хозяек усадьбы в то время была Елена Боргезе, урождённая Аппоньи, внучка русского сановника А. Х. Бенкендорфа.
В 1903 году парк Боргезе был приобретён государством и передан в дар городу, который разместил в парке аттракционы для детей. На Виллу Боргезе ведут из города знаменитые Испанские ступени. Второй вход устроен со стороны площади Пополо.
В разбросанных по парку зданиях помещаются:
• Галерея Боргезе с художественными собраниями княжеского рода Боргезе;
• Национальный музей вилла Джулия с самой крупной коллекцией этрусского искусства;
• Национальная галерея современного искусства, которая даёт представление обо всех основных художественных течениях XIX—XX веков;
• Театр «Глобус» имени Сильвано Тоти, специализирующийся на пьесах У. Шекспира;
• Дом-музей Пьетро Каноника, скульптора, художника, композитора (1869-1959);
• Музей Карло Билотти с произведениями, главным образом, Д. де Кирико, а также временными выставками современного искусства…»

…Мы с женой бродили по залам замечательной галереи Боргезе, любовались древне римскими мозаиками перенесёнными сюда из других мест, восхищались яркими цветными росписями на потолках и стенах, и конечно, благоговейно осматривали античные скульптуры с лицами полными мощи темперамента и характера…
Незаметно прошло несколько часов и мы вышли из музей уже перед самым закрытием. Шли назад, через парк а потом через центр Рима. Много машин стоит почти прямо на тротуарах, а людей сравнительно немного.
Шли к Санта Марии Маджоре, как на маяк. Она стоит тёмной громадой и только высокая колокольня, светится издали своими этажами и в этом, похожа на китайскую пагоду!
Зашли в супермаркет, купили продуктов на ближайшие дни и придя домой сделали вкусный ужин…
Разбудил нас утренний шум просыпающегося города и мы обмениваясь впечатлениями попили чаю и отправились, теперь уже к Колизею, с надеждой побывать внутри этого античного «стадиона».
На подходе, с холма напротив увидели серую громаду Колизея и невольно вспомнились стихи Лермонтова: «Умирающий гладиатор»:
«…Ликует буйный Рим… торжественно гремит
Рукоплесканьями широкая арена:
А он — пронзённый в грудь — безмолвно он лежит,
Во прахе и крови скользят его колена…
И молит жалости напрасно мутный взор:
Надменный временщик и льстец его сенатор
Венчают похвалой победу и позор…
Что знатным и толпе сражённый гладиатор?
Он презрен и забыт… освистанный актер…»

…Действительно, громадный Колизей был для древних римлян и театром, и стадионом, но только таким в котором убивали, калечили друг друга гладиаторы и которых грызли хищные звери, привезённые со всего мира!
Здесь поражают не только дикие свирепые нравы древних римлян но и величие, красота мощь и богатство их искусства и архитектуры…
И вместе, глядя на это полуразрушенное творение рук и характеров человеческих, невольно задумываешься о быстротечности и коварстве неслышимого и невидимого времени, уплывающего в прошлое с каждым годом, с каждым днём, с каждым часом нашей драматической жизни!
Вот небольшая справка о Колизее из «Википедии»:

Колизей (от лат. colosseus — громадный, колоссальный) или амфитеатр Флавиев (лат. Amphitheatrum Flavium) — амфитеатр, памятник архитектуры Древнего Рима, наиболее известное и одно из самых грандиозных сооружений Древнего мира, сохранившихся до нашего времени. Находится в Риме, в ложбине между Эсквилинским, Палатинским и Целиевским холмами.
Строительство самого большого амфитеатра всего античного мира, вместимостью свыше 50 тыс. человек, велось на протяжении восьми лет, как коллективное сооружение императоров династии Флавиев. Его начали строить в 72 году н. э. при императоре Веспасиане, а в 80 году н. э. амфитеатр был освящён императором Титом. Амфитеатр расположился на том месте, где был пруд, относившийся к Золотому дому Нерона.
Открытие Колизея было ознаменовано играми; Светоний пишет по этому поводу:
При освящении амфитеатра и спешно выстроенных поблизости бань он [Тит] показал гладиаторский бой, на диво богатый и пышный; устроил он и морское сражение на прежнем месте, а затем и там вывел гладиаторов и выпустил в один день пять тысяч разных диких животных
Первоначально Колизей назывался по родовому имени упомянутых императоров — Амфитеатром Флавиев (лат. Amphitheatrum Flavium), нынешнее название (лат. Colosseum, Colosaeus, итал. Colosseo) утвердилось за ним впоследствии, начиная с VIII века, и произошло либо от колоссальности его размера, либо от того, что поблизости от него стояла гигантская статуя, воздвигнутая Нероном в честь самого себя.
Изображение Колизея помещена на древнеримской монете 80 года…
Долгое время Колизей был для жителей Рима и приезжих главным местом увеселительных зрелищ, таких, как бои гладиаторов, звериные травли, морские сражения (наумахии) (предположительно до строительства под ареной подвальных помещений при брате и престолонаследнике Тита императоре Домициане).
При императоре Макрине в 217 году Колизей сильно пострадал от пожара, но был реставрирован по указу Александра Севера. В 248 году император Филипп ещё праздновал в нём с большими представлениями тысячелетие существования Рима. Гонорий в 405 году запретил гладиаторские битвы как несогласные с духом христианства, сделавшегося после Константина Великого господствующей религией римской империи; тем не менее, звериные травли продолжали происходить в Колизее практически до смерти Теодориха Великого. После этого для амфитеатра Флавиев наступили печальные времена.
Подобно другим римским амфитеатрам, Амфитеатр Флавиев представляет в плане эллипс, середина которого занята ареной (также эллиптической формы) и окружающими её концентрическими кольцами мест для зрителей. От всех сооружений такого рода Колизей отличается своей величиной. Это самый грандиозный античный амфитеатр: длина его наружного эллипса равняется 524 м, большая ось — 187,77 м, малая ось — 155,64 м, длина арены — 85,75 м, её ширина 53,62 м; высота его стен — от 48 до 50 метров. Конструктивную основу составляют 80 радиально направленных стен и столбов, несущих своды перекрытий. Амфитеатр Флавиев был построен на фундаменте толщиной в 13 метров.
Стены Колизея воздвигнуты из крупных кусков или блоков из травертинового камня или травертинового мрамора, который добывали в близлежащем городе Тиволи. Блоки соединялись между собой стальными связями общим весом примерно 300 тонн; для внутренних частей употреблялись также местный туф и кирпич.
Использованы типичные для римской архитектуры ордерные аркады с ордерной суперпозицией.
Архитектурно-логистическое решение, применённое в Колизее и получившее название vomitoria (от лат. vomere «извергать»), применяется при строительстве стадионов до сих пор: множество входов располагаются равномерно по всему периметру здания. Благодаря этому публика могла заполнить Колизей за 15 минут и покинуть за 5. Колизей имел 80 входов, из которых 4 были предназначены для высшей знати и вели в нижний ряд. Зрители попроще входили в амфитеатр из-под арок нижнего этажа, помеченных цифрами от I до LXXVI, и поднимались к своим местам по лестницам, которых было также 76. Эти места были расположены вокруг всей арены в виде рядов каменных скамей, поднимающихся одна над другой (лат. gradus). Нижний ряд, или подий (лат. podium), был предназначен исключительно для императора, его семейства, сенаторов и весталок, причём император имел особое, возвышенное седалище (лат. pulvinar). Подий отделялся от арены парапетом, достаточно высоким для того, чтобы обезопасить зрителей от нападения выпущенных на неё животных. Далее следовали места вообще для публики, образующие три яруса (лат. maeniana), соответственно ярусам фасада здания. В первом ярусе, заключавшем в себе 20 рядов скамей (теперь совершенно разрушенных), сидели городские власти и лица, принадлежащие к сословию всадников; второй ярус, состоявший из 16 рядов скамей, предназначался для людей, имеющих права римского гражданства. Стена, отделявшая второй ярус от третьего, была довольно высокой, скамьи же третьего яруса были расположены на более крутой наклонной поверхности; это устройство имело целью дать посетителям третьего яруса возможность лучше видеть арену и всё, что происходит на ней. Зрители третьего яруса принадлежали к низшим сословиям. Над этим ярусом находился портик, опоясывавший всю окружность здания и примыкавший одной своей стороной к его внешней стене.

Колизей в разрезе
На его крыше, во время представлений, помещались матросы императорского флота, командированные для натягивания над амфитеатром огромного тента для защиты зрителей от палящих лучей солнца или от непогоды. Тент этот прикреплялся с помощью канатов к мачтам, расставленным по верхнему краю стены. Во многих местах внешнего карниза ещё до сей поры видны отверстия, через которые проходили такие мачты, упиравшиеся своим нижним концом в выступающие из стены камни, как бы кронштейны, доныне уцелевшие там, где ещё сохранился четвёртый этаж. Места для зрителей подпирались снизу мощной сводчатой конструкцией, заключавшей в себе проходные коридоры (лат. itinera), камеры различного назначения и лестницы, ведшие в верхние ярусы.
Колизей утратил две трети своей первоначальной массы; тем не менее, она и поныне беспримерно громадна: один архитектор в XVIII столетии дал себе труд приблизительно вычислить количество заключающегося в Колизее строительного материала, и определил его стоимость, по ценам того времени, в 1; миллиона скудо (около 8 млн франков). Поэтому Колизей издревле считался символом величия Рима. «Пока Колизей стоит» — говорили пилигримы в VIII столетии — «будет стоять и Рим, исчезни Колизей — исчезнут Рим и вместе с ним весь мир».
Места для сидения.
Согласно Хронографу 354 года, амфитеатр вмещал в себя около 87 000 человек, однако по современным подсчетам, Колизей может вместить лишь 50 000 человек. Сидения были разделены на уровни, каждый из которых был предназначен для определённого сословия или группы людей. На севере и юге располагались места для императора и весталок, эти места обеспечивали хороший вид на арену. На этом же уровне находились места для сенаторов, которым разрешалось приносить с собой свои стулья. Весьма примечательно, что на некоторых местах для сената можно найти высеченные имена сенаторов пятого века, которые, по-видимому, служили для резервации мест. Выше уровня для сената находились места для сословия всадников, а выше всадников располагались граждане Рима, разделённые на две категории: для состоятельных граждан, находившихся сразу выше всадников, и малоимущих граждан, которые располагались ещё выше римской знати.
Позже, во времена правления императора Домициана, был пристроен высочайший уровень, предназначавшийся для бедных граждан, рабов и женщин. В большинстве случаев это были стоячие места. Кроме того, некоторым группам людей был запрещен вход в Колизей, в частности могильщикам, актёрам и бывшим гладиаторам…»

…После осмотра Колизея изнутри, в составе группы с гидом во главе, мы перешли уже на Палатинский холм и на Форум, расположенные неподалеку от Колизея, где нас встретил новый гид, с скупыми и короткими объяснениями. Потом он распустил группу, сам удалился, а мы остались наедине с реальной древностью, великого, тысячелетнего Рима.
Именно здесь, по настоящему начинаешь понимать значение Древнего Рима, его языка, его искусства, его административную мощь, которая по свидетельствам специалистов, и сегодня кое в чём не превзойдена современностью!
Империя, в начале бывшая республикой, потом превратившаяся в «монархию», определяла жизнь в Европе и даже в Африке многие столетия, но влияет через язык, искусство и нравы по сию пору. Ведь государства сегодняшней Западной Европы живут на основаниях, заложенных ещё римскими императорами.
Западный мир стал ареной деятельности этого громадного государства, существовавшего тысячу лет и сохранившегося, правда в руинах, и по сию пору. А древнеримские герои, скульпторы и администраторы, служат питательной жизненной почвой и для нынешних европейцев!
А начиналось все с волчицы и выкормленных ею двух внуков легендарного греческого героя Энея – Ромула и Рэма. Эней ушёл из разрушенной Трои и основал поселения вблизи будущей столицы империи – Рима, названного в честь одного из этих младенцев-сирот…
В Галерее Боргезе в одном из залов есть статуя Бернини, изображающей Энея, несущего в изгнание на своих плечах, старика – отца…
На Палатинском холме, где по легенде волчица выкормила малышей, гид - канадец, рассказывал, что возможно, этих сирот выкормила «проститутка». На латыни и волчица и проститутка выражены одним словом.
Потом, на этом холме стояли поселения, состоящие из каркасных жилищ. Ну, а потом был захват сабинянок, беспрестанные войны, которые и способствовали строительству - в начале республиканского, а потом и императорского Рима!
Имперские дворцы и храмы поражают былыми своими размерами, красотой и удобствами. Это можно видеть и фантазируя представить по реконструкции Палатинского холма в музее современного Палатина.
Но и поныне сохранившиеся, двухтысячелетнего возраста руины, наглядно показывают величие, силу и богатство Древнего Рима!
А погибла эта уникальная цивилизация от изнеженности, узаконенного разврата и социального расслоения.
«Хлеба и зрелищ!» кричала толпа «свободных» граждан Рима, собираясь на улицах имперского города во времена, когда от былого демократизма, самопожертвования и патриотизма республики уже не осталось и следа.
А победившие некогда великие легионы Рима, варвары смеялись над женоподобными римлянами и со временем, из их храмов сделали для своих диких скакунов, конюшни!
Интересна социальная эволюция, произошедшая в Древнем Риме за тысячу лет существования этой цивилизации.
В начале развития города-государства были цари. Потом, граждане установили Республику. Когда Древний Рим достиг расцвета, республику сменила Империя, во главе с диктаторами – императорами.
После разрушения и развала империи, на месте бывших римских владений образовались европейские королевства.
Ну, а совсем недавно королей в Европе сменили парламенты и вновь устроились республики!
Невольно возникает вопрос о закономерности такого «социального круговорота» и надо ли ожидать становления новых империй под руководством императоров, например на территории США или России?!
…Сегодня, на Капитолийском холме, над руинами древнего Форума высится громадное административное белое здание с колоннадой и большими, почти античными скульптурами на фасаде и на крыше.
Это строение заметно из разных точек большого города, является памятником современному объединению Италии и намёком-напоминанием на некогда существовавшее величие Древнего Рима!
Сегодня здесь, в центре современного города, много света, много машин, много туристов и много музыки. Жизнь кипит с утра до вечера и тысячи туристов бродят среди величественных развалин, приобщаясь к зримой истории человеческой цивилизации!
…Двадцать третьего марта, мне исполнилось семьдесят лет. Никогда не думал, что встречу эту круглую дату в Риме!
Встали рано, позавтракали и поехали в Ватикан, уже имея билеты, которые Су заказала по интернету ещё за несколько месяцев до нашей поездки.
Спустившись на станцию метро, перед турникетами, увидели горько плачущую женщину, у которой в толкучке, воры вытащили кошелёк с деньгами и документами.
В вагонах с утра давка и я, как мне кажется, видел в этой толпе карманника. Он шнырял глазами по лицам пассажиров и нервно жевал резинку. Работа у него конечно рисковая, но видимо «прибыль» его устраивает!
Приехали в Ватикан и быстро, вне очереди тех кто не имел билетов, прошли в здание Ватиканских музеев.
Войдя внутрь, сразу пошли в сторону Сикстинской капеллы. Шли туда по длинному коридору – галерее. Вдоль стен, стояли скульптуры и мастерски сделанные бюсты от которых я без ума. Именно по этим лицам, изображающих древних римлян и деятелей возрождения, можно судить о характерах создателей и управителей Древнего Рима и деятелей Ренессанса.
Вошли в Сикстинскую капеллу мимо наряда карабинеров и в восхищении открыв рты, стали рассматривать эту «шкатулку» разрисованную, изукрашенную величайшими мастерами живописи и скульптуры эпохи Ренессанса.
Часть работ здесь, выполнил и Микеланджело, начиная их молодым и заканчивая, умудрённым сединами, стариком.
Впечатление от рассматривания этой «коробочки», остаётся сильное. И самое сильное из них – это понимание, что Италия – страна художников и скульпторов, которые рождаются, жили и живут здесь в больших количествах, чем где-нибудь ещё в мире!
Наверное это осталось в крови итальянцев ещё от далёких предков, живших некогда в Древнем Риме…
Долго сидели на лавочках, установленных вдоль стен капеллы и слушали радио-гида на английском языке - есть такие «радио-искусствоведы» и на русском. В этих лекциях рассказывается о истории капеллы, сюжетах и создании композиций и о судьбах художников, исполнивших их!
Мы провели здесь больше часа, то слушая сообщения радио-гида, а то просто прохаживаясь по залу и рассматривая сцены на стенах и потолке…
Со временем, людей в капелле становилось все больше и полицейские, по временам властными голосами призывали публику к тишине…
Наконец убедившись, что сколько не смотри, но всего не запомнишь и с собой не возьмёшь, пошли дальше, памятуя что за день нам надо осмотреть множество музеев, составляющих этот комплекс!
…Пройдя через несколько музеев мы пришли в Пинакотеку. И тут, нам открылась настоящая наглядная история развития живописи и скульптуры от икон и до современного искусства.
Здесь, можно наблюдать и анализировать интересный феномен культуры.
Лет двести, начиная с двенадцатого века художник учились рисовать, работать с цветом и формами…
Изобретали правила перспективы, избавлялись от диктатуры церковных сюжетов и привносили в живопись мотивы жизни бушующей вокруг.
А потом, после трехсотлетнего расцвета Ренессанса, начался маньеризм – некая завизированная властями «красивость», перетекающиая в реализм и заканчивающаяся «безобразием» современного искусства, снова забывающего учиться рисовать «правильно» и презирающего, из-за отсутствия школы, «похожесть» как таковую.
Началась эра символов, которые обязательно надо толковать словами и разного рода, подозрительными теориями, оправдывающими художественную неумелость создателей такого искусства!
Здесь, надо отметить, что в развитии искусства в разных странах и цивилизациях мира, существовало и существует то, что у историков называется «вторичным одичанием». Подозреваю, что «современное искусство» – это и есть проявление такого «одичания» в живописи!
…После Пинакотеки, пошли в Круглый зал, который по форме напоминает знаменитый римский Пантеон, о котором я расскажу позже. В этом круглом зале, собраны скульптуры от которых, у меня иногда мурашки восторга бегут по коже. Конечно, это были копии древних скульптур, но от этого сила эстетического воздействия уменьшилась ненамного.
Тут были лица, фигуры и торсы такого совершенства и мастерства, что мне хотелось сесть где-нибудь в уголке и медитировать, так как это делают в Азии, в буддистских храмах, любуясь и размышляя над совершенством символов, отражённых, например, в «садах камней». Там тоже, чистота линий, явная и простая символика, невольно заставляет задуматься над совершенством мира и красотой творческой мысли.
Нечто подобное испытываю я при виде античной скульптуры, которую, в том числе в подлинниках, доводилось видеть в разных галереях мира. Невольно вспоминается Флоренция и галерея Уффици…
Однако, здесь, уже было так много посетителей равнодушно проходящих мимо или щёлкающих затворами своих фотоаппаратов, вполне автоматически, что ни о каком сосредоточении не могло быть и речи!
Пройдя через «пантеон», мы вошли в так называемые «Станцы Рафаэля», где на стенах и потолках до сих пор живут росписи Рафаэля и мастеров его школы. Этот рано умерший гений живописи – один из блестящих рисовальщиков и чувствующих цвет художников, создал настоящие шедевры.
Но и здесь, сосредоточиться на фресках, в том числе на картине изображающей греческих философов идущих как бы навстречу зрителю, очень трудно. В залах стоит постоянный гомон и трудно просто пройти через эту толпу никого не задев!
Здесь, в основном группы из Германии, Франции, Японии. Часто можно услышать русскую речь. Книги в музейных киосках, тоже на нескольких языках, в том числе и на русском. И это радует!
…Общее впечатление от этих музеев – церковь в те давние времена стала основным почитателем и хранителем западной культуры, особенно в католических храмах.
И апофеозом христианского католичества стали художники - мастера Возрождения. По сути, до определённого момента вся живопись ренессанса была связана с христианской верой.
Эта традиция сохранилась в католичестве и по сию пору. В городе, по неровным, мощеным чёрным отшлифованным за столетия мостовым, ходят туристы, а церкви, в большинстве работающие и сегодня, очень напоминают театры-музеи, где верующие, то есть «зрители», не только ценители искусства, но и участники священного действия.
Внутри и снаружи этих христианских храмов много скульптурных сцен из жизни святых, много картин на библейские темы, много мрамора и золота. В боковых нефах много капелл, где стены и потолки расписаны знаменитыми живописцами-мастерами…
А на службах в этих громадных «религиозных театрах», присутствует всего по несколько десятков человек. И в хорах, которые звучат на величественной латыни, часто скрыта грусть и даже скорбь по временам давно ушедшим, когда христианами были по сути все жители этого великого города!

… Уже под вечер, усталые, обойдя почти все музеи Ватикана, мы вышли в город и пошли в сторону реки вдоль стены, отделяющей этот город-государство от светской жизни.
Ужинали в ресторане в еврейском квартале. Попивая вино и пробуя блюда итальянской кухни, мы невольно вспомнили тех девять тысяч рабов, которых император Адриан привел из побеждённой Иудеи и которые, позже занимались строительством великого города, в том числе и грандиозного Колизея!
Потом возвратились в свою комнату-квартиру, удобную, с деревянными старыми потолками, но вполне комфортную для жизни двух – трёх человек. По утрам и вечерам, когда городской шум стихает, здесь, в открытые окна слышны звуки колоколов с колокольни Санта Мария Маджоре…
Шли назад по старому городу, где много церквей, улицы узкие и часто без тротуаров. На обочинах, прижимаясь к стенам домов стоят небольшие авто, впритык – одна к одной и потому, иногда приходится идти по проезжей части, оглядываясь и надеясь в душе, что нас не задавит какой-нибудь безумный лихач. Но римляне к этому уже привыкли и не видят в этом ничего необычного!
Видели много старинных церквей у входа в которые сидят нищие и калеки, выпрашивая подаяние. На улицах бывает грязно и много безобразных граффити, которые показывают неустойчивость римского социума, неработающие нравственные установки и первобытное желание «самодеятельных художников», напомнить прохожим о своём существовании…
Вышли на набережную Тибра, - небольшой сравнительно реки - с зеленоватой водой. Любовались чудным розовым закатом с изумрудным небом на горизонте. А по контрасту с этим внешним великолепием, увидели под мостами у реки, жилища бездомных, селящихся здесь целыми коммунами. Грустное зрелище!
По пути, посмотрели Пантеон – круглую церковь-базилику без окон, вокруг и внутри которой, постоянно толпятся туристы. Это серое древнее здание стоит уже около двух тысяч лет и внутри громадного круглого зала, по сию пору проходят праздничные службы.
Купол, при взгляде изнутри, поражает масштабами и вместе красотой, лёгкостью и совершенством формы. В центре купола, световое отверстие, в которое видно синее небо, а иногда тёмные тучи. Во время дождя, капли попадают внутрь и в мраморном полу сделаны отверстия для стекания туда воды.
Перед Пантеоном – красивый многофигурный фонтан, освежающий воздух в жаркие летние дни и служащий для римлян местом свиданий.
Двадцать четвёртого марта едем в Ватикан, смотреть собор Святого Петра – центр католического мира!
Собор громадный и окружён большой площадью с колоннадой по краям. Посередине площади четырёхгранная колонна, а в дальнем конце виден купол Храма, известного всем христианам мира.
Тысячи и тысячи людей со всего мира каждый день «атакуют» этот бастион веры, в надежде увидеть святыню, а потом с гордостью сказать: «Я это видел! Моя мечта сбылась!»
Вход в собор с площади - через металлоискатели - куда стоит длинная очередь. Вот и мы, долго стояли под солнцем, маялись и ворчали на современную напряжённость, порождающий страх террора и вносящий разлад в отношения между людьми, которые и сегодня совсем не похожи на то, что говорил о вере и любви христиан друг к другу, сам Иисус Христос…
После прохождения досмотра, поспешили внутрь мраморного, громадного Ватиканского собора –«символа веры» католиков во всем мире.
И внутри, увидели тот же театр с тысячами возбуждённых увиденным зрителей, только теперь уже приехавших со всего мира…
Внутри храма, все поражает размерами и красотой отделки: кругом мрамор, золото, светильники, картины, фрески, барельефы и скульптуры…
Здесь похоронены около ста пятидесяти римских пап и для каждого нашлись и место, и надгробный саркофаг с эпитафией и барельефами!
И уже пять столетий, сюда съезжаются католики-паломники со всего мира, чтобы встретить главные праздники католичества: Рождество Христово и Пасху!
…Папы здесь бывали разные: добрые и не очень, святые и не очень. Но всех их отличала одна черта – все они веровали в Иисуса Христа и его Заповеди, правда каждый по своему.
А современный нам Папа Франциск прост в общении и своей доброй улыбкой и лёгким юмором напоминает тибетского Далай-Ламу…
Бродя по этому гигантскому символу любви и веры в Иисуса Христа, я думал о том, что и мы наконец «причастились» в этой многоликой толпе к духу «мраморной святыни»!
Хотя, в этой толчее и праздности любопытства, трудно сосредоточится и подумать о вечном, о нашей личной судьбе!
Мы пробыли внутри собора почти три часа, устали от многообразия впечатлений, но кажется запомним это посещение на всю оставшуюся жизнь!
…После собора Святого Петра, пройдясь ещё по «многослойной» колоннаде, зашли в соседнее кафе и обсуждая увиденное и прочувствованное, выпили кофе и закусили плюшками. Жизнь продолжилась в обычном режиме…
Потом, долго шли пешком вдоль высокой стены окружающей Ватикан, в сторону грандиозной крепости, стоящей на берегу Тибра и возвышающейся над городом.
По пути видели папских гвардейцев в цветных мундирах, которые напоминали весёлых цирковых артистов…
От крепости, перейдя Тибр по мосту с скульптурами великого мастера Бернини, вошли в город Рим и по узким улочкам, переходя с площади на площадь двигались в сторону Санта Мария Маджоре.
Площадь Навона с двумя скульптурными фонтанами, куда мы неожиданно попали, была заполнена народом и мы влились в этот весёлый праздник – начались пасхальные каникулы и все веселились, на время избавившись от надоевшей бытовой рутины.
По пути к дому, заходили в церкви – маленькие и большие, наполненные тишиной и полумраком, озаряемые светом от горящих свечей, «расписанные» фресками и картинами мастеров Ренессанса, обязательно высокие и с куполами…
Купола в этих церквях уходили в мягкую полутьму и местами светились пятнами ярких, но плохо различимых сюжетов.
Здесь, глядя на это мрачное великолепие, я начал думать о том, что со времён Древнего Рима в Италии, создалась атмосфера художественной преемственности. Живописцы и скульпторы рождённые здесь во множестве, зарабатывали свой нелёгкий хлеб исполняя заказы богачей и аристократов. А в Средние века – заказы церкви и высшего клира.
Мастерство передавалось по наследству, преумножалось, а иногда, в этой художественной среде появлялись гении: Джотто, Липпи, Микеланджело и Рафаэль, Леонардо да Винчи и Бернини - этот король скульпторов, создавший за свою жизнь множество великолепных «портретов из камня»!
Однако, со временем, особенно во времена глобализации и появления особенных богачей и прислуживающих им писателей и критиков, большинство художником утратили профессионализм и превратились в ремесленников, гоняющихся за богатыми заказами и известностью, рассчитывая на сенсацию через умелый эпатаж и скандальность!
Но ведь и традиции, воспитанные на прекрасных художественных работах-явлениях, сегодня почти утрачена и в музеях современного искусства, зрители ходят вокруг странных картин-символов, ничего не понимая и не испытывая ничего кроме удивления перед неумелостью «творцов» и разочарования от напрасно потраченного здесь времени.
Современное искусство стало орудием тщеславия, самомнения и безвкусицы богачей и потому, вызывает насмешки и ругань у неиспорченных такими выкрутасами, простых зрителей…

…Домой шли уже в темноте и переходя улицы, на переходах без светофоров, испуганно озирались опасаясь, что нас собьют не очень законопослушные и не очень аккуратные итальянские водители.
На переходах без светофоров, водители здесь не останавливаются, пока вы бесстрашно не выходите на проезжую часть внутренне слегка подрагивая, а вдруг какому –то идиоту захочется наказать вас «за непочтение к автомобилю»!
И в который раз, я подумал, что и эти грязные граффити и эти «наезды» на пешеходов – все следствие нестабильного общества, одной из характерных черт которого, является неуважение к человеку, как таковому.
Это, кстати, можно местами увидеть и в России, хотя последнее время, положение стало меняться в лучшую сторону!..
Назавтра, поехали в Тиволи, добравшись туда на метро от автостанции.
Проезжая по окраинам Рима и глядя на город из окна автобуса, подумалось о значении социологического термина «зрелость нации». Там, где мусор просто бросают под себя, там, где технику ценят больше чем человека – там общество находится в стадии формирования и жить в таком скоплении людей не очень весело!
Если представить себе шкалу развитых наций, то Италия, на мой взгляд занимает место где-то посерединке, между ставшей нарицательным Зимбабве и такими «высокоорганизованными» странами, как Япония, Швейцария и Англия…
Выехав из Рима, увидели горы на горизонте и у уже ближе – высокие холмы. И вот одна из неожиданных особенностей Италии – на холмах, а не в речных долинах или их излучинах стоят деревни, поселки и даже маленькие городки.
А в долинах, видны иногда глубокие карьеры и каменоломни, откуда издавна на строительство дворцов, да и просто домов, возили камень «травертин»!
Древний Рим, как и вообще итальянская культура – это культура камня. Поэтому, в отличии от культуры «деревянной» - дерево материал недолговечный- здесь есть сохранившаяся древняя история.
Поэтому же, традиции и преемственность культуры и искусств сохраняются здесь много дольше, чем допустим в России периода становления. И здесь, представлены произведения искусств сразу от нескольких постепенно поднимающихся к современности разных ступеней развития общества…
…В древнем городке на холме – Тиволи, есть два знаменитых места, которые надо посетить туристам. Это вилла Императора Адриана, построенная около двух тысяч лет назад и вилла д,Эсте, с замечательным дворцом шестнадцатого века и парком с фонтанами, который известен во всем мире.
Первым мы решили посмотреть этот парк и дворец и не прогадали.
Вначале, смотрели галерею во дворце - несколько интересных портретов и жанровых больших картин из прошлого Италии. Дворец большой и потому, вышли на эспланаду перед парком, только через несколько часов.
Здесь, отовсюду слышен шум падающей воды и склон направленный на яркое полуденное солнце играет всеми оттенками зелёного. Среди этого весеннего великолепия, то тут, то там видны серебристые струи и струйки водных потоков, направляющихся вверх и опадающих под давлением земного притяжения!
Интересно, что эти фонтаны немного напоминают питерский Петергоф и расположены тоже на склоне холма, на вершине которого и выстроили дворец кардинала. С балкона этого дворца стоящего на холме, виден даже далёкий купол собора Святого Петра в Ватикане…
Яркое солнце, синее небо, сотни фонтанов среди первозданной зелени создают лёгкое радостное настроение. При этом видно, что фонтанный сад старый и не очень ухоженный.
Но в этой запущенности есть своя прелесть. И мощные деревья, которым несколько сотен лет, и изумрудно зелёная трава у их подножий, и мягкие фрагменты многолетних плотных мхов, заключающих фонтаны в мягкие зелёные рамы – все это придаёт парку очарование древности.
В полдень, в фонтане под названием «Орган», открывается дверца и начинает играть орган, исполняющий классическую мелодию. Музыка звучит простенькая, потому что это орган автомат, но зрители собравшиеся вокруг остаются довольны…
Мы бродили по песчаным дорожкам парка и любовались прохладной красотой, облагороженной человеком природы представляя, как жили некогда в этом рукотворном раю владельцы дворца…
После виллы д, Эсте, мы поехали на местном автобусе на виллу Адриана – римского императора, известного своими воинскими победами, на Востоке.
Этот загородный комплекс, предназначенный для летней жизни императора, стоит по-прежнему в руинах и только на макете, в павильоне в начале осмотра, видны его подлинные красота, удобства, величие и масштабы.
Эти масштабы можно по настоящему оценить только сознавая, что Древний Рим достиг своего расцвета за две тысячи лет до нашего времени и за свою историю, наработал уникальные методы и навыки строительства архитектурных шедевров и великолепия искусства украшательства!
Интересная деталь социальной организации жизни римлян. Тогда, по вилле свободные граждане ходили по верху, по великолепным дорожкам и переходам, а рабы обслуживающие ту жизнь, передвигались по туннелям, чтобы не встречаться со своими господами лицом к лицу!
Но ещё страшнее этих древних рабских традиций, что это неравенство переняли белые плантаторы почти в современной Америке. Вообще, первоначальная Америка строилась по лекалам Римской Империи и недаром, там по сию пору есть Капитолий и Сенат, построенные в древне –римском стиле…
Здесь, даже глядя на руины, можно представить себе богатство и роскошь жизни Рима. Стадион, несколько больших бассейнов, роскошные бани с библиотеками и залами для тренировок и всюду арки, купола, статуи и барельефы, в мастерстве создания которых и нынешние скульпторы уступают древнеримским!
Возвращались в Рим усталые, любуясь по пути панорамами и ярким, мягким цветом закатного неба…
С утра, двадцать шестого марта, перед отъездом, ходили во дворец Барберини, из чьей семьи произошёл папа Урбан Восьмой. Дворец стоит в небольшом парке и представляет из себя квадратную по форме постройку, с двумя просторными жилыми этажами и двумя же лестницами, одну из которых проектировал Бернини.
К сокровищам галереи в этом дворце, принадлежит замечательный портрет девушки, кисти Рафаэля Санти, под названием «Булочница». По легенде это была любимая девушка художника, на которой он хотел жениться. Но что-то не заладилось и брак сорвался!
А ещё картина «Юдифь и Олоферн» Караваджо, поражающая психологической простотой и похожестью изображенных на ней женщин – дочери и матери, обдумывающих, что делать дальше с телом убитого тирана.
Интересная деталь. Несколько недель назад, на заброшенном чердаке одного из домов в Париже, среди разного мусора, нашли копию этой же картины кисти Караваджо!
…В большом зале для приёмов дворца Барберини, со стенами обитыми золотыми, поблекшими от времени обоями, привлекает внимание яркая роспись потолка и сильное впечатление оставляют многофигурные драматические сцены из мифологии, поражающие глубиной перспективы и насыщенностью красок.
Дворец интересен своими сводчатыми потолками и рациональной планировкой, включающие в себя длинные пологие лестницы и простые двери, с совсем уж скромными современными ставнями.
Дворец окружает небольшой сад, с многофигурным, сухим фонтаном. Зато во дворце, есть комната с работающим фонтаном, гдн воздух наполне н влагой и пахнет мокрой штукатуркой.
Выйдя из дворца, погуляли по простенькому саду, а потом отправились в сторону дома.
По пути зашли в уличное кафе, расположенное с задней стороны церкви Санта Мария Маджоре. Кафе принадлежит семье корейцев, говорящих по-итальянски и по-английски.
Посидели в тени от здания, под порывами легкого весеннего ветерка, выпили кофе и съели по сладкой плюшке, разговаривая об увиденном во дворце Барберини.
Потом зашли за чемоданами в нашу квартиру и тепло попрощались с хозяйкой, обменявшись подарками. Она подарила нам пасхальные шоколадные яйца, а мы ей - чайное полотенце с видами Лондона и банку печений, сделанных к юбилею английской королевы!
Потом, уже с чемоданами, пошли на автобус в аэропорт Чампино, который забирает пассажиров около центрального вокзала. Квартира была удобна ещё тем, что находится в центре Рима, откуда всюду можно дойти пешком.
Но и автовокзал, и метро тоже совсем рядом.
На автобусе до аэропорта ехали около тридцати минут и по пути видели на стенах домов много неряшливых граффити, которые бросаются в глаза, как бумажный мусор в зелёном парке. А рядом, древние руины, которые в Риме встречаются на каждом шагу.
Создается впечатление, что современный город вырос из того, древнего, от которого остались эти величественные обломки былого могущества!
Но современная Италия прямо наследует Древнему Риму, в то время как вся Европа, особенно Юго-Западная её часть, восприняла это наследие косвенно – через язык, через административные понятия, через живопись, литературу, архитектуру…
Хотя, может быть, современная Италия, ещё во многом отстает в этом восприятии древних богатств, от стран и местностей, некогда завоёванных римскими императорами в Западной Европе!..

О современной живописи и благообразной жизни.

Эмили Карр – художник дикой природы.

В очередной выходной день, поехали в Далидж, пригород Лондона, в Далидж-галлери, на выставку канадской художницы Эмилия Карр. С её картинами мы познакомились в музее Торонто, во время нашего путешествия по Канаде. Тогда, её творчество, произвела на нас большое впечатление. Она очень точно передавала красоту и свободный дух природы Канады и показывала в своих работах, культурные корни канадских аборигенов-индейцев.
Ехали в Далидж на электричке с одной пересадкой и когда вышли на нашей остановке, я стал охать и ахать от красоты быта и налаженности жизни в этом богатом пригороде Лондона. И постоянно, меня терзала мысль – когда же в России жизнь будет похожа на это удобное и обеспеченное существование увиденное здесь.
Высоких домов в этом пригороде почти нет. Все улицы застроены двух-трёх этажными домами-особняками с гаражами и благоустроенными подвалами.
Далидж, как многие пригороды Лондона похож на богатую деревню, где парки и скверы неразрывно связаны с садиками около домов, большими зелёными луговинами перед школьными зданиями и красивым парком, куда, в это чистое солнечное утро, устремились жители с детьми и собаками.
И сама галерея, расположена посреди большого луга-сада с кафе, скамейками и скульптурой актёра и предпринимателя из семнадцатого века, который купил землю и построил на ней школу - здание в голландском стиле с плоской башней по центу.
Эта башня напоминает, что после реставрации монархии в Англии в семнадцатом веке, король Чарльз Второй привёз такую архитектурную моду из Голландии…
Войдя в галерею, мы купили билеты и проследовали внутрь.
Выставка работала последние дни и потому, в сравнительно небольшом помещении было не менее сотни зрителей, успевающих посмотреть замечательные работы современной художницы (она умерла в 1945 году).
Главной её натурщицей была природа и леса Британской Колумбии, - одного из самых красивых штатов Канады.
Анализируя её творчество, прихожу к выводу, что на неё повлияли современники в лице Рериха, русских авангардистов и Пикассо. Но особенно и это самое главное - желание увидеть и передать впечатления от красоты дикой природы, синего неба и бесконечного океана лесов, покрывающих территорию Канады по сию пору.
Художница, ещё в начале двадцатого века подолгу жила в глухих уголках Британской Колумбии и сделала бесконечное количество набросков в своих блокнотах. А потом, на основе этих зарисовок создала целую серию картин, прославляющих красоту и божественные основания природы, леса и отдельных деревьев.
Интересно, что сразу после обучения она была вполне реалистом, но со временем перешла на символическое изображение особенностей пейзажа и отдельно стоящих деревьев. И если сравнивать раннее и позднее творчество, то мне больше подходит её ранние работы вполне в реалистическом стиле. На этих работах глаз отдыхает – не надо «работать головой» угадывая, что могут значит эти полосы цвета изображающие лесную чащу или переплетение ветвей отдельных деревьев и лесных рощ.
И тут, действует общая закономерность отделяющая восприятие художника творца, от восприятия картин любителем прекрасного – современным зрителем. Нечто подобное можно увидеть и понять, как процесс становления художника, в широком смысле и в литературе, и в живописи, и в музыке…
Художник, со временем стремиться к созданию некого обобщения, некоего символа, за которым он видит всю сложность и противоречивость натуры, будь то картина, роман или симфония.
А зрителю, читателю, слушателю более понятны и приятны именно вещи отражающие красоту реального мира, копирующие его без всяких головоломных символических сравнений и определений. Может быть поэтому, несмотря на царящий сегодня в среде профессионалов – художников «авангардизм», как то особенно нежно мы ценим и любим и художников Возрождения, и русских передвижников.
К сожалению, тщеславное стремление к «новизне», желание выделится из массы, стремление эпатировать, напугать зрителя, возобладали в выставочном деле и потому, всё чаще можно на выставках видеть нелепые цветовые пятна на полотнах, вместо сюжета и предметов существующих в реальном мире, и зрителей, стоящих рядом и глубокомысленно морщащих лбы.
В этом стремлении авторов запугать неоправданной сложностью или простотой, которая порой хуже воровства, пугают слушателя, читателя и зрителя намёками на их творческую неразвитость и в этом можно усмотреть тенденцию развития перехода определённых видов искусств от фигуративного к абстрактному.
Но это движение из великолепного прошлого в скандализированное будущее, на определенном этапе абстрагирования от реального содержания реальной жизни, всё больше становится интересно только для профессионалов и ставит в тупик самых изощрённых эстетов со стороны.
Особенно наглядно, этот тупик в развитии демонстрирует нам современная живопись, олицетворением которой стал «унитаз», как некое отрицание общих эстетических корней культуры в двадцатом веке и некий символ самолюбования и самонадеянности художника.
В литературе - это бессодержательные тексты, в музыке это минимализм и разного рода звуковые изыски, больше похожие на музыкальные пародии…
Видимо, действительно, согласно Гегелю, апогей развития живопись пережила во времена Возрождения, а потом медленно, но неуклонно двигается к упадку, к утрате и отсутствию настоящей школы. Осталось большое желания что-то изображать, при этом выставляя на всеобщее обозрение особенности, своего изувеченного психическими извращениями, сознания…

…После выставки Эмилии Карр, мы осмотрели экспозицию музея, в котором хранятся настоящие шедевры: и Рафаэль Санти, и Веронезе, м Мурильо…
После этого, уже немного уставшие от изыска красок в галерее, выйдя на улицу, под синее небо и яркое золотое солнце, сопровождаемое прозрачным прохладным ветерком, шли вдоль зелёной луговины, обсуждая увиденной...
Потом захотелось есть и мы, поисках кафе пошли вдоль парковой зоны, покрытой деревьями, зелёной стриженой травой, любуясь длинным прудом с чёрной, маслянисто-тяжёлой водой - вода чёрна, потому что дно состоит из чёрного перегноя.
По поверхности воды меж берегов с ивами, печально опустившими свои голые ветви к земле, резвятся кряковые утки: серые уточки и рядом селезни с изумрудно-бархатистыми головками, с серыми плоскими клювами.
Не найдя здесь кафе, по бетонной пешеходной тропинке перешли с одной луговины на другую, а потом вошли в парк, где сотни, если не тысячи отдыхающих местных жителей, может быть впервые в этом году, в первый тёплый и солнечный день выгуливали себя, детишек и собак разных пород и размеров…
Любовь к братьям меньшим, как мне кажется, начинает проявляться в людях с определённого уровня материального благосостояния. А здесь, как мы убедились разглядывая витрины агентств по продаже домов, в основном живут фунтовые миллионеры. Потому что дома, выставленные здесь на продажу, стоят в пределах от миллиона до двух, а то и трёх миллионов фунтов.
Если переводить это на российские деньги то получаются заоблачные цифры в районе ста-двухсот миллионов рублей!
Потом, прогулявшись по ухоженному, чрезвычайно шумному и людному весеннему парку, зашли в одну из пиццерий на центральной улице Далиджа и вкусно пообедали.
Итальянцы - владельцы пиццерии радовались наплыву посетителей и подали нам настоящую итальянскую пиццу, которую мы запили замечательно ароматным мускатом…
На обратно пути, уже на станции метро, встретили группу юношей в фирменных пиджаках одной из частных школ района. Они пили пиво из бутылок, громко разговаривали и дурачились, обсуждаю результаты регбийного матча, в котором участвовала их школа…
А солнечный день продолжался и приехав домой, мы попили чаю и съели сладкие плюшки, обсуждая увиденное и на улицах богатого пригорода Лондона.
А у меня в голове, ещё долго оставалось впечатление, что мы побывали на празднике жизни в райски благоустроенных и ухоженных местах столицы Англии. И вздыхал, я думал, что в России люди вполне заслужили такой уровень жизни и только трагическая история страны не даёт возможности моим соотечественникам радоваться и наслаждаться таким бытием!
Потом я подумал, что климат и особенности дикой природы в России, так же препятствуют такому беспечному образу жизни.
Но позже утешился, полагая что именно через препятствия и через тернии, преодолевая их человек и страна могут, не останавливаясь в развитии, двигаться всё вперёд и вперёд…

Золотой век» российской культуры в портретах, в Англии

…В конце апреля, побывали на выставке русского портрета в Национальной портретной галерее, в Лондоне. Билеты туда подарила нам дочь, на мой день рождения…
Впечатление от просмотра остаётся сильное!
Правильно говорят, что «большое видится на расстоянии», так и с родной культурой к которой так привык, что не замечаешь её особенностей…
Рассматривая работы в двух небольших комнатах, я вспоминал не только русских живописцев, но и знаменитых на весь мир русских писателей, композиторов, актёров и музыкантов.
И невольно, появились мысли понимание того, что девятнадцатое столетие в России, включая «серебряный век», принесли миру, на «золотом блюдечке» самобытности и глубины непознанных смыслов, сокровища русской культуры,.
Именно сплав поэзии, прозы, музыки и живописи составляют сердцевину этого культурного русского феномена…
На этой выставке мы увидели портреты кисти Репина, Серова, Ге и многих других художников-реалистов, показывающих внутренний мир писателей, поэтов, драматургов, музыкантов и актеров. Эти портреты всколыхнули в душе чувство гордости за русский гений, который после долгих столетий молчания и пребывания «внутри себя» – вспомните реплики Петра Чаадаева, - вдруг проявил себя с необычной всесторонней мощью и глубиной!
И ещё, обобщая впечатления подумалось, что именно реализм в различных искусствах, является ядром процесса развития форм и содержания любого творчества, будь то живопись, музыка или литература.
Именно из этого содержательного центра идёт, расширяясь концентрическими кругами, процесс развитие возможностей новых форм и содержания на периферию, в сторону уточнения и раскрытия разнообразия приемов и методов, свойственных искусствам как таковым…
На этой выставке, прежде всего, обращает на себя внимание творчество Репина, который по масштабу дарования и развитию своего таланта через труд, можно сравнить с Толстым. Почитатели их таланта, современники, в определённом смысле так и делали.
Жаль, что англичане мало знают этого художественного гения, показавшего в своих картинах не только современную ему Россию, но оживившего своей кистью многовековую историю российского народа, так отличающегося от знакомых европейских национальных характеров.
И очень жаль, что чиновники от культуры и служащие Россотрудничества, плохо используют эту мягкую, но влиятельную силу российской культуры, для знакомства англичан с достижениями русского народного гения!
Вспомните потрясающую по драматургии картину репина «Царь Иван Грозный и его сын Иван». Или многофигурное полотно «Крестный ход». Или полную сожаления и грусти картину «Не ждали». Или вот были ещё лихие и вместе добродушные казаки, в картине «Письмо турецкому султану».
Как жаль, что отечественные культуртрегеры, так непродуктивно используют «мягкую силу» русского искусства. Уверен, что англичане были бы в восторге от выставок в Лондоне русских художников Репина, Сурикова, Крамского, Серова…
Ведь в их работах так много пронзительной правды о русском народе и вместе показана сила мастерства в изображении любви и сопереживания своим соотечественникам!
Но и в России, уже в тёмные восьмидесятые годы двадцатого столетия, накануне «либеральной» контрреволюции, усилиями полуграмотных и идеологизированных критиков имя и слава Репина и вообще передвижников-живописцев, была забросана грязью непрофессионального, поверхностного анализа от «либеральных» критиков, ориентированных на «западные» ценности…
…На этой лондонской выставке, портреты великих русских писателей помещены рядом и мы можем увидеть в их портретах не только характеры, но и догадываться о свойствах их литературных произведений. Достоевский Перова: сухонький, с тонкими, нервными руками и напряжённым взглядом болезненного человека, невольно ассоциируется с его пронзительным творчеством, наполненным поисками цели и смысла жизни, в сумасшедшей суете характеров и чувств большого города.
И рядом Толстой Николая Ге – олицетворение положительного здоровья и интеллектуальной мощи русского писателя. Толстой в Хамовниках, за знаменитым письменным столом обдумывает очередную идею добра и справедливости, стараясь воплотить её в соответствующие словесные формы. В его портрете, перед нами предстаёт обобщённая личность русского человека, как некий символ проснувшегося творческого духа нации!
И тут же Тургенев Репина: грузный, седой, усталый, недовольный и разочарованный тяготами жизни и разрушением мечтаний о личном покое и счастье. Этот портрет не понравился ни критикам, ни самому писателю, хотя мастерство художника позволяет увидеть в этом образе силу и величие таланта, сокрушённое жизненными обстоятельствами!
…Ну а дальше портреты русских композиторов, которые тоже потрясли музыкальный мир Европы своими творениями, силой творческого гения всего русского народа.
Трагедию Мусоргского, написанного Репиным, умирающего от алкоголизма в больничке, здесь на выставке, можно сравнить с изысканной чистотой и затаенной душевной горечью Чайковского. А аристократичный Римский-Корсаков Серова, показанный в процессе творческого создания очередного шедевра, противостоит показному эпикурейству и самодовольству миллионера Мамонтова, любителя и мецената русского искусства, ярко, подчёркнуто современно для того времени изображённого Врубелем…
А рядом портрет Стасова на его даче, написанный Репиным. Критик изображён в красной рубахе подпоясанной кушаком, в штанах заправленных, с сапоги и буйной шевелюрой на голове. Чем тебе не образ весёлого русского купца на отдыхе?!
И глядя на эти знакомые с детства лица сознаешь, что нигде гениальность и своеобычность русского народа не проявляется так ярко в песенности русского быта, показанного в картинах русских художников...
Русские композиторы – «националисты» привнесли в мировую музыку образность чувств и картинность драмы человеческих переживаний.
Начиная с «Картинок с выставки» Мусоргского, продолжаясь в удивительной мелодичности «Шехерезады» Римского-Корсакова и драматизме «Шестой симфонии» Чайковского; нарастая в творчестве Стравинского, Прокофьева и Шостаковича, весь музыкальный мир Европы пережил своеобразный музыкальный Ренессанс, вдохновлённый творчеством этих личностей, составляющих плоть от плоти русского национального характера, певучести его языка отражающего драматизм исторической судьбы великого народа!
Островский и Чехов в этом раду портретов русских интеллигентов, представляют театральную стихию и как продолжение линии рассказа о русском театре, идут портреты русских актёров и оперных певцов.
Небольшой и как бы смазанный портрет кисти Константина Коровина, грандиозно талантливого Шаляпина, меня разочаровал. Вспомнился другой портрет певца, где барственный, огромный Шаляпин в меховой шубе – являет собой пример жизненного успеха и самодовольства. Наверное таким и был этот многогранный талант из народной среды, оглушенный внезапным успехом и обожанием публики. Жаль, но именно этого портрета на выставке не было…
Рядом с портретом Шаляпина, портрет Серова, великой актрисы Ермоловой: гордой, величественной и страдающей женщины в чёрном платье, с высоко поднятой головой и взглядом устремлённым вперед, в неведомое завтра.
И тут же портрет молодой женщины, тоже актрисы с грустными глазами, сидящей в мягком кресле.
И рядом, молодой актёр внушительной наружности Ленский, прославившийся ролями романтических героев.
И завершение этой серии, портрет высокой молодой актрисы Варвары Хилденбрандт – тоже Репина, в вуали затемняющей верхнюю часть лица и передающей трагические тени под глазами. Художник, на этой картине подчёркивает стройность фигуры девушки яркими красными красками кофты и контрастно-чёрной юбки…
Завершают экспозицию портреты драматической пары поэтов из серебряного века - Гумилёва и Ахматовой. Романтик Гумилёв изображён художницей Ольгой Кардовской на редкость невыразительно и кажется шаржировано. Его фигура на портрете в полный рост, кажется неудачным наброском, тогда как Ахматова, написанная этой же художницей, поражает дерзкой красотой азиатского горбоносого лица и отточенностью линий своего грациозного тела.
Остаётся добавить, что Гумилёв, вскоре после написания этого портрета был расстрелян за участие в контрреволюционном заговоре, а Ахматова, прожила длинную наполненную творчеством, переживаниями и драмой поздно пришедшей славы…
А рядом, портрет ещё одного заводчика–мецената - Ивана Морозова кисти Серова, Он сидит на фоне ярко-цветной картины Матисса, чьим поклонником и собирателем был!

…В хорошо изданном каталоге выставки, показаны не только выставленные портреты, но есть описание их создания и коротко рассказана история русских живописцев…
В магазине галереи, много книг русских писателей на английском, а в начале экспозиции можно прочитать план мероприятий на 2016 год, в котором значатся и лекции, и конференции посвящённые творчеству русских живописцев, поэтов, писателей и актёров.
В разговорами с англичанками, посетительницами выставки, мы узнали, что вскоре будет встреча-лекция с бывшим архиепископом англиканской церкви Великобритании Роёном Вильямсом, который будет рассказывать о творчестве Фёдора Достоевского.
Этот замечательный эпископ, написал книгу о Достоевском и хорошо зная русский язык, давно занимается темой, связанной с творчеством этого великого русского гения…
Остаётся пригласить и англичан и русских живущих в Англии на эту выставку и все мероприятия проводимые в этом году…

На прощанье, хочется пожелать английскому слушателю и зрителю любви и понимания направленных в сторону российского искусства, которое обогатило и омолодило своим творчеством давнюю историю развития культуры в Европе!

Революция. Русское искусство 1917-1932. Выставка в Королевской Академии Искусств в Лондоне

Вместо эпиграфа:

«…Революция, если рассматривать ее самое существенное и простое первоначало, есть естественный плод, последнее слово, высшее выражение того, что в продолжение трех веков принято называть цивилизацией Запада…» - Федор Тютчев

…Первое большой впечатление, связано с чувством гордости за историю Русской Революции - народу на выставке, не считано с утра до вечера!
Второе впечатление – англичане и устроители выставки по-прежнему не понимают корней русской революции и трагизма реализации мечты революции – построить новый мир на основе добра, свободы равенства и справедливости, на месте прогнившей монархии!
И третье чувство: почему такие выставки не организуют русские, российское министерство культуры при поддержке отделов культуры при посольствах.
Вспомнилась «русская выставка» организованная в галерее Сатчи, в Лондоне, в том числе с участием русского посольства в Англии.
Я уже писал о ней, но в сравнении с нынешней выставкой в лондонской Академии искусств, которая прославляет русское революционное искусство, на той выставке Россия была представлена как страна хаоса, пьяных и развратных граждан. И туда водили английских школьников, чтобы показывать какая Россия плохая!
Сравнивая два этих культурных события, хочется спросить у чиновников, возглавляющих российский министерства культуры: почему вы не можете объективно показывать и рассказывать о реальной, порой трагической, но реальной жизни и истории в Советском Союзе, в том числе об истории революционного искусства, которое подействовало на развитие искусства во всем мире.
И в России тоже надо делать такие выставки, чтобы прививать чувство гордости за свою страну у новых поколений россиян!
Конечно вопрос: почему это не делают российские власти заграницей и в стране - вопрос риторический.
Главная причина здесь в ненависти новой власти к Советскому Союзу и Революции.
И вторая причина – неумение и нежелание работать на современном уровне, российских чиновников, в том числе чиновников посольских, возглавляющих «культуру» в «новой» России. Они тоже должны заниматься продвижением образа России в странах «проживания»! (Но о российском чиновничестве в другой статье).
…В экспозицию выставки в лондонской Академии о революционном искусстве, вошли работы всех известных русских, российских авангардистов и вместе – что редко бывает - там были Грабарь, Бродский, Юон, Кустодиев и целый зал был посвящен творчеству Петрова-Водкина.
А из авангардистов были Шагал, Кандинский, Малевич, Родченко, Татлин, Попова, Маяковский, Эль – Лисицкий и много других авторов, мало известных сегодня.
Были фотографы и замечательные фотографии тех пламенных лет. И в залах выставки, в нескольких местах показывали на больших и малых экранах фрагменты революционного кино: Эйзенштейн, Эрлер, Барнет, Пудовкин, Дзига Вертов, Козинцев…
Глядя на это, популярное сегодня в Англии многообразие советского, революционного искусства - идут подряд в нескольких местах выставки и показы советского искусства - я подумал, что режим Реставрации в России похоже блокирует празднование столетие Революции. И эта блокада производится силами новых образованцев, обслуживающих интересы олигархического строя.
Поражает нечувствие, российской современной образованщины, отрицающей влияния Революции на весь мир, непонимание ими силы и мощи русской пролетарской революции, отразившейся в искусстве и культур, не только в Союзе, но и во всем мире!
В определённом смысле, нынешние образованцы, с их антисоветизмом и антикоммунизмом, провоцируют неонацистов Украины и в Прибалтики на антироссийские и антисоветские выступления. Ещё и поэтому, прибалтийские политики опираясь на сочувствие со стороны этих российских социальных идиотов, собираются устроить трибунал над «коммунистическим режимом»!
Странно, что российская чиновная элита иногда подыгрывает зарубежным русофобам - неонацистам в этом начинании!
В российских СМИ, сегодня, много «белых» патриотов типа Холмогорова, готовых, часто по глупости и неумению просчитывать последствия, пойти на поводу у украинских и прибалтийских националистов!
В ответ на приближающийся юбилей русской Революции, мы слышим и читаем у «домотканых» историков, публицистов и литераторов называющих себя иногда «патриотами» о губительности революции для истории России.
И эти всхлипывания разного рода антисоветчиков о «России которую мы потеряли», говорят о том, что в среде российской образованщине до сих пор бытуют мифы о возможности избежать революции и тем самым, стать похожими на Англию.
И этот бред в черносотенной, монархической обложке, сегодня в России, в определённых кругах очень популярен!
Но этим «анахоретам» надо знать, что революция в социуме похожа на бурю в природе. И человеческие желания и мнения ничего не могут в этом изменить! Ведь явления природы, часто страшные и разрушительные, не спрашивают у людей хорошо это или плохо. Они просто происходят!
Главная причина любой революции - преобладание социальной несправедливости над справедливостью! То есть, в каждой революции есть христианские корни, которые яростно отрицаю российские церковные власти! Точно так же, как в революции, главной причиной природных бурь, является разница в атмосферном давлении между высоким и низким. И буря - это пусть временное, но выравнивание атмосферного давления в природе. Так и с Революциями!
…В сегодняшней России, трудно понять отношение руководителей Государства, старающихся угодить любителям монархии Романовых и старательно разваливающих не только подлинную историю страны, но вносящих раскол в российский социума.
Сегодня, ещё и поэтому, со всей очевидностью можно сказать – в девяностых годах прошлого века в России победила Контрреволюция и в стране, на какое-то время, установился режим Реставрации.
Конечно Реставрация скоро закончится, но пока, она определяет всю жизнь российского общества в котором, вновь стала накапливаться разница между уровнями несправедливости и справедливости. А это, чревато новой Революцией!
…Возвращаясь к лондонской выставке, надо сказать, что и здесь нет полного понимания цели и смысла перемен, которые происходили не только в общественных отношениях, но и в культуре, и в искусстве России, но и в мире! Но тут, хотя бы чувствуется желание это понять, чего совсем нет в сегодняшней России…
Однако, возвратимся к выставке…
На входе, в первом зале поражают прежде всего портреты Ленина кисти Бродского. Картина «Ленин работающий за письменным столом», ещё совсем недавно входила во все советские учебники и хрестоматии по искусству, но сегодня – это реликвия, над которой принято посмеиваться. И тут же, рядом, портрет Сталина, что в российском «официозе» считает табу…
Согласитесь – странное отношение российской чиновной власти, к победителю Гитлера и спасителю не только СССР, но и всего мира от коричневой чумы, захлестнувшую в те эпические времена половину мира!
…Конечно, многие англичане приходят на эту выставку посмотреть работы основателей и вдохновителей «нового» искусства: Малевича, Шагала, Кандинского. Но многих поражают работы Кустодиева, Нестерова, Малявина, Филонова…
А работам Петрова-Водкина, отведён целый зал, может быть ещё и потому, что этот автор знаменитой картины «Купание красного коня» мало известен на Западе, и в Англии в частности.
Замечательная движущаяся инсталляция Татлина «Летатлин», поражает взлётом творческой фантазии в сочетании с инженерной мыслью выраженной в символах изображающий полёт. А Эль-Лисицкий представлен большой структурой инженерного дизайна квартиры будущего, в которой, в большие пространства «окон» мы видим большой город простирающийся в пространстве далеко и высоко.
Кинофрагменты знаменитых режиссеров, показывают быт и стремление к переменам, которым была наполнена послереволюционная жизнь в России. Бородатые мужики -крестьяне, первые трамваи, лампочка Ильича, быт коммуналок, - дают представление о том, как проходило становление и укрепление новой жизни.
И в контрасте этой бедной полуфеодальной жизни первых лет революции, показан большой фрагмент выступления спортсменов и физкультурников на Красной площади, перед мавзолеем Ленина, уже в тридцатые годы.
Красивые лица, сильные фигуры, красота и чистота линий движения и перестроений одетых в белые одежды уже новых, молодых советских людей. И эта новая жизнь, как небо от земли отличается от заскорузлой трудной и тревожной жизни, которая была в России всего лишь двадцать лет назад, то есть до Революции.
Вот где надо российскому правительству, искать сегодня пути новой модернизации страны.
Революция действительно произвела потрясающую перемену в жизни и мироощущении советских людей, если сравнивать их жизнь и жизнь россиян до Революции. И эту разницу видно невооружённым глазом…
Большой отдел выставки отведён плакатам и знаменитым «окнам РОСТа» в исполнении поэта и художника Владимира Маяковского, сегодня тоже незаслуженно ошельмованного и забытого в России.
И конечно, наибольшее внимания публика обращает на работы Малевича, Шагала и Кандинского. Эти имена знакомы каждому культурному человеку не только в Англии, но и вообще на Западе. Их работы подтолкнули фантазию современных нам художников, на поиски новых форм и содержания. Правда не всегда это получается красиво, но это тема другой статьи.
Значение этих русских авангардистов в формировании нового искусства в живописи, можно сравнить с не менее революционными выступлениями антрепризы Дягилева в Европе. Музыка Стравинского, эскизы костюмов русских художников, выдающиеся танцоры – все это было настоящим культурным шоком и стало революцией в классическом балете.
Тут надо поговорить о том, что искусство революции началось задолго до самой революции и отражало стремление России и русских людей к новым формам жизни, к новым формам в искусстве! Именно это желание перемен, пусть на время, определило лидирующие позиции русских писателей, музыкантов, художников, скульпторов и архитекторов в искусстве и литературе всего мира.
И конечно, в сравнении с «искусством» порожденным нынешней Реставрацией, революционное искусство выражало стремление страны и людей в будущее, призывало к работе по обновлению страны и человеческих отношений в СССР!
К сожалению, сегодня, во времена контрреволюции искусство в новой России, направлено в далекое прошлое, а его апологеты в бессильной злобе, занимаются фальсификациями недавней истории страны. А период взлёта культуры и искусства народов Советской России эти деятели, показывают через «мутное стекло» Реставрации!

…В завершении, надо отметить, что даже в Лондоне, где проходит одновременно множество выставок, эта выставка вызвала неожиданный отклик. С утра здесь выстраиваются очереди желающих посмотреть её.
И мне даже показалось, что весь ажиотаж вызван «ностальгией» англичан по великому революционному прошлому, которое случилось на в Англии, а в России. Именно этой социальной бури были лишены европейцы, жившие и живущие сытой, обывательской жизнь!
Им, остается только завидовать этой удивительной и неспокойной России!

Музей дизайна в Лондоне. «Москва революционного будущего».

…Выставка работает в музее дизайна и приурочена к годовщине Революции. На самом деле если точно перевести, она называется «Москва воображаемая». Но здесь действительно собраны проекты, которые должны были показывать, как преобразится страна после пролетарской Революции.
Отчасти это преображение произошло на самом деле, только российские современники этого не знают и знать не хотят.
Их головы забиты антисоветской пропагандой, которая началась ещё в годы хрущевского правления и продолжается по сию пору.
Я давно хотел написать о том удивительном времени, когда силы народа освобождённого Революцией, преобразили Россию, превратив её из лапотной, аграрной монархии в страну индустриальную, страну сплошной грамотности, страну способную постоять за себя!
И эта выставка стала ещё одним аргументом, доказывающим чудо преображения отсталой, монархической страны, погруженной в суеверия и опутанной церковными, антихристианскими мифами…

…Поехали туда с женой утром и выйдя из метро, прошли к музею через Холланд-парк.
Парк дышал свежестью и ароматами весеннего леса после ночной грозы, и я восхищался: и лесной чащей, и спортивным зеленым газоном на котором с утра уже играли или собирались играть десятки если не сотни футболистов и регбистов.
Чуть справа от нашей дорожки виден японский сад с водопадом, с прудом с пятнистыми большими рыбами и диковинными японскими деревьями и кустарниками…
Вошли в здание музея и поразились внутреннему строению зала, недавно реставрированного под руководством известного английского архитектора.
Музей располагался на четырех этажах, а посередине было свободное пространство открывающее обзор помещения сверху до низу. Крыша состоящая из нескольких громадных треугольников перекрывала большую часть строения, но по углам была видна вторая крыша. Интерьеры спроектированы и исполнены недавно и потому, все блестело и поражало чистотой линий и отделки.
Сегодня здесь были две выставки: революционная архитектура Москвы и Калифорния. Выставка о Москве была хорошо организована и по стилю вполне похожа на проекты архитекторов революционной поры, которые выставлялись в этих залах.
Первое впечатление: как же мало мы знаем о целях и задачах русской Революции, послужившие главной причиной поддержки народом новой власти!
Об этом мало кто знает и на Западе. Но так получилось, что в России тоже мало кто знает об этой выдающейся эпохе, потому что официозный антисоветизм стал главным трендом во внутренней политике, победившей в России Реставрации.
Я не знаю ни одной выставки или публичной конференции в «новой» России, которые были бы посвящены Великой Русской Революции. Создаётся впечатление, что власти хотят чтобы русские люди поверили в то, что такой революции совсем не было!
И это глупая, недальновидная позиция, которая ещё обернётся усилением раскола в российском обществе!
А здесь в Англии, проходит много выставок и разного рода мероприятий посвященных столетнему юбилею Великой Революции!
Но в России, правительство страны, повторяя мантру о примирении белых и красных, своим молчанием об этом великом событии, не только для России, но и для всего мира, усугубляет этот раскол. Конечно это делается бессознательно, по политической недальновидности если не хуже!
Я уже не один раз писал, что «герои» Реставрации делают все, чтобы очернить историю Советского Союза и историю Октябрьской революции, перевернувшей жизнь в стране, пробудившей огромные силы, скрытые в народе на всем протяжении исторического периода существования Российской монархии…
Но не будем о грустном!

…Начиналась экспозиция с рисунков Эль Лисицкого и его сумасшедших проектов «горизонтальных» небоскрёбов. Словно предугадывая нынешний дорожный коллапс в Москве, архитектор хотел построить вдоль Бульварного кольца, непрерывную линию жилых и административных строений, поднятых над землей на несколько десятков метров.
Сегодня такие проекты осуществляются во всем мире.
Например в Японии, транспортные артерии стараются располагать в трех уровнях: под землёй, на земле и над землёй.
А тогда это были революционные идеи, осуществить которые помешала надвигающаяся война…
К сожалению, сегодняшняя Россия уже привычно отстает в выработке стратегии построения будущего!
…Вторая часть экспозиция посвящена пропаганде нового образа жизни посредством плакатов - призывов, наглядной агитации и средств распространения этой агитации, включая громадный самолет с печатным станком внутри. Этот самолёт должен был и печатать листовки, и разбрасывать их с воздуха…
Тут же на стендах, показаны парады физкультурников, агитировавших за занятия физической культурой и демонстрировали возможности здорового человеческого тела…
Большая часть экспозиции посвящена Дому Советов, который должен был расположиться на месте взорванного храма Христа Спасителя.
Этот дворец имел огромные размеры и ничего подобного ещё не было в мире. Высота здания планировалась больше четырехсот метров и его венчала статуя Ленина высотой в сто метров. Большой зал заседаний должен был вмещать двадцать одну тысячу человек, а малый шесть тысяч.
Проект сделала бригада архитекторов во главе с архитектором Иофаном. И панорама Москвы начертанная архитекторами сегодня поражает воображение.
Дом Советов уже начали строить в 1939 году, но подступившая война перечеркнула все грандиозные планы!
Отдельно в экспозиции надо выделить историю проектирования и создания мавзолея Ленина, чей проект Щусева выиграл конкурс и был осуществлен строителями.
Мавзолей Ленина, стал символом победы советской власти в России и является центром архитектурного пространства Красной площади…
Мечты Революции, к сожалению не удалось осуществить полностью, но то что удалось построить, и по сию пору питают экономическую и социальную жизнь России.
А планы построения будущего, осуществляемые тогда в стране Советов, «новые русские» стараются замалчивать или фальсифицировать.
Сегодня в России, никто кроме специалистов не знает о замыслах построения города Солнца на месте старой Москвы, выразительно описанного в Утопии Томазо Кампанеллы ещё в семнадцатом веке.
Трудно представить себе сегодня, в ленивые буржуазные времена, с каким энтузиазмом строили новую жизнь в Союзе бывшие подневольные крестьяне и рабочие, под руководством партии большевиков. И это была реальность, над которой сегодня издеваются жалкие потомки этих героев труда и войны.
В сознании русского человека усилиями провокаторов образованцев и поздне-советской парт номенклатуры, этот период великого строительства великой державы оплеван и облит грязью, под которой скрылась правда реальной жизни, осуществления которой так боялись богатеи – буржуа не только на Западе, но и самой России.
В конце концов эти мещане и победили советскую мечту и сегодня, мы имеем то что имеем: пять процентов населения владеют половиной активов страны, а более двадцати миллионов россиян живут в нищете. Эти цифры взяты из официальной статистики!
Интересно, что используя опыт Советов развитые страны Запада строят уже настоящий социализм с человеческим лицом. А в России, после победы Контрреволюции девяностых годов, строят первоначальный капитализм с все увеличивающимся имущественным расслоением и восстановлением эксплуатации человека человеком!
…Были на выставке и русские и я стал свидетелем дискуссии, в которой девушка лет восемнадцати, гляди на плакаты, и парад физкультурников, презрительно говорила женщине с ребёнком: «Да их воспитывали как пушечное мясо»!
Женщина пыталась её мягко урезонить, но эту «инстинктивную» антисоветчицу было уже не остановить. Ей видимо понравилось где-то услышанное выражение «пушечное мясо» и она не к месту повторяла его как попугай, не вдумываясь в смысл!
А я, слушая её презрительные реплики подумал, что это следствие антисоветской пропаганды, которой сегодня в России забиты средства массовой дезинформации!
И ещё я подумал, что уже несколько поколений выросших после Контрреволюции живут с изувеченным сознанием, ненавидя не только прошлое страны которое они не знают и знать не хотят, но и сегодняшнюю Россию называют рашкой и гордятся тем, что живут в Англии, презирая страну в которой родились и на языке которой они так «красноречиво» изъясняются!
…Мы вышли с выставки и поднялись на верхние этажи где была экспозиция эволюции дизайна как самостоятельного жанра искусства.
Тут были и старые вещи и бытовые «приспособы» начала века. Но были и макеты первых самолётов и автомобилей, радиоприёмников и телевизоров. Были так же наручные часы Картье, которые он приспособил на руку, чтобы пилот во время полёта мог видеть сколько времени прошло с начала полёта. Эти часы были причудливых форм и цвета, часто украшены драгоценными камнями стоимостью в цену роскошной машины…
Здесь были размещены ещё несколько выставок и уходя, мы решили прийти сюда ещё раз и пройти по всем выставкам, чтобы ознакомится с множеством дизайнерских нововведений, украшающих и улучшающих наш быт и нашу жизнь!

Хокусай в Британском музее.

Вместо эпиграфа:

«…Искусство дает крылья и уносит далеко-далеко! Кому надоела грязь, мелкие грошовые интересы, кто возмущен, оскорблен и негодует, тот может найти покой и удовлетворение только в прекрасном…»
Антон Чехов

…Британский музей велик, красив и неповторим. Я помню, как первый раз после реконструкции этого музея пришел сюда и был восхищен внутренним двором, который поражал размерами и был накрыт стеклянной крышей.
Помню, как заходил свободно в читальный зал в библиотеке и смотрел редкие книги прямо на полках. Тогда и посетителей было в несколько раз меньше.
Сегодня в Британский идут толпами и даже во «дворике» не протолкнуться…
Я подумал, что многократное увеличение количества любителей живописи, как и несметные толпы туристов в Англии, показывают возросший материальный и интеллектуальный уровень, не только в Англии, но и во всем мире!
Но я отвлёкся…
…Так было и на выставке Хокусая - знаменитого японского художника и гравера. Посетители стояли очередью и медленно передвигались от картины к картине, читая «сопроводиловку» и разглядывая эстампы долго и пристально. Это многолюдье мешало сосредоточиться.
И мне невольно вспомнился музей в Вашингтоне, где мы смотрели выставку Утамаро, тоже японца, жившего раньше Хокусая и первым протоптавшего дорожку для японского искусства в Европу…
Утомаро, иногда писал откровенно эротические картинки и на той выставке запомнилась реплика матери, относящаяся к дочери, которая внимательно разглядывала именно эти картинки: - Не смотри это! Это тебе ещё нельзя смотреть…
Вот небольшая справка об этом художнике из Википедии:

…Среди предполагаемых мест рождения художника фигурируют Эдо (ныне Токио), Киото и Осака.

Утамаро. Цветы в Эдо, ок. 1800
Его имя при рождении — Нобуёси, а Утамаро — псевдоним, который художник стал использовать с 1781 г.
После смерти отца, Утамаро переехал из провинции Мусаси в Эдо. Здесь он поступил в студию Торияма Сэкиэн — художника школы Кано — и оставался там в течение семи лет.
В 1775 г. происходит его знакомство с издателем Цутая Дзюдзабуро, оказавшим огромное влияние на его творчество. Многие его прекрасные альбомы, иллюстрированные книги, серии станковых гравюр появились в результате длительного сотрудничества с Цутая. Из современников наибольшее влияние на Утамаро оказал Тории Киёнага.
Утамаро обращался к сюжетам из жизни ремесленников, создавал пейзажи, изображения фауны и флоры (альбомы гравюр «Книга о насекомых», 1788, и др.), однако прославился произведениями, посвященными гейшам квартала Ёсивара (альбом гравюр «Ежегодник зелёных домов Ёсивара», 1804). Виртуозно обыгрывал декоративный эффект белой поверхности бумаги. Часто использовал бесконтурную технику письма, киноварь и слюдяную краску в печати, в ряде случаев использовал в женских портретах погрудные композиции (впервые в японской ксилографии).
Утамаро достигал особой тонкости в передаче душевных состояний.
В 1804 г. за изображение героя японской истории Тоётоми Хидэёси «в неподобающем виде» Утамаро попадает в тюрьму. Арест и пребывание в тюрьме нанесли ему тяжелую психологическую травму. Он не смог оправиться от перенесенных потрясений, и поздний период его творчества окрашен в трагические тона. Вскоре после освобождения из-под стражи Утамаро скончался.
Изысканно-поэтическое творчество Утамаро сыграло важную роль в пробуждении у европейцев конца 19 в. интереса к японской гравюре…»

…Разница между Утамаро и Хокусаи, в том, что первый был художником-гравером и традиционалистом, а расцвет его творчества случился раньше, раньше того времени, когда Хокусай стал известен и знаменит. Он тоже был наследником традиций, тоже художником-гравером и из под его кисти выходили заготовки для эстампов, с какими-то новыми стилевыми особенностями.
Работы Хокусая стали необычайно популярны, распространялись многочисленными копиями по всей Японии и через перекупщиков попадали в Европу.
Теперь небольшая справка о Хокусае из Википедии:

«…Кацусика Хокусай (яп.;;;;); 31 октября1760, Эдо — 10 мая1849, там же) — широко известный японский художникукиё-э, иллюстратор, гравёр периода Эдо. Работал под множеством псевдонимов. Является одним из самых известных на Западе японских гравёров, мастер завершающего периода японской ксилографии.
Хокусай использовал не менее тридцати псевдонимов на протяжении своей жизни. Несмотря на то, что использование псевдонимов было обычной практикой у японских художников того времени, по числу псевдонимов он существенно превосходит других известных авторов. Псевдонимы Хокусая нередко используются для периодизации этапов его творчества…»

…Так получилось, что за неделю до Выставки в Лондоне, мы посетили выставку рисунков Рафаэля Санти, в Оксфорде.
И войдя на выставку Хокусаи, посмотрев несколько гравюр и картин на шелке я подумал, что Хокусай был своеобразным японским «рафаэлем» по мастерству рисунка, по таланту и работоспособности мало в чем уступая гению итальянского Ренессанса.
Конечно разница между европейским и японским искусством, в том числе и в живописи, разительная. Однако, мировая культура и искусство часто совершенно неожиданным образом соприкасаются, ещё до знакомства друг с другом!
Кажется, что на работы Хокусай в поздние периоды повлияли работы европейских художников. Свет сбоку, тени – это уже привнесённая в японскую живопись новинки освоенные Хокусаем.
Но в свою очередь, работы японских художников попадая в Европу, воздействовали на зарождающиеся, противостоящие неоклассицизму новые приёмы и новые подходы в живописи импрессионистов, пост импрессионистов, а потом и разного рода авангардистов…
Отсюда появилась и новая живопись, на которую повлияла не только мода на все японское, но и прежде всего работы японских мастеров, в том числе и Хокусая. Ван Гог говорил, что работы этого японца повлияли на его стиль и мировоззрения. Ренуар упоминал о влиянии японских художников на его творчество…
Более того, во Франции той поры, появился даже термин обозначающий моду на все японское - в переводе на русский это примерно так звучит – «японизм».
На этой выставке, особенно хочется отметить эстампы изображающие символ и святыню Японии - вулкан Фудзияма, или как ласково называют её японцы – Фудзи.
Эта гора, встающая симметричным вогнутым конусом над морем и над окрестностями, изображена Хокусаем во многих видах и во все сезона года.
Присутствует она и в знаменитой картине Хокусая «Большая волна в Канагава», где в промежутки между громадными волнами виден светлый конус Фудзи!
Художник изображал и животных, часто птиц и цветы, в том числе ирисы - этот мотив позже подхватили импрессионисты.
Особенно интересны изображения орла, сокола и тигра, в которых прочитывается все особенности японской живописи, где художники пытаются показать обобщенный тип исключающий зеркальную трактовку того или иного объекта, будь то люди или животные.
Это касается и цветов, в которых японцы видели символ красоты и старались очистить эту красоту от сиюминутных состояний и обобщить её в некий безвременный образ!
Это просматривается и в искусстве древних буддистских садов, в том числе садов камня, которые для европейцев, особенно первое время, казались чудачеством и не были поняты и оценены.
Сад камней расположен на прямоугольной площадке рядом с террасой, «расчесанный» граблями гравий изображает волны океана и где-то посередине, несколько больших каменей разной формы торчащих из этих «волн» – символы островов, на которых и расположена Япония.
Именно сады камней были чистейшими религиозно-философскими символами, которые будили воображение и помогали мыслить отвлечённо, что является особенностью буддизма и азиатского мышления вообще.
Наверное поэтому, оценить культурные особенности японского искусства, для многих просто невозможно, тем более для большинства прагматичных и рациональных европейцев - без обращения к символам реальности и красоты живущей в ней, мы не можем проникнутся идеей вселенского единства…
Философия буддизма воздействовала на все искусства не только в Китае, но и в Японии, а в силу долгой самоизоляции, это искусство стало во многом прямой иллюстрацией этой философии…
Люди у Хокусая вполне живые, с узнаваемыми лицами и представлены в жизненных ситуациях, в отличии от большинства работ художников той поры.
Надо отметить, что стилизация и символизм в искусстве Японии пришли из буддизма, а на особенности японского искусства повлияла культура и искусство Китая!
Обаяние работ Утамаро и Хокусая, с каждым годом, с каждым новым поколением увеличивается и потому, эта небольшая выставка в Британском музее, пользуется таким успехом и популярна среди английских интеллектуалов.
Вот и я приобщился к этой моде и спешу сообщить об этом своим читателям в подробностях, часто незначительных и поверхностных!

Выставка Ильи Кабакова в Тейт Модерн

…Пошли на выставку с утра пораньше и по дороге любовались старыми церквями, а потом и собором «Сент Полс» то есть собором «Святого Павла».
Вокруг, за последние десять лет настроили современных здания, в нижних этажах которых открыли кафе, рестораны, магазины и магазинчики. На площади, сделанной прямо перед собором, стоят столы для тенниса, шезлонги и люди отдыхая сидят в них.
Туристов ещё совсем немного и поэтому, можно без суеты и толкотни рассмотреть в подробностях величественный собор и недавно сделанную площадь перед боковым фасадом, напоминающей площади в Риме.
В собор, выстоилась пока совсем небольшая очередь из желающих побывать внутри. Пока все не так многолюдно и суетливо и н икто не мешает смотреть и видеть. Я не бывал здесь уже год с лишним и поэтому, с восхищением смотрю на все «новыми глазами».
Прошли мимо монументального лицевого фасада собора, а потом по пологой улице с лестницами вниз к Темзе.
Перейдя дорогу, вышли к пешеходному мосту Миллениум Бридж, с которого любовались рекой с необычно низким отливом. С обеих сторон, река далеко отошла от высоких набережных и сузилась метров на пятьдесят. От левого берега вода отступила поменьше, а с правого, там, где высится кирпичное здание бывшей ТЭЦ, а ныне «Тейт Модерн», отлив обнажил берег на добрые тридцать-сорок метров. Там, внизу, видны камни бывшей набережной, какие –то деревянные ограждения и поэтому можно определить, что раньше река была заметно уже.
По реке плывут навстречу друг другу прогулочные катамараны, на которых ещё не так много народу.
Английские архитекторы сделали «Тэйт Модерн» из бывшей ТЭЦ и сделали это талантливо, замечательно красиво и современно, с огромным холлом и экспозициями на нескольких этажах.
Там, на втором этаже выставочных павильонов и разместилась выставка Ильи Кабакова и Эмилии Кабаковой.
Внизу, под основным этажом, где разместились большие магазины предметов искусства, установили множество качелей и мы с женой, тоже поучаствовали в общем веселье. С энтузиазмом молодости, мы некоторое время качались, стараясь разогнаться и взлетать как можно выше…
Потом поднялись на второй этаж и вошли на выставку - я уже заранее был настроен скептически – мне кажется, что современное искусство деградирует и становится только предметом торга и прибыли.
До этого, в модных журналах я видел какие-то неинтересные инсталляции Кабакова и думал, что это очередной пример спекуляции на любопытстве обывателя.
Действительно, в начале творческого пути Илья Кабаков был конъюнктурщиком и стебался над «примитивной» жизнью в Советском Союзе.
Но посмотрев некоторые новые работы-инсталляции я подумал, что с возрастом, попытки угодить западному обывателю ушли в прошлое и Илья, стал делать картины и макеты с замысловатым и часто скрытым сакральным смыслом.
Особенно меня поразили его последние работы, где он изображает на больших полотнах в технике коллажа, концептуальное видение не только жизни советского обывателя, но и грустно шутит над давно ушедшей, канувшей в лету обстановкой и главное, сочувствует тёплой атмосфере жизни в Союзе, когда всё обманчиво обещало действительно светлое будущее.
Я тоже помню эту атмосферу движения, ожидания чего-то чудесного и недалёкого по времени!
Но как часто бывает, эти людские ожидания «ушли в свисток», то есть постепенно и неостановимо превратились в ложь и лицемерие.
Так случилось и в Союзе - энтузиазм строителей коммунизма со временем сменился обывательским пофигизмом и начался застой. И чем хуже становились дела в стране, тем больше старалась монументальная пропаганда уверить нас, что «народ и партия – едины»!
В итоге, мы получили грустное разочарование закончившееся катастрофой развала Советского Союза. Поэтому сегодня, при взгляде на приметы того прошлого, становится грустно - ведь это были годы нашей молодости и мечтаний!
Самое замечательное, что в последних работах четы Кабаковых, появились оптимистические религиозные мотивы. Меня поразила инсталляция, внешне похожая на Башню Татлина, на вершине которой маленький и одинокий человек тянет руки навстречу летящему ангелу…
В идее этой инсталляции, впечатляет грустный оптимизм ожидания будущего и вместе, понимание, что такое благостное будущее может никогда не наступить…
Сильное впечатление оставляет композиция «Воспоминания моей матери», размещённая в узком коридорчике изгибающегося под прямыми углами. Это некое символическое подобие коммунальной тесноты и нехватки жилья для населения страны, продолжавшееся во всё время существования Союза. «Квартирный вопрос» тогда стоял ребром и коммунальное житье несло вначале идеологическое, социальное содержанеие, а потом стало вынуждененным.
В этом коридорчике, на стенах помещены старые фотографии городов и местностей, в которых жили и бывали члены семьи Кабакова. Это и Бердянск, и Крым, и Москва…
А под этими фото, помещены отпечатанные на машинке на листках плохой бумаги тексты - воспоминания, в которых документально записана история жизни матери художника, и его самого.
От всех этих фото и текста исходит грустное очарование прошлой жизни в Советском Союзе, свидетелем которой был и я. Именно искренностью и юмором подкупают эти фото и сам текст.
Завершается инсталляция так - в конце длинного узкого коридора слышен мужской голос, напевающий песенки нашей молодости вполне непрофессионально, что и подчеркивает реализм инсталляции.
Только потом, жена подсказала мне, что у Юрия Олеши в его роман «Зависть», повествование начинается с фразы, «…он поёт по утрам в клозете». А тут, прямая отсылка к герою Олеши и его пением в туалетной комнатке, из-за закрытой двери которой слышен его голос…
Интересна большая композиция художника в следующем зале - «Поезд в Будущее», где изображена станция на железной дороге, символизирующая движение, а бегущие титры говорят: «Не каждый сможет попасть в будущее.»
Смысл этой инсталляции, как кажется заключен в следующем – не все, кто сегодня популярен и «велик», смогут пережить свою смерть и остаться известными в будущем…
…Выставка сделана с выдумкой и инсталляции здесь смотрятся естественно и гармонично.
Покидая её, невольно начинаешь смотреть на окружающий мир глазами художника-концептуалиста Кабакова и реальная жизнь города, его футуристические панорамы, представляется нам одушевленной инсталляцией – произведением художника.
После просмотра, вышли на балкон высокого здания и сверху, увидели за рекой потрясающе большой и местами страшный город – мегаполис, с нелепыми многоэтажными башнями справа в районе Сити и чудного собора Святого Павла посередине, на переднем плане…
Красота лондонской поздней осени с желтым листопадом, с тонкими стволами березок в сквере перед Тэйтом, большие опавшие листья ворохами рассыпанные ветром по улицам и скверам, ухоженность и очарование старинных зданий по сторонам улицы – всё это подчеркивало ностальгию утраченной молодости мира, увиденной мною на этой выставке мастера Ильи Кабакова.
…Домой возвращались не торопясь, купили вкусного хлеба в «Маркс энд Спенсер» и придя к себе, вкусно пообедали, обсуждая удивительную выставку русского художника - концептуалиста Ильи Кабакова, давно уже живущего в Нью Йорке.
Я предположил, что может быть, его последние работы отражают тоску по ушедшей в прошлое, часто смешной и грустной реальности.
Мне показалось, что этим и объясняется романтическая ирония художника создающего образы-концепты человека, стремящегося в божественное небо. А сам Кабаков представился человеком живущим вне родины, ностальгирующего по ней и по нереализованной молодости мира!

Музей современного искусства в Нью Йорке.

…Пошли в ММАР, такова аббревиатура музея современного искусства в Нью Йорке. Сразу поднялись на шестой этаж, где выставлены постимпрессионисты и их последователи. Потом, смотрели экспозиции по разделам, постепенно спускаясь по этажам, где представлены работы Пикассо и Брака, Сезанна и русских сюрреалистов!
И проходя этаж за этажом, наблюдали воочию эволюцию художественного творчества, обсуждая увиденное, сошлись на том, что искусство постепенно, за несколько веков эволюции, превратилось в способ зарабатывания денег на «новизне» и «шокирующей необычности», как я уже отмечал в своей статье о деградации искусства.
Конечно переломным моментом в этой деградации смыслов, произошли после страшной Первой, а потом и Второй мировых войн. Эти кровавые жертвоприношения человеческой алчности и глупости, сделали невозможными «пасторали и идиллии» в стиле Ботичелли.
Но во многом, современные художники, стараясь не «учась и не трудясь» зарабатывать большие деньги стали клиентами богачей из среды полуграмотных нуворишей. Они угождали низменным вкусам, а точнее безвкусию этих патронов и постепенно сами утратили чувство красоты и соразмерности.
В конце концов, искусство живописи выродилось в искусство вымогать деньги у зрителей, а его служители, стали лакеями на содержании у капиталистов. Итогом стало признание «писсуарной» культуры, главным достижением эпохи авангарда. Я имею ввиду писсуар, выставленный в галерее современного художества, как предмет нового искусства…
После трёхчасового «путешествия» по «современному искусству», спустившись на первый этаж вышли в сад где, сидя среди гигантских скульптур с малопонятным предназначением, поели и попили чаю со льдом – на улице было жарко…

Бостон и музеи города.

…После обеда с молодой парой, поехали в Гарвард, знаменитый американский университет, основанный триста пятьдесят лет назад протестантской церковью.
Интересно, что протестанты ставили образованность на первое место в «технологии жизни», в отличии от русского православия, где многие религиозные чиновники и мрачный гений Победоносцева в том числе, настаивали на ограниченной образованности народа. В этом они видел силу «веры» и поэтому наверное, до Октябрьской Революции около восьмидесяти процентов русского народа были неграмотны, не умели читать и писать!
Религиозная Реформация способствовала экономическому и социальному развитию стран в Западной Европе, а образование с давних времён строилось на основе монастырей и в конце концов способствовало образованию громадных университетов и во Франции, и в Англии, и в Италии.
…Студенческий городок Гарварда красив, ухожен и имеет давнюю историю. От английского Кембриджа, он отличается размерами учебных зданий и кампусов, хотя очень похож, по молодой атмосфере внутри городка.
В этот день, был «день» открытых дверей в университете и на факультетах, но и в местных музеях, тоже.
Мы обошли несколько музеев. В музее искусств видели картины и скульптуры Пикассо, Брака, Леже, и ещё десятков других художников. Впервые видел оригинальные работы кубиста Пикассо и его скульптуры.
Потом был музей индейцев Америки. Много интересных композиций из жизни индейцев, кино и теле материалы. Очень интересно, но немного грустно, когда вспоминаешь, что эта цивилизация умерла благодаря захвату Америки белыми колонистами!
Потом был музей древней Палестины. Тут увидели копию древнееврейского дома и
я долго стоял перед макетом, представляя, что в таком доме мог родиться и жить Иисус из Назарета, позже названный Мессией – Христом.
Для меня, это очень важно - увидеть и представить, как жил и умер наш Спаситель, потому что я пишу о Его рождении, воспитании и муке смерти, на которую его обрекли сторонники обыденного зла, представлявшие на суде над Иисусом из Назарета обвинителей-фарисеев из числа членов Синедриона!
Для меня, Иисус Христос представляется первым социальным революционером, выступившим против привычного зла неравенства и рабства!
...Потом пошли в музей Естественной Истории и с восхищением смотрели геологические и космические экспонаты, представленный в удивительном множестве разнообразия периодов и эпох существования земли и космоса!
Но здесь есть и коллекция живой жизни на земле, начиная с Юрского периода. Множество муляжей животных и птиц собранных вместе, представляют потрясающее зрелище, которое наводит на многие, порой крамольные, еретические мысли.
Здесь, ещё раз убедился, что тексты Библии надо читать, как некий набор символов и аллегорий!
После этого длинного «культпохода», нашли кафе где продавали пиццу на вынос и вкусно поели сидя за столиком прямо на тротуаре, наблюдая вечернюю жизнь студентов и преподавателей…

Знаменитые церкви Бостона и Техноложка.

…Хорошая погода и последний день в Бостон, в этой «колыбели» американской революции.
Уже утром было очень душно и выйдя в город, я вспотел на несколько рядов.
Вначале мы поехали в район Конлей – сквер, где стоит знаменитая церковь «Троицы», построенная около полутора столетий назад.
Действительно, это здание снаружи и изнутри производит сильное впечатление.
Эта церковь, замечательна в качестве архитектурного объекта и является одним из самых известных зданий в Америке. Стены церкви и снаружи, и изнутри удивляют богатством скульптурного орнамента и отделки, поражающей детальной отточенностью. Витражи, резьба по дереву и по камню – продукт работы десятков художников и скульпторов.
Тёмно-вишнёвая цветовая гамма интерьеров, придаёт церкви праздничность и мрачную торжественность. И конечно восхищает громада открытого пространства в центре зала без колонн, и высокий четырёх угольный купол с плоским потолком вверху, на соединение вогнутых стен.
Дух захватывает от этого шедевра, который является архитектурным памятником недавнего прошлого, показывающее мастерство и умение мастеров того времени.
Рядом с церковью «Троицы», большой фонтан с скульптурами зайца и черепахи. Здесь любят фотографироваться туристы. И мы не стали сопротивляться этому соблазну…
А напротив, через площадь, стоит ещё один архитектурный шедевр – публичная библиотека.
Внутри, большой читальный зал с зелёными настольными лампами на больших деревянных столах. Книги на полках в читальном зале можно смотреть, в том числе и туристам. На стенах мраморной лестницы, большие картины-росписи кисти Пюи де Шаванна и скульптуры гордых львов – символов знания.
Во внутреннем дворике – колоннада с зелёной лужайкой посередине и фонтанами по периметру. Мы зашли в студенческую столовую работающую для читателей и взяв вкусную еду, вышли во внутренний дворик и сели рядом с фонтанами…
Потом, выйдя из библиотеки зашли в следующую большую церковь, расположенную по длинной диагонали от «Тринити». Эта церковь тоже большая и красивая, но её затмевает Тринити и потому, она пользуется меньшим вниманием туристов…
После осматривания этих достопримечательностей Бостона, пошли к реке по улице, застроенной красивыми четырёхэтажными особняками, с небольшими зелёными сквериками по фронту. Здесь тихо и уютно и сразу чувствуется богатство владельцев этих особнячков.
На берегу широкой, спокойной реки разбит сквер с уютными лавочками у воды, на которых сидят влюблённые парочки - наверное студенты.
На другой стороне реки расположен известный Эм – Ай - Ти – Бостонская Техноложка и виден большой купол университетской библиотеки. Мы шли и разговаривали обо всем увиденном здесь, овеваемые жарким ветром с реки. Температура с утра была заметно выше плюс тридцати градусов.
В этом длинном сквере-набережной, перед одним из мостов, растёт большая шелковица, на которой много сладких вкусных ягод, похожих на чёрную малину, растущую на большом дереве. Я, у этого дерева задержался и полакомился ягодами, которые для нормальных американцев не представляют интереса.
Но я ведь русский и сибиряк и потому, ем всё вкусное, что растёт даже в черте города. Американцы, как и вообще западные люди, предпочитают еду покупать в супермаркетах и считают это приметами цивилизации!
…Перейдя на другую сторону реки по длинному мосту, по которому бегают знаменитый Бостонский марафон, мы зашли на территорию Техноложки. Тут целый район заполнен институтскими зданиями, в которых расположены учебные корпуса, лаборатории и студенческие кампусы.
Институт открыт в 1916 году и уже подготовил множество Нобелевских лауреатов и славится на весь мир своими научными кадрами. По пути, осматривая район, зашли в круглую по форме, церковную капеллу. Христианство здесь представлено чисто символически; ни крестов, ни скульптур святых, ни витражей. Только в потолке изображение «глаза Бога» и в пустом зале расставлены стулья – все-таки здесь кто-то иногда бывает!
Трудно сочетать науку и древние религиозные символы, часто больше похожие на языческие тотемы, да и берут своё начало эти символы из седой ритуальной древности. Предрассудки христианства, в научной среде или высмеиваются или не замечаются. Одним словом, наука и религия совмещаются с трудом. А если совмещаются, то это уже «другая религия»!
По зданиям Эм-Ай-Ти можно ходить туристам и задавать учёным вопросы по истории и по сути их работ здесь. Мы зашли в спортивный центр и увидели большой бассейн в котором гулко раздавались крики пловцов, играющих в ватерпол.
На стенах лабораторных коридоров, висят стенды, рассказывающие о темах и авторах научных школ и их разработках. Тут же, видели много подростков, примеривающихся поступить сюда после окончания школы.
Невольно вспоминается Россия, где всюду в официальных и административных зданиях «швейцарцы» и охрана. Хотя я помню, что ещё в семидесятых годах можно было гулять по Академгородку, заходить в лаборатории и беседовать с учёными. С той поры в России многое переменилось в худшую сторону!
Потом пошли в знаменитый научный музей Техноложки, где много роботов и рассказы о их создании и создателях в форме телефильмов, можно посмотреть рядом со стендами…

Вашингтон и Смитсоновские музеи.

…Купили билеты на туристический автобус с экскурсией по главным достопримечательностям американской столицы и сели наверху, чтобы лучше видно.
Первое впечатление от увиденного из окна автобуса: все, начиная с Капитолия и разного рода монументы явно сделаны с претензией на повторение имперского стиля Древнего Рима. Но есть и прямые цитаты, например «Акрополь», в котором стоит громадная статуя Линкольна.
Всюду заметны масштабность и имперский взгляд на себя и свою историю. Но эти амбиции ловко прикрыты демагогией о свободе и демократии, но башня Вашингтона, и музей Джефферсона, только подчёркивают «гигантизм», административных зданий.
Что касается демократии, то американцев странным образом не удивляет, что уже почти четверть века Америкой по сути правят два семейных клана Бушей и Клинтонов, поставляя одного президента за другим из своей среды. Думаю, это объясняется тем, что внутри системы не виден ни непотизм, ни очевидное нарушение демократических принципов. Непонятно тогда почему, правительство, подчёркиваю – правительство этой страны, пытается диктовать условия политической жизни всему миру?!
Вашингтон, из окна туристического автобуса выглядит богатым, ухоженным, но небольшим столичным городом. Конечно, тут все большое или самое большое в мире. И Пентагон, и Кафедральный собор, и башня Вашингтона и музеи, о которых речь пойдёт ниже – демонстрируют преувеличенное самоуважение нации.
И глядя на это, мне становится понятным с кого берут пример, в выставлении напоказ имперского прошлого, российские бюрократы.
Эти претензии американцев на свою исключительность, невольно настораживают. В атмосфере исключительности, может сама собой родиться, или точнее возродиться, идея национальной особенности, как повторение идей нацизма, а точнее идей «национального капитализма»!
А дремучесть многих американцев в вопросах мировой истории, вкупе с незнанием и нежеланием знать реальную жизнь в других частях мира – агрессивна и потому, опасна для мира.
Но с другой стороны, здесь много памятников политикам и воинам – это хорошо для самоуважения и самоидентификации американцев. России, стоит в этом брать пример с Америки, потому что самоуважение русских сегодня, находится на очень низком уровне!
…Центр Вашингтона просторен: много разного рода памятников, много широких зелёных луговин, на которых ещё можно выстроить несколько памятников и мемориалов. Кажется, что эти пространства для того и сохраняют.
В жилых районах города, много красивых и современных домов выстроенных в европейском стиле, с квартирами стоимостью при съёме, не менее двух тысяч долларов в месяц. И конечно, по контрасту, вспоминается бедность, если не нищета пригородов Нью Йорка, кочевья бездомных в Сан Франциско, которых почти нет в Вашингтоне.
Побывали в известном развлекательном центре Кеннеди. Театр, художественные галереи, кафе, рестораны, просторные высокие вестибюли – всё современно и красиво оформлено.
В кафе, пили холодное вино и смотрели на стремительный дождь за широкими окнами. Лирическая картинка, с молодыми парами, гуляющими по галереям центра рука об руку!
Вечером у Нигат, нашей знакомой англичанки - вкусный ужин с американским, калифорнийским вином. Я смотрел на Си-Эн-Эн новости. Основной материал – это происшествия, разного рода убийства и побег двух заключённых из тюрьмы. Я сидел, хмыкал и думал, что Российское ТВ в таком оболванивании обывателя, берёт пример с американских коллег - глупое и опасное обезьянничанье!
Потом выступал Джеб Буш – один из кандидатов в президенты США - здесь началась предвыборная кампания - обычный истеричный полит театр. Обещание богатой жизни всем – привычный оптимизм семейства Бушей во власти.
А соперница Буша – «ведьма» Клинтон, жена Билла Клинтона, прославившегося грязным романом со стажёркой, прямо в Белом Доме. Поэтому Клинтон, как обманутая жена, пользуясь сочувствием женской половины электората и этим завоевала себе симпатии миллионов сентиментальных избирателей!
Получается почти анекдот: любая обманутая жена бывшего президента, может стать новым президентом. Для нормальных людей – это абсурд, но в «этой» стране – это политическая реальность!
Надо отметить что в этот день, температура поднималась до тридцати пяти градусов жары. Постоянно, мокрая от пота рубашка, но высыхает тоже несколько раз на дню.
Архитектурная ось Вашингтона – купол Библиотеки Конгресса, Башня Вашингтона, мемориал Линкольну, - всё в древнегреческом стиле а точнее в древнеримском. Сам город – это госучреждения, рестораны, кафе и жильё, в основном для государственных чиновников, которых здесь большинство…
Хотели попасть в Белый дом, но он строго охраняется и нельзя подойти ближе нескольких сотен метров. В этот день, там была вечеринка и мы видели много званых гостей на террасе перед действительно белым, домом! Видели их скопления издали, с большой луговины перед резиденцией президента.
Охранники, как-то особенно презрительно вежливы с посторонними, - понятно, что именно поэтому, если что - будут стрелять без предупреждения.
И совсем неподалеку мемориал Мартину Лютеру Кингу и выбитые в камне знаменитые его слова о свободе, справедливости братстве людей. Фигура, этого «американского Лютера», вырублена из куска белой скалы и тоже поражает размерами.
И здесь много, много музеев, объединенных в целый архитектурный район. Много школьников – туристов во главе с преподавателями, стайками ходят по мемориалам и этим музеям. На улицах, много больших богатых авто, широкие проспекты – город спроектирован просторно. Много зелени – в основном стриженные газоны…
Шестнадцатое июня. После завтрака поехали в центр, осматривать многочисленные музеи. Жара при солнечном и чистом небе была уничтожительная. Но мы, приехав на метро где работают кондиционеры, совсем немного прошли пешком и попали в музей истории США.
На фасаде – громадный флаг Соединённых Штатов Америки. Экспозиции пространные и интересные. В разделе «война во Вьетнаме» есть даже целый вертолёт, с которого американские джи ай, расстреливали вьетнамские деревни.
Интересный стенд Гражданской войны в Америке не менее драматичен, чем рассказы о Гражданской войне в России. В американкой Гражданской войне погибло с обеих сторон около миллиона человек, а по тому времени, это были очень большие потери. Воевали почти четыре года с переменным успехом. Линкольн был вождём выступавших за освобождение негров и был за это убит одним из сторонников южан – застрелен в театре уже после войны – как российский премьер Столыпин.
В другом разделе, рассказывалось, как Америка стала независимой и как Вашингтон победил англичан-колонизаторов, став национальным героем для американцев, как Ленин - для советских людей.
Эта борьба колонистов за независимость – святое дело для граждан Америки…
Надо отметить, - несмотря ни на что - в США сегодня, однозначное отношение к своей истории. Совсем другая картина в России! Американцы чувствуют себя победителями, а россияне побеждёнными! Антисоветизм и шельмование недавней истории России, разделил в нашей стране граждан на две неравные части.
И при создании похожего музея истории в России, развернётся борьба за «своё прочтение» истории этими двумя частями одного народа. Но это вопрос решаемый и Америка это своим единством показывает!
Так случилось и с отношением американцев к Вьетнамкой войне. Был кризис, была борьба с правительством. Но всё утишилось и со временем забылось может быть потому, что никто из-за рубежа не играл на противоречиях американцев.
В России сегодня, все кому ни лень, включая американцев, учат россиян «жить демократически»!
И ещё, - американцы, Россию упрекают за противодействие украинскому национализму и спасение русских, живущих на территории Украины от ассимиляции. Но ведь первоначальная история Америки, именно в этом и была заключена – вспоминается история с американскими индейцами.
Независимость ведь никто не даёт даром и без борьбы!
В музее много школьников и это замечательно, потому что они вырастут патриотами своей страны! И в этом воспитании патриотизма и положительном знании своей истории, России надо брать пример с Америки.
В Советском Союзе это тоже было, но вот молодые и глупые «реформаторы» решили каяться, чем и подставили свой народ, нарушив сложившуюся традицию. У американцев ведь тоже много чёрных пятен в истории становления, однако никто их не выпячивает, как это делают с собственной историей российские образованцы!
…После музея истории, пошли по жаре в Национальную галерею, через сад современной скульптуры. Там есть макет домика в натуральную величину, который благодаря зрительной иллюзии меняет очертания на глазах, в зависимости от смены точки зрения.
В центре этого сада – большой пруд и фонтан, вокруг которого сидят и отдыхают от жары взрослые и дети.
Национальная галерея, тоже входит в список Смитсоновского культурного центра, насчитывающий до десяти названий разных музеев.
При входе в этот музей, видим громадный холл и колоннаду из чёрного мрамора. Есть и внутренний сад с фонтаном.
Музей сам по себе велик, удобен и вмещает замечательные экспозиции, как впрочем и во всех музеях Вашингтона. Здесь, замечательные коллекции Джотто, Липпи, Веронезе, Тициана, Мурильо, Рембрандта…
Многие из этих сокровищ богатые американцы скупали по всему миру, в непростые для Европы двадцатые годы прошлого столетия...
Вечером снова приехали в Вену и поселились у Боба с Мери Джейн. За ужином долго сидели с рюмкой виски и разговаривали о политике. Боб говорил, что сегодня, в Америке, «свобода слова», как и всё в политике, связано с деньгами. Если ты можешь заплатить за выступление на радио и ТВ, ты можешь говорить хоть с утра до вечера…
В Америке, как я говорил, идет выдвижение кандидатов в президенты. Республиканцы, как и тори в Англии, скорее всего победят демократов за явным преимуществом. Мировая политика заметно накренилась вправо, может быть потому, что давно не было большой войны и националисты набирают политические очки, используя человеческую забывчивость!
Семнадцатое июня. После завтрака поехали в центр, в музей Фрира – это восточные древности, и буддистские святыни в Китае. Тут есть Уистлер и его «комната павлинов», о которой я много чего слышал.
Есть раздел искусство и деньги, показывающий отношения художников с заказчиками… В этом музее – хороший магазинчик и мы купили несколько японских вещичек для рождественских подарков в Англии…
После, пошли в музей индейцев Америки.
Самое страшное впечатление - узнать, что за годы колонизации Америки из нескольких миллионов индейцев, осталось всего около двухсот пятидесяти тысяч! Трагедия планетарного масштаба. И это уничтожение – вымирание трагично своей безысходностью. Так наверное был в древней Англии, когда туда высадились римляне. Совершенно не было возможности их победить. Это как злая судьбина! Или вот, как нашествие монголов на Русь.
Так и здесь, белые колонисты были обречены на победу! Но каково было индейцам смирится с этим злым роком?! Отсюда и постоянные стычки и войны. Отсюда и индейское рабство у белых колонистов. К счастью, оно не прижилось, как и белое рабство, существовавшее в те первоначальные времена.
А причина сохранения свободы - воинственность индейцев и нежелание примириться с своей судьбой.
В отличии от чёрного рабства, когда чёрные рабы из Африки потеряли родину и были сломлены нечеловеческими условиями содержания - индейцы воевали за свою свободу. Поэтому, «чёрное рабство» прижилось в Америке, а рабство индейцев - нет!
Но история коварная штука. Может настать момент, когда чёрная община, захочет эксплуатировать белых. И это будет расплата, за грехи предков! Так уже было в России, когда бывшие крепостные стали мстить своим бывшим «хозяевами» и сделали Революцию.
Кстати, так сегодня происходит в странах-колонизаторах, где иммиграция становится самой большой проблемой!
Восемнадцатое июня. Утро влажное, солнечное и тёплое. Доехали с Бобом до станции метро. Он сегодня выходит на работу, а мы отправляемся в очередной музей – музей Холокоста.
Оказывается, это самый популярный музей в Вашингтоне. С утра очередь и люди сидят на влажных от ночного дождя лавочках, в ожидании открытия музея. Сотрудник музея – бывший учитель, зычным голосом делает объявления, устанавливает порядок в очереди и все его слушают. Американцы, в отличии от россиян – народ сознательный и законопослушный.
Вошли в музей и первые экспозиции пробудили фантазию и возникло несколько идей, касающихся России! Мне кажется, для преодоления «вражеской», антисоветской пропаганды, надо создать музей, показывающий подвиги коммунистов и комсомольцев на фронтах Великой Отечественной войны, где погибли около четырёх миллионов комсомольцев и коммунистов. Гитлер и его европейские союзники устроили настоящий «партийный геноцид», во время второй мировой и убивали коммунистов, наравне с евреями.
Но об этом, почему-то все защитника прав человека и борцы с холокостом, забыли!
Вот об этом и надо будет рассказывать в этом музее истории России, чтобы преодолеть вал антисоветской, а значит и антирусской пропаганды!
…Переходя от стенда к стенду, я вдруг начал понимать, что этот музей, прежде всего показывает становление нацизма в Германии и вообще в Европе. А Холокост – это уже производное от нацизма.
И ещё одна важная тема. Во время свирепствования антисемитов, многие страны отказывались давать убежища, преследуемым евреям. И это послужило сигналом, для начала охоты на коммунистов и евреев в нацистской Германии.
А многие из нынешних «либеральных стран», тогда были нацистскими помощниками в уничтожении евреев. Например страны Прибалтики, которые в войну были главными союзниками Гитлера в геноциде евреев.
Сегодня, они начисто забыли о своей так и не наказанной вине и потому, неонацизм становится там на ноги, но уже в новых обличьях и с новыми лозунгами, направленными против России и Советского Союза. Так они пытаются отвлечь внимание от своего коллаборационистского прошлого!
После музея Холокоста, снова пошли в Национальную галерею и смотрели «голландцев». Тут большая коллекция Рембрандта, Хальса, Вермеера и других художников.
Но и само здание музея, есть произведение искусства. И громадный холл при входе, и сад внутри – это настоящие предметы искусства архитектуры…
А на улице, над городом, целый день ходила гроза с громом, далёкими молниями и даже радугой. Но на жаре, все быстро сохнет и даже наши рубашки, вымокшие под дождём высохли, пока мы дошли до станции метро.

Март 2019 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com/ru/vladimir-kabakov/ или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal

Музей Метрополитэн в Нью Йорке.

…С утра, после завтрака, поехали в Метрополитен-музей – громадное стеклянное здание на краю парка, очень похожее по содержанию на Британский музей. Народу уже к одиннадцати часа около музея набралось изрядно…
Не столько, конечно, сколько набирается в нью-йоркский универсам «Мейсис», но все- таки много! Этот универсам расположен в центре города, на нескольких этажах громадного здания, занимающего собой целый квартал.
Начали осмотр, как и обычно начинаем в этих «универсамах знаний», с экспозиции истории и искусств Древнего Египта. Возраст артефактов и скульптур, здесь, исчисляется с пятого тысячелетия до нашей эры. Это сравнимо разве что с историей Поднебесной империи. Меня каждый раз охватывает священный трепет, когда я пытаюсь представить реальную жизнь в этой седой древности.
Внутри музея, уже привычно работают кондиционеры – воздух прохладен и чист. Но когда поднялись на крышу музея и вышли на воздух, то в лицо ударила влажная жара и Нью Йорк предстал перед нами в сизой дымке смога, от которого у меня начали слезиться глаза. Вид отсюда на город конечно впечатляющий: небоскрёбы торчат по всему горизонту как зубы гигантского дракона...
Позже, на экспозиции Ван Гога «Розы и ирисы», встретили русского экскурсовода-искусствоведа по-русски, с жаром, рассказывающего моим соотечественникам о трагической истории жизни и творчества этого художника.
Ван Гог, действительно был революционером в живописи, по сути самоучкой и страдал от непризнания не только профессионалов, но и толпы любителей живописи. А сегодня, его работы покупают за сотни миллионов долларов – такова судьба непризнанных гениев!
К тому же, он обладал неуправляемым характером и мучился от нервных срывов. В один из таких напряжённых моментов он отрезал себе ухо, чем и прославился среди богемы.
Вот об этом, с увлечением и рассказывал русский экскурсовод своим слушателям.
… Залы музея, где выставлены картины, тоже представляют из себя «предметы» архитектурного искусства. Ну а по набору и ценности собранных в экспозициях артефактов, Метрополитен может спорить и с Британским музеем, и с музеем Виктории и Альберта, в Лондоне.
Есть здесь отдел искусства Востока, в том числе и ювелирные изделия из легендарной Голконды, куда мы поднялись уже во второй половине дня.
Голконда, ещё в недавнем прошлом, была «страной на Востоке», где драгоценными камнями «усыпана земля». Но из реальных чудесный камней, мы увидели выставленный здесь алмаз «Глаз Востока», - голубой шедевр ювелирного искусства.
Эти сокровища помимо разного рода электронной защиты, охраняет ещё и полицейский, который в музее выглядит немного не на своём месте…
Отдыхая от просмотра таких «чудес», перекусили в одном из уютных и удобных музейных кафе. Рядом, в экспозиции выставлена скульптурная композиция «Три медведя», которую захотелось взять с собой, настолько они напоминали темы русских художников.
Эти звери сделаны в натуральную величину из чёрного камня и по стилю исполнения, напоминают фигурки медведей из канадского музея индейцев…
Интересна экспозиция французского искусства, расположенная на втором этаже. Пюи де Шаванн, Делакруа, скульптор Бари изображающий хищников и их жертв. И конечно работы Дега, Мане и их коллег по импрессионизму.
Если задаться целью, то в Метрополитен можно проследить эволюцию искусства, начиная с Древнего Египта и Китая, до современных поделок авангардистов.
На мой взгляд, европейское изобразительное искусство эволюционировало постепенно от религиозности в сторону эротики – порнографии, а потом, уже в наши дни, в сторону беспредметности, бесчувственности и разного рода нелепых инсталляций «придуманных» теми, кто решил прославиться не учась и не работая. Об этом, я написал в статье «Деградация современного искусства».

Музей Рериха в Нью Йорке.

После Метрополитен пошли в сторону Ист-Ривер, в музей Рериха, в котором Су была очень-очень давно.
Музей – красивое четырёхэтажное здание на тихой улице. Вход внутрь по звонку. Служащие здесь – все русские. Экспозиция размещена в светлых комнатах
на нескольких этажах.
Картины Рериха поражают мощью и масштабами изображённой на них природы, богов и святых подвижников. На них изображены горы-символы воплощающие мистику Востока, древнерусские пейзажи и стилизованные «русичи» в челнах, плывущие в великое будущее, скачущие на конях богатыри с оружием, древние святые медитирующие о светлом будущем своей страны…
После просмотра экспозиции, обменялись визитками с русскими, работающими в музее. Захотелось поместить, хотя бы часть репродукций картин Рериха, на страницах нашего электронного журнала «Что есть истина?»
В разговоре, я стал говорить, что Рерих – один из тех романтических русских, которых рутина обыденной жизни не может оттолкнуть от мечтаний о другой светлой, чистой, святой жизни, среди такой же вдохновенной природы…
Говорили ещё о многом, как могут говорить русские, встретившиеся на чужбине и радующиеся такой встрече. Запомнился афоризм одного из собеседников: «Нет ничего более интеллектуально, эстетически приятного, чем разговоры с настоящими русскими интеллигентами!» И я с этим совершенно согласен – ни в какой стране мира, я не встречал в собеседниках такой широты взгляда на происходящее, такого интеллектуального кругозора, обусловленного советской образовательной системой и ещё, наличием свободного времени для самообразования!

Справка из Википедии, Николай Рерих:

«…Никола;й Константи;нович Ре;рих (Рёрих) (27 сентября (9 октября) 1874, Санкт-Петербург — 13 декабря1947, Наггар, Химачал-Прадеш, Индия) — русский художник, сценограф, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель.
В течение жизни создал около 7000 картин, многие из которых находятся в известных галереях мира, и около 30 литературных трудов, включая два поэтических. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха, основатель международных культурных движений «Мир через культуру» и «Знамя Мира», Кавалер нескольких российских и иностранных наград.
В российский период жизни и творчества занимался археологией, коллекционированием, как художник успешно выставлялся, участвовал в проектировании и росписи церквей, работал директором школы Императорского общества поощрения художеств, возглавлял художественное объединение «Мир искусства», успешно работал как сценограф («Русские сезоны»), активно участвовал в проектах по защите и возрождению русской старины, в деятельности благотворительных организаций.
С 1917 года жил в эмиграции. Организовал и участвовал в Центрально-Азиатской и Маньчжурской экспедициях, много путешествовал. Основал Институт Гималайских исследований «Урусвати» и более десятка культурных и образовательных учреждений и обществ в различных странах. Вёл активную общественную деятельность, был связан с политическими и экономическими проектами, имел связи с большевиками и масонством.
Состоял членом многих организаций. Был женат на Елене Рерих. Имел двоих сыновей — Юрия и Святослава.
С 1920-х годов в разных странах мира существуют общества и музеи Рериха. Сообщество последователей его идей и религиозно-философского учения Живая этика (Агни-йога) формируют рериховское движение. Идеи Рериха оказали значительное влияние на формирование и развитие нью-эйджа в России…»

Музей Гуггенхайма в Нью Йорке.

После завтрака, поехали на автобусе с кондиционером, (здесь и в электричках они есть) в музей Гуггенхайма, выстроенный в своё время знаменитым архитектором Райтом на Пятой авеню, через дорогу от Центрального парка. До этого, я видел его сотни раз в разных архитектурных книгах и альбомах.
Здание-улитка поражает плавными линиями белых стен, нисходящих по спирали до земли. Вид здания снаружи поражает воображение, но внутри, впечатление ещё больше.
Как это обычно и бывает, осуществлению этого проекта - строительству «странного» здания, сопротивлялись и архитектурная, и обывательская общественность. Эта проблема борьбы «старого» мира с «новым», всегда существовала и будет существовать. Так было с Эйфелевой башней в Париже, так продолжается с новыми архитектурными проектами, выпадающими из общего направления архитектуры!
…Опять вспомнилась Россия, где «охранители», защиту всего старого и привычного, сделали своей жизненной стратегией. Недавно, охранители сорвали строительство башни в центре Петербурга, на Охте. Сегодня – это был бы современный комплекс зданий с большой и современной инфраструктурой. Но не сложилось! А сегодня, его достраивают где-то на задворках Питера и с этой заменой, согласны все российские охранители!
…Войдя в громадный холл музея с видом на несколько этажей окружающих входящего плотной спиралью, мы купили билеты со скидкой для пенсионеров и взяли радио-гида бесплатно.
Изнутри, как я уже говорил, вид этого здания улитки удивляет ещё больше.
Все выставочные залы расположены вдоль пологого пандуса, а над «воронкой» улитки, стеклянный потолок, дающий много света и показывающий масштабность здания.
Поднимаясь неспешным шагом, всё выше и выше, вы смотрите на картины, скульптуры и инсталляции, а иногда подходите к краю и заглядываете вниз, где виден обширный холл. Это здание по форме, похоже на опрокинутый бокал и напомнило нам Баптистерий в итальянском городе Пиза.
Там, мы тоже по каменной лесенке прилепившейся к окружности стен поднялись наверх. И вдруг, в это время внизу кто-то запел хорошо поставленным, оперным голосом. Звуки пения разнеслись по внутреннему пространству церкви усиливаясь. И впечатление осталось незабываемое!
Может быть идеи создания этого музея у Райта, появились под впечатлением знакомства с средневековой архитектурой. Но а любом случае – это проявление гения архитектора – здание музея, несмотря на размеры, получилось лёгким и светлым, а главное, очень удобным и вполне соответствующим музейным задачам…
Здесь, мы видим постоянное движение по спиральным галереям и сверху, - все этажи этого волшебного здания. Райт спроектировал его для богача Гуггенхайма для его коллекции и творя музей в конце жизни, полгода не дожил до его открытия. Очень жаль!
Что касается выставки и экспозиции современного искусства, то понравились несколько инсталляций. Одна – несколько белых фигур с человеческими лицами, стоящих бегущих и лежащих, имитирующие движения человека. Муляжи сделаны из толстых гипсовых лент, свёрнутых под разными углами. Это почти реализм и сделано профессионально!
И ещё, впечатляют картины импрессионистов и постимпрессионистов, размещённых в боковых галереях, где мы увидели Сезанна, Дега, Брака, Ван Гога, конечно Пикассо и других.

Музей пыток в Генте.

…Замок был уютным и хорошо отреставрированным, со следами продолжающихся работ. Стены окружали здание башни, на верху которой была смотровая площадка, а внизу, под каменными стенами, располагались красные черепичные крыши жилых домов. То тут, то там вздымались каменные громады церквей и колоколен…
Спустившись на первый этаж, мы попали в музей – средневековую тюрьму, с орудиями пыток в витринах и высокой гильотиной в прихожей.
Меня удивил простой крапивный мешок, предназначенный для отрубленной головы, подвешенный с другой стороны лежанки, на которую валили бедного приговоренного, и зажав его шею деревянными створками, дёргали за верёвочку, гильотина падала и голова, ещё вращая глазами, заливая пол кровью из перерубленных вен, падала в куль…
Кстати, этот замечательный механизм придумал доктор Гильотэн, во времена Великой Французской революции… Вспомнив Великую Октябрьскую революцию я подумал, что во времена социальных катаклизмов, в людях просыпается инстинктивное, философское понимание процесса жизни…
В музее были не только металлические «приспособы» для пыток, но и средневековые картинки, рассказывающие душещипательные подробности об аутодафе, в котором уже привычно большую роль играл пастор. Известно, что погубив тело, можно иногда душу спасти, чем и занимались на публичных казнях в те времена, служители культа…
Были тут хорошо сохранившиеся пальцедробильные механизмы, смирительные рубашки с металлическими ошейниками, кандалы - ручные и ножные, специальные деревянные лежанки, держащие осуждённых долгое время неподвижно …
Но особенно меня поразили клейма, которые раскаляли на огне, и которыми, как лошадей «штемпелевали», метили преступников. При этом, злодей был привязан за руки вверху, а ноги зажимали в особое приспособление. Даже если он терял сознание, то процедура клеймения продолжалась по инструкции…
Тут же, лежало деревянное приспособление, которым затыкали рот, чтобы пытаемый не мог кричать, от боли или от возмущения… Наши недавние предки были совсем не сентиментальными людьми!
Последний гентский палач умер всего сто сорок лет назад, в 1866 году…

Италия, Пиза и Пизанская башня.

…Перейдя по унылому бетонному мосту реку Арно, мы вскоре вышли к развалинам римских зданий, выстроенных ещё при императоре Нероне. Сделаны эти строения бывших римских бань из обожжённого кирпича и по фундаментам, можно и сегодня определить месторасположения бассейна, парилок и «спортивного» зала...
От места этих руин, уже видны были и купол кафедрального собора Пизы и даже вершину падающей «Пизанской» башни, которая служила и служит колокольней этого храма.
Тогда так строили - колокольня отдельно от храма, а чуть в сторонке «баптистерий», в котором крестили «неофитов» перед тем, как им разрешалось входить в церковь…
На город уже опускались мрачные сумерки и всё в зданиях — музеях было закрыто. Но и снаружи, этот «святой» уголок выглядел впечатляюще. Баптистерий напоминал огромный, перевёрнутый на землю бокал-купол без ножки. Одна половина его крыши была покрыта свинцовыми листами, а другая, черепицей. Древние архитекторы сделали это, чтобы солёный морской ветер дующий с одной стороны, не разрушал кровли...
Вид Пизанской башни, напоминал нелепые абсурдные сны и будил в нас беспричинный восторг, немножко похожий на тот, который мы испытываем при внезапной встрече на улице с известным на весь мир спортсменом или киноартистом…
Рядом с этим архитектурным ансамблем, высокая кирпичная стена Кампо Санта - кладбища для выдающихся людей этого города, где хоронили местных святых, епископов, сенаторов, знатных воинов и полководцев…
Незаметно надвинулась темнота. Шёл тихий, нудный дождь. Вокруг уже почти никого не было и невольно вспомнилось, что с десяток часов назад, проснувшись рано утром в своей лондонской квартире, мы ещё не ведали, что увидим этот громадный собор, баптистерий, знаменитую на весь мир башню высотой около ста пятидесяти метров и за короткое время успеем привыкнуть к её нелепому виду...
Эта башня падает уже около шестисот лет и всё не может упасть, а учёные всего мира изобретают методы, которые помогут удержать это строение в таком виде, навечно. Ведь эта башня, наверное самая известная из башен мира! Пизанскую башню строили двести лет и после поднятия до уровня четвёртого яруса, она вдруг стала падать — наверное нагрузку на фундамент не рассчитали.
Со стороны, особенно на первый взгляд, она представляется абсурдом, строительным анекдотом, который и приводит зрителей этого чуда, в восторг...
Уже в темноте, стали возвращаться к себе в гостиницу по другому пути, по улице, которая носит имя архитектора спроектировавшего Баптистерий. Его сын, тоже известный архитектор и скульптор, сделал фигурные кафедры в соборе и в баптистерии.
Эти кафедры - образец средневекового зодчества и скульптурного мастерства, стоят на нескольких мраморных колоннах, размещённых по кругу и поддерживающих площадку, с которой говорили проповеди епископы и даже римские папы.
Высотой они метра три и несколько колонн, опираются на спины мраморных львов, терзающих своих жертв — лошадь, зайца и оленя. Символика этих скульптур и горельефов на кафедрах многообразна и можно написать целое историческое исследование о том, как видели и понимали изображения и картины в храме, наши далёкие предки. Как со временем, эта символика вышла из употребления и стала мало понятна для большинства посетителей и даже для специалистов.
К тому же, со временем значение и статусность храмов упала, а назначение многих предметов культа, уже не привлекает большого внимания. Поэтому наверное, новые церкви и кафедры в них, строят довольно примитивно и из самого простого материала — кирпича и дерева...
Придя домой, передохнули немного, а потом пошли ужинать в ресторан, рекомендованный нам Ромео и который находится в паре кварталов от нашего дома. Рестораном владеет одна семья и это заведение, в числе самых уважаемых в округе. Ресторан открывается в семь тридцать вечера, а кормят чисто по-итальянски вкусно и недорого.
Я заказал себе бокал белого «Кьянти», а главным блюдом выбрал резаное и жареное мясо с грибами и салатом. Су, взяла себе рыбу с жареными овощами. Вино было отменного качества и я выпил и второй бокал, пока ел и наслаждался хорошо прожаренным мясом и свежим салатом...
Отдуваясь после съеденного и выпитого, мы заказали десерт. Я выбрал, как обычно, мороженое с вареньем, а Сюзи — кусочек торта с фруктами.
Когда пришли в ресторан, то были всего лишь вторыми посетителями, а когда уходили, - ресторан наполнился шумом застолий. Целая группа служащих из соседней конторы праздновала день рождения своего начальника и за их большим столом было очень громко и весело...
Шумели ещё потому, что узнали - Милан, обыграл в Лиге чемпионов «Барселону» и эта новость воодушевила всех итальянских болельщиков...
Спотыкаясь от усталости, я шёл домой перегруженный впечатлениями и съеденным ужином и как только пришли «домой», то сразу приняли душ и легли спать - позади остался длинный день наполненный новыми событиями, новыми лицами и богатыми ассоциациями...
Проснулся в семь часов утра, а за окном по-прежнему шумел дождь и было темно и пасмурно. Выпив воды - после сытного ужина одолевала жажда - снова лёг, чтобы окончательно проснуться в девять часов утра.
После завтрака состоящего из чашки кофе, круассана с мармеладом и гренок с арахисовой массой, вновь решили идти к собору и посмотреть эти чудеса архитектуры изнутри…
На улицах было привычно сыро и всё время приходилось уворачиваться от юрких автомобилей, попадавшихся в самых неподходящих местах.
Интересная деталь - Италия, по английским меркам страна небогатая и здесь много маленьких машин и таких же мотоциклов. Но позже, я понял и вторую причину? Всё потому, что большие машины в такой тесноте просто не могут разъехаться, да и на стоянках проще устроиться...
Дороги тут неплохие, но водители не особо соблюдают правила и только маневренность небольших машин, позволяет избегать больших пробок и аварий.
Тротуары тут все мощёные, старые и продавленные столетиями передвижения по ним людей. Поэтому, можно попасть в лужу во время дождей и поэтому же, надо внимательно смотреть себе под ноги.
При свете дня, соборная площадь Кампо де Миракль, что переводится как Поле Чудес, выглядит особенно торжественно. Древние пизанцы, наверное и не думали, что их город благодаря неудавшейся, чудовищной падающей башне станет знаменитым на весь мир!
Так как снова начался дождь, к тому же было очень холодно, то мы, купив общий билет во все «объекты» на площади, остались в том же здании, где были кассы. Здесь разместился музей фресок из Кампо Санта — церковного кладбища. Фрески, в силу их былого размещения на кладбищенских стенах, пересказывали сюжеты из Ветхого и Нового Заветов связанные со смертью и посмертным воздаянием.
Рассматривая фрески во всю стену с множеством персонажей в движении, написанных мастерски и с особым настроением у каждого человека, я ещё раз убедился, что итальянцы — это народ художников и скульпторов, а русские и англичане не идут в этом ни в какое сравнение с ними.
Мастерство, с каким созданы эти фрески, показывают нам, что уже в конце четырнадцатого века итальянцы были прекрасными рисовальщиками. Это было обусловлено древней традицией художественных ремёсел, берущей своё начало во времена давние, когда умеющих читать среди народа было совсем немного и потому, картины на сюжеты Библии, были созданы для визуального, «картинного» чтения религиозной, христианской истории.
Интересно, что Данте Алигьери во времена создания своей «Божественной комедии», был знаком с этими фресками, которые наверное и помогли ему живописать ужасы «чистилища».
Многофигурные композиции, даже не полностью сохранившиеся, давали яркое представление о насилии, страданиях и мучениях переполнявших тогдашнюю жизнь...
После осмотра музея фресок, мы перешли площадь и вошли на кладбище Кампо Санта.
Кампо Санта, место необычное, потому что могилы там расположены под навесом и представляют из себя барельефы, а иногда и статуи посвящённые захороненным здесь. Есть могилы и надгробные камни в стенах, но большинство вмуровано в полы и прикрыто мраморными плитами с горельефами и гербами захороненных здесь людей. Есть и саркофаги стоящие вдоль стен. Часто это ещё усыпальницы времён Древнего Рима в которые положили уже новые останки.
Кладбище представляет из себя крытую по боковым сторонам галерею, высокую и просторную. Кладбище сделано в форме прямоугольника, с зелёной площадью травяного газона посередине. В укрытое от дождя пространство вместились и древние, и современные могилы, в которых захоронены, в большинстве знатные или богатые горожане.
Для простых смертных, как принято в Италии на обычных кладбищах, стоят стены, в которые вмуровывают останки умерших, как в какой-нибудь «комод», или платяной шкаф. Согласитесь, что в этой экономии места и времени, есть что-то неуважительное к человеку и человечеству. Но такова традиция...
После Санто Кампо, мы перешли небольшую площадь состоящую из зелёных газонов, в нескольких местах пересечённых асфальтовыми дорожками и попали в Баптистерий.
Когда мы были внутри и поднялись по узкой круговой лестнице вдоль стены на галерею, то внизу кто -то начал пробовать голос и звуки резонируя, на время словно повисали в воздухе. Баптистерий, это громадный купол, ограниченный со всех сторон толстыми двойными стенами внутри которых, проходит винтовая лестница. И ширина «винта» лестницы — это диаметр купола высотой в пятьдесят пять метров и окружностью в сто семь метров на уровне пола.
На галерее, из окон как на ладони виден весь кафедральный собор и из-за него, выглядывает покосившаяся башня, что придаёт этой архитектурной картинке нереальный характер. Одна половина крыши баптистерия покрыта коричневой черепицей, а вторая, со стороны далёкого моря — свинцовыми листами, предохраняющие её от морских солёных ветров - старинные архитекторы, даже об этом подумали.
В Италии, я впервые столкнулся с обычаем строить баптистерии рядом с церквями. Новокрещённый неофит, сразу после обряда вступления в число христиан, мог сразу войти в собор, что было символично - только приобщившийся, мог себе позволить быть внутри церкви!
Эта особенность местного христианства сохранилась и по сию пору в протестантских церквях, где рядом со входом стоят мраморные купели, в которых и происходит крещение.
Но в отличии от протестантов и православных, в итальянских старинных баптистериях стоит такая большая купель, что в неё можно погружать крестящихся с головой...

…Кафедральный собор, с первого взгляда поражает своими размерами и красивым, многообразным убранством. В средние века, церкви служили не только для молитв, но были тем местом, в котором люди приобщались к красоте и где средствами искусств, рассказывали о жизни и смерти Христа и его последователей — многочисленного клира и святых.
В этом соборе, необычно выглядят сдвоенные ряды колонн, метровых в диаметре, поддерживающих своды нефов и уходящих далеко вверх. Эти колонны, как часовые отделяют центральный неф от боковых и разделяют пространства храма на три части.
От входа, впереди над алтарём, видно скульптурное изображение Распятого Иисуса Христа, напоминающее прихожанам о искупительной, мучительной жертве Спасителя ради будущих верующих — грешников.
Необычно богато и сложно сделана церковная кафедра с множеством колонн по периметру и изображениями скульптурных рельефов с сюжетами из Библии.
Мы ходили по храму более часа, впитывая красоту картин и скульптур, стараясь представить себе, как это всё выглядело во время больших церковных праздников лет пятьсот назад!
…После собора, ещё раз обошли по кругу Пизанскую башню разглядывая в какую же сторону она наклонена, но не пришли к общему мнению. Главное, что остаётся большое впечатление и от размеров, и от необычной «позы» этой башни. Я уже говорил, что башня похожа на архитектурного абсурда и вблизи это ощущение только усиливается. Наверху башни видны колокола, которые, что интересно, звонят как и на обычных церковных колокольнях...
После осмотра Пизанской башни, зашли в тихий музей кафедрального собора, где хранятся подлинники фресок и скульптур снятых с фасада из за повреждений погодой и временем и где стоит большой макет храма, сделанный искусными архитекторами - мастерами малых форм...
Всё внимательно осмотрев и удивившись тому, что с камнем скульптур делает непогода мы сели на лавочку во внутреннем дворике, откуда была видна вершина пизанской башни и пообедали «вкусностями», куплеными по пути сюда, в уличной продуктовой лавке, внутри напоминающей мини-рынок. Тут присутствуют запахи копчёностей, жареного лука и чеснока. Тут и сыры, и колбасы, и копчёные свиные ноги, и множество других деликатесов…
На обед у нас был какой-то твёрдый итальянский сыр, солёные артишоки в оливковом масле, вкусный полусухой плоский хлеб, «русский» салат, который в России называют «оливье» и сладкие вафли на десерт.
Пока мы ели, вокруг нас крутился голубь. За его нахальство, мы назвали «членом семьи». Он действительно был настойчив и требователен и ему тоже кое-что досталось от нашего обеда. Он часто моргал глазками-бусинками, в начале взлётывал от наших резких движений, но потом освоился и стал ходить совсем рядом в ожидании, когда я брошу ему очередные лакомства.
От холода, меня всё время била мелкая, противная дрожь и я не согрелся даже тогда, когда мы выпили горячего чаю из термоса. Погода, все эти дни стояла холодная и сырая и я ворчал, что даже в весенней Италии нельзя согреться...
Пообедав, уже по другой улице направились в город, на прощание ещё раз остановивились, рассмотрели замечательный архитектурный ансамбль, несколько столетий назад, бывший центром жизни в этом городе.
По пути домой, на берегу Арно осмотрели полуразваленную цитадель времён Лоренцо Медичи и рядом, арсенал, выстроенный им в шестнадцатом веке, после завоевания Пизы...

Лукка.
Утром встали пораньше, позавтракали «итальянским» завтраком, то есть очень легко. Потом пошли на вокзал, купили билеты до Лукки и поехали туда на электричке, вдоль речной долины, ввиду Апуанских холмов.
На вершинах некоторых из них лежал свежевыпавший белый снег, а подножия их были изрыты древними каменоломнями, в которых местные жители, наверное ещё во времена Древнего Рима брали камень для своих построек.
Лукка, старинный итальянский городок, основанный во времена римского владычества и именно здесь, Цезарь, Помпей и Красс, подписали документ, который назывался «Первый Триумвират».
Сегодня, в Лукке живут около ста тысяч человек и в старом городе, окружённом высокими и массивными крепостными стенами, сохранились дворцы знати, дома средневековой поры и даже остатки римских укреплений. И конечно, как везде в Италии, много старинных церквей с высокими квадратными колокольнями-башнями.
Узкие, извилистые улицы выложены плитами и просто плоскими булыжниками. По сторонам стоят разновысокие дома с решётками на первых этажах и деревянными решётчатыми ставнями, защищающими квартиры от прямых лучей знойного, летнего солнца
Центральный храм, как и все церкви в Италии велик, высок и тёмен внутри. Внутри, скульптура распятого Иисуса над алтарём, картины развешанные на стенах нефов, деревянные скамьи с доской-подставкой для коленопреклонения во время молитвы.
Три нефа и крестообразные «крылья» на уровне алтаря, в которых размещены капеллы святых.
Лукка — старый, живописный городок, один из многих здесь, в Тоскане. По аналогии, вспоминаются маленькие немецкие городки на Мозеле, где цветистые, словно пряничные дома создают пасторальные ансамбли с виноградниками, начинающимися на задах домов.
В Италии всё более аскетично, менее ухожено и овеяно ореолом, до конца не забытой древности...
Зашли в музей-усадьбу, которая с1804 по 1815 годы принадлежала сестре Наполеона,. Тут замечательный бальный зал, где стены и потолок объединены фресками-росписями, похожими на обычные картины развешенные на стенах.
Есть здесь и художественная галерея, но в ней уже нет картин больших, известных художников, потому что владелец, в середине девятнадцатого века продал их в Англию, для того чтобы рассчитаться с карточными долгами…

Во Флоренции, на вокзале продуваемом ветрами было тоже холодно и сыро. Очевидно, этот вокзал был рассчитан только на летние температуры - легендарное итальянское легкомыслие проявилось в этом в полной мере.
Дождь шёл и шёл и мы, ворча, покатили свои чемоданы по уличным лужам, в сторону нового нашего «дома».
Наконец, перейдя по мосту, уже довольно широкую здесь реку Арно, вскоре пришли к означенному адресу, рядом с каким-то большим и угловатым дворцом. У дверей дома, нас встретила хозяйка - оживлённая девушка Клаудиа неплохо говорившая по-английски. Она завела нас в квартиру со сводчатыми, некрашеными кирпичными потолками, показала где-что находится, как что включается и ушла, оставив нас одних.
Наконец-то, мы могли в тепле и уюте живописной маленькой квартирки, попить чаю и осмотреться!
Уложив вещи в шкаф, вышли на улицу и через Палаццо Питти и Понто Веккио, - знаменитый мост через Арно, пошли гуляя, в сторону Палаццо Веккио, оглядываясь кругом, охая и ахая от восхищения. Все увиденное, было нам знакомо по репродукциям из антикварных, увесистых художественных альбомов. Ведь, старый город во Флоренции, это настоящий музей архитектуры, скульптуры и живописи на воздухе!
Перед входом в Сеньорию, расположенную в Палаццо Веккио, стоит почти четырёхметровой высоты Давид, а рядом мощный Геракл убивает очередного врага. И тут же несколько скульптур старых мастеров, которые я узнавал, вспоминая разного рода иллюстрации в книгах, рассказывающие об эпохе Ренессанса в Италии.
Я уже говорил, что после знакомства с Пизой мне стало наглядно ясно, что итальянцы — это единственная, в своём роде во всём мире нация художников и скульпторов, сформировавшаяся за долгие столетия со времён Джотто и Донателло. Ну а Флоренция — это столица искусств итальянского Возрождения...
Уже в сумерках, осматривая город мы дошли до кафедральный собора Санта Мария дель Фьёре, который поражает своим великолепием, красным громадным куполом и скульптурами на фасаде.
Внутрь мы войти не успели, но в Баптистерии посмотрели бронзовый рельеф на воротах, которые, кто-то из известных писателей назвал «воротами в Рай». Сделал это чудо скульптурной композиции ваятель Гилберти и занимался этим сорок лет своей жизни.
Тогда ведь, к произведениям искусства относились, как к своеобразной молитве длиною в жизнь.
Исполненные в золотистой бронзе, выполненные в жанре горельефа, десять «картин» на сюжеты из Ветхого Завета, производят сильное впечатление. Сделанные очень тонко и психологически правдиво, эти композиции вызывают чувство удивления, - настолько все созданное Гилберти не похоже на обычные работы сегодняшних скульпторов.
Это настоящие шедевры по законченности и искренности - в них кажется нет ни одной фальшивой линии или черты. Перед нами ожили картины славного и драматичного прошлого человечества, воплощённые творцом - скульптором красочными фантазиями на библейские сюжеты, …
Уже в темноте, возвратившись к себе по оживлённым улицам, мы согрелись, отдохнули и после, пошли ужинать в соседнюю тратторию «Казалинго». Там было светло, тепло и весело: в соседнем зале был юбилей каких-то знатных пожилых дам и джентльменов и оттуда доносились поздравительные речи, прерываемые дружными аплодисментами.
Ужиная, мы исподволь наблюдали за этой незнакомой жизнью и радовались своему приезду сюда — в самое сердце Италии...
После вкусного ужина, не торопясь пошли к себе, по пути купив в небольшом магазинчике продуктов на завтрак. Ведь эту неделю нам придётся прожить совсем самостоятельно!
Вечером, долго не могли заснуть и вспоминали увиденное здесь, восхищаясь великолепием флорентийской жизни и искусства.
Спальня в квартире, словно перестроена из тёмного чулана — это прямоугольник без окон и дверей, куда ведут две высоких ступеньки. Потолок низкий, а по ширине, едва помещается двуспальный матрас, лежащий там прямо на полу. Но спать здесь хорошо, помещение изолировано и наверное в летнюю жару, тут прохладно.
Когда в начале привыкания к спальне, я встал в полный рост то ударился о потолок затылком. Но повторяю, спать там удобно и спокойно.
После полуночи, в нашем районе наступила кромешная тишина и было слышно, как под утро, снаружи зашуршали водяные капли - начался дождь. Но когда мы поднялись, дождя уже не было и за окнами ворковали голуби у которых, по их жизненному расписанию, давно уже весна...
Позавтракали совсем по домашнему - с чаем и овсяной кашей - и вскоре вышли в город. Мы живём в пяти минутах ходьбы от Понто Веккио и ввиду Палаццо Питти, так что все интересные места в городе совсем близко.
Перейдя Арно по многолюдному мосту, свернули направо и в по ближайшей улице пришли к Галерее Уффици, где у входа уже стояла небольшая очередь посетителей.
Подождав минут пять, мы вошли внутрь, прошли через металлоискатель с нашим рюкзаком, показали свои паспорта — европейским пенсионерам вход сюда бесплатный — и по широкой лестнице, поднялись на третий этаж, начиная осмотр с отдела искусства «древних времён».
Там, в коридорах-галереях, расположенных симметрично вокруг длинного прямоугольного двора, выставлены скульптуры времён Древнего Рима.
Привлекают и зачаровывают бюсты римских императоров и политических деятелей. И у всех ранних правителей империи характерные, выразительные лица — у Цезаря, Августа, Тиберия, Траяна – более аристократичны, а у поздних императоров - воинов, кряжистых, с толстыми шеями и широкими плечами лица суровые и щекастые.
Эти бюсты, многое могут рассказать внимательному и тонко чувствующему зрителю об эпохе подвигов, побед, поражений и борьбы за власть в Римской Империи.
По человечески интересен император Марк Аврелий. У молодого - выражение покоя на лице, а у старого - грусть и тоска по уходящей жизни в которой так и не удалось до конца реализовать себя как философа и аскета. Всегда что-то мешало. Он страдал от несовершенства жизни, от необходимости отдавать приказы об убийстве людей, мучился от сознания невозможности в реальной жизни прекратить борьбу добра со злом!
В лицах Нерона и Калигулы, проявились страсти владевшие ими с детских лет. Сластолюбие и мелочное тщеславие привело этих страшных героев древности в состояние войны со всеми, кто противостоял или ограничивал их низменные пороки.
Убийством несогласных, они пытались заглушить в себе укоры совести. Ведь воспитаны они были вполне нормальными людьми. Но атмосфера почитания и пресмыкания перед неограниченной властью императоров, помогла им поверить в свою правоту и безнаказанность…
Через «известные стране и миру» лица, которые ваяли талантливые скульпторы, можно очень точно увидеть характер и наклонности модели. Глядя на древние изображения тогдашних знаменитостей начинаешь понимать, что страсти правили и продолжают править миром!
Трудно с уверенностью сказать, что больше определяет в формировании характера человека — врождённые свойства или атмосфера воспитания и личности учителей?
Вспоминая Нерона, жизнь наполненную развратом и насилием можно сказать, что всё-таки определяющим в жизни и действиях человека, являются врождённые свойства. Ведь его воспитателем был стоик Сенека, который с большими страданиями умертвил себя, не желая нести ответственность за преступления свирепого ученика…
Пройдя первый коридор, тщательно осмотрев каждую скульптуру, возвратились к началу осмотра и стали изучать живописные портреты знатных флорентийцев, включая многочисленных представителей рода Медичи, нескольких пап и прочих известных людей этого города -государства.
Просмотр живописи известных художников той эпохи мы отложили на вторую часть дня...

...Начиналось история итальянской живописи, с двенадцатого века, с разного рода икон и изображений святых и Святого семейства. А потом начинаются многофигурные композиции, аллегории и среди них, изредка встречаются светские портреты правителей и аристократии.
Несколько столетий спустя, уже по окончанию Ренессанса, в живописи начинается эпоха любования, смакования обнажённого, человеческого тела, в большинстве женского. Человеческий дух, как субъект художества, сменяется любованием человеческой плоти.
Интересно, что у древних римлян ноги мужчин обнажены, а женские скрыты под складками одежды. Но со временем, женское тело и ноги обнажаются, а у мужчин они драпируются в штаны или позже, в брюки.
Вообще, в истории искусств и в живописи в частности, просматривается тенденция обнажения тела, впадения в эротизм и даже в порнографию. Богатые заказчики хотели больше эротики и во многом определяли развитие живописи от иконы, к роскошным полотнам Боттичелли, Тициана, Рембрандта и наконец Энгра.
Последний, был квинтэссенцией живописного эротизма и его мастерство, помогло в полной мере показать привлекательность эротики уже для тогдашних буржуа, занявших место аристократии как заказчиков и потребителей современного искусства.
Сегодняшняя эротика, увы, часто граничит с порнографией и её заказчиком является человек «массовидный», который требует не духовного возбуждения от увиденного, но возбуждения плотского. В этом проявляется демократизация искусства, с присущими массовому зрелищу простотой и наглядностью человеческих инстинктов.
Любовь к художеству, в рядовом человеке в современной Италии, переросла в увлечение «граффити», которое уродует стены и чистые фасады домов, особенно почему-то вдоль железнодорожных путей. Такое можно увидеть в Италии и отчасти во Франции. Надавно это появилось в Англии.
Эта подробность современной «культурной» жизни, бросается в глаза, когда впервые попадаешь в эти страны...
С другой стороны, внешняя неухоженность среды обитания и проявления визуального хулиганства — это следствие неустоявшихся отношений в обществе. Этим Италия похожа на Россию. И тут и там – граффити - проявления не только социального и материального неравенства, но и следствия неравного образования и неустоявшаяся, заимствованная на Западе англосаксонская культура.
История современной демократия в Англии и в родственных англоязычных странах, насчитывает уже несколько столетий, тогда как в Италии, России и даже во Франции всего полтора — два века. Отсюда и отставание в развитии инстинкта саморегулирования в этих обществах, которые в свою очередь, произошли от насильственного внедрения понятий равенства через революции… Но это уже другая большая тема, на которой мы не можем останавливаться в этом небольшом очерке…

…После музея, мы зашли в пиццерию, чтобы переждать в тепле начинающийся дождь сопровождаемый порывами холодного ветра. Я заказал и съел настоящие итальянские спагетти с мясом и сырным соусом, «усугубив» это сладкими сухариками и стаканчиком хереса на десерт.
Еда была вкусная, сытная, хорошо сервированная и я стал менять своё отношение к итальянской кухне, которая представлена в Англии странным сочетанием теста и сыра. Такое сочетание говорит о простонародных корнях этой кухни и конечно не отражает подлинного разнообразия, существующих в Италии блюд.
Дождь вскоре закончился и после ресторана, мы пошли в сторону кафедрального собора рассуждая на ходу о том, что каждое здание в центре Флоренции, имеет свою историческую судьбу и связано с тем или иным именем.
Особенно это касается церквей. Например церковь Лоренцо — домовая церковь клана Медичи, которую уже во времена Ренессанса перестраивал придворный архитектор Брунеллески, выстроивший и гробницу для своего патрона…
Кафедральный собор тоже имеет драматическую историю связанную с Медичи. Внук Козимо, Джулиано, был убит заговорщиками прямо в церкви, а Лоренцо, раненный в шею, бежал через боковой выход, когда клан Поцци, решил устранить тиранов сделавших республику своей вотчиной.
На Лоренцо, напали два священника из свиты флорентийского архиепископа. Но то ли неловкие движения в длинных сутанах, то ли недостаток воинственности и не предназначенность рук к убийствам, но они не смогли это сделать качественно и Лоренцо спасся. А монахи, через короткое время поплатились за этот промах своими жизнями.
Все участники заговора, в том числе и архиепископ были зверски убиты. Архиепископа, повесили рядом с убийцей Джулиано Медичи — Поцци, а толпа на площади хохотала и улюлюкала.
Нравы в те времена были жестокими и часто жестокости царей в России, в частности расправы Ивана Грозного над неугодными ему людьми, перекликаются с тем, что делали правители в «цивилизованной» Европе.
Невольно вспоминаются факты из истории Западной Европы, когда за одну Варфоломеевскую ночь, было убито около тридцати тысяч несчастных гугенотов; или, например, резня тех же протестантов, которую устроила королева Англии Мэри, названная впоследствии Кровавой.
Так что, пугаясь и стесняясь собственной истории, надо помнить о истории мировой и научиться соотносить события и даты ни в коем случае не впадая в лицемерное самоуничижение...
...Кафедральный собор Флоренции, производит большое впечатление своими размерами и главное той чистотой и величием архитектурного стиля, который и отличает произведения итальянского Возрождения. И снаружи, и изнутри, - во всём чувствуется рука больших мастеров, поддержанных долгой традицией развития изобразительных искусств, насчитывающей несколько столетий поисков и находок...
Вечером, по пути домой зашли в магазин, купили продуктов на несколько дней, а рядом с Понто Веккио, в булочной, купили по куску панини и несколько сладких плюшек с кремом.
Всё это, уютно устроившись у себя дома, съели за ужином, смотря по телевизору политические новости на итальянском языке, но тут и без слов всё было понятно...
Утром снова было холодно и солнце путешествовало среди белых облаков, обещая холодную погоду и назавтра.
Виды с моста Понто Веккио замечательны в обе стороны и город, воспринимается как панорама склонов, окружающих долину реки Арно… Через этот мост мы шли в Сеньорию где в давние времена были покои Козимо Медичи и даже одного из Пап — Льва Десятого, который был тоже Медичи и стал архиепископом Флоренции в тринадцать лет.
По тем временам, это было нормальное явление, потому что светская власть подавила власть церковную, как это и бывает часто в монархиях и тираниях. Нельзя, так же забывать, что Медичи, Поцци и многие другие семьи в городе, когда то были банкирами и приобрели свои титулы, чины, власть и влияние за деньги, разбогатев на торговле. Ведь Флоренция, в средние века соперничала с Генуей и Венецией именно в области торговли со всем миром...
Перед Сеньорией, в колоннаде, установлены замечательные скульптуры и главной среди них считается знаменитая скульптура «Персей с головой Медузы Горгоны», Челлини. Персей держит отрубленную голову Медузы Горгоны, а у его ног лежит женское обезглавленное тело.
Сюжет конечно жестокий, но и сам Челлини прославился своими буйствами и даже убийствами недругов. Об этом он пишет в своей автобиографии...
Зайдя в Сеньорию, в Большой зал, мы увидели громадные картины битв Флоренции с окрестными городами Пизой и Сиеной. На картинах, размерами во всю стену были изображены обнажённые воины во время смертельной схватки. На переднем плане «мясистые», мускулистые атлеты, убивали друг друга с видимым удовольствием.
И я подумал, что насилие, сцены убийств и нападений, издавна были предметом искусства, которое руководствовалось основным принципом, выраженным в своё время афоризмом Стендаля: «Искусство — это эстетизация порока»!
Богатые и титулованные заказчики требовали от художников драматических сюжетов, которыми подпитывались интерес зрителей и патриотические чувства сограждан.
В средние века, заказчиков уже не удовлетворяли постные библейские сюжеты и художники перешли к изображению единоборств, батальных сцен и обнажённых человеческих тел, которые возбуждали в зрителях агрессию и сладострастие.
Это стало модным, денежным занятием и послужило дальнейшему развитию европейской живописи и ваяния. Интересно, что эта тенденция просматривается во все времена и во всех уголках земли, сопровождая каждую цивилизацию, ещё со времён Урарту и Древнего Китая...
После Сеньории, пошли в бывший монастырь бернардинцев, поражающий аскетизмом внутреннего убранства и удивительным резным деревянным потолком. Это был действительно скульптурный шедевр, плод многолетнего труда и размышлений художников — резчиков.
Там мы посидели в тишине, рассматривая очередное распятие над алтарём, с которого Иисус страдающий грустно рассматривал суетящихся и вечно спешащих туристов.
После, тоже взгрустнули обдумывая увиденное, а потом пошли домой и пообедали макаронами в соусе с сыром, заедая это салатом из сладких, спелых помидор и руколлы с оливковым маслом. Италия, пока ещё остаётся тем местом, где можно купить в магазине и съесть спелые овощи и фрукты. В английских супермаркетах и помидоры, и особенно фрукты продают недозрелыми и приходится ждать, пока они поспеют уже в холодильнике...
После обеда, пошли в церковь Лоренцо и долго любовались там монументальными саркофагами и картинами на стенах. Внутри было холодно, так же как снаружи и потому, нас не покидало чувство свежести и даже строгости.
Я постоянно вытирал сочащийся влагой нос и ворчал на постоянную простуду, которая преследовала меня уже несколько месяцев.
Холод в Италии, и особенно «адский» холод в церквях накануне календарной весны, в очередной раз застали меня врасплох и я вновь жестоким образом простудился и натужно кашлял, вызывая сочувствие прохожих и жены. Но такова жизнь и потому, я старался посмеиваться в перерывах между сморканием...
После обеда, зашли в церковный музей и нечаянно вышли во внутренний дворик-садик, с большим мандариновым деревом посередине, на котором, маленькими солнышками, светились крупные плоды. Это дерево напомнило нам дерево познания добра и зла из Эдема и так захотелось сорвать и попробовать хотя бы один мандарин! К тому же, здесь, как в настоящем раю было так солнечно тепло и тихо, что не хотелось уходить...
Ближе к вечеру, мы вышли на центральную улицу города, по которой в обе стороны фланировали туристы, отрядами во главе с гидами (часто это японцы, корейцы или китайцы), группами и поодиночке. И глядя на это обилие приезжих, ещё раз убеждаешься, что Флоренция это туристический город живущих за счёт туристов со всего света и «обслуживающий» их финансово, материально и культурно.
В городе около шестидесяти музеев и около десяти из них имеют международный, мировой статус. Это прежде всего галереи Уффици, Боргелло, Капелла Медичи, Академия, Палаццо Питти и ещё несколько.
В них, мы видим живописные и скульптурные шедевры великих мастеров: Микеланджело, Ботичелли, Донателло, Челлини, Рафаэля и ещё многих и многих известных во всём мире художников и скульпторов.
Архитекторы и построенные ими здания производят сильное впечатление и тоже принадлежат к эпохе расцвета человеческого искусства, называемого ныне итальянским Возрождением.
Все эти культурные сокровища, созданы за несколько столетий развития эстетической мысли в Италии, вершиной которой и является Ренессанс.
А все начиналось с икон в десятом — одиннадцатом веках и развивалось при большом влиянии, тогда ещё существовавшей Византии.
В эти же сроки, Русь восприняла христианство тоже от Византии, а искусство живописи, ваяния и архитектуры, пришло из культуры Греции, которая и в древние времена, была примером развития человеческих умений и искусств.
Но если в Италии, власть церкви со временем ослабла и появилась возможность развития светского искусства, то в России иконопись, так и осталась единственным жанром живописи, а скульптура, так и не развилась, оставаясь в рамках поделок из дерева.
Первые светские живописцы появившиеся в России в конце восемнадцатого века были подражателями, хотя и талантливыми, искусства Италии. Русское православие и монархия «засушили», убили развитие светской культуры в стране.
Но, как только появилась возможность заниматься светскими видами искусств, Россия быстро догнала своих европейских соседей, несмотря на многие столетия отставания - русский народ талантлив и потому, быстро усваивает преподанные ему уроки.
Уже в середине девятнадцатого века, правда пока только в столицах, появились свои художники и свои школы живописи, мало в чём уступавшие тогдашним законодателям мод в Европе. Впрочем, так было и с литературой, и с музыкой.
А сегодня, имена Пушкина, Достоевского, Толстого, Чехова в литературе; имена Мусоргского, Римского-Корсакова, Чайковского, Стравинского, Прокофьева в музыке; имена Репина, Серова, Антакольского, русских модернистов известны всему миру и являются значимыми вехами во всемирном художественном наследии.
Я думаю, что во многом, этому культурному «взрыву», способствовала классическая система образования, когда дети с ранних лет учили латынь и даже греческий. Такие нагрузки, заставляли развиваться интеллектуальные способности детей, из которых впоследствии вырастали гениальные личности... (Но тема образования – это уже объект другой статьи).
…На следующий день, с утра пошли в Галерею Боргелло, которая поражает не только коллекцией живописи, но и внешним видом. Это здание задумывалось, как административное, для работы городских советов, потом стало тюрьмой, а сейчас — это прекрасный музей, где выставлены классики Возрождения: Джанболонья, Микеланджело, Челлини, Сан-Совино...
В здании есть внутренний дворик квадратный по форме и отличающийся от прямоугольника внутри Уффици. Весь дворик небольшой по размерам, просматривается во все стороны и вверх и здесь, тоже выставлены скульптуры и горельефы.
В этом музее мы провели несколько часов, любуясь на полотна и скульптуры мастеров, в очередной раз восхищаясь дарованиями итальянцев в областях пластических искусств и живописи.
Позже, пообедав в небольшом ресторанчике неподалеку, мы пошли в Капеллу Медичи — ставшую гробницей властителей Флоренции. Богатство этой капеллы, масштабы, дороговизна и красота полудрагоценных камней из которых созданы гробницы, поражают воображение.
Но внутри снова было так холодно, во многом из-за того что вся внутренняя отделка составлена из больших каменных масс, что я подумал о соответствии гробниц тому адскому холоду, который для впечатлительных итальянцев ассоциируется с адскими мучениями.
По форме, капелла представляет большой малахитовый купол, начинающийся на уровне земли и постепенно сужающийся на большой высоте.
Богатство этого мавзолея напоминает гробницы восточных тиранов и ассоциируется с мрачным величием смерти, неумолимо настигающей каждого из живущих на земле, в том числе и человеческих «небожителей»: царей, королей, кардиналов и даже банкиров!
Здесь, в отдельном помещении выставлены работы Микеланджело для гробницы Лоренцо Медичи, пожалуй самые известные работы этого замечательного художника, скульптора, инженера и картографа. Эта личность выделяется своим универсализмом не только среди гигантов Возрождения, но и всего мирового искусства...
На следующий день, с утра решили пойти во Дворец Питти и даже купили билеты. Но музей не работал из-за собрания персонала борющегося за повышение своей зарплаты.
Вместо этого, мы ещё раз пошли в Музей Уффици, осматривать второй и третий «коридоры» и отделы современного искусства.
Мы ещё раз посмотрели мраморные бюсты с характерными лицами римских императоров, а потом вошли в залы, где увидели живопись конца пятнадцатого и шестнадцатого веков. Увидели многие знаменитые полотна, в том числе круглую картину Микеланджело «Святое семейство» и ещё многие полотна Рафаэля Санти, Тинторетто, Караваджо и других художников, уже знакомых нам по музеям Венеции, где мы побывали полгода назад.
Чуть уставшие, возвратились во Дворец Питти и войдя внутрь, были поражены масштабами и удобствами жизни в этом дворце, который и выбрала для своего постоянного проживания герцогиня, жена Лоренцо Медичи.
Здесь, в отличии от Палаццо Веккио был большой сад, разбитый на склонах высокого холма и это придавало дворцу свою прелесть.
И внутри, мы постоянно охали и ахали от восхищения красотой, богатством и изяществом интерьеров этого дворца. Картинная галерея, расположеная в бывших парадных покоях владельцев, поражала обилием золота, серебра и разного рода красочных драпировок и резных, разнообразных по форме, потолков.
И живопись в галерее соответствовала этому высокому вкусу. Тут были и Джерландайо и Рубенс, и Рафаэль Санти, и Тициан, и Мурильо и ещё десятки замечательных художников, менее известных и совсем неизвестных в России. Все они поражали талантом и мастерством. Об этих работах надо рассказывать отдельно, но я не могу не поделиться восторгом от общего впечатления, полученного здесь.
Тут, мы встретили русских, которых вёл по залам русский же экскурсовод Сергей Ермолинский, рассказывая о картинах и художниках со страстью и глубоким знанием всего здесь демонстрируемого. Сергей живёт во Флоренции уже около двадцати лет, хорошо говорит по-итальянски и владеет искусством говорения и знаниями искусствоведа- профессионала.
Его бы пригласить в Москву, на Центральное телевидение, в передачу о живописи и россияне узнали бы много нового и интересного об Италии, эпохе Возрождения и о мастерах искусств того периода. Зрители и слушатели почувствовали бы аромат «эстетического восторга», порождаемого при рассмотрении и объяснении подробностей истории создания шедевров и жизни этих мастеров.
Но увы, подобные программы и ведущие отсутствуют на экранах отечественного ТВ, а если и есть, то их часто ведут протеже телевизионного начальства из числа друзей или родственников, которые обнаруживают не только самодеятельный непрофессионализм, но и привычный провинциализм.
Я давно заметил, что в русской среде, редко можно встретить людей, способных на собственное суждение о искусстве и в целом о культуре. Поэтому и таланты из народной среды часто не востребованы, потому что их не могут отличить от посредственностей. Это большая проблема существования культуры в России - самоуничижение и провинциализм здесь соседствуют с преклонением перед Западом и охватывают не только культуру, но и политику!
Но об этом тоже поговорим в другом месте...

…Через несколько часов путешествий по залам этого дворца, мы вышли на улицу усталые и голодные. Вспомнив, что неподалеку от нашего дома есть пиццерия, мы зашли туда. Как и обычно, здесь толпились желающие поесть настоящую итальянскую пиццу и большинство из присутствующих, были туристы — иностранцы.
Мы заказали пиццу на вынос и стояли некоторое время наблюдая, как работает команда опытных мастеров-поваров. Два молодых итальянца делали это мастерски и очень быстро, потому что печь горела ярким пламенем тут же на виду у публики и они как мастера своего дела, готовили пиццу играючи и переговариваясь с клиентами.
Один из них, брал заранее заготовленный «блин» пиццы и накладывал на него ингредиенты, а второй поддевал уже готовые на длинную лопату и закладывал в пышущую «алым» жаром печь, это очередное творение кулинарного искусства.
Всё делалось быстро, весело и даже красиво. Мы спросили у одного из них, сколько пицц они делают за день и услышали в ответ, что около четырёхсот пятидесяти!
Взяв нашу пиццу упакованную в красивые коробки, мы быстро дошли до дома, поднялись к себе, сели за стол и открыв картонные коробки, достали горячую, источающую свежий аромат пиццу и тут же съели, облизываясь, чавкая от удовольствия, подбирая с тарелки корочками запечённого теста, томатный соус.
Потом, не отдыхая пошли очередной раз через Понто Веккио в сторону кафедрального собора, а по пути, сворачивали в небольшие церквушки, главной из которых была Орсанмикеле, то есть церковь в саду. Снаружи, по периметру, здесь стоят двенадцать скульптур, изображающих патронов средневековых гильдий - в начале четырнадцатого века это здание было складом зерна, а потом стала домовой церковью флорентийских гильдий, а статуи изваяны известнейшими скульпторами Флоренции: Донателло, Джиберти, Верроккьо…
Эта церковь, квадратная по форме и поэтому имеет два нефа - справа расположен алтарь, а слева стоит мраморная статуя Мадонны с младенцем и Анна, исполненные скульптором Дадди.
После, направились в сторону домовой церкви соперников Медичи из клана Поцци, которая называется Санта Кроче — Святой Крест, по пути заходя совсем в небольшие церкви, хотя и украшенные скульптурами и картинами известных живописцев.
Мы купили билеты в Санта Кроче, хотя в Уффици и во дворец Питти мы проходили бесплатно, так как эти музеи стоят на балансе государства, а многие музеи и церкви во Флоренции принадлежат частным владельцам и в них надо платить небольшие, но деньги, даже нам - кому свыше шестидесяти пяти...
В кафедральный Собор Святой Марии Цветочной, вход уже для всех бесплатный и потому, туда, как в собор Святого Павла в Лондоне, нескончаемым потоком идут люди.
В Санта Кроче, посетителей не так много, хотя размерами и интересными картинами и гробницами, она мало отличается от кафедрального собора.
Эта церковь, тоже производит сильное впечатление - огромная высота трёх нефов, громадное чёрное пространство делиться колоннами на три неравные части и в боковых нефах множество гробниц известных людей, сделанных руками известных художников, скульпторов и архитекторов. Вделанные в стену могильные плиты, саркофаги - захоронения Микеланджело, Макиавелли, Галилея, Пуччини и ещё многих великих флорентинцев, отличаются пафосом и монументальностью, напоминающей нам о существовании «вечной» жизни и «вечной» памяти о великих мира сего.
Из них, можно выделить саркофаг великого поэта Италии - Дантэ Алигьери, имя которого свято для всех знатоков и любителей поэзии. Его талант, его сумеречные, фантастические картины загробного мира, заставляют подозревать в нём глубокого интроверта и меланхолика. Но в те времена, жизнь была так скоротечна и жестока, что описания адских мучений мало чем отличались от реальности и потому, пробуждали в современниках оптимистические ожидания...
Снаружи Санта Кроче, огромные колокола на высокой колокольне, гулко вызванивают каждый час и этот звон слышен далеко в округе.
Пробирает дрожь, когда представляешь, что эти колокола звонили здесь, поминая ныне представившихся Микеланджело, Данте Алигьери, исследователя небесных сфер Галилея и других захороненных в этой церкви великих людей Флоренции.
Мы слышим этот тревожный и божественный благовест и в этом равняемся со множеством поколений живших, живущих и даже тех, кто будет жить в будущем, в этом прекрасном городе-музее!
И я невольно подумал о значении смерти, которую надо понять и примириться с кончиной ожидающей каждого из нас, подводящей роковую черту под индивидуальным человеческим существованием. Мы все умрём, но человечество останется и будет жить ещё долго, если не вечно...
Церковь Санта Кроче велика и не уступает размерами футбольному полю. И в этот божий храм, каждый день приходят многочисленные туристы и школьники почтить память великих гениев искусства, которые прославили не только Флоренцию и всю Италию, но и весь христианский мир!
Вот и мы приобщились к этой великой тайне памяти, сохранённой этой церковью созданной руками мастеров, вдохновлённых великой божественной идеей!
На улицах Флоренции, сегодня часто звучит и русская речь — туристов из России и постсоветского пространства здесь много. Есть уже и путеводителя по городским достопримечательностям на русском языке, что конечно радует, как проявления проникновения России, в Европу и её вхождение в число великих европейских стран…
Выйдя из Санта Кроче мы пошли в сторону искусственного шлюза на реке Арно, а потом, перейдя мост, направились уже в сторону Понто Веккио по другому берегу реки.
На Арно, бывают сильные наводнения и в летописях города описаны такие случае произошедшие и в древности и совсем недавно.
Вода поднималась выше набережной и заливала улицы и подвалы, что конечно же было настоящим бедствием, так как многие настенные фрески размокли от сырости проникающей всюду и полу разрушились. Последнее из больших наводнений было совсем недавно, в 1966 году и тогда река залила половину города...
В конце дня, мы зашли в магазин, который называется супермаркет, но по размерам чуть больше, обычного магазинчика. Во Флоренции, мы так и не встретили больших маркетов и это довольно странно. Большой город, множество туристов и совсем нет больших фирменных магазинов. Это тоже особенность Италии, например по сравнению с Англией...
Дома, из купленных продуктов Су приготовила ужин и мы неторопливо поели посматривая в телевизор — компьютер. Кстати, я в интернете посмотрел свои сайты и думал при этом, что сочетание интернета и «телика» - это удачная идея...
Утром было холодно, но ясно и солнечно и мы направились в Академию уже по знакомым улицам, чтобы увидеть там произведения Микеланджело, и главное, его знаменитого Давида, которого скульптор сделал для кафедрального собора, для навершия купола, однако что-то не получилось и Давид остался в музее.
И на сей раз, вход в академию для нас оказался бесплатным, за что остаётся благодарить европейских и в частности итальянских законодателей. Когда же в России, такие европейские нравы и порядки восторжествуют?!
В начале мы покрутились в большом зале Академии, посмотрели различные живописные вариации на тему «Мадонны с младенцем» Я уже где-то писал, что в результате непонятной эволюции католического христианства, на первое место в почитании культа выдвинулась Мадонна, а Иисус Христос, в большинстве случаев сюжетов картин, чаще предстаёт как «лицо сопровождающее» Богоматерь.
И пожалуй — это самое большое нарушение и смещение акцентов, в толковании Нового Завета.
В Евангелиях, Дева Мария представлена больше, как лицо сопровождающее Иисуса и даже не всегда его понимающая и разделяющая Его взгляды и учение. Вспомните фразу Иисуса: «Кто матерь моя и братья мои?», когда пришедшие родственники, пытались забрать Иисуса из окружения его учеников и последователей...
Более того, по намёкам рассыпанным в Евангелиях можно понять, что и мать и братья Иисуса, первоначально, не разделяли ни взглядов, ни стиля жизни Мессии.
Почему Дева выдвинулась на первое место?!
Тут есть много объяснений, однако я думаю, что этот процесс обусловлен постепенным отходом католичества от революционных заветов Иисуса и попыткой, сохраняя его номинальное значение в учении, попытаться подменить Его влияние, нейтральной фигурой Девы, которая и слова, противоречащего всегдашней неправде и «лжи мира сего», не сказала.
Эта тема в богословии до сих пор закрыта, хотя бунт против официозного католичества во времена Реформации, во многом базируется на критике такой подмены сутей и смыслов христианского учения...
Наконец мы вошли в залы, в которых установлены большие скульптуры, в том числе не законченные Мастером. Несколько больших, незаконченных работ из белого мрамора стояли в больших помещениях, но большинство зрителей толпились вокруг Давида, а у незаконченных скульптур зрителей почти не было.
А мы остановились здесь, посидели посмотрели на эти незаконченные работы и я сравнил их с душой, которая рвётся из плоти, но не может вырваться, потому что замысел осуществлён только наполовину.
Фигура раба, рвущегося из своих пут, говорит о многом и в том числе о осознании Мастером невозможности в полной мере осуществить задуманное. Невольно вспомнился Тютчев: «Мысль изречённая — есть ложь».
Конечно Мастер работал не один, и потому, образ запечатлённый фантазией автора удавалось воплотить в таком жёстком материале как мрамор, не полностью.
Ещё, я думал, что мастерская Мастера была настоящим предприятием и рабочим на этом предприятии надо было платить зарплату, платить за мрамор, за его доставку, платить охране и ещё много кому.
Поэтому наверное, так много незаконченных работ ещё и потому что заказчики могли умереть или охладеть к своим заказам, или даже разориться...
Посидев так несколько времени, мы прошли дальше.
В середине большого зала, с ярким плафоном посередине потолка, стоял почти четырёхметровой высоты Давид, спокойно обдумывающий свои замыслы: как убить врага-гиганта Голиафа и освободить, спасти свою родину от захватчиков.
Этот «пастушок», у Микеланджело сложен как сильный атлет, с левой рукой держащей пращу на плече и опущенной книзу правой сильной и крупной, сжимающей пальцами петлю пращи с камнем в ней.
Стоит герой спокойно и расслабленно. Вес тела покоится на правой ноге, а левая чуть выдвинута вперёд. От всей фигуры, остаётся ощущение внимательной силы и спокойствия...
Рассказывают, что когда заказчик герцог Медичи увидел Давида в первый раз, то заметил, что нос у героя чуть великоват.
Тогда, Микеланджело незаметно взял горсть мраморной крошки и пыли, поднялся с резцом в руке по лесенке к голове Давида, и сделав вид, что отсекает лишнее, незаметно сыпал пыль из горсти на пол. Потом слез с лестницы и спросил: - Ну а сейчас как?» И получил ответ: «Вот сейчас, в самый раз»!
А мне вспомнился анекдот о худсоветах, в Союзе Художников, во времена Советского Союза. Один художник «накрасил» пейзаж, а сбоку пририсовал маленькую собаку.
На худсовете его спросили: - А зачем эта собака, здесь? Убрать!
И художник тут же, быстро закрасил собаку...
- Ну вот теперь хорошо - заметили в Совете и художник ушёл довольный — картину приняли на выставку...
Мы долго сидели и ходили вокруг Давида, рассматривая его со всех сторон и наконец пошли осматривать Академию дальше. Но сильное впечатление от этой работы осталось с нами надолго!
В Академии, выставлена большая коллекция икон и иконо-картин, писанных на деревянных досках. Среди них, есть и коллекция русских икон.
И тут заметна разница между греческим влиянием на русскую иконопись и иконы созданные в двенадцатом-тринадцатом веках, включая работы Джотто в Италии, где чувствуется влияние раннего византизма.
И если итальянцы уже в четырнадцатом веке начали освоение светской живописи, а художниками в семнадцатом веке перешли уже от Ренессанса к классике, то в России от греческой иконописи ушли только в начале девятнадцатого века.
Итальянские города-республики, в лице богачей и знатных людей, были основными заказчиками художественных вещей, в то время, как в России, уже значительно позже, российские монархи заказывали свои портреты у иностранцев, часто у тех же итальянцев.
Поэтому, движение живописи, скульптуры и архитектуры, затормозилось в России надолго...
В Академии есть и музей старинных музыкальных инструментов, где выставлены скрипки Страдивари датированные 1690-ми годами. Уже тогда, в Италии делали музыкальные инструменты: барабаны, шарманки и клавикорды. Концерты с музыкой, танцами и пением тоже поощряли аристократы из богатых и знатных родов.
В культурном смысле, Италия времён Возрождения намного обогнала в развитии Россию, словно заснувшую в шестнадцатом веке и пробудившуюся, только в девятнадцатом. Зато с какой скоростью, прежде всего в литературе и музыке, русский гений догнал и перегнал Европу уже к началу двадцатого века!
…После Академии, мы на часок заглянули в церковь Святого Марка, где жил в монастыре во времена расцвета семейства Медичи, неистовый христианский революционер Савонарола. Он поднял настоящее восстание в умах и душах флорентинцев, ратуя за восстановление христианских принципов, но как и обычно, был оклеветан недругами, схвачен и казнён сожжением на костре, на площади перед Сеньорией.
Сегодня, место того костра отмечено на брусчатке площади и можно себе представить эту мрачную церемонию - горящую человеческую плоть, перед толпой любопытных и праздных флорентинцев ожидающих чуда!
Монахи, в те времена жили в кельях размерами три на три метра, со сводчатыми потолками и библейскими картинками на стене.
Я вспомнил своё молодое стремление пожить в монастыре и подумал, что тогда, в те давние времена смог бы жить здесь, если бы представилась такая возможность…
Потом, в окрестностях этой церкви, мы нашли красивый садик и под ярким, тёплым солнцем пообедали бутербродами с чаем из термоса, любуясь на оживающую после зимних холодов зелень и слушая весенние песни дроздов.
Отогревшись и отдохнув - я уже говорил, что во всех церквях здесь по-прежнему холодно и темно и весь осмотр проводишь на ногах, отчего сильно устаёшь, - мы отправились на другой берег реки Арно и поднялись на холм, откуда открывался замечательный вид на город, лежащий в долине у подножия этого холма.
Отсюда, хорошо были видны и купол Кафедрального собора, и башня Сеньории, и Санта Кроче, и мост Санта Веккио, и белые, далёкие домики Фьезоле на противоположном крутом берегу реки...
Ну, а здесь, на самом высоком месте стоит церковь «Сальваторе на-горе» и ещё чуть повыше и совсем рядом, другая церковь с действующим монастырём «Святого Менниата» и кладбищем, окружённым высокой пятиметровой каменной стеной.
Сюда, от подножия холма по длинной, довольно крутой лестнице, на смотровую площадку поднимаются в течении дня тысячи туристов. Вид отсюда на город завораживает, потому что как на ладони видны все архитектурные сокровища Флоренции...
Церковь Менниата, выстроена в одиннадцатом веке, в средневековом стиле, с мраморными стенами и полом, с криптом и алтарём на небольшом возвышении, что наверное было традиционным для тех времён.
В церкви было темно и холодно и сразу представлялась суровая жизнь многочисленного тогдашнего монашества.
Сегодня в монастыре только шесть монахов, которые занимаются садоводством, разводят пчёл, а продукты своего ремесла, продают туристам в монастырском киоске. Я купил маленький календарик с видами Флоренции, и по приезду домой, подарил его своему другу, в напоминании о нашем чудесном путешествии.
Эта церковь производит сильное впечатление и местом, где была выстроена почти тысячелетие назад, и архитектурой — внутреннее пространство её расположено в трёх уровнях. Всюду старинные фрески, картины, наборные полы и резные украшения по камню на алтарной стене и в самом алтаре.
Когда мы находились внутри, солнце ярким, слепящим лучом вдруг проникло через небольшое окно в стене в сторону алтаря, и волшебным «прожектором» осветило фигуры и головы туристов стоящих там, в «ауре» солнечного света!
Зрелище было необычным, почти чудесным и мне подумалось, что так и зарождались в древности легенды о святых, осенённых волшебным нимбом, чтобы после жить в памяти народной столетиями и даже тысячелетиями!
Жизнь монахов в здешнем монастыре особенно трудна - днём всюду шум и гомон многочисленных туристов, а вечерами и особенно ночью пусто, холодно и одиноко. И ежечасный звон церковного колокола напоминает о бренности и суете человеческой жизни…
Ещё одна интересная деталь — почти в каждой церкви, выставлены реликвии, с частицами мощей святых мучеников и исповедников. Сами реликварии — это произведения искусства и в них положены частицы костей, а иногда целые бедренные кости святых.
А в боковых нефах повсюду стоят гробницы и саркофаги великих людей города и его правителей, с рельефными изображениями героев – участников религиозных аллегорий...
Ещё деталь, во Флоренции мы не видели бездомных, которых полно в Лондоне. Зато на ступенях церквей и в многолюдных местах сидят прямо на мостовой цыганки или иммигранты из Восточной Европы, собирающие милостыню...
Другая особенность здешнего социума - это африканцы, которых становится всё больше в Италии и особенно это заметно в небольших городках часто посещаемых туристами. Они торгуют или зонтиками, или кожаными сумочками, или продают картинки с видами города. Пока эти африканцы находятся здесь в положении изгоев, но какой-то особой ненависти к ним не замечается. Итальянцы, в большинстве своём по-прежнему верующие христиане и сострадание ещё не ушло из их среды...
Утром следующего дня, как обычно, проснулись по будильнику в семь часов и после завтрака, выступили в город, пошли на вокзал покупать билеты назавтра, до Сиены.
В кассах простояли минут тридцать, при том, что из десяти касс работали только три.
И в очередной раз я убедился, что очереди - это примета государства, с неустоявшимся демократическим обществом. В таких государствах, соображения экономии всегда идут впереди заботы о простом человеке.
А здесь, люди томились в ожидании может быть уже опаздывая на поезд, но ни у кого не возникало желания пожаловаться на это безобразие. В Италии, как впрочем и в России, к таким вещам уже привыкли...
По пути на вокзал, побывали во дворце семейства Деванзетти и посмотрели, как в средние века жили богатые флорентинцы.
Это был пятиэтажный дворец с потолками выше пяти метров, с внутренним двориком, жилыми покоями расположенными по периметру этого дворика и световым колодцем вверху.
Туалет, такой же как на российской даче без водопровода, а ванной служил железный таз размерами в диаметре больше метра. В зале, расположенном над внутренним двориком, закрывающееся отверстие в полу, через которое видно кто входит. Через эту дыру в полу, можно было защищаться от нападавших с помощью мушкетов или арбалетов.
Пятнадцатый век — это время перехода формы жилища в виде замка или башни, в форму дворца-дома. Но защищаться от непрошеных гостей ещё приходилось вот таким образом…
Потом зашли в церковь Святой Троицы и там у входа, нас подхватил доброволец — волонтёр, который с жаром, на плохом английском стал нам рассказывать историю церкви и о её достопримечательностях.
Он завладел нашим вниманием помимо нашей воли и потому, мы от него избавились объяснив, что заплатить ему мы не сможем. Он как-то сразу потерял интерес и стушевался - оказывает здесь есть и такой вид зарабатывания денег.
Здесь, рядом почти с каждой церковью сидит или стоит нищенка или нищий, которые своим видом выпрашивают милостыню, иногда делая это очень назойливо. От этого, всегда чувствуешь неловкость даже будучи небогатым человеком и стараешься поскорее покинуть церковь или даже не заходишь в неё...
Это тоже напоминает Россию в которой, с некоторых пор нищенство стало профессией. В метро и на железной дороге можно увидеть душераздирающие постановочные сцены со старушками или мальчиками играющими на гармошке, цыганок с малыми детьми, которые освоили профессиональные жесты и психологические уловки, действующие на сентиментальных людей… Здесь тоже это есть!
После вокзала, мы узнали где осатаневаются автобусы следующих в городок Фьезоле, сели в один из них, и по красивой дороге, поднимающейся зигзагами в гору, поехали в этот известный пригород Флоренции.
Фьезоле - городок на вершине высокого холма, старинный и живописный, с остатками бывших поселений этрусков и римскими строениями…
Вышли из автобуса, на центральной площади Фьезоле, купили билеты на осмотр древнего римских амфитеатра и терм и не заходя туда, отправились по тропинке идущей вдоль крутых склонов долины чуть в гору, на смотровую площадку.
Придя туда, мы сели на парапет и пообедали бутербродами и запили горячим чаем, разглядывая живописные окрестности.
У подножия холма, на котором расположен этот городок, во всю ширь горизонта расстилалась Флоренция с хорошо различимым коричневым куполом Санта Мария де Фьёре и несколькими башнями-колокольнями.
Склоны спускающиеся к Флоренции, покрыты оливковыми деревьями и тёмно-зелёными свечками кипарисов. Вид конечно замечательный, да и воздух здесь значительно чище, чем в долине Арно. Поэтому здесь, во все времена селились богатые флорентинцы. Но и сегодня, то здесь то там можно увидеть современные загородные виллы, с большими садами и рощами...
В какой-то момент, я услышал гомон скворцов, который всё нарастал. Потом мы увидели стаю этих птиц, состоящую из нескольких тысяч особей. Они облётывали пространство вокруг, иногда садясь на землю и покрывая её почти сплошь своими серыми фигурками. Птицы находились в постоянном движении и сидя на земле, склёвывали насекомых с травы.
Это было что то необычное и вспомнил фильмы Атенборо, английского кинорежиссёра-документалиста, о дикой природе земли и сцену их фильма со стаями скворцов, которые как тёмные тучи, состоящие из тысяч и тысяч птиц, описывали в небе замысловатые виражи, временами закрывая солнце подобно дождевым тучам.
И здесь, эта «туча» птиц то сгущалась, то разреживалась и всё это время, скворцы постоянно свистели и трещали - в воздухе стоял несмолкаемый шум.
Эти десятки тысяч скворцов, словно собравшись здесь со всей Италии на фестиваль весны, энергично радовались сообществу сородичей и это выглядело очень неожиданно…
Одна из таких «туч», приземлилась рядом с нами и щебетала без умолку. Потом, вдруг, словно по команде все умолкли на минуту и вдруг, с шумом проходящего мимо поезда вся эта масса поднялась в воздух и скрылась из глаз. Зрелище это было удивительное и необычное...
После обеда, спустились к центральной площади, на которой стояла двойная конная скульптура в натуральную величину, - в одном из всадников я узнал Гарибальди по его шапке с круглым плоским верхом, а другой был принц Фердинанд-Иосиф, пожимавший руку освободителю Италии.
Потом, мы вошли на место бывшего развлекательного центра ещё во времена древних римлян, построенного за столетие до рождения Иисуса Христа.
А ещё раньше, примерно в восьмом веке до новой эры, здесь было поселение этрусков и сохранились остатки их древнего храма.
Римский амфитеатр, был почти полностью восстановлен и мне подумалось, что здесь, уже можно было играть пьесы Софокла и Еврипида, а по воскресеньям устраивать кулачные бои, до которых так охочи некоторые наши современники.
На руинах древних храмов — этрусского и римского, мы подобрали несколько камешков и упавшие на камни шишки от кипарисов, с растущих рядом деревьев.
Сегодня, глядя на эти «трофеи», я каждый раз вспоминаю и амфитеатр, и развалины римских бань, и чуть в стороне разрушенные почти до основания стены храмов, которые как бы наслоились один на другой...
После осмотра развалин древних городищ, мы вошли в археологический музей, где в витринах можно увидеть древние артефакты оставшиеся с тех далёких времён: ржавые, изъеденные временем и непогодой ножи, наконечники стрел и копий, сломанные вазы и кувшины, останки человеческих захоронений этрусков, древних римлян и средневековых флорентинцев.
Были там и греческие вазы - чёрные и красные, с замечательными острыми рисунками сцен из мирной и военной жизни, религиозных ритуалов и спортивных состязаний...
Через время, выйдя из музея пошли гулять по туристической тропе, которая привела нас к другой смотровой площадке, нависающей над крутым склоном. Флоренция внизу была покрыта дымами и видимость была нечёткой, что придавало этим видам особое очарование...
По пути зашли в очередную церковь и монастырь францисканцев. На входе, увидели молодого монаха в длинной рясе повязанной верёвочным поясом. Он протирал картины, а потом вошёл в притвор, где был слышен звучный орган, аккомпанировавший пению молодой женщины.
Кроме нас в церкви никого не было и мы, некоторое время посидели на скамьях вслушиваясь в мелодии органа и человеческого голоса. Они гармонично дополняли друг друга, подчёркивая особенности звучания каждого из этих удивительных музыкальных инструментов
Меня, всегда интересовала жизнь в монастырях - этот подвиг плоти и духа - совершаемый насельниками христианских обителей.
Путешествуя по Европе, мы побывали уже во многих монастырях, в том числе в немецком Маульброне, в испанском Монсеррате и во французском Шартрезе. И всюду, монахи спокойны, молчаливы, доброжелательны.
Искушения в их жизни, как и для всех живущих в этой земле почти одни и те же и вспоминая свою молодость, я понимаю, как трудно быть чистым и правдивым в мире, где многое выстроено на привычной лжи, разврате души и тела...
Потом перешли в церковный музей — здесь это традиция, - в каждом храме есть место, где можно увидеть картинки, скульптуры и даже остатки материалов и строительной техники, с помощью которых возводились эти церкви.
В этом музее францисканского монастыря, почему-то была внушительная коллекция китайского искусства, которую подарили монастырю, китайские «коллеги - францисканцы имеют своих приверженцев во многих странах, во всех частях света, в том числе в Китае.
У служащего музея я узнал, что на сегодня в монастыре и в семинарии, живут и обучаются тридцать девять монахов. Они работают в саду, следят за сохранностью церкви и заняты многими другими работами и ремёслами...

Мы уехали из Фьезоле уже под вечер усталые от ходьбы по крутым склонам, однако довольные и успокоенные. Мы прикоснулись к трехтысячелетней древности, по сравнению с которой даже итальянский Ренессанс видится совсем недавним событием!
Назавтра был последний день нашего пребывания во Флоренции и мы с утра, пошли гулять по внутреннему саду Дворца Питти, восхищаясь красотой и масштабами этого старинного сада, устроенного ещё во времена Лоренцо Медичи.
Сам дворец, по величине сравним с Эрмитажем в Петербурге. Но сад, с его аллеями, скверами, фонтанами и гротами, является замечательным дополнением к архитектуре простого и строгого, по внешнему исполнению, жилища семейства Питти.
Сад, необычно большой для города и из него, отовсюду открывается великолепный вид на город. Мне, невольно, опять вспомнился Зимний дворец в Питере, которому так не хватает, хотя бы небольшого садика.
Герцогиня Медичи, в своё время, переехала сюда именно потому, что утреннее и вечернее пение птиц и шум лиственных дубрав под ветром, так украшают нашу городскую рутинную жизнь…
После сада, мы пошли в церковь Огни Санти, расположенную неподалеку от набережной, где посмотрели шедевр живописи, мало известный не специалистам — «Тайную вечерю», Гирландайо.
Фреска, занимает всю торцовую стену большого прямоугольного зала, составляя в ширину метров десять и в высоту метра четыре. Все апостолы и Иисус Назарянин, сидят фронтально за длинным столом, а Иуда Искариот, стоит перед столом, видимо собираясь уходить, чтобы предать своего Учителя.
Иисус, в хорошем настроении, почти улыбается и добродушно смотрит так, что где бы не находился зритель, Он смотрит прямо ему в глаза. Картина производит сильное впечатление и заставляет вновь и вновь вспоминать историю последней вечери Иисуса из Назарета со своими учениками!
Потом пошли в церковь Новая Новелла, где есть драматическое Распятие Джотто, и большая роспись на стенах алтаря, исполненная тоже Гирландайо. Эта роспись - настоящая книга жизни в картинах, в которых участвуют сотни персонажей прекрасно написанных в непрекращающемся эмоциональном движении.
Гирландайо и в России и в Англии мало знают, но художник это замечательный как по темам картин, так и по мастерству их исполнения. Да и сама эта церковь - предмет гордости флорентинцев.
А я подумал, глядя на это разнообразное городское архитектурное, скульптурное и живописное великолепие, что именно это вдохновляло русских царей приглашать в свои столицы итальянских архитекторов и скульпторов.
Кваренги, Росси и ещё многие итальянцы, строили Санкт- Петербург и сделали его вполне классическим городом, стоящего на окраине дикой, таинственной северной империи.
Да и русские художники, во времена становления российской живописи и ваяния, ехали стажироваться в Италию, где много света, тепла и картин старинных мастеров-учителей!
...Религиозность наших современников-итальянцев, как и во многих западноевропейских странах в глаза не бросается, но во многих старинных и красивых церквях идут службы, куда собираются прихожане из округи.
На церковные праздник, здесь собираются толпы народу и происходят красивые религиозные действия.
И как мне кажется, именно эта христианская вера во всех её проявлениях, держит темпераментных итальянцев в рамках нравственных установлений и по сию пору...
Анализируя жизнь и быт успешных стран, в которых мы побывали путешествуя по всему миру, я подметил одну деталь, определяющую жизнедеятельность общества и государства. Это религиозность, часто становящаяся базисом народной культуры!
Сравнивая, прихожу к выводу, что главной идеологической ошибкой, погубившей СССР был атеизм в самой низменной его форме, процветавший особенно во времена и после Хрущёва, не только в столицах, но главное в «остальной» стране.
За эти годы, в Союзе выросло несколько поколений людей не верящих ни в Бога, ни в чёрта. И это внутреннее духовное опустошение, породило в свою очередь нравственный релятивизм, который во времена неспокойные, «демократические», сделал из человека «животное», управляемого только инстинктами. А в период развала государства и общества, это существо вырвалось на свободу!
Именно такое состояние личности и общества породило в мрачные и злые девяностые, бандитизм, мошенничество и взяточничество в различных формах. Проявилось это в душевной чёрствости, эгоизме разного рода дельцов и чиновников без чести и совести.
Но и официозная церковь, освободившись от «гонений большевиков» не избежала подобных потрясений основ.
Поэтому, когда вскрылись факты отнюдь не христианского поведения многих «освободившихся» батюшек, кажется надо ожидать церковную реформацию снизу, из масс верующих, которым такая «свобода», сильно не по нраву. Думается, что своеобразная «лютеровская» революция ещё ожидает Россию...

…После обеда, простившись с восхитительной, но не по весеннему холодной Флоренцией, поехали на поезде в Сиену.
Поезд, непонятно почему опоздал на полчаса и нас, в половине дороги без предупреждения и объяснения причин, пересадили из одного состава в другой.
В общей сложности мы опоздали почти на час. Опоздания, конечно, бывают и в развитых странах, однако, там вас предупредят и объяснят, почему такое стало возможным и извинятся. Но в Италии, как впрочем и в России этим себя все службы не утруждают.
Я уже говорил о неработающей демократии в некоторых европейских страна. Судя по всему и Италия относится к таковым...

Наш новый дом, находится в центре Сиены и владелец квартиры — Франческо, подрабатывает, сдавая квартиру иностранцам. Он закончил в университете факультет политики, но работает в администрации швейцарской фармацевтической фирмы. А в выходные, ещё и подрабатывает в ресторане официантом...
В новой квартире холодно, я простыл и сильно чихаю и кашляю. К тому же, от постоянной ходьбы, мои ноги изувеченные футболом и зимними походами по тайге, побаливают.
Но всё это отходит на задний план, потому что красоты окружающие нас заставляют терпеть физическую усталость - посмеиваясь, я сравниваю эти две недели со спортивными сборами, где надо напрягаться чтобы достичь особой тренированности.
Переночевав на новом месте, с утра пошли в местный Кафедральный собор и провели там почти весь день. Ещё по пути в собор, вышли на центральную площадь города, которая считается одной из самых красивых городских площадей в Италии.
Площадь, по форме почти круглая и представляет из себя небольшой склон, похожий на амфитеатр, замощённый красивым кирпичом ещё в давние, старинные времена.
На дальнем её краю, в углу, стоит высокая, почти сто пятидесятиметровая башня. А по верхнему, ближнему краю склона — рестораны, кафе и бутики…
С утра, солнце пригревало и люди на площади сидели прямо на мостовой, нежась под лучами первого весеннего солнца. Склон развёрнут навстречу солнцу, а дома вокруг препятствуют ветру. Такое удобное и почти домашнее место в центре старого города, я видел пожалуй первый раз.
Посидев на парапете фонтана с многофигурной композицией в центре, мы пошли дальше. Кафедральный собор, поразил нас своими белыми узорчатыми стенами и конечно размерами. Однако сразу внутрь мы не пошли, а воспользовавшись приглашением Франческо, который в этот день работал в ресторане, зашли к нему и славно пообедали. Я заказал себе варёную говядину в сладком соусе и с овощами и наелся как опереточный злодей, так что стало трудно дышать.
Поблагодарив Франческо, мы пошли в собор и провели внутри несколько часов. Надо отметить, что при входе выстроилась небольшая очередь, но когда мы попали внутрь, то размеры собора, словно проглотили несколько сотен людей без всякого ущерба для себя от такого многолюдья...
Интерьеры собора, как и внешний вид были витиевато-красочны и напоминали сцену громадного театра, на которой разместилось несметное количество картин, скульптур, фресок, витражей и архитектурных деталей. Всё это привлекало, говорило, рассказывало в лицах и красках историю Иисуса Христа и его последователей: апостолов, евангелистов, святых отцов и матушек.
Сам собор, стоит на месте бывшей древней церкви, в свою очередь построенной на вершине холма, на котором ещё раньше стояло римское поселение. На крутом склоне, ниже громадного, похожего на разукрашенную шкатулку храма, видны черепичные крыши старинных зданий, некоторые из них по возрасту сравнимы с кафедральным собором.
Над собором возвышается башня, разрисованная поперечными коричнево-белыми полосами кирпичной кладки.
Центральный фасад-вход, изукрашен резьбой по камню, скульптурами, мозаиками, башнями и башенками. От такой красоты, да ещё в солнечный, ясный день захватывает дух и где-то внутри, возникает чувство восхищения теми мастерами, которые создали этот живописный, красочный, рукотворный пейзаж — фантазию на тему величия Христа и силы христианской веры.
Сиенский собор является одним из красивейших в Европе и по праву занимает значительное место в творчестве средневековых архитекторов и художников.
К фасаду собора ведёт лестница, с крупнофигурной мозаикой на полу. Три громадных входа-арки ведут внутрь собора, а центральный вход, открывают только по великим праздниками.
А внутри, как я уже говорил, собор похож на громадную шкатулку для хранения драгоценностей: полы украшены чудесными мозаиками и картинами-рельефами; стены покрыты узорчатыми рисунками и картинами известных, старых мастеров, мощные и высокие колонны и своды купола, привлекают взгляд посетителей.
Множество скульптур разных размеров заполняют, украшают это святое пространство присутствия живого Бога на земле. Такого обилия украшений, каменных фигур и разнообразнейшей резьбы я не видел ещё ни в одном из многих храмов, которые мы посетили за последние десять лет путешествий по всей Европе.
Для того, чтобы подробно описать экстерьеры и интерьеры этого собора, потребуется написать целую книгу и чтобы не впадать в многословие, я на этом завершу описание увиденного, в этом удивительном месте...
Потом были крипт и баптистерий, не менее древние и интересные. Крипт представляет из себя древнюю церковь, над которой надстроили часть современного собора и он служит своеобразным фундаментом для нового громадного строения...
Уже в конце дня, на закате солнца, мы влезли на недостроенную стену «нового собора» начатого, но недостроенного и оттуда, с высоты, увидели синеватые горные хребты вдалеке, черепичные крыши, горбящиеся неровными складками под нами на склонах крутых долин; заходящее солнце, сияющее в прохладном чистом воздухе на фоне синего, холодного неба;
колокольню большого монастыря, находящегося в километре от нас на другой стороне крутой долины, на которой тяжёлые, старинные колокола басом пробили шесть часов вечера...
День заканчивался, но когда мы спустились на центральные улицы, то увидели множество гуляющих, фланировавших по мостовым, собираясь на ужин или в клубы на вечеринки.
А мы торопились домой, чтобы поесть, отдохнуть, набраться сил для завтрашних путешествий по этому удивительно уютному, старинному итальянскому городку - несколько сотен лет назад, Сиена была соперником богатой и сильной Флоренции...
Утром, после завтрака и холодного до дрожи душа, отправились на автовокзал и сев на автобус, поехали в известный своими древними башням, в один из старейших и известнейших городков Тосканы - Санджеминиано.
Часа через полтора путешествия через типичные ландшафты Тосканы, мы прибыли в этот замечательный городок на вершине холма, состоявший из старинных домов и множество высоких, каменных башен.
В этом городке, всего около восьми тысяч жителей и большинство из них, работают так или иначе на обслуживании туризма, являющегося главной статьёй городского дохода.
Городок совсем небольшой по размерам и обойти его по периметру, можно за полчаса. На сегодня, в нем осталось тринадцать старинных башен-домов, а некогда их было около семидесяти. В средние века, башни эти делались для безопасности во времена войн и набегов соседей. За их толстыми стенами спасались семьи владельцев обычных домов во времена осады, а сверху, можно было контратаковать врагов на земле. Мне вспомнились такие же башни в Грузии, в Сванетии, которые несли такие же функции защиты от нападений врагов.
Весной и с утра, туристов в городе не так много и мы, почти в одиночестве гуляли по узким кривым улочкам, охая и ахая при виде старинных стен, сгорбленных под тяжестью времени домов, миниатюрных площадей, с магазинчиками торгующими разного рода «колониальным» товаром для туристов.
От этих серых, древних стен, веяло тайной и загадкой жизни, давно ушедшей в прошлое.
Вскоре вышли к смотровой площадке и поднявшись наверх, увидели вокруг себя поля и оливковые сады Тосканы, среди которых стояли отдельные фермы, деревеньки и небольшие городки на холмах.
В одном месте, на горизонте отделяющем синее небо от зеленеющей земли, видны были холодные заснеженные пики невысоких гор, названия которых мы не знали.
Потом, снова не торопясь пошли вдоль крепостной стены, по щебёнчатой тропке.
Придя к крепостной башне, поднялись наверх и увидели под собой небольшой зелёный сквер-парк с редкими оливами и зелёным газоном.
Там, под одним из деревьев растущих в центре садика, разместился одинокий музыкант с флейтой и громким аккомпанементом «Аве Мария» Шумана, записанным на магнитофоне.
Налюбовавшись видами Тосканы, мы спустились с башни, нашли скамейку в тёплом тихом уголке сквера и под звуки божественной музыки — солист был большим профессионалом — не спеша поели, наслаждаясь тишиной, прохладным синим небом с ярким солнцем над головами, в сопровождении пения птиц, привлечённых в сквер музыкой.
Прохладный весенний воздух лёгкими порывами овевал нас и казалось, что мир сосредоточился в этой точке жизни, посередине старинного городка берущего своё историческое начало в седой и страшной древности...
Через время, поблагодарив музыканта мы пошли дальше и продолжили наш путь вокруг уютного городка...
С юга, городская стена тянулась по краю крутого, заросшего вечнозелёными кустарниками склона, переходящего в далёкую и узкую речную долину.
Закончив эту прогулку и пройдя через проход в город, попали на площадь перед церковью Санта Мария Асунсьон и войдя внутрь, увидели, тихое залитое солнцем пространство заставленное скамьями, а на стенах - несколько старинных картин с Девой и Младенцем на руках. Здесь, на с стенах сохранились старинные росписи, изображающих сцены из библейских рассказов.
Внутри было солнечно и тихо и мы, сидели несколько минут на скамьях думая каждый о своём. Когда я попадаю в церковь, то невольно сосредотачиваюсь и вспоминаю случаи из жизни, связанные с молитвами и верой...
Через какое-то время, вышли на центральную площадь городка находящуюся в тени высоких башен. Там, поднявшись на высокую каменную лестницу, вошли в дом-музей, где выставлены старинные картины и скульптуры...
А после, по крутой лестнице, стали подниматься на одну из башен. Сюзи осталась на половине подъёма потому что она боится высоты, а я продолжил восхождение и наконец добрался до верхней площадки, откуда открывался вид на город, на вершины башен вокруг и на окрестные холмы.
Высота башни около ста двадцати метров и вид на черепичные серые крыши внизу, завораживал. Дома внизу были похожи на птичьи гнезда, сделанные руками древних ремесленников многие столетия назад. Мне вспомнился стих имажиниста Кручёных: «Над морем крыш и лесом труб...»
Спустившись вниз, вошли в очередную церковь с монастырём доминиканцев. Внутри, как и везде в церквях было темно и холодно и я гулко закашлялся - простуда, так и не прошла за всё время итальянского путешествия.
К этому времени на воздухе потеплело и мы пошли искать старую церковь тамплиеров, двенадцатого века постройки. Это оказалась маленькая церквушка, к сожалению закрытая и окружённая невысокой каменной стеной, за которой и прятался монастырь.
Потом, долго ходили по каменистым лабиринтам узких улочек, рассматривая стены и крыши, которым было никак не меньше чем четыреста-пятьсот лет. Но в этих старинных домах, уж привычно жили наши современники, которые привыкшие к наплывам туристов летом и тихим холодным вечерам, зимой...
Уже в конце дня, идя на остановку автобуса, купили несколько акварелек с видами Санджеминиано, и через какое-то время, возвратились в Сиену.
Проголодавшись за время поездки, по пути от автостанции домой зашли в очередную пиццерию, купили по куску пиццы и съели её на ходу. А придя домой вскипятили чай попили горяченького и пораньше легли спать...
Утром следующего дня, после завтрака, пошли осматривать местный арсенал-крепость, построенный здесь одним из Медичи в 1561-ом году, вскоре после оккупации Сиены.
Это гигантское сооружение с широкими и высокими стенами до двадцати метров высотой, построено из кирпича и много говорит о богатстве Медичи и силе Флоренции в те времена.
Сиена была завоёвана в 1555 году и при осаде и захвате города флорентинцами было убито около половины всех защитников города...
Эта катастрофа, окончательно сломила сопротивление некогда богатейшего и древнейшего города Тосканы. По легенде, которая воплощается в скульптуре волчицы и двух мальчиков-сосунков ползающих у неё под брюхом, город был основан сыновьями Рэма, которых этот зверь выкормил и воспитал Рэма и Ромула.
Такая мраморная волчица кормящая близнецов, стоит на колонне перед Кафедральным собором, символизируя историю основания этого древнейшего города.
Известно, что предки Медичи были обычными горожанами, ставшими впоследствии банкирами накопившими богатства, а потом уже купивших себе и титулы, и власть.
Сиена, была богатой и властной раньше Флоренции, но со временем, банкиры этого города разорились, а богачами стали банкиры Флоренции.
Когда богатства Сиены истощились, этим воспользовались возвысившиеся соседи, что и привело к потере независимости города...
Возвращаясь к описанию крепости, хочется заметить, что такое гигантское строительство даже сегодня, в этом городке вряд ли возможно. И невольно задумываешься о масштабах и свершениях в те древние времена, сравнивая их с нынешними…
После крепости, пошли в музей расположенный на центральной площади Сиены, в бывшем правительственном здание города, в давние времена окруженного дворцами тамошней знати. Музей наполнен работами известных сиенских художников - кстати, название краски «сиена», произошло из здешних мест...
Продвигаясь по залам этой галереи, можно наблюдать эволюцию живописного мастерства от икон до роскошных картин и скульптурных изображений. И сравнение уровня пластических искусств тогда и в наши дни, во многом показывает деградацию современного искусства и утрату современными художниками многих навыков и умений из древних времён. Но это тема отдельной большого разговора - дискуссии...
Назавтра, простившись с Франческо, спустившись на вокзал по эскалатору длинной в полкилометра, сели в поезд и сделав пересадку, приехали в аэропорт Пизы, откуда и улетели через некоторое время в Лондон…

Наше путешествие продолжалось две недели и за это время мы приобщились к самой древней христианской культуре в Европе и ощутили веяние времени, через знакомство со старинными артефактами культуры и искусства, сохранившихся в музеях Италии.
Это был настоящий праздник узнавания нового и неизвестного и потому, воспоминания об этом путешествии останутся с нами на всю жизнь...


Май 2013 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Венеция – музеи и кладбище.

…Венеция, один из старинных городов мира. Основали его христианские подвижники в пятом веке, а покровителем города является Святой Марк — Евангелист.
В древние ещё времена, символом города стал крылатый лев и его скульптуры и изображения украшают многие дома и улицы города...
Центром Венеции и самой высокой точкой, является колокольня Базилики Святого Марка, немного напоминающая башню Биг - Бена в Лондоне. На вершине этой многометровой квадратной башни из коричневого кирпича, установлена золотая скульптура Святого Теодора, второго покровителя города. Есть там и смотровая площадка. Попасть туда и с высоты осмотреть великолепный город, - мечта каждого туриста...
После настоящего «итальянского» ужина, отправились в сторону знаменитого моста Риальто по узким улочкам с множеством магазинов и магазинчиков, продающих изделия из венецианского стекла, знаменитые на весь мир карнавальные маски и разного рода ювелирные мелочи и бижутерию.
Туристов вокруг было много и согласуясь с движением этой разрозненной толпы, мы с трудом, но добрались до «пункта назначения».
Мост Риальто действительно замечательное сооружение. Он переполнен туристами и днём и ночью. Мост состоит из трёх проходов и почему-то переход, ближний к площади Святого Марка, всегда заполнен туристами больше, чем тот проход, который направлен в обратную сторону.
Центральный переход, самый широкий и по нему нескончаемым потоком в обе стороны фланируют и фотографируются туристы.
Мы тоже постояли, посмотрели на залитый светом и отражениями в тяжёлой, словно политой маслом воде ярких фонарей город и дома - дворцы, стоящие на берегу, вдоль всего канала, как вдоль улицы.
Налюбовавшись видами Гранд-Канале, повернули обратно, но через время поняли, что заблудились, потому что пробовали возвратиться в гостиницу другим путём.
Выбираясь на «прохожую» часть города, несколько раз упирались в тупиковые дворы, а то и в узкие петляющие между тёмных домов с прикрытыми на ночь ставнями, улочки.
В конце концов зашли невесть куда и остались одни в паутине узких улочек и переулков. Было по-прежнему жарко, время клонилось к полуночи, мы устали и потому занервничали - не хватало только полночи провести плутая в незнакомом городе...
Обсудив ситуацию, мы повернули назад, вышли на знакомую дорожку и уже в первом часу возвратились в гостиницу. Зато, как же приятно было принять душ и заснуть в широкой постели не думая о завтрашнем дне и не вспоминая сегодняшний длинный день...
Проснувшись утром, приняли душ, вышли в столовую, где позавтракали привычным «брекфастом», который во всех гостиницах Европы и России одинаков: сок, мюзли или хлопья, варёные яйца, бутерброды с колбасой или сыром, плюшки, печенье, кофе или чай...
После завтрака, отправились на экскурсию во дворец Дожей.
Дворец прямоугольной формы, на трёх высоких этажах с большим внутренним двором, дальний конец которого упирается в боковую стену Собора Святого Марка.
Дворец сделан в восточном, мавританском стиле, с широкими мраморными лестницами и высокими, инкрустированными разного рода украшениями, потолками.
Дворец выстроен в одиннадцатом веке, но после большого пожара, был почти сразу восстановлен. Первый дож Республики Венеция был избран в девятом веке и с той поры, их сменилось несколько десятков.
В тринадцатом веке, Венеция стала коммуной и управлялась Советом. Но видимо «коммунальщики» не справлялись с управлением и потому, город вскоре вновь стал республикой, во главе с Дожем и разного рода вспомогательными Советами.
Эта своеобразная торговая «советская республика», продержалась почти до конца восемнадцатого века.
Дож был в этой республике, как президент и верховный судья, одновременно. Помимо Совета состоящего из десяти человек, в городе были и Цензоры, следившие за соблюдением законов, сохраняя чистоту нравов, в том числе в печатной продукции.
После избрания, Дожи руководили городом до конца жизни и жили во дворце вместе с семейством.
Довольно часто во дворце случались пожары — ведь тогда обогревались каминами и топили дровами. Но каждый раз, дворец восстанавливался и становился краше прежнего - республика Венеция была одним из самых богатых и сильных средневековых государств и потому, сокровища стекались сюда со всего света...
Дворец и сегодня украшен знаменитыми полотнами итальянских художников: Тициана, Тьеполо, Тинторетто, Веронезе, Беллини и многих других известных живописцев. Видно было, что искусство, всемерно поддерживаемое богатством, процветало в республике с давних пор.
В те времена, основными сюжетами картин были история христианства и войны, а в скульптурах - разного рода аллегории и мифические сюжеты.
Была во дворце и тюрьма, а какое-то время даже две - на чердаке и в подвале. Эти помещения, по контрасту с убранством дворца, производят самое мрачное впечатление – узкие каменные, угрюмые мешки без воздуха, с толстыми решетками, справиться с которыми были неспособны и мифические гиганты.
Спали «зэки» на нарах и изредка выходили на прогулку в узкий дворик-колодец.
Здесь же во дворце, существует так называемый «Мост вздохов», по которому, приговорённых к смерти вели на казнь. Название понятно - как тут не вздыхать если знаешь, что совершаешь последние в жизни шаги...
Об этом дворце можно писать бесконечно и наша экскурсия длилась три с половиной часа. Громадные залы заседаний и собраний в нём сменялись разного рода комнатами приёмов и личными покоями Дожей. И всё это украшено картинами, скульптурами и замечательными потолками, о которых надо как-то особо рассказывать...
Вышли из дворца на белый свет ошеломлённые всем увиденным и изрядно уставшими. Пошли на набережную, где дул прохладный ветерок с воды и отдохнув немного в городском саду, возвратились теперь уже в музей аббата Карера, который жил здесь около двухсот лет назад и оставил городу замечательную коллекцию картин, скульптур, монет и разного рода достопримечательностей.
Этот музей один из лучших в «музейном городе» Венеции и соседствует с музеем археологии и музеем истории города.
При входе во дворец Дожей, купили общий билет, по которому могли ходить бесплатно ещё в несколько музеев. Это было совсем недорого, но для «музейщиков», таких как мы, очень удобно...
Все музеи расположены в бывших дворцах знати и представляют из себя шедевры архитектуры. Не исключением был и музей Карера.
Большая мраморная лестница вела на второй этаж громадного здания, протянувшегося на сотни метров в сторону «Гранд-канале».
И вновь мы увидели картины знаменитых итальянцев, скульптуры восхитительного Кановы, который, как оказалось, в жизни был толстым и некрасивым.
Может быть поэтому, все его модели так ангельски стройны и легки, а их лица красивы и значительны. В этом случае, талант ваятеля соединился с талантом романтическим и мечтательным.
Может быть поэтому, мы по-прежнему очарованы творениями мастера, который жил и работал около двух столетий назад. Трудно представить себе теперешних скульпторов, так нежно и чисто работающих с мрамором…
Из музея Карера, перешли в музей археологической скульптуры и тут наше воображение поразили бюсты исполненные около двух тысяч лет назад и даже больше.
Там были все знаменитые портреты императоров - многие я знал из учебников истории Древнего Рима. Был там и бюст Марка Аврелия, императора - философа, труды которого я читал незадолго до приезда в Венецию.
Его грустные размышления о тщете жизни и неизбежности смерти, тогда навеяли на меня тоску и я, присматриваясь к бюсту, невольно отмечал черты грусти и даже страдания в трагическом выражении на лице этого императора-пессимиста...
В музее истории Венеции, было много морских карт и я вспомнил, что в периоды расцвета, Венеция становилась торговой империей и её власть, а точнее власть её денег распространялась на пол мира.
После музеев мы очень устали и вернувшись в отель, отдохнули немного в «кондиционированной» прохладе...
Вечером пошли ужинать в ресторан неподалеку от моста Риальто и после ужина, который из-за небольших порций «рыбопродуктов» вовсе не показался нам обременительным, мы ещё долго гуляли по вечерней Венеции, рассматривая блестящие витрины магазинчиков расположенных на главных путях туристов.
Но стоило отойти чуть в сторону и мы попадали в узкие переулки и дворики, где, особенно вечерами вообще никаких туристов не бывает и только из открытых окон доносятся звуки включенных телевизоров и телефонные разговоры. Для венецианцев, в отличии от туристов, это были обычные жаркие дни рабочей недели...
Назавтра, мы отправились в базилику Святого Марка, билеты в которую заказали по интернету ещё из Лондона. И правильно сделали, потому что когда мы в десять часов утра пришли на площадь, очередь в собор уже растянулась на сотню метров.
Вход в собор бесплатный, но летом попасть туда без длинных очередей очень трудно, потому что посмотреть это религиозное «чудо света» стремятся все те, кто приезжает сюда отдохнуть и полюбоваться красотами Венеции, - города на воде, единственного в своём роде...
Уже при входе, видя всю красоту внутреннего убранства, невольно охватывает изумление и преклонение перед гением религиозного человека. Пять огромных куполов и всё пространство храма украшено древними золотыми мозаиками, наполненными драматическими сюжетами из Нового и Ветхого Заветов.
Всё это создано руками первоклассных художников, скульпторов, архитекторов и осенено образом незабвенного Иисуса Христа, чьё имя получила название древняя европейская цивилизация, существующая и по сию пору!
Этот храм собрал и показал всему миру основу того культурного феномена, который историки назвали Ренессансом и расцвет которого, пришелся на конец Средневековья.
Этот ансамбль созданный людьми того времени, является воплощением мощи и совершенства человеческого духа стремившегося возвеличить Создателя - Мессию и святость христианских подвижников, воплощавших в себе Новый Завет.
Этот храм называют ещё храмом тысячи колонн. И действительно, колонны разных форм и размеров, созданы из разных материалов и разными мастерами, на протяжении многих веков трудами скульпторов и каменщиков, художников и камнерезов. Есть колонны полностью покрытые резьбой и скульптурными горельефами. Есть высокие прочные колонны из гранита, мрамора и алебастра.
И всё это, долгие столетия поддерживает громадные пространства «молельного» дома.
Интерьеры громадного храма, неоднократно горели на протяжении почти тысячелетия существования и их приходилось каждый раз восстанавливать и украшать заново...
Удивляют не только мозаики растянувшиеся по потолкам и стенам, но и мозаичные мраморные и каменные полы, покрытые чудесными рисунками и монограммами. Здесь чувствуется влияние разнообразных культур и художественных направлений существовавших в мире в те давние времена и доступные венецианским купцам.
Начиная с одиннадцатого века, согласно принятому в Венеции закону, каждый корабль возвращавшийся из дальнего плавания обязан был преподнести богатый подарок Базилике Святого Марка и таким образом, в храме накопились дорогие, блестящие сокровища - отражение культур и религий всего средневекового мира.
Об этом храме можно говорить бесконечно, но я стараюсь передать только часть тех впечатлений и эмоций, которые вызвали у меня свидание с этим мировым чудом - средоточением средневекового искусства и религиозного экстаза...
На следующий день, мы поехали на остров Мурано, где сосредоточены заводики и мастерские по изготовлению знаменитого на весь мир венецианского стекла.
Сразу, как только мы сошли с «вапоретто» - водного трамвайчика, нас зазвали в ближайшую мастерскую, где несколько мастеров на глазах у зрителей, выдували из расплавленного стекла незамысловатые кружки с цветными камнями, впечатанными в ещё не остывшее стекло.
В мастерских было очень жарко и я, глядя на работу мастеров подумал, что при температуре снаружи до тридцати пяти градусов, внутри и особенно рядом с огнедышащими печами была ещё жарче и работать в таких условиях было совсем непросто.
Однако мастера, поддерживая многовековую традицию, со своей работой блестяще справляются — изготовленное ими стекло замечательных расцветок и разнообразных форм очень ценится не только любителями. Ассортимент изделий из стекла многообразен, начиная от строгих бокалов, рюмок и стаканов и заканчивая разнообразными фигурками зверей и птиц – в них проявляется творческая фантазия мастеров.
От некоторых изделий нельзя глаз оторвать и невольно вздыхаешь от изумления видя эти шедевры пластики и композиции. Но и стоят они достаточно дорого, для таких туристов как мы. Поэтому, нам оставалось только разглядывать эти шедевры, не помышляя о их приобретении.
На этом небольшом острове, тоже есть каналы и тоже много церквей. Одна из них, самая старая в окрестностях Венеции, была впервые построена в седьмом или восьмом веке, а сегодня восстановлена и поражает простотой и величием. В ней хранятся кости легендарного дракона убитого Святым Георгием, а в нефах лежат мощи, давным давно умерших, монахов.
Мне невольно вспомнились мощи православных монахов, виденных мною в Киеве, в склепах храма Святой Софии. Там тоже, из под старинных материй и ряс иногда проглядывали высохшие пальчики рук и безглазые маски лиц монахов, лежащих здесь уже несколько столетий...
На обратном пути в Венецию, высадились на остров Сант-Микеле, где расположено венецианское кладбище. Это кладбище, рядом с монастырём Сант-Микеле, поражает своей запущенностью, гремящими в знойном сухом воздухе однообразными песнями цикад и странными стенками, в которые вставляют останки венецианцев, умерших взрослых и детей, как ящики в книжные шкафы - такова современная местная традиция захоронения умерших.
Есть там и православное кладбище, на котором похоронены Дягилев и Стравинский, а на евангелическом — Бродский и Эзра Паунд.
Это кладбище, странным образом напомнило мне запущенные российские захоронения, где сломанные плиты надгробий и выгоревшая серого цвета трава, ассоциируется с социальными катастрофами - революциями и контрреволюциями.
Эти кладбища запущены, забыты родственниками похороненных здесь, в отличии от той же Франции, где кладбища напоминают кукольные города, или кладбища в Англии, которые всегда осенены кладбищенскими деревьями и где пахнет густыми ароматами хвойных деревьев.
Такие ухоженные захоронения, говорят об уважении живых и живущих ныне к тем, кто умер давно или совсем недавно...
На фоне неухоженности и даже разорения царящего кругом, порадовали зелёной травкой и недавно высаженными деревьями у могил Стравинского, Дягилева, Эзры Паунда и Бродского. Видно было, что многие поклонники этих умерших гениев бывают на кладбище и среди них есть люди, которые за этими могилами ухаживают .
Я поклонник поэтического дара Эзры Паунда и вспоминая его трагическую жизнь полную заблуждений и наказаний за них, умилялся ухоженностью этой могилы и думал, что это крошечное воздаяние поэту за все тревоги и тяготы его трагической жизни, как впрочем и у Бродского.
Оба, пытались найти жизненное счастье вне родины и оба умерли одинокими и разочарованными. Дела не меняет то, что один стал политическим преступником – Эзра Паунд, а второй – Иосиф Бродский, стал лауреатом Нобелевской премии. В личной жизни, внешнее признание, только поощряет внутреннее одиночество!
Мне кажется, что уехав из России Бродский потерял покой и смысл человеческого существования и его последнее прибежище, в далёкой от России Венеции, только подчёркивают весь трагизм и безбытность его нелёгкого существования...
Судьба Дягилева, тоже полна драматизма. После оглушительного, скандального успеха «русских сезонов» в Париже, великий антрепренёр немного потерялся в плеске бравурных оркестров и шипении шампанского, пенящегося в праздничных бокалах - продолжать обычную жизнь после всего было трудно.
А тут ещё, в России неожиданно грянула революция!
Всё это сделало Дягилева невольным путешественником и наверное очень несчастным человеком. Хотя говорят, что «мёртвые сраму не имут» и может быть совсем не важно для умирающего или уже умершего человека, где и как он будет похоронен.
Но могилы русских людей на чужбине, всегда вызывает у меня невольную грусть и сочувствие!
...Выйдя с кладбища, в ожидании очередного «вапоретто» я сел на деревянном причале и опустив ноги в прохладную зеленоватую воду, смотрел неподвижным взглядом на горизонт, думая о непростой человеческой судьбе, заканчивающейся для всех людей одинаково — могилой, часто на неухоженном кладбище или что случается редко - на ухоженном...
На следующий день, ближе к вечеру, мы поплыли на вапоретто на остров Лидо, узкой полосой растянувшийся на несколько километров у входа в бухты Венеции. Я встречал название Лидо раньше и знаю, что в России, это подразумевает что-то сверх богатое и модное.
И действительно, даже если сравнивать с богатой Венецией, этот остров выглядит как заповедник для богачей. Лидо — это небольшой курортный городок, который поперёк можно пройти за двадцать минут.
Здесь не так много «однодневных» туристов из других стран может быть потому, что каких-то исторический или архитектурных достопримечательностей здесь нет.
Зато, тут подолгу живут богачи, имеющие виллы или роскошные номера в гостиницах…
Здесь, как утверждают путеводители — один из лучших на Адриатике пляж и потому, жизнь напоминает морские приливы и отливы - днём люди идут на пляж, а под вечер с пляжа...
В этом месте как я понял, достаточно много русских богачей, которые тут не только живут, но и плодятся.
На центральной улице, наполненной ресторанами и дорогими магазинами, видел русскую мамашу с двумя маленькими детьми, разговаривающую с кем-то их прохожих по-русски хриплым, прокуренным голосом.
Она, очевидно жилёт здесь уже долгое время и чувствовует себя вполне дома. Мне невольно вспомнились страшноватые рассказы о злых характерах и нравах в среде российский богачей-олигархов.
Как и для всяких нуворишей, независимо от национальности — деньги для них цель и смысл жизни. А отсутствие образования, традиций и вкуса делает их завсегдатаями именно таких «модных и престижных» мест, где они могут, даже среди богатых блеснуть своим особенным небрежным богатством.
Отсюда, как мне кажется, рождается мода на разного рода дорогие замки, резиденции, супер большие яхты и прочая нескладная «бижутерия» жизни.
И ещё одна особенность «новых» русских — они циничны и безжалостны - в противном случае их будет мучить совесть, за украденные у народа деньги! Ведь они «заработали» свои деньги в стране, где большинство мучается от безденежья, а часто и от нищеты!
Отсюда их агрессивность и цинизм, отсюда и бандитские нравы в этой среде разбогатевших на спекуляциях и мошенничестве, обывателей...
На пляже, под вечер было малолюдно и переодевшись, мы поплавали в тёплом, чуть штормящем море. Там же, на пляже, познакомились с молодым индийцем, который убирал мусор с прилегающих, улиц.
Он, белозубо улыбался, довольно сносно говорил по-английски и рассказал, что в Индии играл в крикет в полупрофессиональной команде, а в Италию приехал чтобы мир посмотреть и себя показать.
Он, как все молодые провинциалы, хотел бы покорить мир и стать богатым и знатным, но пока оставался уборщиком, весёлым и доброжелательным юношей...
Уже в темноте возвращаясь на причал, поужинали в одном из уличных кафе, сидя под деревьями и рассматривая прохожих. Как обычно в маленьком городке, люди вечером выходят погулять по местному «Бродвею», чтобы на людей посмотреть и себя показать.
На улицах Лидо, после нескольких дней их отсутствия в Венеции, мы увидели машины и даже автобусы, что показалось немного диким. Это показывае, что мы очень быстро можем отвыкнуть от «цивилизации» и «возвратившись» в мир без машин и мотоциклов, чувствуем себя вполне уютно...
К ночи в округе собралась гроза и сидя на речном трамвайчике, мы наблюдали как в небе, подобно громадным светодиодным фонарям, часто-часто мелькали извивы молний, правда без грома. Этим наверное и отличаются южные грозы от наших, российских?
Назавтра, жарким днём мы пошли во дворец-музей Резонико, наполненный живописью и реставрированными картинами старых мастеров. Эти картины, сверкают восстановленными яркими красками и производят очень сильное впечатление.
В большинстве музеев, мы видим картины - «мумии», засохшие и выцветшие следы былого великолепия, а после реставрации, они обретают первоначальный, яркий вид.
После этого музея, проплыв несколько остановок на «трамвайчике, мы высадились у Академии художеств, расположенной в переделанной под галерею старой красивой церкви.
Здесь, в экспозиции, вначале стоят старинные иконы вполне сравнимые с греко-русскими иконами на досках, очень тонкого, лёгкого письма и в большинстве представлены мастерами тринадцатого-четырнадцатого веков.
По странной, для меня православного католической традиции, на этих иконах в основном, в качестве главного действующего лица изображена Богоматерь - Дева Мария, либо ещё один «второстепенный» персонаж Нового Завета — архангел Гавриил, благословляющий «средних лет женщину» - Деву Марию на рождение Исуса Христа. Хотя в Библии говорится, что Дева Мария была совсем юной девушкой, когда родила Спасителя.
Также, здесь много сюжетов с Девой Марией, держащей на руках младенца Иисуса. Но самого Иисуса, уже в его взрослом виде, на иконах почему-то нет...
Потом уже, в следующих залах, моё внимание привлекли большие картины, изображающие крестные муки Христа, в окружении разбойников и учеников. Разбойники, в отличии от Иисуса Христа, не прибиты гвоздями к Т-образному кресту, а привязан за локтевые сгибы, верёвками...
Мне вспомнились все богословские трактаты, в которых историки пытались выяснить, как был распят Спаситель, какой формы был деревянный крест и как выглядела сцена этой мучительной казни. Сюжеты этих картин, во многом отражают ту точку зрения, которая в те времена была популярной и неосполримой.
Мне кажется, корни этой традиции, в «очеловечевании» Нового Завета, отражающей тенденцию урезания, усреднения, «подчистки» революционных Заветов самого Иисуса из Назарета, и выдвигание на первый план вполне второстепенных персонажей Нового Завета.
В этом, случае, для меня видна работа «человеческого, слишком человеческого» предания, которая приглушала революционность учения Иисуса на протяжении всего времени развития христианства.
В Евангелиях, роль Богоматери иногда подаётся почти в негативном свете. И слова Иисуса: «Кто матерь моя и кто братья мои...?» обращённые к ученикам, показывают его отношение к своим родственникам. Как мне видится, для Иисуса из Назарета, его братьями и сёстрами были его духовные последователи - «рабы и даже мытари», но не родственники...
Надо отметить, что культ Богоматери был утверждён на одном из соборов, уже только в пятом веке.
Ещё во времена Иоанна Златоуста, многие его последователи относились к Деве Марии как к обычной женщине и только в католичестве, богословы стали утверждать, что она тоже была рождена непорочным зачатием.
Это нагромождение «святости», там где оно вовсе не нужна, создавала разного рода побочные христианские культы и даже секты, оставляя в стороне подлинное значение слов и дел Иисуса Христа в Писании. В те времена, даже его мучительную смерть во имя спасения человечества от грехов, представляли больше как акт физической смерти, а не как символ страдания ради уверовавших в Новый Завет!...
Глядя на этот набор сюжетов в картинах итальянцев, я лучше начинаю понимать протестантов, совершивших Реформацию в надежде возвратиться к Писанию, освобождённому от привычного для средневекового феодализма толкования Нового Завета, вполне в традициях Ветхого Завета...
Старые художники часто пишут распятого Иисуса в окружении разбойников. Но так ли близки были Иисусу из Назарета на Голгофе, разбойники и в идейном и в физическом смысле.
Всё-таки, главная трагедия всего произошедшего на Голгофе — это казнь Сына Божиего, воплощенного в человеке - Иисусе Христе. Разбойник, который попадёт в рай — это линия боковая и не имеющая большого значения деталь в Евангелиях...
Но возвратимся в Венецию...
В Академии много картин Тьеполо, Беллини, Тинторетто, Веронезе и других, знаменитых и не очень, итальянских художников писавших громадные картины, в основном на библейские сюжеты. Несколько картин посвящено Святому Георгию убивающему дракона, причём дракон на всех картинах, напоминает детёныша бронтозавра - «небольшой такой».
Есть большая картина, которая иллюстрирует кражу в Александрии тела Святого Марка, который выглядит вполне, как совсем недавно умерший.
И к тому же, несмотря на то, что дело происходит в Венеции, рядом с телом Святого Марка стоит огромный верблюд, видимо должный напомнить, что мёртвый святой был привезён из Александрии, то есть из Африки...
Размышляя над увиденным я подумал, что в Италии и в Венеции в частности, вслед за периодом икон последовал Ренессанс возродивший, утраченное в тёмное Средневековье, искусство древней Греции и Древнего Рима.
Однако, в России, техника живописи осталась ещё несколько столетий на уровне иконографии и живопись как таковая, возродилась уже в восемнадцатом веке и расцвела в девятнадцатом, будучи совершенно светской.
На мой взгляд, эта «задержка» в культурном развитии России обусловлена самодержавием и крепостничеством, «заморозивших» все искусства на долгие столетия, а в живописи - на стадии освоения писания икон.
В это же время в Италии, развивались и набирали силу города — республики, в которых искусство, приобретало всё более светский характер, при покровительство богатых граждан этих городов — государств...

Выставка рисунков Рафаэля в Оксфорде.

…Целью нашего посещения был музей, в котором проходила выставка работ, а точнее рисунков Рафаэля Санти, пожалуй самого одаренного, из всех гениальных художников эпохи Ренессанса, который своим мастерством поражает и наших современников!

Справка из Википедии:

«…Рафаэ;ль Санти (итал.Raffaello Santi, Raffaello Sanzio, Rafael, Raffael da Urbino, Rafaelo; 28 марта 1483, Урбино — 6 апреля1520, Рим — великий итальянский живописец, график и архитектор, представитель умбрийской школы…
Рафаэль рано потерял родителей. Мать Марджи Чарла умерла в 1491, а отец Джованни Санти умер в 1494. Отец был художником и поэтом и первый опыт художника Рафаэль получил в мастерской отца. Самая ранняя работа — фреска «Мадонна с младенцем», до сих пор находящаяся в доме-музее.
К числу первых работ относятся «Хоругвь с изображением Святой Троицы» (около 1499—1500) и алтарный образ «Коронование св. Николы из Толентино» (1500—1501) для церкви Сант-Агостино в Читта ди Кастелло…
В 1501 году Рафаэль приходит в мастерскую Пьетро Перуджино в Перудже, поэтому ранние работы выполнены в стиле Перуджино.
В это время он часто уезжает из Перуджи домой в Урбино, в Читта ди Кастелло, совместно с Пинтуриккьо посещает Сиену, выполняет ряд работ по заказам из Читта ди Кастелло и Перуджи.
В 1502 году появляется первая рафаэлевская мадонна — «Мадонна Солли», мадонн Рафаэль будет писать всю жизнь.
Первые картины, написанные не на религиозную тематику — «Сон рыцаря» и «Три грации» (обе — около 1504).
Постепенно Рафаэль вырабатывает свой стиль и создаёт первые шедевры — «Обручение Девы Марии Иосифу» (1504), «Коронование Марии» (около 1504) для алтаря Одди.
Помимо крупных алтарных полотен пишет небольшие картины: «Мадонна Конестабиле» (1502—1504), «Святой Георгий, поражающий дракона» (около 1504—1505) и портреты — «Портрет Пьетро Бембо» (1504—1506).
В 1504 году в Урбино знакомится с Бальдассаром Кастильоне…
В конце 1504 года переезжает во Флоренцию. Здесь он знакомится с Леонардо да Винчи, Микеланджело, Бартоломео делла Порта и многими другими флорентийскими мастерами. Тщательно изучает технику живописи Леонардо да Винчи, Микеланджело. Сохранился рисунок Рафаэля с утраченной картины Леонардо да Винчи «Леда и лебедь» и рисунок со «Св. Матфеем» Микеланджело. «…те приемы, которые он увидел в работах Леонардо и Микеланджело, заставили его работать ещё упорнее, чтобы извлекать из них невиданную пользу для своего искусства и своей манеры.»[5]
Первый заказ во Флоренции поступает от Аньоло Дони на портреты его и жены, последний написан Рафаэлем под явным впечатлением от «Джоконды». Именно для Аньоло Дони Микела;нджело Буонарро;ти в это время создаёт тондо «Мадонна Дони».
Рафаэль пишет алтарные полотна «Мадонна на троне с Иоанном Крестителем и Николаем из Бари» (около 1505), «Положение во гроб» (1507) и портреты — «Дама с единорогом» (около 1506—1507).
В 1507 году знакомится с Браманте.
Популярность Рафаэля постоянно растёт, он получает много заказов на образы святых — «Святое семейство со св. Елизаветой и Иоанном Крестителем» (около 1506—1507). «Святое Семейство (Мадонна с безбородым Иосифом)» (1505—1507), «Св. Екатерина Александрийская» (около 1507—1508)…
Во Флоренции Рафаэль создал около 20 Мадонн. Хотя сюжеты стандартны: Мадонна либо держит Младенца на руках, либо он играет рядом с Иоанном Крестителем, все мадонны индивидуальны и отличаются особой материнской прелестью (по-видимому, ранняя смерть матери оставила глубокий след в душе Рафаэля).
Растущая слава Рафаэля приводит к росту заказов на мадонн, он создаёт «Мадонну Грандука» (1505), «Мадонну с гвоздиками» (около 1506), «Мадонну под балдахином» (1506—1508). К лучшим произведениям этого периода относятся «Мадонна Террануова» (1504—1505), «Мадонна с щегленком» (1506), «Мадонна с Младенцем и Иоанном Крестителем („Прекрасная садовница“)» (1507—1508)…
Во второй половине 1508 года Рафаэль переезжает в Рим (там он проведёт всю оставшуюся жизнь) и становится при содействии Браманте официальным художником папского двора. Ему поручено расписать фресками Станцу делла Сеньятура. Для этой станцы Рафаэль пишет фрески, отражающие четыре вида интеллектуальной деятельности человека: богословие, юриспруденцию, поэзию и философию — «Диспута» (1508—1509), «Мудрость, Умеренность и Сила» (1511), и самые выдающиеся «Парнас» (1509—1510) и «Афинскую школу» (1510—1511)…
Папе Юлию II работа Рафаэля очень понравилась, даже когда она была ещё не закончена, и папа поручил живописцу расписать ещё три станцы, причём уже начавшие там росписи художники, включая Перуджино и Синьорелли, были отстранены от работ. Учитывая огромный объём предстоящей работы, Рафаэль набрал учеников, которые по его эскизам выполнили большую часть заказа, четвёртая станца Константина — полностью расписана учениками…
Сменивший в 1513 году Юлия II Лев X также высоко ценил Рафаэля.
В 1513—1516 годах Рафаэль по заказу папы занимался изготовлением картонов с сюжетами из Библии для десяти шпалер, которые предназначались для Сикстинской капеллы. Наиболее удачен картон «Чудесный улов» (всего до нашего времени дошло семь картонов).
Ещё одним заказом от папы были лоджии, выходящие во внутренний ватиканский двор. По проекту Рафаэля они были возведены в 1513—1518 годах в виде 13 аркад, в которых по эскизам Рафаэля были расписаны учениками 52 фрески на библейские сюжеты.
В 1514 умер Браманте, и Рафаэль стал главным архитектором строящегося в то время собора Святого Петра. В 1515 году он получает и должность главного хранителя древностей.
В 1515 году в Рим приезжает Дюрер и осматривает станцы. Рафаэль дарит ему свой рисунок, в ответ немецкий художник прислал Рафаэлю свой автопортрет, дальнейшая судьба которого неизвестна…
Несмотря на загруженность работами в Ватикане, Рафаэль выполняет заказы церквей на создание алтарных образов: «Святая Цецилия» (1514—1515), «Несение креста» (1516—1517), «Видение Иезекииля» (около 1518).
Последним шедевром мастера является величественное «Преображение» (1516—1520), картина, в которой проглядывают черты барокко. В верхней части Рафаэлем в соответствии с Евангелием на горе Фавор изображено чудо преображения Христа перед Петром, Иаковом и Иоанном. Нижняя часть картины с апостолами и бесноватым отроком была завершена Джулио Романо по эскизам Рафаэля…
В Риме Рафаэль написал около десяти Мадонн. Выделяются своей величественностью «Мадонна Альба» (1510), «Мадонна Фолиньо» (1512), «Мадонна с рыбой» (1512—1514), «Мадонна в кресле» (около 1513—1514).
Самым совершенным творением Рафаэля стала знаменитая «Сикстинская мадонна» (1512—1513). Эту картину заказал Юлий II для алтаря церкви монастыря Святого Сикста в Пьяченце. «"Сикстинская мадонна" поистине симфонична. Переплетение и встреча линий и масс этого холста изумляют своим внутренним ритмом и гармонией. Но самое феноменальное в этом большом полотне — это таинственное умение живописца свести все линии, все формы, все цвета в такое дивное соответствие, что они служат лишь одному, главному желанию художника — заставить нас глядеть, глядеть неустанно в печальные глаза Марии.»
Помимо большого количества картин на религиозные темы, Рафаэль создаёт и портреты. В 1512 году Рафаэль пишет «Портрет папы Юлия II». «В это же время, пользуясь уже величайшей известностью, он написал маслом портрет папы Юлия, настолько живой и похожий, что при одном виде портрета люди трепетали, как при живом папе.»[5] По заказам папского окружения были написаны «Портрет кардинала Алессандро Фарнезе» (около 1512), «Портрет Льва X с кардиналами Джулио Медичи и Луиджи Росси» (около 1517—1518).
Особо выделяется «Портрет Бальдассаре Кастильоне» (1514—1515). Спустя много лет этот портрет будет копировать Рубенс, Рембрандт сначала зарисует его, а затем под впечатлением от этой картины создаст свой «Автопортрет». Отвлёкшись от работы в станцах, Рафаэль пишет «Портрет Биндо Альтовити» (около 1515).
Последний раз Рафаэль изобразил себя на «Автопортрете с другом» (1518—1520), хотя какому именно другу на картине Рафаэль положил руку на плечо, неизвестно, исследователи выдвинули множество малоубедительных версий…
Банкир и покровитель искусств Агостино Киджи построил на берегу Тибра загородную виллу и пригласил Рафаэля для её украшения фресками на сюжеты из античной мифологии. Так в 1511 году появилась фреска «Триумф Галатеи» . «Рафаэль изобразил в этой фреске пророков и сивилл. Это по праву считается его лучшим произведением, прекраснейшим в числе стольких прекрасных. Действительно, женщины и дети, там изображённые, отличаются своей исключительной жизненностью и совершенством своего колорита. Эта вещь принесла ему широкое признание как при жизни, так и после смерти.»
Сохранилось около 400 рисунков Рафаэля. Среди них есть подготовительные рисунки и наброски к картинам, имеются и самостоятельные произведения.
Сам Рафаэль гравюрами не занимался. Однако Маркантонио Раймонди создал большое количество гравюр по рисункам Рафаэля, благодаря чему до нас дошло несколько изображений утраченных картин Рафаэля. Художник сам передавал Маркантонио рисунки для их воспроизведения в гравюре. Маркантонио не копировал их, а создавал на их основе новые художественные произведения, он занимался этим и после смерти Рафаэля.
Гравюра «Суд Париса» вдохновит Мане на знаменитый «Завтрак на траве».
Как и многие художники его времени, как например, Микеланджело, Рафаэль писал стихи. Сохранились его рисунки, сопровождаемые сонетами…
Вазари писал, что Рафаэль умер «после времяпрепровождения ещё более распутного, чем обычно», но современные исследователи полагают, что причиной смерти была римская лихорадка, которой заразился живописец во время посещения раскопок. Рафаэль умер в Риме, 6 апреля 1520 г. в возрасте 37 лет. Похоронен в Пантеоне. На его гробнице имеется эпитафия: «Здесь покоится великий Рафаэль, при жизни которого природа боялась быть побеждённой, а после его смерти она боялась умереть» (лат.Ille hic est Raffael, timuit quo sospite vinci, rerum magna parens et moriente mori)…»

…Я специально дал такие длинные цитаты из Википедии, чтобы читатели поняли, как много замечательных рисунков, картин и фресок было создано гениальным художником за свои тридцать семь лет жизни!
Невольно вспоминается Пушкин, который тоже за тридцать семь лет создал целую эпоху в русской литературе и стал для России тем, чем стал для Англии Шекспир!
Из истории жизни этих гениев можно сделать вывод, что талант раскрывается очень рано и чрезвычайно плодотворен. Это касается всей области творчества доступного человеку.
И на наше счастье, творчество именно таких гениев движет живопись, искусство, литературу в будущее.
Но увы, часто жизнь и работа таких самородков становятся вершиной, после которой идет медленный упадок, приводящий искусства либо к жалкому подражанию, либо уже к бесстыдному зарабатыванию денег, пользуясь невежество большинства современных обывателей!
…В буддизме исторический процесс и человеческие цивилизации изображается, как смена разных по уровню эпох, которые достигая апогея развития, клонятся к закату и самоуничтожению. Гегель считал древнегреческую скульптуру, вершиной искусства ваяния, повторить которое человечество уже не сможет, по разным причинам.
Нечто подобное мы видим в живописи Ренессанса, тоже ставшей вершиной изобразительных искусств, после которой, художественное изображение мира, медленно, но неуклонно двигалось к упадку и завершается сегодня полнейшей профанации способности человека видеть и повторять в красках красоту и совершенство, существующего вокруг нас мира природы и человека.
К сожалению, такая деградация искусства, может служить первыми приметами грядущего коллапса человеческой цивилизации, о котором так упорно твердили буддисты. И в истории человечества гибель локальных цивилизаций уже неоднократно имела место, но эти местные «апокалипсисы» не захватывали большинство человечества.
…Сегодняшняя ситуация с набирающим силу глобализмом и изобретением оружия массового поражения, неуклонно приближает мир к чему-то трагически громадному и страшному, то есть к крушению человечества, по сравнению с которым, картины библейского Апокалипсиса покажутся легкомысленной прогулкой в Ад.
Но эту тема уже другой статьи…
…Испорченный вкус и чудачества богатых коллекционеров привело к появлению так называемого модерна, а потом и авангарда. Знаменитости и основатели этого псевдо искусства: Шагал, Кандинский, Малевич, Пикассо, Джакометти и подражающие им искатели «новых форм и содержания», превратили живопись в собрание детских каракуль, которые сегодня выдаются за достижения и передовое слово в живописи и собрание которых переполняет галереи и выставки во всем мире.
А у тех кто восхищается этой нарочито нелепой мазней и увечными скульптурами, хватает наглости утверждать, что это и является проявлением человеческого духа в современном мире!
…Но возвратимся к нашему посещению выставки рисунков Рафаэля…

…Первое впечатление от рисунков Рафаэля – неподражаемое чувство формы и твердость руки художника. И это проявилось в нем с малых лет.
Но помимо дарования, был ещё колоссальный труд - за свои тридцать семь лет, Рафаэль создал тысячи рисунков и сотни картин, десятки портретов включая огромные полотна-фрески на стенах папских зданий и частных владений.
Именно этого не хватает сегодняшним «мазилкам», которые, отсутствие таланта и трудолюбия скрывают за туманными и многословными объяснениями своей мазни!
Я уже не один раз писал о деградации современного искусства и основные причины возникновения этого «профессионального» дилетантства, заключены в желании богачей-заказчиков иметь что-то особенное, пусть и уродливое, отличающее их коллекции от других.
Именно уродливостью, изображенную на холстах, и хвастают нынешние нувориши. Они являются главными покровителями и заказчиками таких, с позволения сказать, художников! А проныры – художники, наживаются на этом, в своем кругу посмеиваясь над дилетантами обманутыми многозначительными пояснениями содержания их «шедевров»!
…К сожалению, мы попали на выставку только к вечеру и у нас был час, чтобы бегло просмотреть более сотни рисунков, выставленных в небольшом помещении. Некоторые рисунки со временем утратили четкость и ясность изображения и потому, при плохом освещении приходилось вглядываться, напрягая зрение. Свет в галерее тоже был не очень хорош и это портило впечатление от замечательных работ художника.
И все-таки, это собрание произвело на нас неизгладимое впечатление и выйдя из музея мы ещё долго стояли под колоннадой у входа (начался мелкий противный дождик) и взволнованно обсуждали увиденное!
Потом, тоже под дождём направились на автостанцию и поехали назад, в Лондон…
На хайвэе было тесно и мокро, вода из под колес впереди идущих машин обрушивалась на переднее стекло нашего, стремительно летящего вперёд автобуса и мешала видеть красивые окрестности: поля светло - коричневой пшеницы кое-где уже убранной, зеленые луговины среди леса, пологие холмы на горизонте...
В Лондон приехали, когда дождь уже закончился, оставив лужи на улицах и тротуарах.
Но темное небо и слякоть под ногами не смогли испортить нам возвышенное настроение после встречи с гением живописи, Рафаэлем Санти…
После вечернего чая, переполненный впечатлениями, я сел писать эти заметки, восстанавливая в памяти все увиденное в Оксфорде…


Июль 2017 года. Лондон. Владимир Кабаков

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com/ru/vladimir-kabakov/ или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal

Деградация современного искусства связана с цивилизацией денег.

Альберт Штернер
«Никакого современного искусства нет. Есть только искусство — и реклама».

…Мне кажется, что современное разложение искусства, его медленная деградация, связана с возможностью зарабатывать деньги не учась и не работая!
В определённом смысле, кризис системы прибылей, разрушает собственно человеческие отношения, часто превращая их в отношения раба и господина или робота и его владельца, что не могло не сказаться на искусстве и культуре вообще!
Появилась тьма «художников», которые за счёт болтовни, обосновывающей псевдоискусство, зарабатывают деньги на ловкости словесного объяснения-обмана и фальсификациях искусства, будь то современная музыка, живопись, театр или литература!
Более того. Появилось множество продажных критиков, которые используя абстрактные понятия, занимаются софистикой и доказывают ошеломлённому потребителю искусства, что белое – это чёрное и наоборот!
Если ещё двести триста лет назад, что в музыке, что в живописи, что в литературе существовали устоявшиеся и проверенные тысячелетиями, реально существующие критерии мастерства и профессионализма: такие как цвет и сочетание красок, а также «похожесть», в широком смысле этого слова – в живописи; или умение выстраивать сюжет и внятно и красиво, притягательно излагать свои мысли и описания характеров в литературе; или в музыке с помощью сочетания звуков вызывать грустные или весёлые настроения.
Сегодня, кажется для людей, которые называют себя «элитой» и обладают определённым количеством богатств, победа информационных технологий, позволяет «реализовать себя, за счёт постоянного навязывания своих вкусов в форме моды. А мода – это многократно повторённая реклама, как вещей, так и предметов искусств и даже стилей жизни.
В конечном итоге, деньги стали той основой на которой строится всё «новое искусство». А эта основа, позволяет мошенникам от искусства, часто с миной простодушного энтузиаста, дурачить, не приготовленной к таким пошлым приёмам, общественности!
…Мы, на днях, побывали в Тейт-модерн, в Лондоне и посмотрели выставку «художницы» Марлен Дюма, которая считается сегодня одной из самых современных «живописцев».
То, что я там увидел, повергло меня в «страх и трепет». Это была большая афера, которая вместо работы с холстами и красками, вместо умения рисовать и представлять красочную картину мира, показала умение многозначительно объяснять, тривиальные вещи, спекулируя на необразованности большинства зрителей-читателей.
Успех этой суггестивной медитации, заключён в нежелании большинства зрителей признаваться в своей неспособности сказать нет очевидным спекуляциям на тему современного искусства. Глядя на эту мазню, по фотографическим образам, так и хочется признаться в полной несостоятельности этой дамы в том, что раньше называли и считали искусством.
Невольно подумалось, что объяснить этот феномен и его популярность в среде мировой «образованщины», не составляет труда. Просто, в двадцатом веке, появилось много богатых дилетантов, которые хитро стали называть себя ценителями современного искусства. И имея деньги, такие невежды, стали финансово поощрять разного рода кривляния и фиглярство, что и послужило и служит основной базой и содержанием современного «искусства».
На самом деле, ничего общего с реальным мастерством в искусстве, такие эксперименты неумех и дилетантов, не имеют ничего общего. Зажигательным примером такого обмана и самообмана и является Марлен Дюма!
Эта, с позволения сказать «художница» спекулируя на популярных темах секса, смерти и прочих драматических моментах человеческого бытия, привлекла внимание культуртрегеров, в том числе и своим происхождением, что в определённых «образованческих» кругах на Западе имеет значение «стигмат». Если вы женщина, да ещё из Африки, а живёте и «творите» в Европе или в Америке, то любое ваше высказывание о смысле и философии жизни на уровне преподавателя колледжа, в провинциальном городке, будет подхвачено как некое откровение «почвы». В этом любовании нормальным человеческим тщеславием, есть в данном случае и скрытный расизм. Ибо «белый господин» с трудом верит, что чёрный уроженец Африки, может изъясняться на философском жаргоне.
На этом часто сегодня делаются и имена и деньги, в развращённой попытками самоутверждения, Европе, но главное в Америке
И благодаря, сегодняшнему совместному с дельцами от современного искусства, мошенничеству, эта в общем-то обычная, но чрезвычайно ловкая и многозначительная «журналистка», презирающая рисунок и обучение живописи, сумела объяснить свою антиэстетическую мазню, вполне модными принципами, на которых и построено современное подделывание под искусство.
Очарованные «свежестью» взгляда на возможность не учась и не работая зарабатывать известность и деньги, Марлен сделал быструю карьеру и прославилась в среде, состоящей из ценителей долго и невнятно говорить ни о чём! В этом главный секрет её успеха и именно поэтому, ей устроили выставку в цитадели современного искусства – в Тэйт-галери.
Глядя на окружающих меня зрителей, видя их сосредоточенные лица и наморщенные лбы, мне подумалось, что большинство из них ничего не знают, ни о классической греческой скульптуре, ни о художниках Возрождения. А для того, чтобы рассматривая и «живописные пасквили», большого ума и просто работы мысли совсем не требуется. Более того, на таких выставках и знания и самостоятельное мышление противопоказаны…
И в этом, не вина а беда большинства таких посетителей и потребителей современного «искусства».
Невежество, в сочетании с амбициями и презрением к ремесленническому мастерству и простоте, становятся базовой основой такого рода художников и искусствоведов. Это напоминало бы элементарное жульничество и шарлатанство, если бы не было поддержано «бессмысленной» богатой элитой нашего «мультикультурного общества»!
Невольно вспоминается сказка о голом короле, которому ловкие мошенники сшили костюм из воздуха, а шокированные их бесстыдством и наивностью короля, придворные во весь голос уверяли, что «одежды», как нигде и никогда, идут их господину.
И только мальчик, ещё не наученный взрослыми врать, «по обстоятельствам», произнёс: - А король –то голый! Чем и убил толпу льстецов и самого заказчика этих «нарядов»!
Нечто подобное испытал и я, глядя на мазню Марлен, а потом в магазине рассматривая многостраничные тяжёлые фолианты о её нелепом творчестве.
Вспомнились едкие филиппики Максима Кантора, настоящего художника и философа, направленные против российского, совсем уж беспомощного и подражательного «второго авангарда», в его романе «Учебник рисования».
И уходя из галереи, любуясь открывающимися перед нами видами чудесной многолюдной набережной центра Лондона, я бубнил себе под нос, что в качестве глупого хобби, в виде игры в «искусство», как факт подчёркивающий деградацию современного искусства – работы Марлен Дюма, могут иметь место. Но и только!
Но, естественно меня никто не слушал – даже моя просвещённая жена-философ. И мои протесты умерли не найдя для себя сочувствующих слушателей!

Май 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков


Выставка «Портреты Пикассо» в Лондоне.

Написал недавно статью, которая называется «Зримая деградация современного искусства».
Это по поводу выставки одной африканской «студентки», которая мажет красками по фотографиям, а какой –то критик увидел в этом «НОВОЕ ВЕЯНИЕ».
И пошло поехало! Сегодня, эта девушка успешный участник очередного «мирового авангарда…»
…Шёл на выставку Пикассо с заранее заготовленной эстетической позицией. Но посмотрел и убедился, что не все так просто в современном искусстве. И после просмотра людной выставки, в голову пришли новые мысли!
…Подумал: «Если искусство представить не бревном приготовленном к обработке, а потом материалом для изготовления мебели, тогда, модель изображающую искусство можно представить живым деревом с ветками, веточками и основным стволом, которое и сегодня продолжает расти!
Тогда снимаются все противоречия и вместо употребления слова «деградация», которое тоже, как определение, может присутствовать в рассказе о эволюции искусств, надо говорить и о развитии, о том, что «древо искусства вечно зеленеет!»
Называть современное искусство деградацией – это наверное некорректно. Скорее, это одна из последних по времени веток на дереве искусства, которая засохнет и отвалится со временем, как это уже бывало со множеством «новаций»! Но искусство, будет жить и радовать человеческий дух новыми шедеврами, новыми жанрами, вечно!
…Что касается Пикассо, то он родился в нужное время и жил в нужном месте - то есть в Париже в начале девятнадцатого века. Это было время настоящей революции в искусстве, по сути во всех жанрах. «Новая» живопись была одной из многих ветвей, выросших в это время на древе искусства.
Это было время появления массовых средств информации: газет становилось все больше, да и читающих людей прибавилось неизмеримо. Но ведь ещё и радио появилось, которое прибавило слушателей к читателям!
Поэтому, впервые наверное появилась возможность манипуляций с массовым сознанием. Это проявилось и в искусстве, когда можно было «раскрутитить», как сегодня говорят, определённое имя или даже целое направление в искусстве.
А Пикассо, в силу его темперамента и характера, обладал способностью общаться и сходиться с людьми очень легко. Живя в Париже, он был окружен богемой, из которой позже выросли знаменитые имена и фамилии. Время было такое!
Появились знакомства с поэтами, музыкантами, балетными звёздами и это позволяло, Пикассо воспарить над унылой действительностью, к тому же связанной с разрушительной страшной для обывателя войной, начавшейся в 1914 –ом году и недаром названной Первой Мировой!
Все эстетические критерии, во много, благодаря Войне и Революциям, последовавшим за ней, были отменены и на сцену вышел модернизм, сюрреализм и кубизм, как реакция на ужасы и бесчеловечность войны…
Карьеру и деньги в это время могли сделать и делали бездарные художники, поэты, писатели и, конечно те, кто наживался на этом псевдо искусстве! Но всех их объединяло жажда нового и неумение, а потом и нежелание жить и творить по старому: долго учиться, быть подмастерьями и через труд и дарование пробиваться к славе и известности.
Все хотели получить деньги и славу быстро и потому, мир заполнили авантюристы и соискатели лавров первооткрывателей!
Что касается Пикассо, то он по сути нигде не учился, художник был посредственный, хотя и старался подражать великим художникам из далёкого и недавнего прошлого!
Человек он был страстный, энергичный, привлекал внимание антрепренёров своей энергией, а женщин сексуальной силой. Этого было достаточно, чтобы из посредственного художника, работая как вол, произвести на свет несчитанное количество разного рода рисунков, карикатур, скульптур и прочих художественных поделок.
По сути, Пикассо был продуктом среды, состоящей в те годы в Париже в качестве авангарда искусства. В качестве его друзей можно назвать и Элюар, и Сати, Апполинера и Дягилева...
Все это помогло ему стать известным, а в силу его неумения рисовать, он переключился на забавные поделки, которые назвали кубизмом и этот метод он позаимствовал из сюрреализма, с творцами которого тоже был близко знаком.
Так, после серии малозаметных выставок, известных только узкому кругу, он переключился на создание новых по форме и безумных по содержанию картин, которые на ура встретили новые денежные мешки, которым некуда было деньги девать. Вот они и стали заказчиками «нового искусства», которое революционными декларациями и остроумными словесными объяснениями, «промывали мозги» доверчивым обывателям и богатеям-нуворишам!
А Пикассо, как я уже говорил, был человеком харизматического склада, умеющим остроумно толковать свои нелепые поделки. Постепенно он завоевал популярность, выросшую до всемирной известности, всячески раздуваемой прессой. Люди всегда клюют на скандал, более живо, чем на нечто подлинно удивительное и гениальное!
Между делом, он почти до старости старался на свой манер копировать классиков живописи и это позволило набить ему руку в рисунке, уже до уровня настоящего художника! Посмотрите его поздние рисунки, в которых он одной линией мог изобразить живую жизнь. Особенно это касалось его рисованных эротических фантазий.
И правда, в жизни мужчины, как впрочем и женщины бывает период, в котором все события жизни крутятся вокруг темы секса и разного рода перверсий. Был такой период и в жизни крепконого испанца, сексуального фавна, который и объясняет наличие множества женщин в его жизни!
Его поздние картины поражают упорством и уже появившимся неряшеством и неаккуратностью в работе. На последнем портрете пучеглазого толстяка потеки неубранной во время работы краски обезобразили и без того непривлекательную натуру.
Но в своем стремлении стать «настоящим художником», Пикассо все-таки преуспел в конце жизни. Однако, тогда, это уже не было для него важным, и он забыл побудительную причину своего бесконечного и необъятного по количеству творчества. Тем более, писать разного рода квадратные и треугольные глаза, щёки, ноги и руки, большого мастерства не требуется.
А публика оглушенная этими «кубическими» девушками, быками и здоровенными мужиками, рукоплескала не переставая, повторяя: «О это Пикассо!»
К тому же сам Пикассо и его толкователи – критики, сделали из его картин подобие символов человеческих страстей и страданий. Вспомните его «Гернику», которая действительно стала символом ужасов войны!
Но, надо отдать Пикассо должное – иногда, он старался писать картины в реалистичной манере и изображал близких и друзей вполне традиционно, хотя и без таланта Рафаэля и Энгра…
Что касается его работ с цветом, он здесь так ничему и не научился и потому большинство его картин похожи на шаржи или карикатуры – мастером этого живописного жанра об был и остался до глубокой старости!

После этой выставки, я действительно переменил точку зрения на процесс эволюции искусства и стал задумываться над тем, что искусство – это творчество человека имеющее много-векторную, многомерную структуру.
Иначе говоря, искусство развивается не только вверх и прямо, но часто этот процесс двигается порой в противоположные стороны, а также вглубь, заполняя пространство человеческих интеллектуальных и физических фантазий. И умение рисовать для Художника, владение словом и ритмом речи для Писателя, иногда совсем не требуется и не играет формообразующую роль в произведениях искусства!
…Резюмируя сказанное выше, хочу подчеркнуть, что посещение выставки портретов Пикассо. Помогло мне понять несколько простых, но важных вещей. Именно поэтому, призываю любителей живописи почаще ходить на выставки, после которых в головах появляются интересные мысли и идеи!

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion.com

Январь 2017 года. Лондон





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 25.03.2019 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2522384

Рубрика произведения: Проза -> Очерк










1