Остров Мрака. Глава 8. Нижний мир


За окном темнела моя шестнадцатая ночь в чужом мире. Я здесь ещё совсем недавно, а столько всего успело случиться – удивительно, правда?
Я не спал, в отличие от Эллы, с которой мы каким-то чудом умещались на полуметровой по ширине кровати и которая сейчас тихо сопела, обняв меня и прислонившись ко мне под одеялом. Я не спал, я думал.
Несомненно, скелеты по пути к нашей деревне проходят через территорию ведьм – либо мимо их селения, либо через их шахту. И ведьмы терпят это? Что мешало им закрыть подземный проход? А что, если они в сговоре со скелетами? Тогда многое становится ясным. В том числе и происхождение оружия, используемого скелетами…
Я похолодел. А что, если ведьмы собирались в одну из своих вылазок к нам украсть стол зачарований (книга тогда ещё была у них) и монополизировать энергетическое усиление оружия? В таком случае мы бы не выжили…
Я сжал зубы. Нет, теперь оба атрибута процесса зачарования содержались в неприкосновенности в доме Библиотекаря, по умолчанию являясь нынешними главными ценностями деревни. И за них мы будем готовы сражаться до самого конца! Но лучше, конечно, чтобы не пришлось…
Только бы враги хоть на какое-то время оставили деревню в покое…

Проснулся я поздно: вечерние дела и ночные размышления не могли расцениваться как полноценный отдых. Оконное стекло, когда я к нему прикоснулся, оказалось тёплым, почти горячим. Наверное, на улице солнце жарило вовсю. Что поделаешь, – лето.
Эллы не было; только сушился (очевидно, втайне от посторонних) у дальней стены дома на доске тростниковый «коврик», долженствующий в скором времени стать местным вариантом бумаги. Спасибо, Библиотекарь, за то, что однажды поделился со мной технологией изготовления.
Эх, где бы ещё пару паучьих глаз на чернила добыть?..
Я сходил на несколько минут к реке, вернулся и стал решать, чем бы сегодня заняться. По условиям моего «контракта» с Бронником, этот день был выходным, так что составление планов на день являлось той ещё задачей.
Вдруг меня осенило. Я подошёл к сундуку и, хорошенько в нём порывшись (сколько ж всякого хлама там накопилось!..), достал уже немного потрёпанную тетрадку. Уж чем я долго не занимался, так именно этим…
Тем более что есть мне не хотелось – может, из-за того, что я просто-напросто проспал завтрак?

«…День двести одиннадцатый.
Шахтёр вернулся; он пропадал под землёй два дня и вот только сейчас вернулся. Я расспросил его и узнал кое-что необычное. Он, по собственным словам, пережил настоящее приключение, открыв нечто новое и для себя, и для деревни.
Он решил разработать южный туннель нашей шахты. Отошёл метров на сто, стал копать… и вдруг покатился по неожиданно открывшемуся подземному ходу, под углом спускавшемуся вниз. Пролетел по туннелю метров сто и остановился на полу большого… зала, что ли, освещённого текущей по узким естественным желобам лавой. Пол и стены состояли кое-где из обычного камня, а кое-где – из странного материала красного и синего цвета. Дальше он пытался выкарабкаться через тот лаз, по которому попал туда, но не получилось, и он стал прорубать новый ход, который привёл его обратно.
Шахтёр не забыл прихватить парочку образцов, как он выразился, «красной и синей руды нижнего мира» (пожалуй, это название стоит оставить). А материал действительно оказался необычным; по крайней мере, я всё ещё нахожусь в неведении относительно его состава и способа применения. Но, думаю, мне удастся найти разгадку…»

«Нижний мир»? Что ж, оригинально. Вот только это не совсем мир, а всего лишь подземная полость, расположенная даже ниже, чем шахта. Так что название хоть и образное, но всё же не очень верное. И вообще это неинтересно.
А вот насчёт необычной руды стоит подумать…
Я пролистал тетрадку на десяток страниц вперёд, стремясь вновь уцепиться глазами за упоминание о «нижнем мире» и руде, но ничего не обнаружил. Видимо, жители (и Смит тоже) сочли новый материал бесполезным.
Но так не бывает! Любое вещество можно к чему-то приспособить! Ну, разве что кроме «пустой» части металлических руд… хотя нет, даже это можно как-нибудь использовать! Значит, и ту неопознанную субстанцию ждёт хоть какое-то применение.
Эх, узнать бы побольше…
Я спрятал тетрадь под одежду и пошёл к Библиотекарю.

– Что ты знаешь о «нижнем мире»? – спросил я с порога.
– Мало что… – удивлённо откликнулся Библиотекарь, переставляя книги на полке. – А почему тебя это заинтересовало?
– Я только что прочёл об этом в записях Учителя, и единственный возникший у меня вопрос: остались ли в деревне образцы руд нижнего мира?
– Нет, – сказал Библиотекарь. – Это же пятнадцать лет назад было…
– А куда тогда делись старые образцы?
– Учитель и Бронник несколько дней подряд что-то делали с ними, ничего не выяснили, материала больше не осталось, а под землю спускаться никому из них не хотелось. Даже Шахтёр отказался от повторного путешествия на второй ярус недр, и в конце концов про странную руду забыли. Если тебе этот так необходимо, можешь попытать счастья сам, но…
Библиотекарь осёкся, обернувшись и увидев, что меня в его доме уже нет. Он вздохнул и вернулся к своему занятию.

Я забежал к себе, напялил на себя всю свою одежду (сделает мне Библиотекарь новый костюм или нет?!), заправил в брюки под пиджаком два факела, ещё один приготовил, чтобы взять в руку, взял из запасов Эллы две новые тростниковые ленточки и привязал к левой штанине свою кирку, к правой – меч. Положил в карман огниво, подумал, нужно ли мне ещё что-нибудь, наконец, признал, что – нет, и вышел на улицу.
Я готовился к прогулке в нижний мир.

По пути к шахте я не удержался от соблазна и, как обычно, заглянул к Мяснику, получив стандартную порцию обеда и уничтожив её даже до того, как дошёл до двери, разделяющей залитую солнцем, приятную на вид деревню и тёмный невзрачный туннель, шедший вниз, вглубь, прочь от этого куда более гостеприимного места.
Если верить записанному Смитом рассказу Шахтёра, то получается, что нижний мир – такое место, где никого нет, а вокруг лишь странная руда, камень и магма. Вот только никогда ничто не бывает так просто. То, что Шахтёр тогда выжил, – чистая случайность, как и то, что меня под землёй ещё не убили.
Примерно так я думал, спускаясь по твёрдым, немного истёртым временем, горными породами, которыми раньше был завален туннель, а также – совсем чуть-чуть ступнями Шахтёра и моими ботинками андезитовым ступеням, направляясь в прохладное царство скелетов и пещерных пауков ради постижения новой тайны этого необычного во многих отношениях мира. И я искренне надеялся, что со мной всё и на этот раз будет в порядке.
Остановился я перед дверью в шахту. А стоит ли мне туда идти? Может, ну её, эту руду нижнего мира, а? Может, она действительно бесполезна?
А если нет? Вдруг у неё есть какие-то скрытые свойства которые Смит просто побоялся или поленился установить? Тогда мне придётся до самого перехода в другой мир (я пока не придумал – какой именно) корить себя за упущенную возможность.
И я решительно толкнул дверь, совершенно беззвучно открывшуюся в леденящую кровь темноту…
Спускаясь по верёвочной лестнице, я подумал: «Вот будет жесть, если какая-нибудь ступенька не выдержит моего веса и от чрезмерной нагрузки порвётся! В зависимости от того, что со мной случится в следующую секунду, данный эпизод превратится или в комедию, или в приключение, или же в трагедию. Лучше всего, конечно, будет второй вариант, но и при первом я останусь жив, и история продолжится…»
Мне повезло: лестница оказалась прочнее, чем я думал; так что я спрыгнул с нижней ступеньки на площадку без всякой заминки. Похоже, сегодня меня всё-таки ожидало обычное бескровное приключение.
Но, если что, на выхватывание меча у меня ушло бы всего полсекунды.
Так, всё, я внизу. Шахтёр провалился в нижний мир из южного туннеля, а выбрался, прорубив туннель, выходящий в шахту явно в другом месте. И мне надо было отыскать именно этот лаз, чтобы попасть на второй уровень недр, так сказать, с комфортом.
Я зажёг факел и отправился на описки.
Искомый проход обнаружился метрах в ста она восток от главной площадки. Небольшая дырка чуть выше пола, которую, если не присматриваться, можно и не заметить, даром что пролезть в неё с виду вполне реально. Хм, надеюсь, за ней туннель будет иметь нормальную высоту, чтобы можно было встать и спускаться дальше (а если повезёт, то и по вырубленным в камне ступенькам) в полный рост. Ненавижу слишком узкое пространство и грязную одежду: в первом можно задохнуться, вторую придётся стирать. Обе перспективы мне не сильно нравились.
Но, думаю, Шахтёр был умным человеком и не стал портить жизнь себе, мне и всем тем, кому предстоит передвигаться по туннелям его работы.
Мои ожидания оправдались: уже в метре за дырой проход имел почти двухметровую высоту. И там были ступени, что радовало меня вдвойне. Ай да Шахтёр, ай да… Позаботился, называется, о людях!
В туннеле пахло пылью и временем, которое прошло с момента образования его стен и до того дня, когда Шахтёр киркой расчистил заполненное горными породами пространство. Каждый мой шаг отдавался гулким эхом, а дыхание звучало подобно струе воздуха, выходящей из проколотой шины. Чувствовалась атмосфера таинственности, загадочности, этого места. Я шёл вперёд и ощущал всё это.
Мне не было страшно; я не понимал, почему мне надо бояться походов под землю; что меня могут убить, – это просто фактор случайности, такой же, как, например, ураган или нападение грабителей в тёмном переулке.
А вот и вход в так называемый нижний мир. Я постоял немного у неровного провала, проделанного отнюдь не силами природы, и, приготовившись ко всему, что бы я там ни увидел, вошёл.
Да, там всё было именно так, как и описывал Шахтёр: лава, камень, особая руда. Красный и синий цвета покрывали пол и стены, а также потолок (не соприкасаясь с раскалённой магмой) не сплошь, а небольшими пятнышками на сером фоне. Может, житель просто не рассмотрел хорошенько интерьер этой подземной полости, интересуясь только своим спасением?
Но это уже неважно. Главное, что я тоже теперь здесь. Значит, тайна нижнего мира обязательно будет раскрыта.
Я подошёл к стене и начал осторожно долбить киркой красную руду. Через несколько минут мне в ладонь упал кусок этого материала весом примерно в полкило. Я положил его в карман пиджака и стал отламывать приблизительно такой же кусок синей руды.
Вот и всё. Теперь – наверх, поскорее исследовать добытое!
Я шагнул в пролом и побежал вверх по ступеням.

Впрочем, кое-что непредвиденное всё же случилось.
Я уже выбрался в шахту и шёл по направлению к главной площадке, как я назвал место, куда меня приводит при спуске первая верёвочная лестница, как вдруг заметил какое-то движение, еле различимое в тусклом и неровном свете факела.
Я насторожился: противник, судя по всему, близко. Воткнув свой примитивный светильник в ближайшее стенное углубление, я выхватил меч, на этот раз не порвав тростниковую ленточку, а оставив её сползать вниз по ноге, и приготовился к бою.
Агрессор приземлился мне на голову, чем немало меня удивил. Я взмахнул мечом, целясь во врага, но не стал доводить клинок до умопомрачительной скорости, стараясь не попасть себе по черепу. Похоже, подействовало: неизвестный отпрыгнул в сторону, я развернулся следом и… коротко рассмеялся.
На меня снова напал пещерный паук. Кстати, не такой большой, как в прошлый раз, – сантиметров двадцать пять – тридцать, не больше. Против меня с зачарованным мечом у него не было шансов. Но, очевидно, паук не понимал этого своим маленьким мозгом, поскольку, увидев провал своей первой атаки, снова бросился на меня, зацепившись ниткой паутины за стену.
Я уклонился (с трудом вообще-то: на мне же было килограммов пять всякой всячины) и перерубил нитку, которой в данный момент пользовался паук, что не помешало ему выстрелить такой же в другую стену и, оттолкнувшись от новой точки опоры, опять прыгнуть ко мне.
А у меня появился новый план, как закончить этот, бесспорно, никому не нужный поединок. Пока паук готовился к повторному броску, я развернулся, занеся меч, а когда арахноид понёсся на меня, в тщательно рассчитанный момент резко опустил клинок, разрубив врага напополам.
Ну, вот и всё.
Я вновь привязал своё оружие к штанине и приготовился продолжить путь к выходу их шахты, когда ко мне внезапно пришла одна идея. Я со вздохом распустил узел растительной верёвочки и аккуратно выковырял мечом глаза убитого паука.
Вот, Элла, будут тебе чернила.
Спрятав сей ценный и весьма хрупкий груз в карман, я вернул меч на прежнее место, взял чуть было не забытый факел и направился на запад, чтобы поскорее выбраться на поверхность.

Во второй половине дня я развил бурную деятельность. По-быстрому (как бы невзначай) выведал у Библиотекаря подробный рецепт изготовления чернил и выложил его Элле, которая уже разрезала бумажный «коврик» на отдельные листы формата А5, пользуясь при этом найденной в сундуке тетрадкой Смита. Я попросил её (очень вежливо, кстати) не брать больше без моего ведома вещей из сундука и отправился к реке стирать одежду. Разумеется, перед этим сложив на место всю свою экипировку и присовокупив к ней куски руд нижнего мира.
Закинув брюки и пиджак на крышу для просушки, я взял добытые материалы (и почему только Шахтёр подумал, что красная и синяя руда – это одно и то же, просто разного цвета?), меч (потому что зачарованный), кирку (потому что железная) и огниво (понятно – почему) и стал экспериментировать.
На прикосновение фиолетового огня, гуляющего по лезвию оружия, камни никак не отреагировали. Значит, та сила, которая подпитывает меч, к ним не имеет никакого отношения.
Когда я поднёс рабочую часть кирки к синей руде и на всякий случай прикоснулся к железу, я почувствовал лёгкое (но вообще довольно хорошо ощутимое) покалывание. Значит, синяя руда накапливает статическое электричество. Если даже, как я прикинул, пятнадцать вольт при нескольких миллиамперах, то уже получается маленькая батарейка. А уж если добыт много синей руды… Впрочем, это может и подождать.
Камень с красными пятнами свойств проводника электричества не проявлял. А синий – не горел.
Я положил (в качестве меры предосторожности) кусок красной руды в нескольких метрах от себя, поместил между ним и собой вплотную друг к другу пять сухих стеблей тростника и высек огнивом искру, упавшую на ближайший ко мне стебель. Пока этот самодельный «шнур» горел, я успел отбежать ещё на несколько шагов…
Взрыв был громким. Я ощутил жар, слабую ударную волну и врезавшиеся мне в спину мелкие осколки странного булыжника. Прям как тогда, когда самолёт взорвался недалеко от меня…
Хм, сработало, кажется, не хуже динамита. Если массы в том куске было примерно полкило… выходит, где-то два или три мегаджоуля. Неплохо. Похоже, я открыл принципиально новый природной взрывчатки. Очень нужная, наверное, вещь…
Как бы то ни было, день прошёл не зря. И тайну раскрыл, и Элле помог… Чёрт возьми, да я герой.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 24.03.2019 Данил Кузнецов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2521809

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика










1