Сельские картинки. Большие Березники


Село Большие Березники, если судить по его названию, действительно довольно большое. В нем проживает порядком более семи тысяч человек. Однако, если судить по второй части данного названия, лесистого березняка, и в особенности большого, здесь нет. Приближаясь к селу, если следовать со стороны города, можно, конечно, встретить и березовые посадки и шумные зеленые рощи вдали, но все это уже не то, что прежде. Угасают, черствеют леса, пропадает навсегда как и молодость человека былая их красота и величие. Вырубаются свежие дерева, а новые на смену им не успевают еще подтянуться в должный свой рост.
Впервые встретили меня Большие Березники в один из тех уже далеких теперь июньских дней. Пасмурностью, прохладой веяло тогда, а после полудня пошел-разыгрался дождь. Грязь шлепала под подошвами ботинок, бежали кругом мутные, пенные ручьи. Признаюсь, не очень порадовали меня  увиденные тогда картины, как то: однообразные серые домики, перепутанные длинные улицы и нависшее надо всем этим неприветливое мрачное небо. Иди было довольно неблизко: с одного конца села на другой. Однако же, преодолев этот путь, еще издали заметил я дом. Первое, что прямо бросалось в глаза - огромные ворота, окрашенные синей краской и высокая дверь. Дом белый, кирпичный, стоял чуть вбок от ворот. Широкие окна в свежевыкрашенных рамах казались отчего-то темными и глубокими. Войдя в ворота попадаешь вдруг в поросший блестящею от дождя зеленой травой преогромный двор. Прямо напротив - колодец и средняя банька. Вступив же, наконец, за порог сего обиталища, ушам моим предстала необыкновенная и, кажется, истинно русская музыка изношенных изрядно половиц под ногами. Спустя некоторое время я совершенно уже перестал замечать эти звуки, окруженный новой атмосферой и жизнью, но в те первые дни они просто резали слух мой.
Раннее утро. Золотистое солнце медленно поднимается над домами, разбрасывая теплые лучи по окрестностям. Воздух еще совсем прозрачен и как-то дурманяще свеж. Он, проникая в каждую клетку, бодрит и дарит необыкновенную радость начинающегося нового дня. В это время путь мой лежал за огороды, туда, где раскрывается в бескрайней своей ширине словно сам океан, поле. Туда, где в эти ранние часы искрится чистым серебром шаловливо бегущая речка. Трава настолько мягка и еще холодна от покрывающих ее капелек росы, что хочется идти босиком по-старинке, так что приятная дрожь начинает проникать в самое сердце, когда ты бежишь по этому мягкому и влажному ковру.
Вот, наконец, и река. Как же мне приятна сейчас эта наша с ней встреча! А вот и маленький залив с омутком, и склоненное над водою древо. Здесь то место, где можно очень легко укрыться, спрятаться от возни и шума, слыша и видя перед собою лишь тихо журчащую гладь. Река - словно бы самая лучшая на свете молчаливая слушательница, ей можно не бояться открывать даже самые страшные тайны, поведать самые сокровенные мысли - она никому ничего не выдаст. Выслушает, сколько потребуется, не перебивая, и лишь подбадривая легким движением своим. Она поймет и поддержит, как самый верный, испытанный друг, и лишь когда станет особенно тяжело - освежит своим нежным дыханием и не позволит пасть духом.
Да, там особенно отдыхала душа моя. А бывало, что я уходил еще дальше - неизвестность как яркий свет в ночи манила меня. Там, вдоль реки, проходила дорога. Проезженные колеи уже зарастали мелкою травкой. По сторонам лишь один репей да сплошной кустарник. Кое-где изредка показываются головы жующих коров, да слышится лай собак: пастушок пасет свое стадо. Он всегда пасет его в этих местах - здесь животным раздолье. Все дальше и дальше уходит дорога, то вниз, то вверх поднимаются холмистые круги. Солнце жарким огнем неистово палит снизу: хочется броситься в тень, в ласковую нырнуть прохладу, остудить в воде горячие, отяжелевшие ноги. Но нет, нельзя, нужно продолжать путь, успеть пройти еще дальше, пока солнце не встало в зенит, иначе воздух над полем превратится в настоящее пекло из горна. А вот и холм, на котором еще не бывал. Он словно бы небольшая гора и подниматься на него особенно трудно. Наконец, одолеваю подъем и вижу: длинная синяя жила тянется вдаль до самого горизонта, далекие заливные луга отдают слегка мутной, сказочной тенью, и ширь необъятная захватывает дух, да так, что воздух выбивает из легких и колени подламываются, и падаешь на землю.. Как после хмельного дурмана кружится голова. Поднимаю глаза и, как же я не заметил этого ранее, в самом начале - внизу у подножия холма на другом берегу стоит конь. Рыжая грива огнем заливается в солнце, темные бока слегка подрагивают, хвост, будто огромная метла, отгоняет навязчивых мух, а большая прекрасная голова склонилась в гордом величии долу.. Маленькое живое чудо, такое же высоко прекрасное как и вся раскинувшаяся кругом необъятная даль, а может еще и большее. Почему же на глаза вдруг навертываются непрошенные слезы, если совсем рядом находится такое прекрасное и чудное животное? Отчего вдруг щемящая боль наливает сердце, и бездонная чаша души самой наполняется до краев жгучей тоской?.. 
А солнце все так же горит и переливается в водной ряби будто огромная золотая рыба, и раскаленный ветер словно бы над барханами летит над зелеными полями.
Ближе к вечеру возвращаюсь обратной дорогой домой. Жара уже начала помаленьку спадать, но душно еще по-прежнему, и с каждой минутою чувствую, что становится тише кругом, покойнее. Замолкают потихоньку дневные звуки, на смену идут им другие, свойственные только лишь летней и теплой ночи какая только может быть среди необъятных полей в самом сердце России. И вот постепенно вся природа целиком без остатка погружается в темноту и дремоту, и уже тише звучит стрекот кузнечиков и сверчков, сквозь шорохи по траве. И только лишь небо словно бы чистое темное зеркало глядит с высоты, отражая в себе никем не изведанный мрак бесконечности и простора.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 17.03.2019 Владимир Коряковцев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2516188

Метки: сельские картинки, большие березники,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1