Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Нечто политическое, или О становлении самосознания нации


Той весной мой отец уже почувствовал, что вряд ли снова встретит Новый год.
А тут -- весна. И Пасха на подходе. И разные там прочие Родительские и Прощённые...
И отец затосковал.
Он мне ничего не говорил, но я видел по его глазам цвета полуденного неба в августе, что его томит тоска.
-- Пап! -- как-то раз сказал ему. -- А поедем в Соляной? Мне там прививку обещали. Яблони. Сорт Чайная роза...
-- Чайная роза? -- воодушевился мой отец. -- Ты знаешь, сын, это такое яблоко, что ты положишь его в вазу и будешь полгода любоваться и нюхать... А если надкусишь!..
-- Ну так и поехали!
Решено...
Но.
Дело в том, что Соляное -- теперь уже Новоникольское -- это родное село моего отца.
Никто не обещал мне прививок, просто я хотел свозить отца в его родное село.
-- Поедем на Машке, -- мечтал отец.
-- Нет. Не получится, -- огорчил его я.
-- А что так?
-- Да я заправился на левой заправке... Ну так получилось. А она сразу -- как зачадит... Боюсь, мотор стуканёт, что потом делать будем?
-- Ты это... слей тот бензин. Машка нам -- кормилица.
Про левую заправку -- это я наврал, конечно. А Машка -- это тогда у меня была ВАЗ-2109. Вишнёвая девятка. Без изысков, но безотказная. Поэтому мы и прозвали её очень скоро Машкой -- ну как козу какую-нибудь или бурёнку. Она реально была членом семьи. Сколько раз, когда она застревала, я прижимался грудью к её рулю и тихонько уговаривал: "Ну давай, давай, Машенька, я знаю -- ты сможешь..." И она прорывалась. А отец потом -- когда мы приезжали во двор своего дома -- обходил Машку по кругу, похлопывал ладошкой по крыше и уже позже, уже совсем дома, говорил мне: -- Ну... Повезло тебе сын с машиной...
А я откидывался на спинку стула, разводил плечи почти по-богатырски и ухмылялся в ответ: -- Ну так! А кто выбирал?..
В Соляной мы поехали на такси -- я договорился с Санькой с наших гаражей. Но, правда, пришлось за это прошаманить ему всю электропроводку, ну да мне это было даже в удовольствие. Зато Санька ни разу за весь день в Соляном не сказал, что мы, мол, слишком уж долго сидим на береге Волги... И ни копейки с меня не взял. А даже ещё вынес бутылочку сливовицы, которую делал ещё его отец, и предал её через меня моему отцу в знак уважения.
Волгоград -- город большой. Поэтому туда -- в город, где мой отец встретил и пережил Сталинградскую битву -- я повёз его на Машке.
По возвращению отец долго сидел во дворе нашего трёхэтажного да трёхподъездного дома.
И совсем уж перед сном зашёл ко мне в комнату, тихохонько потряс меня за плечо и сказал "спасибо".
В Ленинск мы поехали автобусом. Да просто потому, что пока жива была мать моего отца, пока жива была мать моей матери, пока жива была старшая сестра моего отца и старший брат моей матери, мы хотя бы раз в месяц -- всё моё детство -- ездили в Ленинск автобусом. И это было целое и даже прекрасное путешествие.
В Ленинск мы поехали автобусом. В сам город даже и не заезжали. Сразу отправились на кладбище. Привели все могилки в порядок. Помянули, как водится, и поехали обратно в Волжский опять же автобусом.
В дороге мой отец разомлел.
И приспичило ему по лёгкому.
-- Ну потерпи, потерпи!.. -- уговаривал его я , а сам кинулся в интернет в поисках общественного туалета в моём родном городе Волжский.
Не поверите.
В моём городе по состоянию на 2017 год проживает 326 055 человек. А общественных туалетов нет.
Мой отец до дома не дотерпел.
Вывалился на центральной площади нашего города -- на площади имени Ленина -- и подбежал к ближайшей ёлочке...
И всё равно не успел.
Зато милиция, точней теперь уже полиция, оказалась тут как тут.
Отец мой по старости, по охмелению и даже просто от усталости и крантик свой спрятать не успел, как ему скрутили руки и потащили в воронок.
Сержантики девятнадцатилетние.
А каково было мне?
Я знаю, что ребята были правы. Но и с другой стороны -- это мой престарелый отец. Реально доживающий последние дни...
Хорошо, что мимо полковник МВД проходил...
Разобрался с моей помощью. И даже приказал довезти моего отца, мать мою и даже меня к подъезду...
НО!
Как Вы полагаете? В этот момент я ощущал себя представителем великой нации, великой страны? Или быдлом последним?
Как там у Булгакова?
Разруха в головах?
А величие нации таки зиждется и на доступности мест общего пользования.
Нет?
Я не прав?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 16.03.2019 Patriot Хренов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2515799

Рубрика произведения: Проза -> Другое
















1