#Триумвират. Разговор №1 - Разговор №6.


Триумвират. Разговор №1 - Разговор №6.

Триумвират. Разговор №1.

Видимо сегодня у цикад был праздник, или фестиваль. Они заливались так, как будто собирались штурмовать этот старый каменный дом, казалось, вот ворвутся вовнутрь , и заставят людей им подпевать. Художник подкинул в мангал несколько поленьев можжевельника, в помещении распространился пряный, сладковатый аромат. -"Сегодня начинают дамы", - объявил он, разливая коньяк по трем бокалам. Писатель взяла протянутый ей прозрачный сосуд и торжественно произнесла, - "Хорошо, поговорим о творчестве." -"Что оно есть на самом деле, "тяжкий крест", "связующее звено", "лекарство от всех болезней", "спасительная соломинка", а может просто "кормушка", источник достатка, комфортное средство для социального лифта, или как выразился А. Грин; - "Возвращенный ад", может "проклятье" обрекающее на страдания, "смертельный недуг"?" -"Ну ты подруга загнула, умеешь ты перебрать варианты", - отпивая из бокала заметил Философ. -"Огласите весь список пожалуйста", - пошутил Художник. -"Этого достаточно мальчики, ваш ход", - подытожила дама. -"Ну допустим с "лифтом" и "кормушкой" вышло не у всех, я своих поддержу", - начал Художник. -"Вот Ван Гог, его жизнь удалась, или нет?" -"Жил в нищете, страдал, за свою жизнь продал только одну картину, опять же пресловутое ухо." -"Предположим ухо, это просто дань любви, ведь он его подарил женщине, всем известно что они с нами делают", - завершил Художник, и с намеком посмотрел на женщину прозаика. -"А тебе слабо?" - Спросила она. -"Что слабо?" - Не понял ваятель. - "Ухо ради любимой женщины отхватить?" -"Еще чего, у меня лишних нет." -"Кого женщин или ушей?" - Поддержал подругу Философ. В помещении, на террасе старого дома раздался непринужденный смех. -"И все же Ван Гог великий мастер, хотя ему, признанные мэтры от изобразительного искусства того времени, повторяли; - Брось, не твое это." -"Они заявляли о том, что Ван Гог не просто плохо рисует, а что он вообще не умеет рисовать." -"И нужно отметить, остались в истории только по этой причине, как его оппоненты." -"Позже все стремились научиться не уметь рисовать так же хорошо как великий мастер." -"Но Ван Гогу то что от этого?" - Задал вопрос Философ. -"Он оставил свой след в Горизонте Событий." -"Может суть в том, что настоящий мастер как правило опережает время, и творит не для своего поколения, и все его произведения должны "отстояться" в "отстойнике" человеческого восприятия, как выразился один критик?" - "Перекатывая бокал в ладонях предложил Философ. -"Этому есть немало примеров, Булгаков, Стругацкие." -"Соответственно "Мастер и Маргарита", "Улитка на склоне", больше двадцати лет эти произведения ждали своего читателя." -"А, А. Грин, до сих пор самый недооцененный писатель, про "Алые паруса" еще кто то слышал, про "Бегущую по волнам" уже гораздо меньше, а о том, что он один из лучших новеллистов двадцатого века знают совсем немногие." -"А Булгакова убило его произведение, написав "Оборону Батума" он подписал сам себе смертный приговор." -"Предав свои принципы, просто не смог жить." Писатель продолжила, тоже отпив из бокала, - "Гоголь, его творчество не спасло от депрессии, от которой, как некоторые утверждают, он и умер, Кафка завещал сжечь свои произведения после его смерти, хорошо родственники и друзья его не послушали." -"Тем не менее знаю одного современника, которому писательство спасло жизнь, он всерьез мне об этом говорил." -"Если бы не проза, я бы просто издох, - дословно сказал он." -"И что она ему дала, "лифт", или "кормушку"?" - Уточнил Художник. -"Ни то, ни другое", - ответила женщина. -"Тогда что спасло ему жизнь?" - Вступил в разговор Философ. -"Смысл, творчество дало моему знакомому смысл." -"К тому же он утверждает, что все лучшее в этом социуме написано на надрыве, на нерве, на грани, как правило это очень личное, от сытой уютной, устроенной, комфортной жизни, так пронзительно не напишешь." -"А как же Харуки Мураками, ведь хорошо пишет, говорят у него свой остров", - улыбаясь глазами вставил суждение Философ. -"Восток, вернее Дальний Восток, дело тонкое, нам не понять", - заступился за подругу Художник. -"Ну и тему ты сегодня подняла, три часа трындим, а конца и края не видно", - заметил он, и тоже отпил из бокала. Возникла пауза, все смотрели на огонь, слушали цикад, иногда припадая к своим бокалам, каждый думал о своем. -"Может творчество каждого отдельного человека стоит рассматривать тоже отдельно, применительно к его судьбе, убеждениям, смыслам, может оно как и любое лекарство одновременно и яд?" - Нарушила молчание женщина прозаик. -"Не думаю, все же возможность создавать Красоту, это великий дар, может не у всех получается совладать с ним, и если тезис о том, что "Красота спасет Мир" работает, то творческие люди, это солдаты той самой Красоты, или Гармонии", - задумчиво подытожил Философ. -"Интересно, что об этом думают другие?" - Завершил тему Художник.

Триумвират разговор второй.

Сегодня жребий задавать тему опять выпал девушке Прозаику, и та лукаво, чисто по-женски улыбаясь, начала диалог, будучи абсолютно уверенной в том, что на этот раз именно ей удастся поставить своих визави в по-настоящему затруднительное положение. -"Федор Михайлович прав, утверждая что возможно именно красота спасет мир, но как быть со знанием?" -"Может ли знание проделать с миром то же самое?" -"Так что все таки способно его на самом деле спасти, красота или знания?" Она была довольна собой, так как краем глаза сумела заметить легкое замешательство на лицах своих друзей. Философ пристально, с долей восхищения, посмотрел на нее. -"Ты наверное не спала всю предыдущую ночь, чтобы сформулировать для нас с Художником именно этот вопрос?" -"Да", - просто ответила она, - "И потому, чтобы все было по справедливости, я начну первой." -"Безусловно красота скорее способна на это, как состояние более доступное для восприятия каждого, чем знание." -"Но как прозаик я уверена, что не обладая определенным количеством знаний, невозможно написать качественную, красивую прозу." -"И еще я убеждена в том, что грамотно и аргументировано сформулированная фраза, содержит в себе внешнюю красоту." -"А поговорить я сегодня собиралась о красоте содержащейся в тексте, не внешней, а внутренней." -"Безусловно, что в строке содержится знание, так как любая информация, сообщенная тем или иным способом, несет в себе знание." -"Но сложные тексты, для того, чтобы они были доступны наибольшему числу читателей всегда содержат в себе аллегорию, красавицу аллегорию, вот тут мы и подошли совсем близко к теме красоты внутренней." -"Знание содержится в самом тексте, а красота этого знания содержится между строк этого текста, и открывает эту межстрочную красоту для читателя как раз таки красавица аллегория." -"Отсюда получается что межстрочная красота это тоже знание, но иного "этажа", красота и знание в данных обстоятельствах сливаются в одно."-"В конце концов человек обладающий знанием всегда красив, разве нет?"
-"Безусловно", - вступил в беседу Художник, - "Красота знания, заключенная в отдельном человеке, всегда будет вызывать зависть в его окружении, а от зависти до ненависти один шаг, отсюда получается что такие красота - знание, заключенные в отдельной взятой индивидуальности, наносят вред социуму, так как доступны не каждому и только через труд, а кто любит трудиться?" - Улыбнулся Художник, будучи уверен в том что дождался именно того удачного момента, когда ему следовало вступить в диалог. -"Те, кому будут недоступны подобные состояния, станут постоянно раздражаться пониманием того, что чего-то не понимают, будут непрерывно задаваться вопросом почему не они, почему он, чем он лучше?" -"И вообще, у меня диплом есть", - скажут они, - "А у него нет, почему ему подобное состояние доступно, а мне нет, ведь я учился, а значит трудился." -"Как с этим быть?" - "Съязвил" как всегда Художник, усложнив все в разы.
Философ отхлебнул из бокала и не спеша вступил в разговор, - "Мне кажется что существует два вида знаний; - Знания для Мира, и Знания о Мире, и то и другое; - ЗНАНИЕ, но, первый вид знания он практичен, он для Мира, для социума, он неоднозначен, так как вакцина от рака и ядерная бомба это все знания, и не малые." -"Второй же вид знания, он от Мира как бы отрешен, ведь чтобы знать что-то о Мире, необходимо взглянуть на него со стороны, на всю конструкцию в целом, то есть отстраниться от него." -"Думаю что истинную красоту, внутреннюю красоту, ту красоту, которую возможно хоть как-то постичь через красавицы аллегории, заключенные всегда в наисложнейших текстах, возможно обнаружить лишь во втором виде знаний, знаний о Мире, и эта малозаметная красота как раз и завораживает даже малоподготовленного поначалу читателя, завораживает, и начинает манить его за собою." -"Куда манить?" -"Да в междустрочие, куда же еще, туда где и содержится этот незаурядный и неочевидный конгломерат КРАСОТА - ЗНАНИЕ или КРАСОТА В ЗНАНИИ." -"Как-то так однако." -"И еще, в знании предназначенном для Мира людей, тоже может содержаться некая гармония, скажем в знании для Мира людей содержится скорее изящество чем та красота которую имел в виду Федор Михайлович." -"И что нам делать тогда с поступками людей?" -"Ведь никто не станет спорить со мною по поводу того, что существует красота поступка, и содержится она только в тех человеческих поступках, которые совершаются не для красоты самих себя", - резюмировал любитель парадоксов. -"О человеке могут сказать так; - В его поступках содержится внутренняя красота, думаю что подобные поступки как раз таки и диктуются толикой тех внутренних знаний о Мире, которые содержатся в человеке, такие поступки совершающем." -"Отсюда парадокс." -"Красота поступка, продиктованная внутренним пониманием человека сути вещей Мира, является в данных обстоятельствах теми самыми красотой - знанием и знанием о красоте." -"Зная о красоте как о мериле, человек сумевший ассимилировать в себе, при помощи красавиц аллегорий, которые уже сами по себе красота, красоту внутреннего знания, не в состоянии поступить некрасиво, когда дело касается его поступков." -"Красоту его поступков диктует гармония, она же красота, его внутреннего знания, которое в данном случае есть внутреннее состояние, а внутреннее состояние кого-либо это и есть состояние его внутренней фактуры на данный момент времени." -"Отсюда вывод", - собрался Философ. -"Утонченность, а это и есть красота, проистекает из утонченности внутренней фактуры человека, которая не в состоянии развиться до определенного уровня безупречности без внутреннего же постижения неких истин, а истины о чем-либо, это и есть знание, то самое знание о мире вещей, а возможно в некоторой степени и о том что же все таки диктует вещам Мира наполнять его именно в таком порядке, и ни в каком другом." -"Опять получается моя любимая Лента Мебиуса, при движении по поверхности которой точка человеческого осознания всегда будет двигаться как по внутренней поверхности самой ленты, так и по ее внешней поверхности, в движении своем отождествляя вечное движение самой Бесконечности, изнутри наружу и снаружи вовнутрь." -"Ведь знак Бесконечности так и выглядит, как восьмерка положенная набок, но мало кому известно, что эта самая "восьмерка на боку" имеет ленточное строение поверхностей и вывернута из себя - в себя по принципу Ленты Мебиуса." -"Так что я в данном случае на стороне парадокса, в общем как и всегда." -"Красота ЗНАНИЯ и ЗНАНИЕ в красоте, это оккультный ключ, а ключ призван открывать замок, таких замков семь, значит и ключей должно быть семь, есть мнение, что каждый из семи ключей, в семи замках, должен повернуться семь раз, и тогда, вашему взору (внутреннему), может открыться число сорок девять." -"Опять же, существует утверждение, что преодолев число сорок девять в себе, человек уже перестает быть обычным человеческим существом, и ему открывается в этот момент иная красота, иная гармония, и это именно то, что имел в виду Федор Михайлович рассуждая о красоте, которая способна спасти." - Завершил свой монолог Философ.
-"Не скрою, вы меня сегодня порадовали, красивые мысли, красивые аллегории, красивые рассуждения, даже не знаю что тут можно добавить", - Художник разлил коньяк по бокалам, протянул своим собеседникам, и задумался на минуту. -"Разве что развит мысль о том, что красота бывает разной, и какова она, определяет мера знания, заключенного в ней." -"Толкуй толмач", - с иронизировал Философ. -"Смею предположить, что красота бывает разной." -"Исходя из своего опыта, как персонажа имеющего к ней какое-то отношение, утверждаю: - есть мертвая красота, есть пронзительная, универсальная, уродливая, таинственная, завораживающая, неброская." -"Пожалуй хватит, хотя продолжать можно долго." -"А вот еще красота противоположностей, это такая красота, которая не нужна никому если рядом нет того, что олицетворяет ее противоположность." -"Пример всем известен; - Мужчина и Женщина, только мужчина в полной мере может оценить красоту женщины и наоборот." -"Но если убрать из этой схемы противоположность, то сама себе она (красота), вроде бы и не нужна." -"Что в этом от знания?" -"Да мудрость, мудрость природы." -"Далее, красота мертвая, вот смотришь на картину, выполнена идеально, но нет в ней ничего, не торкает, вроде как мертвая она, а другая, и написана не так профессионально и простая на вид, но стоишь, смотришь, не можешь оторваться." -"Что есть во второй и чего нет в первой?" -"СОСТОЯНИЯ, изображенное на полотне должно отражать СОСТОЯНИЕ." -"Что в ней от знания?" -"Знание того, что есть СОСТОЯНИЕ, как таковое." -"Пронзительность в произведении, эту субстанцию вообще нельзя пощупать, она или есть, или ее нет." -"Что тут от знания?" -"Наверное талант, ЗНАНИЕ того что есть такое талант." -"Универсальная, это к природе, сколько в ней универсальной красоты." -"От знания?" -"Наверное опыт выживания и практичность." -"Таинственная, в ней сплошное знание, ибо тайна это то знание, которое доступно немногим." -"Завораживающая, это КОСМОС." -"В нем бездна скрытых знаний, и масштаб их завораживает." -"Неброская?" -"Красота ДОБРА, как понятия, оно не выпячивает себя, не лезет в глаза, оно просто есть." -"Знание здесь в том, что ОНО (ДОБРО) есть, иначе ВСЕ не имеет смысла." -"Как-то так у меня получилось." -"Я вот думаю, кто из нас философ", - рассмеялся Философ. Прозаик просто заворожено смотрела на собеседника, что-то записывая в блокнот. Затем прокомментировала, - "Ты как всегда зашел оттуда, откуда не ждали, тебя нельзя не цитировать." -"Да, забыл про уродливую красоту." -"Это абстрактная красота, красота абсурда и парадокса, это красивое уродство, прежде всего от того, что эта красота иного порядка, красота сложная." -"Знание в ней, это поиск ЗНАНИЯ, того загоризонтного ЗНАНИЯ, которое в ней содержится."

Триумвират разговор третий.

Осень, начало октября, берег моря, бархатный сезон, огромная Луна над водным горизонтом, дружелюбный прибой, солидный костер, бутыль портвейна на троих, - что еще нужно чтобы достойно встретить и проводить последнюю ночь отпуска.
Художник наблюдал как она выходит из моря на гальку пляжа, чисто по-женски, грациозно, переставляя свои узкие, загорелые ступни, по неровностям берега. -"Красивая женщина", - подумал ваятель. -"Она почти не изменилась с тех пор, как они перестали считать себя одним целым." -"Бытовуха, эта серая стерва, развела их по разным реальностям, экзистенциальным обстоятельствам индивидуального свойства, как выразился позже Философ", - когда Художник спросил его почему зачастую мужчина и женщина становятся друг другу неинтересны лишь потому, что вынуждены проживать одну жизнь на двоих. И обретают вновь обоюдный интерес, встретившись через определенный промежуток времени, но уже как бы не являясь друг для друга особями противоположного пола, просто изучая своего бывшего партнера по жизни, скорее изучая те изменения в личности, которые произошли за то время, пока они не встречались.
Философ разлил портвейн по армейским кружкам, и словно прочитав мысли своего друга, провозгласил, - "Я предлагаю поговорить об экзистенции, применительно к индивидуальности, об отделенности каждого от каждого." -"Экзистенция в своем основном ключе это не есть существование социума как такового, экзистенция в данном случае рассматривается мною как индивидуальное, независимое, внутреннее, лишенное влияний извне, объективное, непосредственное переживание ВСЕГО, всей совокупности того, что можно назвать частной реальностью каждого." -"Существование обособленной индивидуальности, ее экзистенция, это всегда нечто неповторимое, так как не существует экзистенциально двух похожих существований, и если два человека, скажем мужчина и женщина, существующие совместно, идеально подходят друг другу на данном отрезке их совместного бытия, это вовсе не гарантия того, что через время, их частная, независимая не от чего экзистенция индивидуальности не разведет их в разные стороны от совместного проживания." -"Проживать можно и вместе, а вот экзистенциально существовать все равно придется врозь, ведь экзистенциальность каждого, это всегда сугубо индивидуально." -"Как бы два человека, в данном случае симпатизирующие друг другу мужчина и женщина не относились тепло к партнеру, экзистенциально находиться в этом мире им все равно придется врозь, то есть исключительно индивидуально, слить воедино две внутренние фактуры на энергетическом уровне, прием совершенно недоступный для обычного цивилизованного человека наших дней." Сегодня задавать тему для беседы выпало на долю Философа, и тот вбросил ее в "ИГРУ".
-"Не хочу быть банальным, но известная фраза; - Быть или Не быть, мне кажется отображает то, что ты сейчас обрисовал", - принял эстафету Художник. -"Я не знаю какой смысл вкладывал в нее великий автор, но я бы смел предположить, что только небытие спасает от экзистенции, от ее параметров бытийности, проще от бытовухи, которая в состоянии убить даже самые устойчивые отношения между полами." -"Небытие, я не имею в виду физическое небытие, то есть смерть." -"Я о параметрах существования в мире сущего, в материальном мире." -"Это трудно сформулировать, но я попытаюсь." -"Главный враг человека, это он сам, даже при наличии у него реальных врагов, он для себя опаснее, чем они." -"Что определяет сильного человека?" -"Я бы сказал сильные враги." -"Скажи мне кто твой враг и я скажу кто ты." -"Чем ярче день, тем чернее тень, чем ярче (сильнее) человек, тем сильнее (чернее) его враги." -"Но сильный человек способен не сломаться, он может проиграть, отступить, оставить позиции, уйти в тень, но только не предать своих принципов, то есть НЕ СЛОМАТЬСЯ." -"Он может даже умереть за свои принципы, если ничего большего не остается." -"Его так же неспособны сломать обстоятельства." -"А вот одиночество, зачастую, становится для человека даже очень сильного, непреодолимым барьером." -"Одиночество это индивидуальная экзистенциальная опасность для каждого." -"Получается что экзистенция, как параметры бытия каждого отдельного человека, это главная опасность, на пути осознания смысла существования в тех же параметрах повседневности, которые и есть экзистенция как таковая." -"Опять твоя любимая Лента Мебиуса", - Художник посмотрел на Философа. -"Получается что единственное оружие против бытовой экзистенции это не быть, но человек, как материальный объект не может не существовать (не быть) в мире всего сущего, то есть МАТЕРИАЛЬНОГО." -"Мне кажется человек пытается уйти от материи, окружая себя ею же, окружая себя вещами, из которой они и состоят." -"Но вещи приедаются, надоедают, отягощают и даже сводят с ума." -"Когда неживая, мертвая материя, уже не радует, человек начинает окружать себя материей живой." -"Живыми существами, людьми, животными, птицами, растениями, теми, кто дает ему ощущение нужности, теми, кто зависит от него, и это дает ему смысл существования, но тоже на какое-то время." -"Человек боится себя, он боится остаться один на один с собою." -"Часто старость это тот рубеж, который по зубам немногим, ибо в старости, сколько бы много живой и не живой материи не окружало человека, он все равно остается один на один с собою, так как параметры его влияния на окружение уже сильно ограничены, что порождает синдром ненужности, безысходности, бренности." -"Ну ты и намутил с одной бутылки", - женщина Прозаик смотрела на Художника своими глазами цвета переспелой вишни, казавшимися таковыми в отсветах костра. -"Да что то накатило последнее время, видимо старею", - иронично оправдался тот. -"И что теперь, не жить?" - Тоже шутливо отозвался Философ. -"Да жить конечно, только вот постараться не быть." -"А как это будет выглядеть вне философских схем?" - Опять спросила она. -"Мне даже для себя сформулировать сложно", - задумчиво ответил ваятель. -"Кажется есть только один способ, ответить подобным на подобное." -"Это как?" - Философ, отпив из кружки, подкинул костру еды. -"Стать хищником, НАЧАТЬ ОХОТУ." -"На кого?" - удивилась женщина. -"Да на самого себя, вернее на свою индивидуальную, экзистенциальную осознанность в координатной системе социума." -"Ты предлагаешь нам сафари на серую повседневность?" -"Я предлагаю охоту на страх, страх остаться наедине с самим собой." -"Честно, больше добавить нечего, если туманно, то извините", - развел руками ваятель.
Она задумчиво смотрела в костер", - "Не знаю, может просто все имеет свой срок, и с этим ничего не сделаешь?" -"Все приедается, нам проще, мы трое хотя бы можем спрятаться, каждый в своей реальности, а что делать обычному человеку?" -"Просто жить?" -"Хотя возможно обычный человек найдет простое, обычное решение." -"Философия не мой козырь", - она опять задумалась. -"Скажу так, пока мне будет о чем писать я вряд ли буду думать об опасностях, таящихся в повседневности." -"Жаль....." -"Чего жаль?" - Переспросил Художник. -"Она посмотрела на него тем самым взглядом, взглядом из прошлого, их общего прошлого, - "Жаль что все проходит." -"Ты о......?" - Она не дала ему закончить. Прозаик встрепенулась и ответила, - "Жаль что отпуск прошел, опять на работу, город, дождь, потом снег, в общем экзистенция, моя экзистенция", - грустно завершила она.

Триумвират разговор четвертый.

На этот раз собрались в их любимом кабачке, в старом центре города. Звучал виниловый джаз в формате качественного, лампового звука. Они все трое были приверженцами старого, не электрического джаза. В этом месте собирались любители именно этого джазового направления. Пары медленно танцевали под спокойную композицию кого-то из отцов основателей. Коньяк призывно томился в пузатых бокалах. Официант принес свежесвареный кофе, запах которого тут же перемешался с коньячными парами и джазовой мелодией, создав идеальную обстановку для предстоящей беседы. Писатель была сегодня хороша как никогда: - свободное платье кофейного цвета, модная прическа, тонкий макияж, золотые сережки в ушах, пара дорогих колец на пальцах, туфли на высоком каблуке, сексуальные, черные колготки. Все это подчеркивало ее незаурядную красоту.
-"Ты сегодня потрясающе выглядишь, видимо хочешь поколебать нашу уверенность в себе, в предстоящей словесной баталии", - начал с легкой иронией Художник, пытаясь скрыть свое смятение, вызванное такой красотой, когда-то самого близкого ему человека. -"Не ревнуй", - подхватила Прозаик. -"Как же тут не ревновать, такая красота, а принадлежит другому", - поддержал друга в трудный момент Философ. -"Чую, что-то ты сегодня затеваешь", - он вопросительно смотрел на подругу. -"Да мальчики, сегодня вам придется туго, ибо разговор пойдет о любви." -"Понятно почему на тебе праздничный мундир", - Художник не мог оторвать взгляда от "приза", который когда-то принадлежал ему. -"Дай угадаю, тема сегодняшнего разговора пойдет не о любви к родине, не к пиву и не к славе?" -"Ты угадал Философ, речь пойдет о нас с вами, о мужчинах и женщинах." -"Ты?" - переспросил Художник. -"Да, начну я", - она отпила из бокала и задумалась собираясь с мыслями. -"Вот почему все так зыбко на этом фронте?" -"То что казалось сводило тебя с ума полгода назад, по истечении этого срока становится просто симпатией с элементами эротики." -"Еще через полгода просто привычка, пару лет и это долг, еще год, просто совместное проживание, потом.....", - она умолкла. Собеседникам показалось что в уголках ее глаз появилась излишняя влага. Женщина встряхнула своей очаровательной головкой, словно отгоняя наваждение. -"Потом просто ничего, пустота, взаимные упреки, раздражение, и финал, грустный финал." -"Мы все трое небыли обижены вниманием противоположного пола, не моралисты, не ханжи, не экстремалы Эроса, не идеалисты, то есть смотрим на жизнь реально." -"И все же хочется чтобы все не проходило так быстро." -"Что скажешь?" - Она взглянула на Художника. Грустно так взглянула. Тот отпил из бокала, как-то поспешно и судорожно, и глоток вышел объемистый, без гурманства и эстетики. -"Да все проходит, все приедается, мне кажется все дело в осведомленности." Писатель вскинула свои красивые брови. -"Нууу..... , как бы это.....?" Художник подбирал выражение, - "Вся беда в осведомленности о намерениях, о почерке, почерке партнера, и в биохимии." -"Примитивно, но я думал, анализировал, перекраивал, не выходит лирично." Философ и Прозаик молча смотрели на мастера кисти. -"Да не смотрите вы так", - скривился тот. -"Ну давайте рассуждать, я знаю как ты посмотришь, как вздохнешь, что произнесешь, когда застонешь." -"Ты знаешь как я буду себя вести, это игра по заранее известным правилам, ты подыгрываешь мне, я тебе." -"Я?" - Немного картинно удивилась женщина. -"Не придирайся, я фигурально выражаюсь, хотя, мы же с тобою это все проходили, тебе ли не знать." -"У нас с тобою слава Богу хватило ума и уважения друг к другу все честно обсудить и решить, без предательств." -"Да, я помню, всегда вспоминая об этом благодарю и себя и тебя, что у нас все было красиво." -"И начало, и даже завершение." - добавила женщина. -"Давай честно, ведь только по прошествии семи, восьми лет мы опять стали смотреть друг на друга как мужчина и женщина, я даже тебя немного ревную к твоему мужу сейчас, особенно сегодня", - он смотрел серьезно, обычной иронии заметно не было. -"Знаю", - не совсем равнодушно ответила женщина, нет совсем не равнодушно, так будет вернее. -"И что, так банально?" -"Просто осведомленность и биохимия?" - Взяв себя в руки спросила Прозаик. -"Скорее да чем нет, взыграл гормон есть любовь, не взыграл нет любви, выделилось что-то там в кровь, я Отелло, Казанова или какой-нибудь мачо, с переразвитыми гениталиями." -"Закрыл старина Эрос какой-то потайной краник и все, где все, куда все это улетучивается?" -"Ты смотришь на предмет страсти и спрашиваешь себя, и с чего это я сходил сума?" -"Может любовь это болезнь", - перехватил эстафету Философ. -"Болезнь, страсть к неизвестности, жажда познания, желание изучить, исследовать, описать, запротоколировать, и отложить в сторону?" -"Чтобы идти дальше в своих изысканиях?" - Ответил вопросом своему другу Художник. -"Ведь зачастую имея в своем владении бриллиант, и устав от игры его граней, ищешь неброский полудрагоценный камень, просто потому, что он еще не изучен тобою, и таит в себе сюрпризы, вернее их ожидание", - ваятель умолк. Выпили, еще помолчали. Она нарушила паузу, - "Сложно все, ведь при лучшем раскладе живут вместе ради детей, совместного хозяйства, наконец потому что кто-то должен быть рядом, кто-то противоположного пола." -"Скучно, убого и предсказуемо, мало у кого получилось; - И в горе и в радости." -"Как правило у каждого свои горе и радость, только быт пополам." -"Но ведь все верят, надеясь что они исключение, что у них то получится." -"Получается в лучшем случае уважение к совместно прожитым годам." -"Что говорит о любви философия?" - Женщина обратилась к философу. Тот задумавшись изучал свой бокал. Художник ответил за него, - "Пишут в некоторых источниках о кармической связи." -"О любви по судьбе." -"О пресловутой второй половине, той самой части тебя, тебя изначального, не разделенного еще Богами надвое, пополам, или по полам." -"Читал об этом, но встретить не довелось." -"Может еще все у тебя впереди?" - С ноткой неидентифицируемой ревности спросила Писатель. -"Не обижайся, ты была лучшей из тех женщин которых я знал, я сейчас скорее рассуждаю в отвлеченной форме, чисто теоретически." -"Беда в том, не факт что твоя половина будет рядом с тобою в каждом из неимоверно многих воплощений." -"Не факт что при падении раз за разом в материю, она, эта самая материя, соизволит принять одновременно обе половины." -"Может это одно из испытаний, помнить на ментальном уровне, искать, сомневаться, ошибаться, просто накапливая опыт падений в грубую материю. -"Если ты будешь все время молчать и бухать, я заберу твои лавры философа сегодня", - Художник с привычной иронией воззрился на друга. -"Действительно, кто тут философ у нас, почти ничего не проронил сегодня, а ведь придется выразить свое мнение, таковы правила." -"Сам говорил что правила не могут быть нарушены ни при каких условиях, а значит высказаться должны все..... ", - прозаик вопросительно взглянула на мыслителя, - "Ты чего молчишь весь вечер?" -"Скажешь что-нибудь?" -"Совсем немного, любовь не тема изучения для философии." -"Вам с Художником все это ближе." -"Скажу одно, любовь это Земля." Философ замолчал, катая в руках бокал с элитным коньяком. -"И все?" - Удивилась девушка, - "А объяснения будут?" -"Совсем коротко", - не теряя сосредоточенности на каких-то своих мыслях, нехотя отозвался тот. -"Любовь это пламя, Земля горнило, ну вместилище пламени что ли." -"Каждому необходимо сгореть в этом огне, сгореть для того, чтобы перегореть, и то не вариант что за один раз удастся это сделать." -"Причем сгореть необходимо по-настоящему, "театр" здесь не пройдет." -"Тех кто попытается просто исполнить, Земля примет в очередной раз, и так раз за разом, раз за разом, пока "горнило" не примет температуру "пламени", и не отдаст ее, выбросив в Космос, возможно в надежде согреть его в очередной раз", - Философ впервые за вечер усмехнулся, но как-то грустно однако. -""Материал" должен перегореть, сгорев дотла, оставив после себя лишь "золу", "золу" развеет ветер, она осядет на поверхность "вод" замутив их, "воды", отстоявшись, дадут "осадок", "осадок" превратится в "ил"." -"В очередной сезон засухи, когда небесный "Нил" (Млечный Путь) обмельчает, "ил" удобрит "почву" обмелевшего дна, и будет способствовать тому, что под лучами "Солнца", из "почвы", взойдут новые "ростки", и в назначенный срок дадут "урожай"." -"Как-то так." -"Только что это будет за урожай, у меня не спрашивайте, не знаю, это может быть все что угодно." -"Хорошо", - насторожилась женщина, - "А дальше, что будет дальше?" -"С самой любовью?" -"Не знаю", - нехотя ответил Философ, - "Перестань меня пытать." -"На подобный вопрос никто не сумеет дать тебе внятный ответ, даже если пожелает." -"Но сначала этот некто должен пожелать тебе ответить, а никто не пожелает, гарантирую, это всегда очень индивидуально." -"Именно индивидуально?" - Уточнила дама. -"Почему не лично?" -"Мне постоянно именно этот термин хочется связать с понятием любовь." -"Оно и понятно", - отозвался любитель парадоксов, - "Ведь ты еще готова любить?" -"Если уже не любишь?" - Вопросительно взглянул на нее любитель скрытых истин. Та опустила глаза, и слегка смутилась. Художник заметно помрачнел. -"Мало кто будет согласен", - отпив из бокала глоток "солнечного" напитка отозвался Философ. -"Да и мало кто поверит." Опять замолчал, и сделав еще один большой глоток продолжил, - "Личность это та субстанция которая сгорает." -"Сгорает в "горниле" Земли, на пламени любви, что же остается, конечно желаете узнать вы?" -"Желаем", - вся подтянулась и сосредоточилась Прозаик. -"Остается индивидуальность, только она, все прочее сгорает в пепел, в прах." -"Больше нечего добавить." Всем своим видом Философ дал понять, что более не намерен произнести ни слова.

Триумвират, разговор пятый.

Ночь. Южная ночь. Море. Какая же южная ночь без моря? Звездное, безлунное небо. Какая же южная ночь без глубокого, бездонного, черного как угольный мешок, бархатного небосвода? Море теплое как остывший чай прозаика, увлекшегося своей писаниной, поймавшего кураж и забывшего про него. Берег, после дневного зноя, отдав часть своего тепла подруге ночи, как утомленный любовным танцем мужчина, делится теплом своего тела со своею женщиной, подарив ей перед этим море нежных впечатлений, устало наблюдал за огромным костром и чутко прислушивался к разговору трех людей, уютно расположившихся вокруг него. Художник колдовал над добытой днем рыбой, запекая ее в золе, заботливо завернув ту перед этим в фольгу. Костер, сложенный из огромных стволов плавника, выброшенного на берег недавним штормом, и высушенного сентябрьским солнцем до состояния пороха, говорил с людьми на своем трескучем диалекте, стараясь тоже поддержать беседу. Его теплое, даже горячее дыхание, создавало атмосферу доверительности, тут, вдалеке от цивилизации. Картину отрешенности от мира подчеркивали и ходовые огни какого-то большого судна, медленно плывущего в еще более черном чем небо море. -"Интересно, как называется этот корабль?" - Задумчиво сделала свой ход Прозаик. -"Мне кажется, почему-то, что судно носит название "Берта"", - отозвался Художник, двигая по малиновому полю тлеющих углей свою единственную шахматную фигуру, походную турку с кофе. -"Мёртвая Берта", - добавил Философ, оторвавшись от своего блокнота, в котором что-то быстро писал. -"Почему мертвая?" - Лениво поддержал мрачный вброс своего друга Художник. -""Мёртвая Берта", есть такая группа, играет блэк металл", - отложив блокнот в сторону и достав из рюкзака бутыль коньяку и жестяные, армейские кружки, уточнил Философ. -"Ты просто о смерти вспомнил, или ты уже задал тему, ведь сегодня твоя очередь нас озадачить, или развлечь", - Прозаик иронично смотрела на друга. -"А что, хорошая тема, сама пришла к нашему костру", - отозвался Художник, разливая кофе. -"Приплыла", - уточнил Философ. -"Не понял", - Художник протянул друзьям видавшие виды капроновые кружки с напитком. -"Ну "Мёртвая Берта", она приплыла, вернее проплыла", - Философ кивнул в сторону ходовых огней удаляющегося судна. -"Спасибо мальчики за настроение, я хотела поделиться с вами своею радостью, вчера вышла в свет моя первая книга новелл, а вы решили сегодня обсуждать тему смерти, жаль что мы не на кладбище", - Прозаик с упреком смотрела на собеседников. -"А причем тут кладбище, смысл смерти, это как и смысл жизни, его нельзя рассматривать в привязке к кладбищу, он так же далек от него, как смысл жизни далек от родильного дома", - Философ уже явно поймал кураж. -"Ну и что там с этой "Дохлой Бертой"?" - Вступил Художник, чтобы компенсировать мрачное настроение своей подруги. -"Судя по всему она умерла", - поддержал его ироничный пассаж Философ. -"Их последний концерт я слушал раз десять", - Философ разлил коньяк по кружкам. -"И?" - Прозаик явно не улавливала его мысль. -"Если следовать ассоциациям от прослушивания их музыки, то Берта жила, жила, затем стала мертвой, в смысле умерла в свой положенный срок, и лишь тогда сумела осознать зачем жила", - Философ протянул кружки с коньяком своим собеседникам. -"Ну помянем." -"Не чокаясь", - трудно было определить степень ироничности его монолога. -"А разве Берта умерла не вся, если то что от нее осталось, сумело что-то там понять, про жизнь и про смерть, так я не поняла, Берта совсем умерла, или частично?" - Женщина явно иронизировала над Философом. -"Берта безусловно умерла, раз ее похоронили на кладбище, так происходит со всеми кто умирает." -"Но вот незадача, в древности были написаны две книги, одна называлась "Тодол Бардо", Тибетская Книга Мертвых, другая, о том же, Египетская Книга Мертвых." -"Я думаю сюжет из нее, о том как Анубис взвешивает души умерших на Весах Справедливости известен всем." -"То что не умирает после смерти, в ней называется Ка и Ба (Ка это тонкий двойник умершего, а Ба это его дух, Сокол), а то что умирает это Сах, Древние Видящие четко разделяли три этих аспекта." -"Что касается "Тодол Бардо", Тибетской Книги Мертвых, то главы из нее зачитывались у тела умершего, посвященным Ламой, и это не было просто отпеванием." -"Посвященный Лама, читайте ВИДЯЩИЙ, зачитывал руководство из "Тодол Бардо" для ТОГО что не умерло, после умирания умершего." -"Лама в этот момент разговаривал с телом?" -Уточнила женщина. -"Лама был ВИДЯЩИМ и потому ВИДЕЛ, как от тела только что умершего отделилось ТО, что не умерло вместе с телом, и наставления из Книги Мертвых, Лама зачитывал именно для этого НЕЧТО, дабы направить ЭТО туда, где свойства и качества ТОГО что не умерло будут востребованы новой средой, нового состояния." -"А есть выбор, куда направиться?" - Она уже заинтересовано слушала собеседника. -"Выбор видимо есть, иначе "Тодол Бардо" не была бы написана", - последовал ответ. -"ТО что не умерло разве не в состоянии самостоятельно определиться с тем куда ему двигаться далее?" Философ разлил еще по одной. -"Большое значение в данном случае имеет степень осознанности самого процесса умирания, но высокая степень этой самой осознанности умирания себя доступна совсем немногим." -"Умирание процесс непростой, и тот кто только что умер как правило теряется в новых, необычных для себя обстоятельствах, как новорожденный ребенок, такая аналогия более чем уместна, и в книге "Тодол Бардо" прописано то, что должно предпринять Ка только что умершего человека." -"И кто же написал эту замечательную книгу?" - Прозаик улыбалась. -"Думаю ее написали мертвые, когда были еще живыми." -"Шутка?" -"Разве такое возможно?" - Она продолжала улыбаться. -"Древние Мудрецы утверждали что возможно, не прямо конечно утверждали, посредством глубочайших аллегорий, тех, которые могли быть поняты только избранными, избранные в данном случае не принцы крови, а только те, кто хотя бы уже на уровне интеллекта были подготовлены к тому, чтобы попытаться осознать эту непростую идею." -"Готовили подобных людей те же посвященные, и та процедура к которой они их так долго и неуклонно готовили, называлась Посвящением Малой Смертью." -"При помощи определенных техник, безусловно тайных, уже подготовленный неофит вводился в состояние Малой Смерти, что способствовало в дальнейшем его ознакомлению с теми необычными обстоятельствами, которые готовы были встретить его после смерти." -"Тибетская Книга Мертвых "Тодол Бардо" весьма спорный труд, с точки зрения материализма, но труд был написан и он существует, и глупым не выглядит." -"Вот то немногое что известно живым, по поводу смерти, но сами необычные обстоятельства возникновения этого труда, заявляют о том, что Древние Мудрецы занимались изучением вопроса смерти, и продвинулись в ее осознании как параметра конечности бытия, гораздо дальше современных ученых, воспринимающих смерть только с точки зрения физического умирания." -"Картину железобетонной незыблемости этого аспекта жизни, а смерть безусловно это финальный аспект жизни человека, дополнила, с другого края, осознания ее как конечного факта бытия, ортодоксальная религия, раз и навсегда запретив интерпретировать ее, картину бытийности, своей пастве, никак иначе, как только некую одноразовую жизнь, за которой следует такое же одноразовое, вечное, черно-белое загробное существование." -"Существование, обусловленное только двумя параметрами, или-или, или Рай или Ад." -"Думаю все сложнее нежели черно-белая схема осознанности бытия и небытия." Выпили, помолчали. -"Что скажешь?" - Художник протянул печёную рыбу Прозаику. -"Не хочу рассуждать о смерти." -"Боишься?" -"Нет, просто...., ну не знаю, прозаик должен писать о жизни...., наверное", - подумав добавила она. -"Я согласна с тем, что существует такая наука как, вернее такой раздел медицины как танатология, от греческого Танатос, - смерть, вот пусть ученые и определяют что это, смерть или еще что-то." -"И в то же время, самые великие мои собратья по перу, никогда не могли обнаружить в себе достаточно доводов к тому, чтобы навсегда запретить себе касаться темы смерти." -"О ней пытались писать в своих произведениях такие признанные мэтры пера как: - Маркес, Ривера, Кафка, Кортасар, Борхес, Мураками, Булгаков, Достоевский, Гоголь." -"Ты всё?" - Осведомился Художник у подруги. -"Да, мне нечего добавить, может я просто не готова заглянуть, в отличии от вас, за грань, я слишком люблю жизнь...., наверное", - пояснила женщина. -"Хорошо, наливай Философ, моя очередь", - Художник протянул другу металлическую, армейскую кружку. Выпили, помолчали. -"Я не философ конечно, но много думал об этом." -"Вот Босх например, все что он изображал, это же К Западу от Смерти." -"Обоснуй", - уточнил Философ. -"Попробую, К Западу от Смерти, это тот самый параметр посмертного обитания, который ждет абсолютное большинство из нас, мне кажется." -"Не смогу объяснить, интуиция, кто не заморочен шорами-догмами, тот "пройдет" дальше, еще КУДА-ТО." -"Удел остальных, это или черти с рогами от оленей, или ангелы с пластмассовыми крыльями, аллегория конечно, но я так вижу, не в обиду кому-либо, и тем более не в пику." -"Ну не мое это, верить в то, что звучит убедительно для тех, кто родился две тысячи лет назад." -"Время прошло, а время это ПРОЗА БОГА, ЕГО ПОВЕСТВОВАНИЕ, время меняет слог, стиль, смысл, меняет тех, кто слушает, а значит оно должно менять и тех кто вещает от имени Бога, иначе ангелы будут неизбежно терять свои пластмассовые крылья." -"В Бесконечной Вселенной, конечные понятия выглядят неубедительно." -"Если нас учат, то за один учебный год, (за одну жизнь), отличником (праведником), стать сложно." -"Бесконечная Вселенная подразумевает бесконечное же знание о ней." -"Значит и количество уроков- жизней, должно быть гораздо более чем одна, мы ведь просто люди, а не Боги." -"Да и возможность остаться на второй год должна быть предоставлена, чтобы все исправить, ведь мы не Боги, а просто глупые, вернее неосведомленные, слабые, люди." -"Как-то так однако", - Художник отпил из кружки. Все молчали, вернее не все, цикады орали так, что заглушали прибой, и непонятно было, возмущены ли они услышанным, или одобряют.....

Триумвират, разговор шестой, часть №1.

Это была далёкая южноамериканская страна, маленькая, патриархальная, уютная и очень экзотическая. Поезд, если так можно было именовать крошечный, дизельный локомотив, с одним единственным прицепным вагоном без крыши, преодолевал довольно крутой подъем в гору. Локомотив уютно гудел своим стареньким дизелем, выбрасывая чёрные хлопья выхлопа, из короткой, облезлой трубы. Запах сгоревшего дизтоплива смешивался с запахом хвои и потрясающим букетом из ароматов множества самых невероятных цветов. Если отрешиться от тяжёлой, монотонной работы ветхого, железнодорожного механизма, то можно было бы представить, что они находятся на какой-то далёкой планете, так необычен был здешний пейзаж, для трёх туристов из далёкой, почти северной страны.

Прозаик зажмурила глаза и подставила лицо не злому весеннему Солнцу. Горный, густой воздух нехотя развивал её красивые каштановые волосы. Машинистом поезда был настоящий индеец, как будто сошедший со страниц книги Карлоса Кастанеды. Он курил настоящую же индейскую трубку, украшенную, как и положено, какими-то тотемными знаками. В синей выси кружил гриф, казалось, он вообще не шевелит крыльями, просто ловя восходящие потоки воздуха, идущего тёплой струёй из низины предгорья. Узкоколейка, как бесконечная змея, вилась между скалами заросшими лесом. Дорога была очень старой, кроме этого локомотива по ней больше ничего не передвигалось уже много лет. Туристов в вагоне кроме них троих больше не было, остальные предпочли океан и блага цивилизации. Что их троих объединяло на этот раз? Желание вырваться из серой повседневности в другую реальность и небольшой финансовый успех, который и позволил им перелететь через океан, в это райское место. Прозаик опубликовала свою последнюю новеллу в одном из престижных изданий, Художник удачно продал пару работ, а Философ просто три месяца в подряд разгружал на станции товарные вагоны.

Философ дремал, Художник что-то рисовал в своём походном альбоме, изредка поглядывая по сторонам, Прозаик просто наслаждалась картиной происходящего и наблюдала за тем, как Хуан Матус, как она про себя назвала машиниста, крутит какие-то рукоятки, дёргает рычаги и курит трубку. -"Поезд Абсурда", - произнесла она вслух. -"Что?" - Проснулся Философ. -"Спи, это я так, о своём", - лениво отозвалась женщина. -"А...", - не менее лениво кивнул её друг и опять закрыл глаза. Конечным пунктом их путешествия было весьма таинственное место. Это был заброшенный отель "Тёмная Роза", который располагался на высоте двух с половиной тысяч метров, над уровнем океана, на живописном высокогорном плато, к которому и вела старая узкоколейная дорога. Они все трое, не были любителями ортодоксального курортного времяпрепровождения, посему узнав у гида об этом таинственном месте, не сговариваясь решили пожить в бывшем отеле пару, тройку дней. Чтобы напитаться атмосферой тайны, оторванностью от мира и фантастическими горными пейзажами. Подруга Художника и Философа была женщиной в высокой степени образованной и владела кроме немецкого, английского и французского, ещё основами испанского и португальского. Это позволило ей пообщаться с машинистом, звали его Трухильо. Он сообщил что отель пустует с 1971го. года, что-то там произошло тогда, осенью 1971го. года. Что-то странное, хозяйка отеля, мулатка Роза, и четверо её постояльцев бесследно исчезли из отеля. Причем ничто не говорило о каком-либо происшествии, они просто исчезли ни оставив никаких следов, вообще никаких. -"Местный брухо сказал, что их забрала Левая Сторона", - выпуская дым через ноздри, сообщил Трухильо, когда Прозаик попыталась расспросить того о том давнем происшествии. Дорога заняла часов пять. Затем туристы расплатились с хозяином "Поезда Абсурда" и отправились вверх по горной тропе, на вершину плато, к бывшему отелю "Тёмная Роза".

Подъём на плато занял около часа, они не спеша шли по весеннему лесу. Подъём был не очень крут, как ожидалось. Лес цвёл и благоухал, птицы пели свои брачные серенады. Когда друзья поднялись на плато, то их взгляду открылась большая поляна, устланная ковром из горных цветов. Мириады бабочек и прочих насекомых, всех мыслимых расцветок, поднимались над цветистым ковром, создавая иллюзию парящих цветов, оторвавшихся от своих стеблей, чтобы встретить гостей. -"Красота какая", - выдохнула женщина, - "Может мы уже в раю?" -"Рай с одной Евой и двумя голодными Адамами.....", - думая о чем-то о своём, тихо произнёс Художник. Прозаик округлила глаза и уточнила, - "Голод какой природы ты имеешь в виду?" Художник сделал вид что не уловил подоплёки, - "Да жрать хочется, я со вчерашнего вечера ничего не ел." Она с недоверием ещё раз на него взглянула, но ничего не ответила. Отель "Тёмная Роза стоял на самом краю пропасти, его окружал небольшой, заброшенный сад. К строению вела выложенная диким камнем дорога. Отель был небольшим, человек на десять-пятнадцать постояльцев. Крыша из красной черепицы сохранилась в довольно хорошем состоянии, стёкол в окнах на первом этаже почти не было, и лес уже по-хозяйски забрёл в помещение первого этажа. Некоторые из окон были полностью укрыты цветущим кустарником. Плющ заплёл южную сторону "Тёмной Розы" почти полностью. Когда гости поднимались по сохранившейся каменной лестнице, из помещения вылетела стая пёстрых птиц, совсем не пуганных. Они с любопытством взирая на незнакомцев, уселись на замшелых Грифонов, которые украшали лестницу с обоих сторон, неся свою долгую, бессменную вахту, охраняя то, что ещё осталось от давнего присутствия людей в этом загадочном месте. Каминный зал с камином сохранился очень хорошо. -"Камин...., какая прелесть", - восторженно воскликнула женщина, хлопая в ладони и подпрыгивая на месте, как обрадованный ребёнок. -"Да, камин это мечта творческого человека", - поддержал подругу Художник. Они разобрали рюкзаки, Прозаик привела зал в относительный порядок, Философ принёс дров, благо старых деревьев в саду было огромное количество. Повелитель холста растопил камин, в помещении стало уютно, перекусив и выпив кофе, который умело сварганил всё тот же ваятель дивных форм, друзья решили обследовать "Тёмную Розу".

К изумлению гостей на втором и третьем этажах даже сохранились витражи. Художник замер, теперь уже он обомлел от восхищения. Такого подхода к витражам он не встречал никогда. Цветные стёкла мозаики были закреплены в узорчатой, кованной решётке. Работа была выполнена филигранно, он не смог определить школу мастера, было в этом что-то магическое, не от этого мира, витражи завораживали. Образы же, которые складывались из осколков цветного стекла, наоборот, обескураживали и сбивали с толку.

Персонаж с головой чёрного ворона, вёл под венец красавицу со сложенными за спиной мощными, синими крыльями.

Существо демонической наружности, склонялось перед девочкой-подростком, которая держала в правой руке клетчатый флажок.

Маятник-гильотина, рассекал на двое Змея свившегося в спираль, который закусывал собственный хвост.

Женщина необыкновенной красоты, с крыльями тропической бабочки, соблазняла своими анатомическими изысками немолодого мужчину.

Дама во всём зелёном разливала по бокалам какое-то зелье, тоже зелёного цвета, перед нею сидел клоун, держащий в руках свою голову.

Женщина-вамп сходила из картинной рамы, грациозно опираясь на лапу огромного, чёрного пса.

Три персонажа сидели за столом и выпивали, каждый из них был погружён в свои мысли, глаза их были закрыты, они как будто кого-то сосредоточенно слушали.

Мужчина с синей бородой о чем-то яростно спорил с женщиной во всём чёрном, держащей в руках огромного паука.

Персонаж с головой крокодила, стоял на берегу океана и печально смотрел на горизонт.

Несколько серых, безликих фигур брели по пыльной, унылой дороге, развалины странного города тонули в сером же тумане, а на горизонте просматривалась огромная, футуристическая фигура какого-то фантастического существа.

Галерею венчал витраж изображающий тёмную розу.

Именно тёмную, невозможно было определить её цвет точнее, это были все оттенки тёмного. Художник присмотрелся к розе, в середине бутона находился кусок звёздного неба необычайной красоты. Роза завораживала, притягивала всё внимание, она поглощала почти физически. Возникало ощущение что звёзды мерцают. Несколько минут они не могли оторваться от таинственного цветка.

Вечером, укладываясь спать, каждый поделился впечатлением. -"Да роза необычная, я читал об этом, это похоже на Заир, или Алеф, от неё нельзя оторваться, а звёздное небо в её центре, как провал в глубины Вселенной", - Художник умолк. -"Она гипнотизирует, но в центре бутона я увидела огромное, неяркое Солнце, над осенним лесом необычайной красоты", - удивлённо произнесла Прозаик. Она и Художник не сговариваясь посмотрели на Философа. -"Чёрная Дыра, я видел в центре бутона Чёрную Дыру, которая поглощает соседние звёзды", - задумчиво ответил на немой вопрос своих спутников, Философ.

Триумвират, разговор шестой часть №2.

-"У нас гости", - коротко бросил Философ, заходя в зал, будьте осторожны, это Брухо. -"С чего ты взял?" - удивлённо спросила женщина прозаик. -"Когда он шёл через сад, то птицы перестали петь." -"Они испугались?" - Удивилась она. -"Нет", - уточнил Философ. -"Они его слушали, потом он разрешил им петь дальше."

Это был очень крепкий старик-индеец. Ну и глаза конечно...., да глаза. -"Будете кофе?" - Спросила его Прозаик. Тот кивнул утвердительно и присел к огню камина, закурил трубку. Когда ей было необходимо, она умела идти напролом, потому просто спросила, - "Вы Брухо?" -"Я Нагваль, для вас Бенифактор, зовите меня дон Хенаро, я здесь для вас." -"Что значит для нас?" - Вздёрнула Прозаик свои красивые брови. -"У вас же есть вопросы?" - Еле заметно усмехнулся гость. -"Вы всем отвечаете?" - Тут же парировала она. -"Нет только тем, на кого указывают мне птицы", - спокойно ответил тот.

Роза и её четверо постояльцев не были случайными людьми друг для друга", - начал посетитель свой рассказ. -"Они были толтекским отрядом." -"Толтекский отряд это группа людей с нетривиальными задачами, ну и способностями соответственно." -"Состав их отряда был ограниченным." -"Скажем в составе их отряда не было учёного, но был человек действия, была женщина сталкер, это редкость, так как женщины толтекских отрядов как правило сновидящие, сталкерство это прерогатива мужчин-воинов, но Бесконечность любит импровизировать, не так ли?" - Бенифактор обратился к Философу. -"Думаю да", - отозвался тот. Обращаясь опять к нему старик добавил, - "У Нагваля множество нетривиальных задач, которые он обязан попытаться решить пока он ЗДЕСЬ, но среди них есть одна, возможно самая нетривиальная, как это не странно." -"Нагваль обязан помимо всего прочего, уметь ВСЁ объяснять словами." -"Нагваль должен быть философом?" - Удивился Философ. -"Можно сказать и так", - старик снова затянулся своею трубкой, пустил дым, продолжил. -"Сама Роза была Диаблерой, и Нагвалем женщиной, что так же встречается не часто." -"Что такое Диаблера?" - С любопытством уточнила женщина. -"Ведьма по вашему, но это не имеет значения, она была Нагвалем своего толтекского отряда." -"Был так же мужчина курьер и другой, сновидящий, тотальный сновидящий, он непрерывно находился в сновиденье, причем не в своём индивидуальном, а в сновиденье всего толтекского отряда в целом, НО, на самом деле их было не пятеро, их было шестеро." -"Что за толтекский отряд без ТОГО КТО ЗА КРУГОМ." -"У них был ТОТ КТО ЗА КРУГОМ." -"Он был их целеуказателем, маяком, членом их толтекского отряда, тем, кто постоянно представлял их на левой стороне." -"В стандартном толтекском отряде обычно представлено четыре женщины воина, олицетворяющих четыре страны света: - Север, Юг, Восток, Запад, и четыре ветра: - северный, южный, восточный, западный." -"Но если в отряде только одна женщина воин, то это может быть только Север, и северный Борей соответственно." -"Витражи появились в отеле не случайно, каждый из них представляет одно из МЕСТ Левой стороны, но значение имеет только витраж "Тёмная Роза", так как это дверь, та лазейка, трещина между мирами, в которую можно проникнуть." -"У них получилось уйти, естественно в глазах обывателя ЭТО может выглядеть только как красивая, таинственная легенда, но это действительность." -"А зачем отсюда уходить?" - Опять вступила в беседу Прозаик. -"А вам здесь правда нравится?" - Уточнил, пристально глядя на неё Бенифактор. Женщина смутилась и ничего тому не ответила. -"Будьте осторожны с этими витражами", - продолжил дон Хенаро, - "Это магошедевры магоискусства." -"Роза приводила МАСТЕРА, с той стороны, чтобы тот сумел исполнить здесь эту работу." -"Интересно, сколько такое творчество может стоить?" - Задумчиво произнесла Прозаик, больше рассуждая с собою, нежели участвуя в диалоге. -"Сколько крови?" Женщина побледнела. -"Почему крови?" - Еле слышно, голосом, который выдал её волнение и испуг, переспросила она. -"МАСТЕР той стороны это неоргАн, сущность неорганической природы, а у них одна валюта, человеческая кровь." -"Фууу, гадость какая", - зло отреагировала писатель. Хенарос усмехнулся. -"Да, они заплатили ему своей кровью за то, чтобы иметь возможность уйти на Левую сторону, он стал на время их СОЮЗНИКОМ." -"Неужели это всё стоит того", - опять, нервно, вступила в разговор женщина. -"Вам правда здесь нравится?" - Повторил свой вопрос Нагваль. -"Но ведь все так живут", - не сумела сдержать раздражения она. -"Не все", - коротко ответил собеседник. -"Вам просто не с чем сравнить."

В беседу вступил Художник. -"Я долго изучал эти витражи, заметил что они все меняют свою цветовую гамму в зависимости от того где находится Солнце и в какой фазе находится Луна." -"Эти витражи "живые"", - ответил Брухо, - "Они тоже неоргАны, это неорганическая жизнь, это магоискусство, а весь отель в совокупности это магомеханизм." -"Мой совет, вы можете изучать эти витражи в любое время дня или ночи, кроме одного, витража "Тёмная Роза", этот не стоит слишком пристально рассматривать в полнолуние, он может затянуть, в полнолуние витражи могут менять не только цвета, но и своё содержание, картину происходящего в себе, и тогда вы попадёте в Город, а так как вы ещё не обрели своей серости, это верная гибель." -"Кто этот МАСТЕР?" - Заинтересованно осведомился Художник. -"Сами витражи, это и есть МАСТЕР, и именно им заплатили кровью те, для кого они были здесь созданы, но у них есть Куратор, и зовут того Карусельщик, это их Нагваль, их учитель, наставник, и прораб." -"На той стороне, совокупность разных сущностей, могут иметь общий, совокупный облик, так проще перемещаться, и этот совокупный мультиобраз и носит имя МАСТЕР."

-"Гости уже были?" - Затянувшись и выпустив табачный дым, спокойно осведомился местный Брухо. -"Какие гости???" - Испуганно выдохнула женщина прозаик. -"Разные", - коротко бросил старик. -"Это опасно?" - Уточнил Философ. -"И да и нет", -как всегда уклончиво ответил Нагваль Хенаро. -"Да, если ТО что придет, захочет отремонтировать сломавшийся магомеханизм, а вы окажетесь пылью на колёсах этого механизма, ОНО просто сотрёт вас, смажет машину, и вернется к себе." -"Если механизм начал работать по-другому, не плохо, но по-другому, ТО, что придёт, попытается определить, насколько пыль на шестернях механизма способна повлиять на работу машины в целом, и может, её, пыль, можно использовать в своих целях тем, кто создавал этот процессор проникновения." -"Проникновения куда?" - Уточнил Философ. -"Скорее ВО ЧТО", - дополнил свою мысль старик и опять затянулся, прильнув к своей трубке губами, и закрыв на секунду глаза. -"Двери, а витражи это безусловно Двери, это способ проникновения в суть самой Бесконечности, в ЕЁ лабиринт неопределимых определённостей." -"Может появиться Хозяин Дверей, он хозяин всех Дверей мира, с МАСТЕРОМ у них договор, МАСТЕР следит за исправностью механизма открывающего Двери, а Ключник за тем, кто открывает Двери, и решает пускать гостя или нет." -"Ведь всем известна древняя легенда о том как Свинкс, вернее Свинкса, она ведь женщина-кошка, загадывает персонажу три загадки, и если тот с ними не справляется, она сжирает его, если справляется, она открывает ему тайну, тайна может быть любая, их много, но в данном случае имеется в виду тайна Дверей." Камин горел загадочным, неярким светом, танцуя своими отсветами на стенах заброшенного зала и на лицах задумчиво умолкнувших гостей, его красноватые блики порождали этим древним танцем тени таинственных существ, которые казалось заполнили своим присутствием пространство старого отеля. -"В доме есть ещё один витраж", - добавил к сказанному ранее Хенаро. -"Ещё один, этого не может быть, мы обследовали всё здание", - удивился Философ. -"А подвал?" - Старик улыбнулся своей саркастичной улыбкой. -"Витраж в подвале это как мельница в пещере, ведь любому витражу нужно Солнце, Солнце и его свет это пятьдесят процентов витража?" -"Витраж без Солнца, это как предмет не отбрасывающий тени в Солнечный день, ведь то, что не отбрасывает тени в нашем мире, оно как бы и не существует вовсе в нем, тень это то, что обозначает присутствие Солнца, чем ярче день, тем чернее тени, витражи и Солнце это части одного целого, они соратники, без Солнца витраж становится просто набором цветных стёклышек." -"Витраж без Солнца это брачная ночь без невесты", - рассмеялась Прозаик. Старик смотрел в огонь камина, эмоции женщины его не интересовали. -"И тем не менее он в подвале, и это главная деталь в механизме", - просто ответил Брухо. -"Я покажу." Старик поднялся.

Дверь в подвал оказалась завалена всяким хламом, поэтому гости отеля "Тёмная Роза" её не обнаружили сразу. Художник освещал дорогу фонарём. -"Налево", - уточнил Нагваль Хенарос. Они стояли перед дубовой дверью, очень массивной и хорошо сохранившейся. Художник толкнул её, она скрипнула, но открылась довольно легко. Перед гостями, в каменной нише, светился витраж. Именно светился, каким-то своим, внутренним светом, как если бы с той стороны стекла был мир, ярко освещённый Солнцем. Но ведь это было невозможно, потому что это была глухая стена фундамента. Сколько они стояли вот так и смотрели на витраж, изображающий неведомых красных жуков, в мире, состоящим из всех оттенков красного, они не помнили. Когда очнувшись от гипноза этого места, друзья вернулись в каминный зал, старика Брухо с ними не оказалось, он исчез, в какой момент это произошло тоже никто не помнил. Философ вдруг невпопад спросил у своих спутников, - "А на каком языке Хенаро говорил с нами?" Все оторопели, потому что ни один из троих не смог определить, на каком языке они общались со стариком. Это вообще не был язык, в полном смысле этого понятия, все просто понимали друг друга и всё.......

Триумвират, разговор шестой, Гости, часть №3.

Прозаик проснулась тревожно, рывком поднялась, что-то снилось ей, какой-то странный персонаж, они говорили о прозе, о всех нюансах и перипетиях умения нанизывать бисер слов на нити смыслов. Друзья спали, огонь в камине немного притух. Она хотела было подкинуть дров в очаг, но это кто-то сделал за неё. Женщина в панике осмотрелась, Художник и Философ крепко спали. Тот кто добавил огню пищи спокойно сидел в старом, облезлом кресле и чугунной кочергой подгребал угли под свежие поленья.
-"Вы кто?" -"Я буду кричать.....", - не на шутку испугавшись выпалила женщина прозаик. -"Я коллега, прозаик, как и ты детка." -"Чёрный Прозаик", - уточнил незнакомец, - "Не слышала?" Что-то было в этом имени знакомое, вернее это напоминало чей-то творческий псевдоним. -"Как вы тут оказались?" -"Брухо предупреждал что будут гости, я Гость." -"Не морочьте мне голову, я могу воспринимать то что сообщил нам старик, серьёзно, только в контексте местного фольклора", - уже спокойно уточнила своё отношение к происходящему прозаик. -"Будешь?" - Гость держал в руке бутылку водки. -"Я не пью водки, сморщилась женщина. -"У меня только водка", - бросил некто и отпил прямо из горлышка. -"Вот так всегда у вас, у людей, неочевидность сама приходит к тебе на встречу, а ты готова воспринимать её только образно." -"Я Гость, это правда." -"Шёл мимо, смотрю Дверь открыта, решил посмотреть что тут происходит." -"Роза забросила свою Дверь совсем, механизм почти встал, "Тёмная Роза" позвала вас к себе, она точно определила тех, кто поможет ей, кто отремонтирует старый, ржавый дверной механизм." -"Мы?" - Удивилась женщина. Чёрный отпил из бутыли и утвердительно кивнул, - "Да, вы, Художник, Прозаик и Философ." -""Тёмная Роза" выпьет из нас кровь?" - Поёжилась женщина, мастерица пера. Чёрный Прозаик рассмеялся, - "Нагнал на вас страху старина Хенарос." -"Нет, отряд отдал свою кровь МАСТЕРУ добровольно, никто никого не принуждал, ваша кровь не понадобится, механизм создан, но его давно не кормили, он голоден, здесь давно ничего не происходит." -"Карусельщик называет подобные магомеханизмы; - "Аттракционы Судьбы"." -"Суть в том, что магомеханизму, назовём его Дверь, , нужны союзники на этой стороне, тот кто присматривал за этой Дверью, сам ушёл через неё на ту сторону, выполнив свою миссию, нужен новый смотритель или смотрители."-"Но ведь мы ничего не понимаем в магии?" - Женщина явно заинтересовалась. -"То, что вызывает интерес у людей, привлекает их, и есть магия, в определённом смысле, вы трое производите гармонию, красоту слова, мысли, изображения, это и есть пища для механизма проникновения." -"Всё что я перечислил живёт там, на той стороне, приходя сюда вот через такие двери, но нужны те, кто будут звать сюда гармонию мысли, слова, изображения, звука, знака." -"Проходя через Дверь, красота питает этот Аттракцион Судьбы, и Дверь в свою очередь платит тем, кто её опекает, заманивая красоту сюда, в мир грубой материи." -"Дверь изменит вашу судьбу так, чтобы вы чувствовали себя комфортно." -"И что мы должны делать?" Изумлённо глядя на гостя осведомилась Прозаик. -"Писать, картины, прозу, создавать философские концепции, мировоззренческие модели, думать, рассуждать, анализировать, сопоставлять, делать мир, делать этот мир тоньше, красивее." -"Легко сказать, иногда просто не о чем писать", - пожаловалась женщина писатель. Чёрный Прозаик усмехнулся, - "Когда мне не о чем писать, я пью водку и пишу о том, что мне не о чем писать." -"Это как, я не понимаю?"--"Поймешь, со временем, хотя водку тебе пить не обязательно." -"Пойду я, пора мне", - гость поднялся и бросив, - "Поспи детка теперь", - вышел из зала.

-"И что ЭТО было?" - Сама у себя спросила женщина проснувшись утром. -"Очередной сон, странный но всего лишь сон?" Она огляделась, у камина стояла пустая бутылка водки. -""Хозяйская"", - прочитала она на этикетке.

Художник застонал и проснулся, сердце бешено колотилось, дыхание участилось до предела. -"Ничего себе эротический сон, давно ему не снились такие яркие сны эротического содержания. Обычно "на этом фронте" снились незнакомки, но героиня этого сна как будто была неуловимо знакома, и в то же время он не мог её идентифицировать. Он только осознавал одно, что эта женщина пронзительно красива. Художник как будто и сейчас ощущал тепло её дыхания, нежные руки, губы, слышал жаркие, возбуждающие фразы, которые она шептала ему на ухо, чувствовал анатомические изыски её потрясающего тела, в его ушах ещё звучали её стоны и серебристый смех, а ещё аромат, горьковатый, терпкий, он был ему тоже как будто знаком. Ваятель зажмурил глаза и потёр ладонями лицо. Друзья спали. Он поднялся, подкинул дров в камин и отхлебнул из термоса кофе. В какое-то мгновение ему показалось что он слышит шуршание чьих-то крыльев на верхнем этаже. Мужчина включил фонарь и поднялся по лестнице. Под одной из дверей на втором этаже заметил полоску тусклого света. Это была большая спальня, вернее когда-то была. Дверь отворилась без труда, мастер кисти помнил этот витраж, женщина необыкновенной красоты с крыльями тропической бабочки, соблазняла немолодого мужчину. Только сейчас Художник понял что витраж светится, но ведь на улице была глухая ночь. Дверь захлопнулась и в этот же момент вспыхнули свечи, комната обрела свой прежний, когда-то уютный вид. На огромной постели возлежала обнажённая женщина необыкновенной красоты. Было что-то неземное в её облике. Кожа отливала перламутром, раскосые глаза миндалевидной формы были фантастического фиолетового оттенка. Тёмные волнистые волосы до пояса, вызывающе идеальная фигура. Всё это производило впечатление, но было что-то ещё, неуловимое, неземное, что-то не от природы этого мира.

Ну вот ты милый и попался в мои силки, не тушуйся, я не кусаюсь, вернее кусаюсь, тогда, когда это уместно, тебе понравится, ты ведь понимаешь о чем я?" - Голос был тихим и приятным. В ней не было пошлой игривости, она произносила всё это нежно и очень серьёзно, как если бы обсуждала сюжет любовной сцены с режиссёром фильма. -"Кто ты?" - Спросил растерявшись мужчина. -"Я Гостья, вы же ждали гостей, но я Гостья только твоя." -"Моя?" - Переспросил ваятель дивных форм. -"Да милый, я пришла к тебе, чтобы подарить тебе ночь любви, такой любви, которой ты до этого не знал и которую запомнишь навсегда." -"Там откуда я прилетела к любви относятся серьёзно, любовь это не шутки, любовь это серьёзно, я, про любовь женщины к мужчине, знаю всё, нас этому учат." -"Я Сумеречная Бабочка, я агент влияния посредством любви, любовь это моё призвание." -"Это твоя профессия?" -"Нет, всё же это скорее моё призвание и любить я тебя буду по-настоящему, целую ночь, которую ты никогда не забудешь, я обещаю, это не игра, нас этому учат." Она поднялась с постели и подошла к Художнику, прижалась к нему своим телом и нежно поцеловала. У мужчины закружилась голова, этот аромат...., исходивший от неё, он сводил с ума, это было что-то ещё кроме утончённого в высшей степени запаха, казалось его можно было пить, и губы её пахли так же. -"Что это за духи?" - Как во сне спросил Художник. -"Это не духи милый, так пахнет Лунный Свет, мы, Сумеречные Бабочки, жрицы Лунного Змея, мы служим ему, Он создал нас из Лунного Света." Её кожа и правда отливала серебром, напоминая лунный свет. -"Почему я?" - Хриплым голосом осведомился пленник ситуации. Её руки снимали с него никому уже не нужную одежду. -"Меня попросили." -"Кто?" - Дрожа всем телом поинтересовался ваятель. -"Это не имеет значения." -"Мы можем отказаться от Влияния, но ты понравился мне, я решила что непременно должна в тебя влюбиться и подарить тебе всё своё мастерство." -"Так твоя любовь это мастерство не более?" -"И да и нет, что касается физической любви женщины к мужчине, это безусловно в большей степени мастерство чем что-либо ещё, у нас всё честно, мы не заморочены вашей притворной моралью, она лукавство." -"Что касается того, без чего физическая любовь становится просто физиологией, то я уже взяла взаймы любовь к тебе, у той, которая любила тебя сильнее остальных." -"Хотя......, она и сейчас тебя любит, просто не хочет себе в этом признаться." -"Эта женщина тоже получит свою долю любви, она будет мною, а я буду ею, и то, что она посчитает ярким сном, на самом деле будет платой за то, что я взяла у неё взаймы на эту ночь, ведь она тоже хочет ЭТОГО....., я знаю." Мужчина был заворожен, заинтригован, загипнотизирован, соблазнен этим существом, такого желания он не испытывал даже в юности, когда только открыл для себя любовь к женскому телу. Художник было обнял женщину-бабочку, и хотел уже овладеть её прелестями, как она вдруг выскользнула из его объятий и нежно прошептала, - "Милый, у меня одно условие, ты не должен мне мешать, я лучше тебя знаю чего ты хочешь сейчас больше всего, и в какой последовательности, ты сейчас набросишься на меня и всё испортишь, насытившись моим телом быстро, глупо и непрофессионально." -"Тебя милый никогда не связывали женщины......?" - Бабочка-женщина смотрела очень серьёзно, держа в руках что-то похожее на нити паутины. -"Позволь мне быть такой, какой ты хочешь меня узнать, ты просто ещё не знаешь что такое мастерство сумеречной любви." Он кивнул..... А потом была потрясающая ночь, ночь которая осталась в его памяти навсегда.

Художник был мужчиной интересным и остальным Бог не обидел, женщины его любили и он отвечал им тем же. Но эта ночь, было в ней что-то от мистерии посвящения. Во что? Вопрос непростой, если существуют мистерии посвящения через любовь женщины......, то ЭТО было что-то именно такое. Утро медленно и лениво вступало в свои права. Художник лежал на постели, отдыхая после любовных баталий, лежал и восхищённо смотрел на свою любовницу, понимая, кроме того что она была женщиной во всех смыслах, она была ещё кем-то. И это будоражило живописца, он понимал, что прикоснулся к некой тайне, которая к его миру не имеет ни малейшего отношения. Он потянулся к женщине-бабочке, чтобы обнять её. Та холодно отстранилась, перемена была столь значительна, что мужчина на какое-то время оторопел. -"Милый, уже утро, утро не моё время, моё время сумерки, я подарила тебе ночь настоящей любви, любви ради самой любви, и ничего более." -"Но ведь я и не обещала тебе большего, всё честно милый." -"А что если я влюбился в тебя?" -"Что мне теперь делать?" -Художник включил мальчика. -"Про любовь я знаю всё, нас этому учат, быть влюблённым в женщину и просто любить женщину, это разные вещи, влюблённость это скорее болезнь, не такая тяжёлая как страсть, но тоже болезнь, а болезни как правило излечимы." -"Ты испытываешь ко мне любовь местного значения, но любишь ты другую женщину." -"Именно так, ты любишь её той спокойной, перебродившей, размеренной любовью, которая приходит после влюблённости в новизну, после болезни-страсти, после привычки, после охлаждения, и самое главное, после осмысления того, что ты любишь именно её, но болеть ею более не хочешь." -"Про любовь женщины к мужчине и наоборот, я знаю всё, нас этому учат." -"А теперь поспи милый, тебе нужно поспать. Художник уснул.

..... Художник застонал и проснулся, сердце бешено колотилось, дыхание участилось до предела. -"Ничего себе эротический сон, давно ему не снились такие яркие сны эротического содержания. Обычно "на этом фронте" снились незнакомки, но героиня этого сна как будто была неуловимо знакома, и в то же время он не мог её идентифицировать. Он только осознавал одно, что эта женщина пронзительно красива.....

Философ проснулся от того, что что-то упало на верхнем этаже. -"Что за чёрт", - выругался он вылезая из спальника. Друзья спали. Философ подбросил дров в камин, включил фонарь и нехотя поплёлся по лестнице наверх. В какой-то момент он запнулся и упал, больно ударившись головой об перила, сознание его отключилось на какое-то время. Когда он пришёл в себя то увидел мужчину внимательно смотревшего на него. Трудно было определить его возраст, хотя было ясно что он далеко не молод. Обветренное лицо, сеть глубоких морщин, седина в висках, крепкая фигура, было в нем что-то надёжное, как в командире разведроты, в которой Философ когда-то служил. -"Прости я не успел тебя поймать, я Гость, вы же ждёте гостей, поговорим, ведь ты хочешь услышать ответы на вопросы." -"Шёл мимо, вижу Дверь открыта, решил узнать что к чему." -"Твои друзья спят, но у них у каждого свои Гости тоже будут", - незнакомец разлил кофе по чашкам. -"Когда он успел кофе сварить?" - Подумал философ. -"Всё что ты хочешь знать мне известно, потому просто слушай."

-"Называй меня Безымянный, я Нагваль, как и местный Брухо, но я Нагваль скучных, пыльных дорог, ещё некоторые шутники называют меня адептом философии Скучного Мира, я практикующий философ, как и ты." -"Нагваль и философ это нормально, это совместимо, ты помнишь что сказал тебе Брухо Хенарос; - Нагваль обязан помимо всего прочего ещё уметь всё объяснять словами." -"Так что лучшие Нагвали получаются из философов." -"Ты намекаешь сейчас что моё будущее будет похоже на твоё?" - Удивлённо спросил Философ, с недоумением глядя на Безымянного Нагваля скучных, пыльных дорог. -"Думаю да, это называется Путь Дживанмукта, это когда ты просто ИДЁШЬ, и не имеет значения какая из ДОРОГ у тебя сейчас под ногами, по любому исходить предстоит все." -"Вот я например до сих пор В ПУТИ, и ещё", - Безымянный выдержал паузу, - "Готовь себя к одиночеству, Путь Дживанмукта это путь одиночек." -"Это самый уважаемый из всех путей." -"Вот скажем Тантра, это самый яркий из путей, он обычно состоит или из побед или из поражений, смертельного, постоянного риска, ты непрерывно в напряжении, кто кого, это возможно самый быстрый из всех Путей, но и самый опасный, если сорвёшься, не сумеешь выдержать баланса самого себя, или поддашься на провокацию, или страсти и соблазны возьмут над тобою верх, тебя отшвырнёт так далеко назад, что многие жизни уйдут на то, чтобы суметь вернуться на нулевую отметку, ту отметку, на которой ты потерпел своё последнее поражение." -"Толтеки называют этот путь Путём Великого Приключения, Индусы в свою очередь, Путём Левой Руки, Путём Левой Тропы" -"Путь Дживанмукта иногда называют Путём Великих Святых, но это скорее исключение, потому, что сами святые, сумевшие выкристаллизовать себя на этой тропе, себя святыми не считают, они смеются над этим суждением людей о себе, не открыто конечно, так, между собою, в своём кругу." -"Дживанмукта это путь философа, так как те святые, которые святые в глазах других, обычных людей, лишены пафоса и важности себя, потому святыми себя не считают, хотя и видятся таковыми в сознании посторонних." -"В глазах непосвящённых в мистерии людей, тотальное, безупречное, внешнее намерение тотальной же свободы, если оно достигнуто и уже освоено, ассимилировано, утверждено как энергетический факт, выглядит как святость, святость поступков." -"Просто Дживанмукта это когда не для себя, Дживанмукта живёт не для себя, для себя он только ИДЁТ, он как бы уже не здесь, и ничего его здесь уже не задевает, потому он отдаёт всё чем владеет, я не имею сейчас в виду вещи, вещи это банально и скучно, хотя и вещей ему не жаль конечно, он отдаёт себя, но не людям, как многие пафосно это пытаются толковать, он отдаёт себя Бесконечности, а уже ТА, в свою очередь, распоряжается его судьбой как сочтёт необходимым, необходимость это то, что обойти нет возможности." -"Так вот Дживанмукта всегда появляется там, где возникает необходимость, невозможность обойти что-либо, и преодолевает это самое что-либо на глазах обычных людей, которым это не удаётся самим только потому, что они ещё не содержат в себе состояния безупречности, уже доступного и достигнутого,"обжитого", святым Дживанмукта." -"Но людям невдомёк, что все эти свои заслуги, которые безусловно заслуги, перед людьми и перед миром, святой не относит к себе, я уже объяснял, для подобного действия необходимо содержать в себе важность себя, а вот её-то как раз в нем и не содержится, потому все заслуги, в завоевании которых он как бы участвует, он относит к Бесконечности, а для Бесконечности все эти человеческие перипетии это пепел давно перегоревшего костра." -"Вот и получается что заслуги как бы есть, но никто не желает их присваивать себе, вот именно это обстоятельство и выглядит в глазах непосвящённых в мистерии людей как истинная святость, и она безусловно святость и конечно же истинная." -"Здесь парадокс, как и везде где присутствует энергетический факт, который всегда разрешается только при посредстве абстрактного ядра, но это возможно лишь в том случае, если персонаж уже напитан этими самыми абстрактными ядрами, каким-то их количеством, необходимым для того, чтобы уже в свою очередь, по закону подобия; - Подобное к подобному, непреложно, в своё, истинное и непреложное опять же время, время "Ч", притянуть к себе энергетический факт." -"Именно вся вот эта какофония перипетий пути, как раз и выглядит в глазах людей как Путь Святого Дживанмукта, с момента становления его как философа, это когда он уже сумеет накопить и утвердить в себе, ассимилировать в своей внутренней фактуре достаточное количество абстрактных ядер, став философом на энергетическом уровне, и трансмутация его внутренней фактуры под влиянием этого нового состояния, утвердится уже как энергетический факт, то есть завершение мистерий посвящения в тайны Бесконечности, Эпоптом, наставником в которых для святого Дживанмукта служит сама Бесконечность, потому во всём этом процессе напрочь отсутствует так любимый всеми профанами пафос." -"И потому святым всегда с лёгкостью удавались все те истинные "чудеса" на производство видимости которых все эти нынешние "новоделы" от древнего знания затрачивают так много сил и личной важности." -"Потому всё их действие зачастую, за редчайшим исключением, выливается всегда в пафосное шоу, не имеет значения в массовое или индивидуальное, шоу оно шоу и есть." -"Вообще-то утверждение МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПУТЕЙ верно, но есть уровень, на котором данное утверждение становится не корректным, так как в рамках этого парадокса-утверждения все и любые "границы" между путями постижения ИСТИНЫ размываются." -"Это уровень самой Бесконечности и бесконечности всего в НЕЙ." -"Сам посуди, с точки зрения Бесконечности, какая разница какими путями станет бродить ЕЁ персонаж, если в итоге он все равно вернётся к НЕЁ же, вот только каким он вернётся к НЕЙ, вот это уже имеет непреложное для НЕЁ значение." -"Мою жизнь сложно считать святой", - усмехнулся Философ. -"Вот", - тут же среагировал Безымянный, - "Это потому что ты уже философ на энергетическом уровне, и в тебе живёт только любовь к Истине и Мудрости." -"Потому термин философия переводится с древнегреческого как любовь к мудрости: - Филос - склонность, симпатия, подобие, подобие качеств, и София: - Мудрость, та мудрость которая доступна человеку на его человеческом, рассудочном уровне, а дальше только мистерии посвящения, другого пути нет, и всё это только для того, чтобы постигнув многое, тут же разрушить это, уйдя отсюда навсегда, и если возвращаться, то только по собственному намерению, это и есть путь философа, Дживанмукта."

-"А теперь поспи, я закрою пока Дверь, больше гостей не будет." - Гость заботливо подбросил в камин поленьев, оглядел всех троих обитателей "Тёмной Розы" и допив свой кофе вышел из зала. На лестнице его поджидал старик со связкой ключей на поясе. -"Здравствуй Нагваль, они готовы?" - Спросил он у Безымянного. -"Да Ключник, закрывай Дверь, они теперь союзники "Тёмной Розы", смотрители механизма проникновения." -"Процесс запущен, они достойные персонажи, Дверь под присмотром теперь и с этой стороны." -"Хорошо Безымянный я доложу ЕЙ, до встречи", - старик начал кряхтя подниматься по лестнице к витражу "Тёмная Роза".


Триумвират разговор шестой, часть Љ4.

Философ подбросил на ладони монету достоинством в двадцать сентаво и объявил, что это не просто монета, что это Заир. Присутствующие тут же отметили на одной из её плоскостей замысловатую и хорошо заметную царапину, которая в свою очередь тут же приковала к себе всё их внимание. Философ, поставив монету на ребро уточнил, что он, сейчас, придаст той вращение, а от Прозаика и Художника потребовал чтобы те, сейчас же, вспомнили бы некий вопрос, к разрешению которого они подступались не единожды, в течении своей жизни, но успеха так и не добились. Далее он продолжил, что вопрос этот следует задавать не вслух, а про себя, и что когда Заир начнёт вращаться, следует ни о чём более не думать, кроме заданного вопроса, а Заир, в свою очередь, попытается дать им подсказку. Философ крутанул монету, и та начала вращаться с неимоверной скоростью, в комнате было достаточно темно, но по стенам замелькали отблески, и всем сразу стало понятно, что этот эффект обеспечивает наличие примечательной царапины, на одной из плоскостей монеты. Мелькание световых бликов очень быстро завладело всем вниманием присутствующих, и как бы заворожило их, введя, незаметно, в некое, необычное и комфортное, изменённое состояние сознания. Тысячи образов, с огромной, просто невероятной скоростью начали мелькать перед внутренним взором людей, но не смотря на эту огромную скорость, с которой они намеревались заполонить сознание наблюдателей, они за доли и доли мгновения всё-таки успевали объяснить себя, раскрывая при этом не суть себя как феномена, а истинную суть себя как ноумена. Монета неожиданно замерла, но не упала, не желая видимо обозначать ни "орла" ни "решку". Прозаик первая нарушила затянувшееся молчание. Она глубоко вздохнула, и с еле заметной улыбкой произнесла, - "У меня получилось, удивительное ощущение, всё так необычно", - затем, опять же еле заметно, бросила в сторону Художника тот взгляд, который всегда содержится в арсенале опытной и небанальной женщины, и который всегда к её услугам, если в этом возникает необходимость, и означает он всегда только то, что может означать у таких женщин как она. Художник так и не проронил ни слова, но было заметно, что он лихорадочно обрабатывает ту информацию, которую ему удалось получить только что. -"Откуда он у тебя?" -"Гости?" - Осведомился он. Философ молча кивнул, и забрал монету со стола, которая, всё это время, так и оставалась стоящей на ребре. -"Удивительно", - опять вступила в диалог Прозаик. -"Обсудим?" -"А что это ты вдруг решила заговорить о Заире?" -"Последнее время плотно столкнулась с творчеством Борхеса." -"Он упоминает Заир, а так же Алеф." -"В чём разница?" -"Всегда утверждал что все женщины лукавы и коварны." -"А как же мораторий, на время отдыха, никаких обсуждений?" - В очередной раз усмехнулся Философ, - "Ладно, слушайте."
-"Алеф от Заира отличается тем, что никак не связан с предметами, вещами." -"Алефом может быть просто точка в пространстве, на которой вам удалось сконцентрировать своё внимание, а Алефу, в свою очередь, удалось сконцентрировать своё внимание на вас, тем самым он выводит вас пусть и из специфического, но всё же первого внимания, сверхконцентрации, во внимание второе, которое уже не сверхконцентрация первого, а отдельное, хотя и связанное с первым специфическими связями, независимое состояние сознания, которое самодостаточно и авторитарно по отношению к первому, хотя как я уже говорил ранее может быть связано с ним или просто вторгаться в него, вытесняя то, как Лев "вытесняет" всех прочих зверей с водопоя, только потому, что он Лев, царь всех прочих тварей животного мира, и одним лишь присутствием своим где-либо, сразу утверждает свой статус кво." -"По поводу Алефа ещё можно вспомнить древнегреческие мифы, в которых присутствует странное существо, Аргус Тысячеглазый, но на самом деле это скорее не существо, а состояние, вид сознания." -"А Тысячеглазый он потому, что с помощью этой аллегории древние греки пытались донести до сознания непосвящённых сведенья о неком специфическом состоянии сознания, когда поток получаемой информации уплотняется и ускоряется настолько, что аллегорически это может выглядеть наличием тысячи глаз у воспринимающего подобную информацию субъекта." -"Так что Алеф можно ещё воспринимать как эволюционирующий Заир, сумевший наконец избавиться от своего "тела", освободиться от него и трансмутировать уже в чистую, свободную энергоинформационную матрицу самого себя, отделиться от предмета, который был Заиром до того самого момента, когда произошло разделение на Тональ и Нагваль, что случается с самим предметом, бывшим Заиром, Вещью В Себе, после разделения того именно на предмет как таковой, и его энергоинформационную матрицу ставшую Алефом, я сказать не могу, но скорее всего то, что предмет становится просто предметом, тем предметом, который когда-то сумел эволюционировать себя в Заир, а теперь просто вернулся в своё первоначальное состояние."
-"Заир это Предмет Силы, Вещь В Себе, вещь не обнаруживающая в себе потребности опираться на какие-либо другие вещи, Заир способен притягивать к себе внимание наблюдателя, более того, Заир способен даже на то, чтобы суметь погрузить самого наблюдателя в сферу уже своего внимания и превратить самого наблюдателя, того наблюдателя который в данный момент времени занят тем, что концентрирует своё внимание на Заире, в Предмет Силы для себя самого, для Заира, превратив тем самым действием наблюдателя в Заир для Заира." -"Существует апокрифическая легенда о том, что тот кто сумел увидеть Заир, в ближайшее время, возможно, сумеет увидеть Тёмную Розу, так как Заир это ещё и царапина на воздушном покрывале, укрывающем Тёмную Розу." Женщина прозаик пристально глядя на Философа, и еле заметно улыбаясь, спросила, - "Ведь если я сейчас прямо спрошу тебя что такое Тёмная Роза, ты пошлёшь меня к чёрту?" -"Хорошо что ты поняла это быстро и сразу", - невозмутимо ответил тот. -"Задай тот же вопрос, не важно в какой форме, своему же внутреннему представлению, и оно тут же ответит тебе, ответ не будет чётким, он будет туманным, но вполне достаточным для того, чтобы внутреннее представление о том что же такое Тёмная Роза, всё же сложилось." - "Существует ещё одна красивая апокрифическая легенда, она в свою очередь гласит о том, что маги-видящие древности, могли сами создать Заир, передав любому предмету часть своей Силы, или всю свою Силу, в последнем случае сам маг становился Заиром на время, или навсегда." -"Я знаю точно что такие предметы как Вещь В Себе, существуют." -"Об этом рассказывают многие легенды древности, например легенда о пресловутой "Синей Бутылке"."
-"А ещё бывало так." -"Какой-нибудь великий мистагог древности подвергался непрерывным гонениям и преследованиям в течении длительного времени и преследователи годами гнали его через океаны, моря и материки, непрерывно преследуя того лишь затем, чтобы забрать у него его Силу, так как в магическом мире цену имеет только она." -"Если Воин Духа чувствовал, что от преследования ему уже не уйти, то разряжал себя в первый же попавшийся под руку предмет, напитывая его своей энергоинформационной матрицей, этот великий сталкер, ни во что не ставил жизнь своего тела, понимая уже, что его энергоинформационная матрица это и есть он, тот самый он, который он на самом деле, и заботился теперь всегда только о своей Силе, которая и была им самим." -"Простые, обыкновенные люди жизнь живут, а не простые, Сталкеры Духа, жизнь ИДУТ." -"Таким образом предмет, на котором сосредоточил своё внимание маг, трансмутировал в Предмет Силы, в Вещь В Себе, в Заир, этот предмет становился артефактом древности, со временем." -"Великий Мист делал всё это затем, чтобы через годы и годы, уже в другом теле, вернуться за собою к себе, чтобы забрав у себя себя же, продолжить плавить своё олово в своё же золото." -"Любой артефакт древности это Заир, за примером далеко ходить не надо, стоит только вспомнить Ковчег Завета древних евреев, или Изумрудную Скрижаль Гермеса Трисмегиста Тота." -"Ещё легенды древности упоминают о некой карте, нарисованной в виде Тигра, и сам внутренний рисунок её тоже состоял из Тигров, утверждалось, что это тоже Заир." -"Утверждалось так же, что в хитросплетениях рисунка на шкуре Тигра, в его лабиринтах из чередования оранжевых и чёрных полос, могут скрываться откровения Бога, и тому, кому посчастливиться УВИДЕТЬ и прочитать эти письмена, откроются Суть и Смысл ВСЕГО, и он сам уподобится Богу." -"Если Заир был создан Тёмным Брухо, колдуном Вуду, красношапочником Дугпа, то такой Заир способен был, завладев полностью сознанием наблюдателя поработить того на долгое время или навсегда, и посредством этого Тёмный сумел бы вернуть своё человеческое сознание в этот мир." -"Заир это тайна, тайна опасная, но такая манящая, так как за ним, Заиром, всегда маячит Сила, а Сила это Знания, и в Знании Сила, и Силу Знания недооценивать нельзя."
Художник с Философом вопросительно смотрели на подругу. -"Что?" - Округлила она глаза. -"Ладно колись, кто приходил к тебе, и что оставил?" - Философ улыбнулся. -"Нагваль, который представился Безымянным приходил ко мне, оставил монету, и это безусловно Заир, который позволяет мне теперь отвечать фактически на любые вопросы, что у тебя, только не говори что никого не было", - Философ опять улыбнулся. Прозаик нерешительно поставила на стол пустую бутылку водки "Хозяйская". -"И что, в одну калитку, а с друзьями поделиться?" - Не преминул пошутить Художник. -"Кому как ни тебе знать что я не пью водки", - пожала плечами женщина. -"Он представился коллегой, Чёрным Прозаиком, объяснил что такое "Тёмная Роза" и как она работает, сказал что отель ищет союзников, и что выбор пал на нас." Женщина прозаик помедлила, и неуверенно извлекла из сумки перо птицы, пронзительно синего цвета", - Это торчало в спинке кресла", - пояснила она. -"Что это?" - Восхитился Художник. -"Такого глубокого, синего цвета я не видел нигде и никогда." -"Это пишущая ручка, чернила тоже такого же потрясающего синего цвета", - пояснила мастерица пера. -"И что даёт тебе этот предмет?" - Осведомился Философ. -"Не поверите", - она растеряно улыбнулась и достала блокнот. -"Задай тему, сложную", - обратилась Прозаик к Философу. Тот подумал несколько секунд и произнёс, - "Диалог с Бесконечностью." Женщина не раздумывая начала быстро писать в блокноте. Через несколько минут она прочитала.
ДИАЛОГ С БЕСКОНЕЧНОСТЬЮ.
-"Опять бухаешь?" -"Предложи что-нибудь другое, ты же Бесконечность." -"Предложу, только после всего." -"После чего всего?" -"После того как перестанешь быть человеком." -"А до тех пор мне что делать?" -"Решать тебе." -"Да не умею я решать." -"Потому и бухаешь?" -"Возможно." -"Но мне кажется дело в другом." -"В чем же?" -"Я могу не бухать как человек, но не нахожу в себе необходимости не бухать как прозаик." -"Это как?" - Рассмеялась ОНА. -"Не смейся, все серьёзнее." -"Как человек я не притязателен совершенно." -"Полстакана палёной водки, кусок чёрного хлеба и плавленый сырок, вполне достаточный набор для моей внутренней мотивации, мотивации моего человеческого тела." -"Но я ведь не только тело?" -"Нет", - серьезно ответила ОНА. -"Я понимаю уже, что как прозаик я не только тело, вернее совсем не тело." -"Как прозаик я это ТЫ???" -"Ведь так?" -"Тогда не бухать у меня не получается потому что, вот ТЫ....?" -"Ответь мне, когда ТЕБЯ донимают плотоядные нелепости Вселенской Повседневности, как ТЫ сбиваешь их со следа?" -"Мне импонирует то как ты строишь диалог с Бесконечностью, то есть со МНОЮ", - улыбнулась ОНА глазами-звездами. -"Ты не ответила мне", - пытливо глядя в звездное, летнее небо, укоризненно отмахнулся он. -"Ты дерзишь прозаик", - моргнув всполохами утренней зари, строго посмотрела на него звездная, летняя ночь. -"Прошу, это важно, для меня", - уточнил он свою просьбу. -"Хорошо писарь, только не говори никому." -"Тогда я пью вино из дикой малины, чтобы сбить серых волков повседневности со своего следа." -"Теперь я понимаю почему Вселенная пахнет Дикой Малиной", - еле слышно произнес он, берясь за перо и нацеливая его на чистый лист бумаги, теряя интерес к утреннему небу, на котором уже гасли ЕЁ еле заметно улыбающиеся глаза, унося с собою звезды и запах Лесной Малины...
-"Раньше я так не умела", - закончив читать добавила она. -"Чёрный Прозаик сделал мне подарок, он подарил мне способности импровизатора." -"Нехило", - задумчиво резюмировал Философ. -"Написано красиво и пронзительно, и ведь ты совсем не думала, как мне показалось", - продолжил он. -"Как будто какой-то канал открывается или диктует кто-то", - опять пожала плечами женщина.
Прозаик и Философ одновременно посмотрели на Художника. -"Вот", - тот достал из кармана полоску ткани необычной фактуры, она слегка фосфоресцировала, и ещё аромат, он был потрясающим. Прозаик широко раскрыла от удивления глаза, и взяв ленту в свои руки, вопросительно посмотрела на Художника. -"Я видела эту ленту", - глубоко вздохнув от волнения произнесла женщина. -"Где???" - В свою очередь оторопел ваятель. -"Во сне, я этой лентой связывала тебе руки", - заворожено глядя на необычный предмет прошептала она и заметно смутилась. -"Так это она про тебя мне говорила???" - Опешил мастер кисти. -"Кто она, что говорила?" - Философ с непониманием переводил взгляд с друга на подругу и обратно. Художник и Прозаик неотрывно смотрели друг на друга. -"Тааак, пойду ка я принесу дров", - бросил Философ с пониманием относясь к возникшей ситуации. Когда через пятнадцать минут он вернулся с охапкой дров в руках, мужчина и женщина сидели и молча смотрели на огонь камина, в глазах их застыла таинственная, светлая, неизбывная грусть. Художник опустив некоторые детали рассказал другу о своей Гостье. -"И что тебе даёт эта лента, кроме приятных воспоминаний?" - Уточнил тот. -"Завяжи мне глаза", - ваятель протянул ленту женщине. Та выполнила его просьбу, Философ отметил что её руки дрожали какой-то особенной, нежной дрожью. Художник на ощупь взял карандаш и лист бумаги. Быстрыми, точными движениями стал рисовать портрет женщины. Через пять минут он закончил, снял повязку и показал рисунок друзьям. -"Это она?" - Уточнил Философ. Художник кивнул. -"Красивая какая", - с нескрываемой ноткой ревности произнесла Прозаик. -"Всё что ты рассказал похоже на визит Хемны, у древних был такой ритуал, он назывался; - Водить Хемну." -"Хемны дочери Светлой Луны, Селены, потрясающие существа, впитавшие в себя все аспекты женской любви, с помощью их наставники испытывали неофитов на предмет отказа от плотской любви", - попытался объяснить ситуацию Философ. -"Похоже я провалил экзамен", - ответил ему мастер кисти. -"Возможно это было не испытание а посвящение, посвящение в Культ Красоты, посредством женской любви, ведь женская красота одна из самых сильных и пронзительных ЕЁ проявлений." -"Похоже мы стали частью этого магического механизма, под названием "Тёмная Роза"", - предположил Философ. Снизу, из ущелья, раздался гудок локомотива. "Поезд Абсурда" ждал туристов, чтобы доставить их обратно к цивилизации. Пора было прощаться с "Тёмной Розой". Сборы не заняли много времени.
-"Может всё-таки это сон?" - Спросила Прозаик, когда они отошли от отеля метров на двести. Все трое не сговариваясь остановились и обернувшись посмотрели на отель "Тёмная Роза". С такого расстояния трудно было определить точно, но всем троим показалось, что замшелые Грифоны на лестнице, склонили свои каменные головы в знак почтения.

Триумвират разговор шестой, часть №5.

В скромное жилище Философа постучали. Он отставил чашку со свежесваренным кофе на стол и пошёл открывать. В дверях стояла дама бальзаковского возраста. Дама явно находилась в том периоде осознания себя, прежде всего своей увядающей красоты, когда красавицы упорно борются за её остатки. Понимая, что вместе с красотой уйдёт почти всё: - власть над мужчинами, эстетическое наслаждение при свидании с зеркалом, поклонники, молодые любовники, а главное, оборвутся те ниточки, за которые привыкли дёргать красивые женщины, управляя "сильными мира сего", а вместе с ними исчезнет их личный фактор влияния на структуру происходящего в мире, который их окружает. -"Вы ко мне?" - Спросил Философ. -"А вы Философ?" - Ответила вопросом на вопрос дама. -"Да", - Философ утвердительно кивнул. -"Тогда к вам", - томно произнесла посетительница. -"Проходите", - мужчина пригласил посетительницу в своё унылое жилище. -"Роза." -"Томная." -"Томная это моя фамилия", - через томную паузу добавила Роза. -"Философ", - представился Философ. -"Чем могу?" -"Мне нужен мужчина", - игриво начала Роза Томная, садясь в предложенное кресло. -"Так, девочку включила, правда забыла что давно не девочка", - рассуждал про себя Философ. -"Может мне мальчика включить?" - Философ внимательно изучал женщину. -"Лет сорок пять, но выглядит хорошо, ухоженная, дорогие духи, одеваться умеет, вкус имеется, это хорошо, профессиональный макияж, эксклюзивная причёска, если стакан водки с горкой накатить, то может и неплохо всё заработает, фигура в наличии имеется, видимо спортзал посещает", - отмечал Философ. -"Нужен мужчина-философ, мне нравятся ваши рассуждения, ваша манера излагать, ваши ответы на вопросы, я давно слежу за вами в сети", - щебетала гостья. -"Мне нужны именно вы, я хочу создать тайное общество, "Тайные Знания Розы", у меня есть деньги, много денег, я богата, розовый "Ламборджини" у подъезда это мой, вы ни в чём не будете нуждаться." -"Повторю, у меня есть деньги, имя, связи, но нет тайных знаний, деньги мои, знания ваши, вы согласны, вместе мы перевернём этот мир?" Роза вопросительно смотрела на мужчину. Философ понял, Роза немного увяла, но видимо привыкла брать то что ей нужно непринуждённо и даже играя, необходимо признать, что лет с десяток назад, это была очень красивая женщина. -"Подумать можно?" - Уточнил хозяин хрущёвки. -"Мальчик мой, когда я делаю кому-либо предложение стать моим мужчиной, думают обычно или дураки или импотенты", - томно улыбаясь пояснила Томная. -"Так вам нужен мужчина или философ?" -"Одно другому не мешает, мы будем хорошо смотреться в моей постели, мои деньги и твой ум, с недавних пор я стала мудрее, меня стали возбуждать умные мужчины, к тому же наш роман тоже сыграет роль в моём....., нет, в нашем проекте." Роза встала и начала было раздеваться, начав с горностаевого манто, но взглянув на мятую постель Философа, подошла к мужчине, нежно его обняла, присев ему на колени, профессионально, невзначай конечно, коснувшись рукой его гениталий, промурлыкала, - "Поехали милый мальчик, для начала я познакомлю тебя со своею постелью.....

К главному редактору одного, не последнего по популярности издательства, пришёл господин капиталистической наружности. Одет он был весьма изыскано, во всём чувствовался высокий стиль, и всё говорило о том, что он аристократ во всём что касается человеческой природы. На его указательном пальце правой руки красовался перстень с чёрным бриллиантом величиной с жёлудь. В его центре, белым, фосфоресцирующим свечением, невероятным образом горела буква "Ч". Чёрный костюм, из явно очень дорогого сукна, туфли из кожи какой-то экзотической рептилии. Рубашка, тоже чёрная, из материала который выглядел как шкура очень редкого животного, с очень короткой, бархатной шерстью. Перехватив взгляд хозяина кабинета гость пояснил, - "Северный Осьминог." -"А такие есть?" - Изумился редактор. -"В наших краях его шкура стоит килограмма три золотых монет", - спокойно глядя на собеседника глазами цвета поздней осени, ответил гость. -"Извините, можно поинтересоваться откуда вы?"-"Сейчас я проживаю в Городе, но вообще я не сижу на одном месте, я люблю путешествовать", - уклончиво ответил гость в чёрном. -"Я к вам вот по какому вопросу, меня зовут Прозэр Блек, я представляю Издательский Дом "Галимар", и хотел бы выкупить у вас права на издательство книги одной талантливой дамы прозаика, книга называется "Отель Тёмная Роза", ведь вы не торопитесь с её изданием?" -"Вы понимаете о каком авторе я говорю?" - Гость вопросительно взглянул на редактора. -"Да я знаю о ком вы говорите, понимаете, хорошо написано, но это сейчас не модно, это неформат, ну кто будет это читать, какие-нибудь интеллектуалы, где вы их сейчас видели, времена не те, мы стараемся издавать то, что будет читать большинство, вы же тоже издатель, понимаете что главное это ликвидность, то есть прибыль", - редактор улыбался, изобразив на лице осведомлённость в данном вопросе. -"А что сейчас в тренде, что читает большинство?" - Делово спросил капиталист. -"Да как обычно: - эротика, сентиментальная проза, женский роман, детективы, но так чтобы экшн превалировал над психологией, не сложная фантастика, боевики, героическое фэнтези, ну там попаданцы, попаданки." Гость удивился почти искренне, - "А кто такие попуданцы и попуданки?" Редактор сделал вид что не понял подвоха, - "Это литература сюжетных положений и интересных ситуаций, необычность происходящего." -"А я думал параметры самой необычной прозы это Новелла или Фантасмагория", - тоже почти искренне удивился гость. -"Я уполномочен предложить вам", - он написал на визитке цифру с пятью нулями. -"Вы правда верите что "Отель Тёмная Роза" окупит затраты?"- Оживился редактор. -"Наши аналитики никогда не ошибались, скоро такая литература станет очень популярной, мы рассчитываем на хорошую прибыль, это на первом этапе, затем прибыль будет только расти." Редактор вытер пот со лба, - "Простите, а можем мы совместно заняться этим проектом?" -"О да, конечно, было бы неплохо если бы этого автора сначала издали на родине." -"Это лично вам, чтобы ускорить процесс", - чёрный гость положил на стол пухлый конверт. Гость и хозяин кабинета расстались довольные собой и друг другом.....

Художник был натурой утончённой, и естественно все перипетии "Тёмной Розы" не могли не повлиять на его творческую природу. И он по приезду из путешествия создал целый цикл работ посвящённых тайне "Тёмной Розы". Особенно пронзительной нитью в нём, отобразился образ Сумеречной Бабочки, этого таинственного существа, посетившего его той ночью, в заброшенном отеле "Тёмная Роза". Художник не стал метаться в сомнениях, пытаясь понять, что это было: - видение навеянное обстановкой таинственности, сновидение поражающее своею реальностью или его нереализованные сексуальные фантазии, творческой, тонко чувствующей натуры. Он просто перенёс всё это на холсты, писал он запойно, как пьяница, который не может, да и не хочет выйти из запоя. И ему удалось передать всю атмосферу пережитого там, в "Тёмной Розе". Хотя будучи по природе человеком не приземлённым, умеющим размышлять, сопоставлять и анализировать, он понимал, что они с друзьями, столкнулись впервые в жизни, с чем-то неочевидным и в высшей степени запредельным для осознания. Поэтому он отнёсся к серии своих работ очень серьёзно. Его старый знакомый, ещё по художественному училищу, а ныне галерейщик средней руки, был потрясён последними работами своего приятеля, он был хорошо знаком с манерой его письма и поэтому сразу отметил, что последние работы сильно отличаются от всех остальных, как по стилю, так и по содержанию. Они, работы, были в высшей степени пронзительны, загадочны и неочевидны. Эти работы имели большой успех у ценителей живописи, поступали заманчивые предложения о продаже их, довольно известным в узких кругах коллекционерам и не последним по популярности галереям. Но Художник не спешил, он как будто ждал чего-то необычного. И оно, необычное, не заставило себя долго ждать. Его друг позвонил и сообщил что одна дама, из далёкой восточной страны, желает приобрести всю серию "Тёмная Роза", и предлагает выставку у себя на родине. Когда Художник вошёл в кабинет своего товарища, в кресле, за столом, сидела женщина пронзительной красоты. Восточная внешность, раскосые глаза, потрясающей миндалевидной формы, и конечно цвет, они были почти фиолетовые, эти глаза он не спутал бы ни с какими другими. Нельзя сказать что восточная гостья была копией существа из его полусна, полуяви, но общие черты безусловно присутствовали, но ровно на столько, чтобы намекнуть на что-то не более того. -"Бабочи сан", - представилась японка. Она хорошо говорила на родном языке Художника. -"Вы талантливый мастер, я хотела бы приобрести все последние ваши работы и предложить сотрудничество, прежде всего выставку на моей родине", - гостья в упор смотрела на Художника, её глаза улыбались. -"Вы из Японии?" - Растеряно спросил мастер кисти. -"Можете считать что да, моя родина находится восточнее вашего вопроса", - улыбнувшись, уклонилась восточная красавица от прямого ответа. -"Вот", - она протянула визитку, свяжитесь со мною, а сейчас мне пора", - её рука невзначай коснулась ладони Художника. Это было как удар электрическим током, у него перед глазами пронеслась вся та, самая пронзительная ночь в его жизни, и конечно же аромат, не сравнимый ни с какими самыми изысканными духами. Когда мужчина вышел из оцепенения, хозяин галереи округлил глаза, - "На холстах...., это ОНА???" -"Я и сам не знаю, но этот аромат, его нельзя спутать ни с чем....." -"А что это за духи?" -"Это не духи, так пахнет Лунный Свет....." , - ответил Художник и молча вышел.....

Они сидели в летнем кафе на набережной родного города. Философ положил на стол афишу. Художник с интересом развернул её. Прочитал вслух, - "Фил Ософф, практикующий философ с мировым именем, почётный член очень тайного общества, "Тайные Знания Розы"." -"Ответы на самые сложные вопросы." -"Да ты почти Мессинг", - улыбаясь бросил он другу. -"А меня издают, мою "Тёмную Розу", сначала у нас, затем в Европе", - просто произнесла Прозаик. -"У меня выставка в Японии", - добавил Художник. -"Вам не кажется что всё как-то слишком хорошо?" - С какой-то необъяснимой тревогой в голосе спросила женщина. -"Когда всё вот так сразу, ждёшь в финале подвоха", - добавила она. -"Мне кажется "Тёмная Роза" расплатилась с нами", - очень даже серьёзно пояснил Философ. -"Думаешь подвоха не будет?" - Спросила Прозаик. -"Думаю нет, мне кажется ТО с чем мы столкнулись, незнакомо с человеческими слабостями, там всё очень серьёзно, но и очень честно, если ты выполняешь свои обязательства, то и обязательства по отношению к тебе будут выполнены." -"Но вот я бы точно не советовал, вести себя хитро с этими силами, ответ будет не жестоким, но справедливым", - Философ умолк.......





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 16.03.2019 Сергей Зуев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2515750

Рубрика произведения: Проза -> Другое










1