Доброй ночи


Прошло уже несколько часов после того, как я выехал из города. Так сказать, покинул насиженное местечко и теперь во весь дух гнал к своей подруге в соседний городок. Управлять «Нивой» было одно удовольствие, дорога шла прямая и ровная, поэтому, я был расслаблен и абсолютно спокоен. Долгожданные выходные и милая сердцу девушка: разве могло быть в целом мире что-нибудь лучше этого? О, как это было прекрасно, и какие только образы не рисовались тогда в моей разгоряченной голове и истомленном сердце. На небе ни единого облачка, лето было в самом разгаре, и все это приятно дополняло радостное предвкушение ожидающего меня удовольствия.
Мимо с огромной скоростью проносились пустынные поля с перелесками, казавшиеся мне удивительно красивыми. Да и все мне было в радость и то и дело просто хотелось смеяться. Тогда я решил просто включить радио, чтобы еще больше повеселиться. Повернул колесико и стал икать ближайшую волну, но, может быть, сказывалось определенное удаление от города, так как мой приемник крайне долго не мог настроиться ни на одну частоту. Наконец, треск и помехи сменились очень яркой и зажигательной мелодией. Такую песню я слышал впервые, да и голос самой исполнительницы был мне совершенно незнаком. Такой чудесный и завораживающий, он проникал мне до самого сердца, отчего мне стало только еще легче и радостнее. Тогда я еще немного прибавил скорость и чуть пошире приоткрыл окно: пусть себе задувает ветер, ведь жизнь – это такая прекрасная штука!
В неизъяснимом блаженстве я даже попытался закрыть глаза, и даже чуть было этого не сделал, когда музыка вдруг оборвалась, и я пришел в себя, осознав, что по-прежнему продолжаю сидеть за рулем, а впереди меня все так же тянется длинной лентой дорога. Меня бросило в дрожь: еще бы мгновение и я бы попросту слетел в трассу в придорожную обочину, навсегда уже поставив точку и на Ольге и на всей этой жизни. Но теперь, кажется, уже начинал приходить в себя, ощущая буквально кожей, что миновал чего-то ужасного, что готово было вот-вот произойти. Да, это все музыка, это она меня усыпила. Но теперь, когда начался выпуск новостей и монотонный голос диктора стал для меня некой разрядкой, приведшей в чувство. Я чуть отжал педаль газа, сбавив скорость, и стал вслушиваться в долетавшие до моего слуха слова. Вначале обычным порядком следовали новости о стране и мире, перемежавшиеся множеством самых скучных подробностей, о которых не стоило бы и распространяться. Но затем голос диктора был прерван неким сообщением, слегка меня смутившим. Вот что я услышал: - А теперь, прослушайте, пожалуйста, сообщение Гидрометцентра. Сегодня во второй половине дня на всей южной части нашего региона ожидаются сильные ливневые дожди и грозы. Кроме того, на отдельных участках, будет свирепствовать буря. Порывы ветра достигнут двадцати пяти – тридцати метров в секунду. Поэтому, мы советуем вам провести сегодняшний вечер у себя дома, и ни в коем случае не предпринимать никаких дальних поездок. Это может быть очень опасно. Подобное ухудшение погоды продолжится чуть более суток. Завтра синоптики снова обещают нам тихую и ясную погоду. Доброго дня!
Далее вновь заиграла какая-то музыка, но я уже не слушал ее. Посмотрел в окно и молча пожал плечами: небо было по-прежнему чистым и голубым, солнце таким же ярким как и всегда, и только на западе было крохотное серое облачко. Но разве можно было ожидать от одного облачка целой бури, о которой с такой тревогой и настойчивостью предупреждал своих слушателей диктор? Просто немыслимо. Чушь какая-то. Диктор, наверное, просто все перепутал, это же ясно. Я покачал головой и вновь стал смотреть на дорогу.
Прошло еще какое-то время, прежде чем я сообразил, что меня окружает плотная стена темного леса. Теперь дорога делала все более частые повороты, и я сам не заметил, как стал ехать чуть быстрее. Ветер заметно усилился: я это понял по качающимся и грозно шумящим черным деревьям. Теперь поток встречного воздуха, все более напоминающий сырой холод, влетал в приоткрытое окно моей «Нивы», доводя меня до озноба. Так что мне сразу пришлось его прикрыть. Что же это такое? Неужели и правда погода ухудшится? Ведь буквально пару минут назад было еще так тепло, небо ясное, так хорошо и спокойно… Я посмотрел на небо и глаза мои раскрылись от изумления: вместо небесной синевы над дорогой проплывали тяжелые низкие облака, и было просто удивительно, что они еще не решились излиться на землю стремительным ливнем. Хотя где-то там в глубине небес уже явственно погромыхивало. Значит, мне нужно поторопиться. Ведь до городка, в который я ехал, от леса, где находился, оставалось никак не меньше тридцати километров, а если грянет буря, то тогда… А может и не будет еще никакой бури и я просто зря сейчас развожу панику? Облачка просто соберутся и уйдут, ведь правда? Но я понимал, что это никакая не правда, и что в самое ближайшее время меня не ждет ничего хорошего. Я как-то весь в этом сразу уверился. Но пока мне ничего не оставалось делать, кроме как продолжать свое движение по дороге.
Вдруг стало стремительно темнеть. Облака из серых неожиданно стали превращаться в совершенно черные, а стена высокого леса, окружавшая дорогу с двух сторон, как будто еще теснее приблизилась к самой обочине. Я посмотрел на часы: 17.32. Очень странно. Но я только сейчас вдруг осознал, что за последние несколько часов мне не встретилось ни единой машины, ни одного пешехода. А ведь этот район всегда считался густонаселенным. Да и в прошлый раз, когда я здесь ехал (кажется, это было неделю назад), мне то и дело попадались встречные машины, да и пешеходов было достаточно. Все куда-то ехали, куда-то шли, а вот теперь… Такое ощущение, словно что-то вдруг изменилось. Хотя мое сознание с настойчивостью подсказывало мне, что не изменилось вовсе не что-то, а все.
Включив фары, прорезавшие тусклым светом теперь уже ставшей густой темноту, я продолжал обходить один за другим все знакомые мне повороты.
Я попытался вновь включить радио, но услышал лишь один ужасающий треск. Да и какая, если честно, может быть радиосвязь в такую погоду? Но когда встречный ветер швырнул в лобовое стекло целое море песка, вот тогда я действительно запаниковал. У меня вдруг явилось такое чувство, что это не просто песок и пыль, а сильный и уверенный удар неведомого чудовища, в логово которого я так упорно спешил попасть. Пришлось сбавить скорость, иначе меня просто снесло бы с дороги.
Проходили бесконечные минуты, оставшиеся в моей памяти как безумная дикая смесь мрака, воя свирепого ветра, раскачивающихся деревьев, и, наконец, тяжелого грохота в небесах и обрушившегося на землю ливня. Крупные капли били по стеклам и капоту моей «Нивы», а усердно работающие дворники ничуть не смывали бесконечно текущие потоки мутной воды. Присмотревшись внимательнее к приборному щитку, я ахнул: бензина в баке оставалось максимум километров на пять, а я все еще по-прежнему находился на территории леса. Неужели дорога стала длиннее, чем она была прежде? Выезжал я обычно всегда из города с полным баком и бензина с лихвой хватало. А тут вдруг ко всему прочему внезапно возникло ощущение, что значительный отрезок времени словно бы вылетел из моей памяти. Неужели я простоял где-то с включенным двигателем и потому бензин так быстро успел израсходоваться? Да нет, это же просто невозможно представить, я же ехал всю дорогу и ни разу не останавливался. И только лишь я об этом подумал, как вдруг сквозь завесу дождя и мрака, мне стали видны стремительно приближающиеся огоньки у дороги. Их было несколько. Поначалу я невольно испугался, решил было, что это видение из мрака самой преисподней, а потом ободрился, заметив совсем рядом с дорогой небольшое строение, чем-то напоминающее автозаправку. Как только моя машина поравнялась с этим строением, я нажал на тормоз и принялся внимательнее рассматривать горевшие огоньки.
Это действительно оказалась заправочная станция. Об этом красноречиво свидетельствовала большая вывеска, окруженная цепочкой движущихся огоньков. Но меня несколько смутило ее название. Большими буквами было написано: Доброй ночи. Обычно ведь вывески на заправках отображают слова пожелания доброго пути, но только не ночи, так мне думалось. И тут вдруг меня прошиб пот: ведь на этой части дороги, которая проходила по лесу, прежде не было никакой автозаправочной станции! Одна лишь дорога, да лес. А тут еще эти забавные танцующие огоньки на табличке. Откуда же она взялась. Эта заправка? Не построили же ее за такой короткий срок, ведь когда я проезжал здесь не так давно, никакой «Доброй ночи» не было и в помине. Да и место здесь такое глухое, кому интересно могло прийти в голову установить здесь заправку, выглядевшую кроме того абсолютно нелепо. Что-то здесь было не так, решил я, что-то определенно не так. Дождь продолжал по-прежнему шуметь и бить в окна, а ветер так вообще стал сильнее. Мне стало так неуютно, хоть бери да поворачивай назад. И я было уже снова потянулся рукой к замку зажигания, как вдруг мои мысли внезапно были прерваны неожиданно распахнувшей дверью в дальнем углу здания. Из нее вышел какой-то человек, одетый в дождевик. Черный капюшон наглухо покрывал его голову, скрывая лицо. Он двигался очень быстро прямо по направлению к моей машине. Порывистый ветер широко раздувал полы его плаща, а струйки воды, стекающей с его капюшона вниз, казались мне текучим жидким огнем. Я до того перепугался, что уже было решился снова завести двигатель и рвануть прочь из этого места, как вдруг в голове у меня вновь зазвучала та самая незнакомая музыка, которую я слышал еще днем по дороге сюда. И жуткое волнение, так внезапно охватившее меня целиком, вдруг улеглось, я ощутил небывалую уверенность в себе, так что даже сам открыл дверцу машины, подставив лицо навстречу холодному дождю и ветру. Незнакомец тут же остановился шагах в двух от меня и, посмотрев своими сверкающими глазами, проговорил довольно хриплым срывающимся голосом, пытаясь с видимым усилием перекричать вой ветра.
- Добро пожаловать в наш уголок! Если не хотите пропасть под штормовой бурей, поспешите скорее пройти в наши апартаменты. У нас очень низкие цены. И совершенно недорогая парковка.
Я послушно поднялся, взял свой портфель с начатой рукописью романа и, накинув на плечи легкую куртку, вышел из машины. Я еще не говорил, что занимаюсь тем, что пишу книги? Прошу извинить, если не сказал этого раньше, просто подходящего времени не было, сами понимаете – спешка, да одни сплошные волнения.
- А почему я должен заходить к вам? – полюбопытствовал я, обратив лицо к незнакомцу. Тот стоял прямо передо мной и только полы его дождевика шевелились под ветром, да капли дождя стекали с его капюшона вниз.
- Вы ведь уже вышли из машины, - как-то до странности тихо, но отчетливо проговорил он. – Так зачем же вы еще задаете ненужные вопросы? Прошу поспешить, гроза уже близко! – прокричал он мне внезапно в самое ухо и, сильно дернув за рукав, потащил меня прямо к танцующим огонькам. «Доброй ночи» - то и дело мелькали слова перед моими глазами.
- А как же моя машина? – встрепенулся я, и уже хотел было вырвать свою руку, но незнакомец продолжал удерживать меня крепко.
- О машине не беспокойтесь, - сказал он и, распахнув передо мной дверь, нимало не церемонясь, толкнул меня внутрь. – Все будет в порядке, в полном порядке.
Шум грозы разом стих, стоило мне лишь оказаться внутри. Это было просторное светлое помещение вроде холла, чем-то напоминающее внутреннее убранство бара, но уж никак не автозаправки. Вокруг были столики и стулья, а слева от стойки виднелась лестница, ведущая, должно быть, на второй этаж в комнаты постояльцев. Это казалось еще более странным, поскольку, подходя к этому зданию, я никакого второго этажа не заметил! Да что там, его же просто не было! Что за чертовщина! – одернул вдруг я себя. Зачем вообще я сюда приехал? Мне ведь нужно заправить бак и срочно спешить к Ольге. Она должно быть сейчас уже с ума сходит. И я повернулся обратно к двери. Но не успел я сделать и шага, как меня вновь ухватила за руку цепкая рука незнакомца.
- Заправьте мне полный бак, и я уеду отсюда, - сказал я.
- Конечно, конечно, одну минутку! Только присядьте и отдохните с дороги. Вы ведь устали, замерзли.
И он ласково подвел меня к одному столику и усадил на стул. Теперь лицо незнакомца уже не скрывал капюшон и я, наконец, самым внимательным образом его рассмотрел. Это был уже не молодой, но и не совсем старый мужчина, волосы которого еще только начинали седеть. Лицо его было на удивление чистым и гладко выбритым, а вот глаза отличались какой-то очень уж странной, и даже я бы сказал, мертвой неподвижностью. Признаюсь, от этого его взгляда с самой первой минуты мне стало не по себе. Было в нем что-то искусственное, нечеловеческое даже. Но сейчас я снова успокоился и стал наблюдать за тем как он с удивительной быстротой и ловкостью орудует за барной стойкой, гремя бокалами и что-то переливая из одной посудины в другую. Не успел я оглянуться, как прямо передо мной уже стоял поднос, а на нем – бокал красного вина и кусок дымящегося поджаренного мяса. Почувствовав внезапный голод, я с волчьим аппетитом накинулся на столь вкусный и быстро приготовленный ужин. Вино на редкость оказалось просто чудесным: оно приятно взбодрило меня, и я ощутил в себе новые свежие силы. Но когда я принялся за мясо, то услышал вдруг все ту же, зачаровавшую меня еще днем музыку. Пел все тот же прекрасный женский голос, который так понравился мне. И тут вдруг я понял: что-то здесь не так. Быстро оглянулся и увидел, что незнакомца уже не было за барной стойкой. Зал был пуст, и только переливающиеся огоньки продолжали ритмично посверкивать.
- Эй, где вы? – крикнул я и поднялся со стула. Но в ответ лишь услышал насмешливое эхо своего голоса, которое, казалось, заполняет собой все опустевшее здание. Но кто-то здесь определенно был. У меня создавалось такое ощущение, что незнакомец-бармен просто-напросто прячется от меня. Мне вдруг стало невероятно страшно. Вообще-то сам я не из пугливых, а тут вдруг внезапно порядком струхнул. Куда же он мог подеваться? Может быть, все-таки он пошел заправлять мою машину? Тогда почему я не заметил, как он вышел отсюда? Все это мне определенно не нравилось. Взяв машинально свой портфель, я направился к выходу. Сквозь окна и стеклянную дверь мне была совершенно отчетливо видна вся подъездная площадка, которую продолжал заливать собой непрекращающийся ливень. Но она была совершенно пуста. Моя машина исчезла! Неужели этот незнакомец взял и угнал мою «Ниву»? Ослепленный внезапным порывом, я бросился к двери и рывком распахнул ее. Но тут вдруг раздался такой ужасающий раскат грома, что я буквально оглох, а внезапный порыв сильнейшего ветра вместе с потоком ледяного дождя, отбросил меня назад, словно куклу. Я полетел назад, на пол, очень сильно приложившись спиной. Входная дверь тут же захлопнулась и, как мне показалось, в ней щелкнул замок. Необыкновенная песня все это время продолжала звучать. Как-будто здесь крутилась одна и та же заезженная пластинка. Но стоило мне подняться на ноги, как раздался еще более сильный удар грома. Было слышно, что где-то что-то разбилось. Я потянул за ручку двери, но все мои потуги оказались тщетными: дверь была заперта. А потом вдруг случилось самое неприятное: погас свет. В одно мгновение все погрузилось в непроглядную темноту. Даже на улице и то не было ни единой искорки света, ни огонька.
Я замер. С моих висков крупными каплями стал стекать холодный пот. Что за чертовщина? Что вообще со мной происходит? Я сплю и все это мне только кажется, или же… Вдруг чарующая песня оборвалась и на несколько секунд воцарилась такая всепоглощающая тишина, что мне показалось: еще мгновение и у меня просто расколется от напряжения голова.
Но что это? Я слышу какой-то шорох. Это шаги? Да, похоже, что кто-то откуда-то спускается вниз. Черт, здесь же есть лестница! Шаги все ближе и ближе и вот кто-то уже стоит за моей спиной. Моя мокрая куртка впитывает чье-то жуткое ледяное дыхание. Я боюсь обернуться. Господи, как же я боюсь обернуться! Но понимаю, что просто должен сделать это, и я поворачиваюсь.
Но позади меня все тот же густой мрак, что и кругом. Но мне все так же продолжает казаться, что кто-то на меня смотрит. Даже и не просто смотрит, а пронзительно уперся в меня своим взглядом. Я протягиваю вперед руку, зная, что если коснусь кого-то, то просто умру от страха. Зажмуриваю глаза, понимая, что от этого ничего не изменится, ведь вокруг по-прежнему непроглядная тьма. Рука моя тянется все дальше и дальше, но ничего не нащупывает, кроме холодного и ставшего отчего-то таким густыми воздуха. И тут я снова услышал шаги: мне показалось, что кто-то уходит прочь, шаги удалялись. Кто-то или что-то, чего не смогли ощутить мои пальцы, вновь отдалилось от меня и снова начало подниматься по лестнице вверх. Все выше и выше, все дальше и дальше. Наконец, шаги стихли, а где-то в глубине здания, наверху, негромко хлопнула дверь.
Не знаю, что именно тогда овладело мной, видимо, какое-то необъяснимое чувство, порыв, не поддающийся разумному описанию. Разум мой испарился, осталось лишь одно действие. Словно бы ведомый чьей-то злой волей, я побежал вперед. Нащупал в темноте поручень лестницы и устремился как мог быстро вверх по ступенькам. Не знаю точно, сколько длился этот подъем – лестница была необыкновенно длинной, но когда я оказался наверху, сердце мое выбивало сумасшедшую дробь, а силы иссякли почти полностью. Необыкновенная усталость вдруг овладела мною, а голова настолько отяжелела, что я был готов упасть прямо здесь на полу. Но как раз рядом со мной оказалась чуть приоткрытая дверь: едва видимая полоска тусклого света помогла мне увидеть ее. Ни о чем не думая, я поспешил к этой двери, открыл ее и вошел в комнату. Прямо напротив двери стоял диван, к которому я и устремился.
Мрак в комнате рассеивался видимо от того, что в большое окно светила полная луна, упорно пробивавшаяся сквозь рваные облака. Гроза, должно быть, закончилась, а буря утихла, подумал я. С этими мыслями я прилег на столь вовремя подвернувшийся мне диван и тут же уснул.
Но если бы я только знал, что надо мной в это самое время как раз и разыгрывается настоящая буря! И если бы только знал это, то тут же бежал бы без оглядки отсюда. Но я не мог ничего поделать, я спал, глубокий очарованный сон овладел мною целиком, без остатка. А в сладком том сне мне то и дело виделись лики прекраснейших женщин, которые обступали меня со всех сторон.
У всех у них были роскошные черные волосы и прелестные дивные губы. А голову одной из них, самой прекрасной, увенчивала самая настоящая корона. Все вокруг меня кружилось и пело, блистая и благоухая розовыми цветами и самыми изысканными ароматами.
Наконец, самая прекрасная из них подошла ко мне и склонилась над моим лицом. От нее исходило довольно странное свечение, а губы что-то непрестанно шептали. И когда ее великолепный поцелуй замер на моей шее, я вдруг испытал ни с чем не сравнимое блаженство. Я пожелал остаться так навсегда. Она все целовала меня и целовала, но вдруг в какой-то момент, сквозь шелковое прикосновение влажных губ, я ощутил что-то холодное и острое с легкой болью вонзающееся мне в кожу. И в этот самый миг я и проснулся. В комнате, где я до сих пор находился, было по-прежнему еще очень темно: должно быть луна снова скрылась в облаках. И я все так же лежал на диване, но видел, что вокруг меня стояли они. Высокие, темные, их было очень много. Черные волосы волнами струились по белым оголенным плечам, а ближе всех ко мне стояла самая прелестная из них. Я присмотрелся к ним, судорожно ухватившись похолодевшими руками за край дивана. Да ведь это же были совсем не те женщины, которые только что обступали меня в этом сладком сновидении. Те были добрыми и глаза их лучились светом, а эти смотрели на меня словно хищницы, готовые в любую минуту наброситься на меня. Я ужаснулся. Самая прелестная из них стала вдруг совершенный дьявол: ее лицо как-то вдруг вытянулось и побелело, а из-под больших алых губ выступили длинные ослепительно-белоснежные клыки. Она неожиданно зашипела словно змея, а потом снова наклонилась ко мне. На этот раз ее острые как бритва зубы вонзились в меня еще глубже, казалось, что они прокалывают меня насквозь. По моей шее потекло что-то горячее и липкое, и я тут же провалился в беспамятство.

***

Я сидел в своей машине, откинувшись на спинку сиденья и смотрел на дорогу. Асфальт еще казался черным от прошедшего за ночь дождя, а капот машины почти что совсем уже высох. На душе у меня было пусто и так спокойно, как не было еще никогда прежде. Во всем теле я ощущал необыкновенную легкость, словно я хорошо выспался. За все то время, пока я, сидя в машине, пережидал ночную грозу и бурю, мне приснился удивительный сон. Даже не сон, а самый настоящий кошмар. Словно я был в каком-то доме, напоминающем по виду автозаправку с надписью «Доброй ночи», и там на меня набросились незнакомые и очень странные женщины. В тот миг я был совершенно уверен, что все это происходит по-настоящему. Какое же неизъяснимое облегчение я испытал, убедившись, что все это было лишь сном.
- Все просто отлично, - сказал я себе и, включив зажигание, надавил на педаль газа. – И я еду к своей подруге, она ведь меня ждет.
Говоря это, я довольно широко улыбнулся, и невольно посмотрел на свое отражение в зеркале заднего вида. Прямо на меня уставилось лицо человека, постаревшее за ночь на добрый десяток лет, с белыми как лунь волосами. А из-под моих невероятно алых губ определенно выглядывали длинные острые клыки.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 15.03.2019 Владимир Коряковцев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2514298

Метки: доброй ночи,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика










1