ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ОНА БЫЛА…



1. РАЗГОВОР У ДОРОГИ
Чем выше власть, тем строже правила игры,
Поскольку, ближе «райские ворота».
Ножи, кастеты, вилы, топоры,
И тут и там, за каждым поворотом,
И завсегда найдётся, что терять:
Что поимели, что потратили, вложили.
Вы падали! За чем же Вам опять?
Ведь Вы нормально то, совсем ещё, не жили.

Попробовали б - утром на крыльцо,
Как зверь выходит из тумана.
День впереди! Вы встали рано!
Босым, пройтись, умыть росой лицо,
И жить так просто, без расчета и обмана! …
*****
День шел к закату. Царь со свитой и войском возвращался из похода. Уж видны были крепостные стены города, можно было поторопиться и через пол часа быть там, но он понимал, что в эти часы должен быть вместе с людьми, которых вчера посылал в бой, которые своей жизнью, своей волей и силой, доказали право на эту самую жизнь. Всё, чем мог, он их уже наградил. Осталось последнее. Он хотел разделить с ними честь победителей.
У дороги стояла убогая лачуга, в тени которой сидел человек. Царь остановился, в мгновение остановилось войско. Человек не дрогнул.
Царь, размеренно, словно заранее готовился к этой встрече, произнес:
- Что ты, смерд, имеешь такого, чего нет у меня, властителя половины земель и вод морских?
Не поднимая взгляда, почти не думая, тот отвечал:
- Волю.
- И что твоя «воля» тебе даёт?
- Свободу.
- И …
- Возможность говорить правду.
- И …
- Иметь честь жить по совести, а значит, быть счастливым!
- А если я своей властью и силой ограничу твою свободу?
- Против силы, рано или поздно, найдётся другая, и ты потеряешь свою власть.
- ... И стану вольным, как ты? Значит, не потеряю ничего?
- Кроме чести!
- А если я сделаю то же самое, но так, что никто меня в этом не заподозрит?
- Вы хотите совершить подлый поступок?
- Нет. Просто ты мне не нравишься!
- Но поступок от этого не станет менее подлым!
- Многие «постыдные дела» совершаются тайно или интимно, к тому же, я могу всё сделать "по закону"!
- Есть закон, а есть мораль, по которой определяются понятия «честь» и «совесть».
- А разве есть единая трактовка этих понятий?
- Есть внутреннее понимание этого.
- А как же быть с законом, который одобряет большинство?
- Большинство может ошибаться.
- Может. Но как ты это определишь?
- На основании общепризнанных этических понятий о добре и зле.
- Предположим, и я желаю того же, и они - царь жестом показал на войско. Как мы определим чьё "добро" ближе к "правде"? Будем обществом выбирать?
- …………………..
- Желаешь ещё поспорить?
- Нет.
- Нет?
Царь ждал ответа, не отводя взгляда. Его лицо начинало багроветь. В полной тишине, оводы, сопровождавшие войско, безнаказанно упивались кровью всадников и лошадей. Никто не смел шелохнуться. Человек поднял голову, их глаза встретились. Немного помолчав, он медленно опустился на колени:
- … мой повелитель.

Когда уже почти стемнело, и по дороге тащились последние, отставшие от войска, телеги, к человеку возвратился всадник. Он был решителен и тороплив:
- Царь желает знать, чем отличается свобода от воли!
- … Деньгами.
Казалось, еще не услышав окончания этого слова, всадник уже пришпорил коня туда, откуда доносились ликующие радостные звуки – народ встречал своих воинов-победителей.
В пыль, к ногам человека, с легким звоном, не роняя достоинства,
упал кошелёк.

2. БЛИЖЕ К БОГУ
- Не возьмёшь?
- Правильно. Я бы тоже не взял. Да и зачем они. Нам с тобой, и так, достаточно, чтобы ощущать себя свободными. У нас хватает денег, чтобы позволить себе всё, что мы пожелаем. А, будет больше денег, придётся что-либо ещё пожелать. А, зачем.
- Пойдём домой, умник. – Человек потрепал кота по шкирке.
- Я здесь посплю. Присмотрю, на всякий. Вдруг, ты завтра передумаешь.
Кот был: то ли учёный, то ли умный изначально. Сам говорит, что, как пришёл к человеку, так, только таким, себя и помнит. Что было раньше, откуда он, было неведомо. Они общались мысленно, и - только, друг с другом. Никто об этом не знал. Кот, хоть и не понимал человеческую речь, но, постоянно общаясь с человеком, научился не только элементарным бытовым вещам, но и, вполне себе, прилично, стал разбираться в причинно-следственных отношениях, а, будучи от природы более наблюдательным, чем люди, имея лучший слух и обоняние, не отличаясь глубиной мышления, во многих ситуациях, он разбирался лучше, чем человек. И уж точно быстрее. Правда, именно, последнее ему, иной раз, и мешало.
Утром человек, удивлённо, обнаружил рядом своим домом каких-то незнакомых людей, которые почтительно кланялись, пропуская его при встрече. Кошелёк был на месте. Кот спал. Человек посидел немного рядом. И пошёл заниматься своими делам. К нему подошёл мужчина, «из новеньких», и спросил – не будет ли тот возражать, если здесь, рядом, он и его сородичи построят себе дома и станут жить. Человек не возражал. Внутренняя сдержанность не выдавала его эмоций. На самом деле, он, конечно, был сильно удивлён происходящим.
Далее, всё, так же, происходило с его ведома и одобрения. Они, с котом, решили не вмешиваться активно в ход событий, но, иногда, прежде, чем одобрить то или иное действие «общества», оставляли себе время на обдумывание вопроса. Обдумывали не формально, а, иногда, горячо споря всю ночь. Таким образом, все решения по развитию общества, были продуманы, а, поскольку, наши герои были «бессеребренниками», то вокруг их лачуги вскоре вырос большой город. Был построен величественный храм. Внутри храма всё было достойно и богато оформлено, у входа висел тот самый кошелёк. Никто его не охранял. Город, как и другие города государства, платил подати царю и управлялся выборными людьми, кандидатуры которых заранее, на этапе подготовки к выборам, утверждал Человек. Высшей ценностью в городе была объявлена гармония развития; главным лозунгом было: «От каждого - по способностям, каждому – по потребностям!» А, чтобы потребности не были гипертрофированными и не обгоняли возможности общества по их удовлетворению, был найден особый эликсир, точнее, два: дин повышал Эго, стимулируя желания, а другой, наоборот, снижал. Тем самым, принципиально, была устранёна вероятность конфликта дефицита общественных ресурсов, который мог бы возникнуть из-за повышенного спроса на них. Всем хватало! А раз так, то и не было ни воровства, ни зависти, ни агрессии, в любом её выражении. Эликсир, ещё давно, нашёл тот самый Человек. С помощью своих ближайших учеников, он организовал систему контроля Эго, которая стала, в дальнейшем, добровольной, естественной, составной частью общественной жизни. Общество, таким образом, процветало и развивалось гораздо быстрее своих соседей. Общество принимало в свои ряды людей со стороны, хотя, конечно, в разумно ограниченном, количестве. Существовал определённый резерв ресурсов, позволявший перекрывать, случайно возникавшие плановые «нестыковки». Взять, хотя бы, тот же самый Священный кошелёк, с которого, собственно, всё и началось. Он исчезал, и не раз. Но, тут же, заменялся на другой. Достоверно знать об этом, равно, как и о содержимом кошелька, могли только служители храма. Священный кошелёк висел в 3-х метрах от пола, так, что его не могли достать дети. На всякий случай, за ним ещё всегда наблюдали две – три пары внимательных глаз. Так что, официально, кошелёк был всё тот же, а, на самом деле, просто «муляж». Что в нём было, никто и не знал. Да и кого это интересовало, в сознательном обществе.
Город находился во владениях Царя. Вокруг были возведены непреодолимые стены. Царь, конечно, всё знал. Более того, в городе имелось специальное представительство Царя, с полномочиями наблюдателей. Царь знал и про Эликсир, и про того самого Человека. С одной стороны, существовало и развивалось нечто, созданное из ничего, да ещё – каким-то нищим! С другой стороны, это «нечто» приносило Царю регулярные и большие доходы. Никто не норовил обмануть, что-то утаить или строить какие-либо замыслы против Царя.
Поначалу, Царь порывался встретиться с тем Человеком, пару раз, под видом простолюдина, посещал этот «странный город». Но, поразмыслив, унимал «свои порывы» - зачем, если и так, всё хорошо. Царские бояре подначивали Царя, мол, поставить надо «выскочку» на «своё место». Но Царь их осаживал. Как-то, по указке царя, его люди выкрали кошелёк. Попробовали всё повторить в другом месте. И эликсир выкрали в достаточном количестве. Куда там … Царь был одним из немногих, кто понимал, что всё дело в том Человеке. Но в чём секрет его успеха, сколько ни силился, понять не мог. А Город Человека, между тем, сильно вырос и стал не меньше, чем столица Царя. И там даже появилось своё воинство. Царя это уже беспокоило. К тому же, жители других селений и городов царства стремились переехать в этот город, причём, как правило, переезжали лучшие мастера. Царь старел. Сыновья у него были здоровые, честные ребята, но … не то. Царь опасался, что, приняв от него власть над царством, старший сын не сможет её удержать. И это было очевидно всем другим – стремительно разрастающийся город, вот-вот, должен был поглотить царство.
Царь пригласил Человека к себе. У Человека не было никакой должности или звания в Городе. У него не было даже имени. К нему обращались просто на «Вы». Человек передал гонцу, что его скромное положение не позволяет ему посетить царский дворец и пригласил Царя, как повелителя всего, в том числе и Города, посетить свой, то есть, царский Город. Царь принял приглашение.
Царя встречали подобающим образом. Поднесли ключи от города. Всё показали, всё рассказали, торжественный прием в официальной резиденции Царя, ужин …
Царь был доволен приёмом. Под самый вечер, пошли в дом к Человеку. Это была, всё та же, лачуга. Царь не удивился. Зашли вдвоём. Маленькое оконце; в комнате всегда царила полутень. Уселись за стол. Оба полжизни ждали этого момента.
- На чём мы тогда остановились? Только про свободу не надо.
-…Ты о чём? – человек обратился к царю, как к равному.
- Не валяй дурака, отвечай, как тебе это удалось!
- … а, ни то …, - человек улыбался. Они оба знали, кто победитель в том , скомканном разговоре. В его улыбке не было ни торжества, ни злобы – а, зачем? Царя это, конечно, бесило. Сдержавшись, он продолжал:
- Извини за моё высокомерие, сам же понимаешь… Может, скажешь, в чём секрет твоего успеха? Может, это твой странный кот?
- Кот умер год назад. Старость.
- А я думал, что спрятался и следит за нами.
- Мы здесь вдвоем.
- … Так, скажешь?
- … Вера.
- Вера?
- Она тоже даёт свободу.
- И чем эта свобода отличается от той?
- Деньги имеют непостоянную цену. Вера абсолютна и всегда превыше всякой цены.
- И что же из этого? – царь начинал сомневаться - не «водят ли его за нос».
- Честь остаётся абсолютно чистой, как зеркало, и в ней отражается совесть того, кто с тобой общается.
- А, если, чуть-чуть, не чистая, что, не отражается?
- Нет!
- Это всё?
- Да. Эликсир, конечно, нужен, но это вторично.
- Что-то, я не вижу отражения своей совести в тебе!
Человек пожал плечами. Царь поднялся из-за стола. Вышли, распрощались.
Прошло немного времени, Человек, внезапно, умер. Разное говорили. В царстве было не спокойно. Царь передал власть своему старшему сыну. На смертном одре, сын его спросил:
- Каков будет твой наказ? Что главное в жизни?
-… Вера, - прошептал отец.
- … В кого?
- … Дурак, главное, чтоб она была …






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 15.03.2019 Сергей Калмыков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2514291

Рубрика произведения: Проза -> Психология










1