ЖИЗНЬ - СУЕТА


Жизнь - суета. Со всех сторон -
лишь стаи галок и ворон.
Когда Кофуций говорил,
что миром управляют знаки -
он говорил про деньги.
Браки
нам заключат на небесах.
Мы кто в петле, кто на весах.
Опять бродячии собаки
дерут учёного кота.
Вся жизнь без смысла суета!
У пустоты нет отраженья.
Моё абстрактное движенье -
лишь по инерции.
Все темы,
задачи в школе, теоремы -
системою образованья.
Страданье. Горе от познанья.
( Всегда от знания печали )
Пустынно очень в тронном зале
у людоеда - короля.
Пивная. Разговор на бля.
У корабля нет парусов. ( ПорвАлись )
На дверИ - засов. На окнах - шторы.
Приговоры
опять авансом выдают.
Интеллигенты снова пьют.
( И снова в качестве протеста )
И не найти наверно места -
где верят, любят и не бьют.
Создать уют в своём болоте?
( Но это надо жабой быть )
На Рождество поворожить?
Или сварить дезоморфин?
Исход один.
Он выход тоже.
Мы друг на друга не похожи.
Мы возвращались с именин
по тёмным улицам.
А мысли
о вере и о жизни смысле -
завязли в липкой паутине
сознания, что все мы в тине,
лежим на дне.
И ночь в окне.
И снова истина в вине.
И снова разговор и спор.
Стрельба намёками в упор
в тех кто нас любит, кто нам верит.
Наш рост измерит гробовщик.
И замерзал в степИ ямщик.
И не отмоет даже ′′ Ферри ′′
кровь со стены.
И нет вины
твоей семнадцатой весны,
что ты влюбилась в некрофила.
( А значит надо умереть )
Опять стихи писали вилы
на той воде, где жизни треть
ушла на сон.
Гудит клаксон
автомобиля.
Рвали жилы.
Мы присмотрелись к цели чёткой.
А каблуки стучат чечёткой,
морзянкой - SOS.
Целуй взасос
хуй господину президенту.
( Карьеру выплатят как ренту )
И задыхался пылесос -
повсюду пыль!
А в душах гниль.
Ковыль качается от ветра
До матери всего два метра.
( Она в могиле )
Жизнь прожИли
не зная отдыха.
Лишь труд.
А хулиганы в пальцах трут
привычный срок - пятнадцать суток.
Шалавы шли на проституток
войной.
( Лишали их достатка )
Запретный плод - как это сладко!
Жевачка лирики во рту.
А я валю всю суету,
весь негатив в большую кучу.
Смотрю на этот мир ебучий,
и верю в истину лишь ту,
которую руками трону.
Я снова плюну на икону.
Я уплываю на плоту
который сбит из слов и песен.
Чудесен сон - кошмар опять.
( Как заебало это, блядь! )
А бесконечный космос тесен
для тех кто мог во сне летать.
( Но это было в детстве только )
Лезгины танцевали польку.
Поляки, с криками, лезгинку.
Найти попробуй половинку
свою, когда ты слишком цельный...
( Хоть беспредельный, если пьяный )
Аннигиляцию с нирваной
я перепутал. Ну и что ж?
Ведь всё равно повсюду ложь.
И бесполезен крест нательный -
ведь он не остановит пулю
и не укажет на врага.
А на иконе вновь рога.
Вначале деньги - после стулья.
На тулье шляпы белый крест -
католики бьют гугенотов.
Достаточно програмных ботов
у виртуальных, у невест.
( Любовь как квест )
Арест - допрос.
И жрёт свой хвост УроборОс.
В сознаньи - хаос. Поиск смысла.
И перепутаны все числа
у красных дат. Идёт солдат
в руках сжимая автомат.
И лишь Луна как коромысло
висит на небе. Камни в хлебе.
И учит гУру, учит ребе.
Учитель школьный недовольный
ошибками ученика.
Ни дня без драки, синяка ...
У ′′ синяка ′′ на опохмелку -
одеколон.
Ложите грелку
себе в постель.
Опять метель.
И сыпьте мелочь на тарелку
кто сколько может - это сбор
на общее. Крадётся вор
сквозь ночь лихую. Сторож пьяный.
Актёр кривлялся обезьяной -
в его игре есть перебор.
У гор идущих к Магомету
нет гордости.
Холодным светом
нас обольёт неон реклам.
Так холодно и здесь и там.
Блэк - мЕтал разбавляю дэтом,
чтобы не слышать шепот ваш.
Зарплата, пенсия и стаж -
ваш интерес.
Под рёбра бес
под старость тычет. Я - добыча!
Я прОдал душу Сатане.
Портрет стареет на стене.
Не Грея ...
Мой ...
Я не такой
как ты и он. Со всех сторон
нас давят стены.
Бесконечность -
когда умножена на вечность -
всегда без выхода тюрьма!
На лица женские сурьма
ложится словно штукатурка.
Безлика Оскара фигурка.
И тонких пальцев бахрома
висит, украсив кисти рук.
Вчера ушёл последний друг ...
Свои мечты как вшей дави,
надежды призрачной невольник.
А в геометрии любви -
всегда любовный треугольник
или квадрат.
Идёт парад
по площадям.
Так много ям
другим мы рыли,
что забыли
расположенье их к хуям!
И попадаем сами в них.
Глухой не тих.
Наоборот.
Глухие все кричат так громко,
хотя не слышат никого...
И все всегда на одного.
И начинается как ломка,
попытка так вести беседу,
чтоб выдать друга и соседа
ментам, но отбелить себя.
То сопли льём, а то грубя -
зачем не ясно ...
Но согласны
наверно все, что на косе
мы все окажемся у смерти.
Кого то в Ад утащат черти,
кого то ангелы захватят
с собой на небо ...
Может хватит
сгибать религию как шпатель?
Смерть - это просто выключатель.
Нажал его и свет потух.
И быть не может мнений двух,
что не спешит туда никто.
Но вот надежда есть зато -
Лото: грехи - благодеянья.
Они идут за оправданья
грехов.
Лохов попы разводят,
но те всегда довольны вроде.
Темнеет. Время на исходе.
А на заводе точат гайки,
однообразные, за пАйки
и за копейки, в телогрейках
рабочие.
В стакан налей - ка
грамм двести водки.
В рваной глотке -
забулькал смех.
Пьём за успех
удачной кражи по наводке.
И делим истину на всех.
А истина лишь серость сферы,
где вирус братства и любви -
эритроцитами в кровИ.
Сны выложены как примеры
на обозрение толпе.
А на военной, на тропе -
железные капканы страха.
Ведь кожа ближе чем рубаха.
И вони больше чем в клопе
у чистоплюя.
Жизнь страхуя,
подумайте, а для чего?
ИтОго спишем на того,
кто час у вечности воруя,
живёт минутой.
Ты не путай,
с малиной хрен.
Ждём перемен.
И обобщением надутый
мозг вытекает из ушей.
И всюду слышен писк мышей.
Они везде ...
А недостатки -
что завтра выпадут осадки.
Так что пальто своё зашей.
( Дыра в кармане )
Значит в плане -
поход в кино.
Или на дно
тихонько лечь, чтобы сберечь
хотя бы части и нюансы?
По улицам шагают трансы.
( Хоть не о пидорах тут речь )
Есть пидоры и пидорасы.
( А пидорасы это в массе -
менты ) Тут даже гопота
не так страшна.
Разбита та,
весна решёткой на квадраты,
какую видишь ты из ′′ хаты ′′,
которая хоть и не с краю,
но и не в центре.
Ключ от Рая,
лишь у Петра. Но есть отмычка -
раскАянье.
Горела спичка
у инквизитора в руке.
И сыт и пьян. Нос в табаке -
как говорят у нас в народе.
И с головой нормально вроде.
Иду по жизни налегке.
Одна беда, что в никуда.
Ответ ни нет. Ответ ни да.
Одна вода в стихах и темах.
И не дотянет до суда -
насильник истины и веры.
( Его убьют на пересылке,
взяв основаньем предпосылки,
те объективные примеры,
которые утонут в снах
кошмарных )
В четырёх стенАх -
окно - мечты.
Всегда на ты
со мной печаль.
А нервы - сталь.
Копаются в земле кроты.
И роют норы.
Приговоры -
нас всем авансом выдают.
Так происходит там и тут.
Вокруг высокие заборы.
Вокруг немая пустота.
Текут эмоции с листа
и ложатся на переборы,
всегда расстроенных гитар.
Похмелье, сухость и пожар
в сухом лесу. Я на весу
держу к виску прижатый палец.
Я в этой жизни постоялец.
Я ничего не унесу
с собою в гроб.
Бросай в сугроб
пустых бутылок стеклотару.
Равняя тексты по кумару,
стихи напишет наркоман.
Есть план хороший где взять план,
который торкает как надо.
Столбы шагают вдоль парада
и остаются позади.
И ради Бога ты иди
отсюда прочь. Молчать не в мочь.
Слезами горю не помочь.
Так обесточь унылый город -
пусть свет погаснет. А за ворот,
положит ветер жёлтый лист.
И понимает оптимист,
что может быть намного хуже.
Смотрю на отраженье в луже.
( В ней отразился Млечный путь )
Перекреститься не забудь
наоборот, при Чёрной мессе.
Утиных стай летают в прессе
десятки. Только взятки гладки,
когда повсюду беспорядки.
А после сделанной зарядки -
контрастный душ из свежей крОви.
Ругались тёщи и свекрови
друг с другом. Рвали землю плугом
и зубы сеяли драконов,
вдоль всех дорог и полигонов.
Загонов много для скота.
У них религия не та ...
Но без проблем. Есть сотни тем,
наверно сделанных затем,
чтоб разговоры завязать
морским узлом.
Мне что то в лом
сейчас писать.
Стекают капли
чернил по пальцам. Только цапли
и кулики болото хвалят.
И вот опять всё в кучу валят -
и здравый смысл и героизм,
чтоб стукнуть выпитой бутылкой,
того кто спорит по затылку,
чтоб замолчал.
И вот финал -
я опоздал сперва родиться,
а после вовремя уйти ...
И не украсть и не найти,
того что потерял во сне.
А белый снег умрёт в весне.
( Она - убийца чистоты )
Наверно понимаешь ты,
что перед смертью от воды,
огонь покажет свой язык.
( Агония ... )
Расчешет штык
парик из слов толпы, идущей
просить надежду, хлеб и мир.
А в зеркале кривом вампир,
кривой навряд ли отразиться.
Я спутал золото и медь.
Да.
Точно.
Опоздал родиться ...
Не опоздать бы умереть ...
© Сергей Высокополянский



Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 14.03.2019 Сергей Высокополянский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2514192

Рубрика произведения: Поэзия -> Декадентская поэзия










1