Философия Истории. Профессор А.Г.Кузьмин о предмете науки "История"


   "...Ну а знания о прошлом -- тут любитель может и поспорить с профессионалом. Почти наверняка он знает нечто такое, что профессионалу неизвестно.
   А что же профессионалы? -- Обижаются. Требуют обуздать любителя. Только не всегда могут убедить его в своём превосходстве. И не потому, что невежество всегда воинственно. Обычный аргумент: а работал ли ты в архиве? -- любителя не сразит.Каждый может, если понадобится, засесть на месяцы, а то и на годы в архиве, и никаких институтов для этого не потребуется. Более того. Многие проводят в архиве всю свою сознательную жизнь (это их работа, архивистов) и ничего не дают как историки! Очевидно, и сумма знаний, и привязанность к архивным фондам -- это лишь количественный показатель.Качественное же отличие проявляется лишь в Метода! А в этой сфере у историков такой разнобой, что любитель вправе бросить упрёк: разберитесь сначала сами. И начать надо с главного: с определения Предмета науки.
   Определение Предмета -- основа самосознания любой науки и важнейшее звено её методологии.
   История -- дисциплина, с которой начинают знакомиться с дошкольного возраста, систематически изучают в школе. Однако не только школьные, но и вузовские учебники, как правило, обходят вопрос о предмете излагаемой науки. Если же этого сюжета и касаются, то говорят обычно не о предмете, а об объекте изучения...
   А основанием проблемы здесь снова будет размежевание позитивизма и диалектического материализма.
   Традиционная историография развивалась в русле позитивизма и неокантианства, отчасти гегельянства. На представления нынешних буржуазных историков особенно давит груз именно первого направления. Уже О.Конт (родоначальник позитивизма) разделил науки на открывающие законы и науки описательные, применяющие эти законы. К первым он отнёс социологию, ко вторым -- Историю. Последователи Конта многократно сближали Историю с социологией (и естествознанием), отыскивая в прошлом такие сюжеты, которые можно было бы представить как закономерное развитие. Но в конце прошлого столетия вопрос о разделении наук ещё более резко был поставлен неокантианцами.
   И позитивизм, и неокантианство... являются разновидностями субъективного идеализма. Но определённые различия между ними есть, и эти различия особенно заметны как раз в исторической науке. Позитивизм сосредоточивает внимание на Объекте, стремясь устранить Субъект познания. (освободить его от "вируса современности"). Неокантианцы пытаются осознать роль Субъекта, признавая неизбежность оценочного момента в изучении явлений общественной жизни. Но при этом отрицается возможность познания законов развития, а внимание привлекают лежащие на поверхности события.
   Расхождения в определении Предмета Истории у буржуазных учёных в конечном счёте связаны либо с принятием, либо с критикой позитивистско-неокантианских представлений. В позитивизме почти неизбежно смешиваются Объект и Предмет... По Карееву, "самым замечательным памятником... ненаучного отношения к Истории навсегда останется "Философия Истории" Гегеля, в которой истинным предметом Истории является не реальное прошлое человечества, а некий процесс, совершавшийся в метафизических недрах Мирового Духа". "Прошлое" без выделения какой-то области в нём понимается автором в качестве предмета науки История. Но он при этом исходит из представления, что наука необязательно должна открывать законы. В этом же направлении развивается полемика и в современной буржуазной историографии.
   Различия в определении Предмета исторической науки среди марксистов в конечном счёте тоже связаны с влиянием традиций...
   На самом деле "Общество" -- это Объект, а не предмет разных наук. Предметом же общественных наук являются те или иные Законы...
  
Определение Истории как науки, изучающей единый, закономерный во всей своей громадной разносторонности и противоречивости Процесс, принято в некоторых справочных изданиях. Но специалисты по разным причинам им не удовлетворяются. По мнению А.В.Гулыги, такое определение относится к историческому материализму, а не к Истории, которой остаётся всё то же "прошлое человеческого общества". /Гулыга А.В. История как наука//Философские проблемы исторической науки. М., 1969г, с.8 -- СК/. 
   А.Я.Гуревич также полагает, что "наука истории изучает не законы Истории как таковые, а конкретный Процесс развития человечества, который она стремится охватить во всём многообразии и полноте, во всей индивидуальности проявлений его общих и частных закономерностей" /Гуревич А.Я. К вопросу об особенностях Истории как науки/ Труды Московского го историко-архивного института. М., т.25, с.181 -- СК/. В итоге История изучает не "единый закономерный процесс", а многообразие индивидуальных проявлений кем-то открытых закономерностей.
   Предлагаемые определения и отражают уровень самосознания исторической науки...
   Суть проблемы в конечном счёте заключена в субординации исторического материализма и исторической науки. Исторический материализм чаще всего определяется как "наука о наиболее общих законах развития общества". При этом, как правило, не уточняется соотношение его с исторической наукой...
   Упомянутое разъединение Истории и Социологии в значительной мере следствие отмеченного обособления исторического и диалектического материализма. Дело в том, что исторический материализм обычно рассматривается в качестве методологии исторической науки, а он сам лишён Теории познания (она осталась в "ведении" диалектического материализма), эмпирическая же основа находится в исторической науке. При таком подходе исторический материализм и историческая наука немыслимы один без другого, представляя как бы разные уровни единой науки...
   Правильно понимать исторический Процесс далеко не просто... В Истории оказывается необходимым в каждой данной области заново искать те или иные закономерности, или по крайней мере уточнять специфику действия уже открытых закономерностей!
   В роцессе исследования исторические и социологические законы тесно переплетаются и практически одни без других не существуют. Часто один и тотже закон выступает в обоих качествах. В своё время В.Н.Татищев открыл ИСТОРИЧЕСКИЙ закон: "Ремёсла причина городов". Но и социологический закон, выражающий ОТНОШЕНИЕ между ремеслом и городом как формой организации. Подобным образом возникновение классов порождает государство и государство является формой, соответствующей обществу, расколотому на антагонистические классы. Родовая и сельско-территориальная общины -- социальные организмы, исследуемые Социологией. Но переход от первой ко второй -- историческая закономерность. При этом многообразие и противоречивость проявления закономерности видны уже из того, что переход от одной стадии к другой у народов совершается не только в разное время (от эпохи бронзы до 20 века), но и на разных стадиях хозяйственного развития. Очевидно, выяснение условий и границ действия закона -- неисчерпаемая тема для любой общественной науки.
   Разное понимание Предмета предопределяет и различия в постановке исследовательских задач. Ленинское определение нацеливает на познание Процесса как некого целого, а многообразие и противоречивость сами по себе могут быть поняты лишь в связи с общим и закономерным в качестве варианта общего. Определение Истории как "науки о прошлом" не нацеливает даже на то, что в прошлом следовало бы познать. задача же "реконструкции прошлого" неизбежно повлечёт за собой погоню за фактами, а затем и разочарование в возможностях познания, поскольку фактов для реконструкции неопределённого прошлого окажется слишком мало! Нацеленность на описание -- неизбежная при подмене Предмета Объектом -- поведёт и к свойственному позитивизму противопоставлению факта теории, или по крайней мере к убеждённости в преимуществе факта перед теорией.
   Со всеми этими тенденциями мы и сталкиваемся в последнее время. Достаточно сказать, что о "факте" появилось во много раз больше работ, чем о "теории", хотя очевидно, что структура факта проще, а гносеологическая роль его как противоположности КАЖИМОСТИ признаётся и теми, кто не видит за фактами объективной реальности...
   Место источниковедения в Процессе исторического познания тоже понимается неодинаково. Но преобладает мнение о нём как о первой ступени исследования...
   Процесс познания, очевидно, может происходить лишь в диалектической связи индивидуального и социального, источникового и "внеисточникового" знаний независимо от того, сознаёт это сам исследователь или не сознаёт. Подлинно научные знания могут быть получены лишь в том случае, если эта связь будет до конца осознана и осмыслена. А препятствует этому как раз упомянутое разделение диалектического и исторического материализма, то, что "общественное сознание обычно рассматривается в историческом материализме, а теория познания -- в диалектическом материализме" Как можно было видеть, именно по этой причине возникло и... противопоставление источниковедения общей теории познания.
   Недостатки, вытекающие из абсолютизации разделения, очевидны. Исторический материализм оказывается в зависимости от материалов, полученных традиционным метафизическим путём, а в рамках диалектического материализма теория познания отгорожена от социальной практики...
   Позитивистская традиция, между прочим, сказывается и в том, что во многих исторических исследованиях нет именно СИСТЕМЫ ценностей...
   А ценностные критерии -- это тоже сложная проблема! Здесь также необходимо учитывать бесконечное множество частных ценностей. Разумеется, в основу должен быть положен принцип социальной справедливости: всё иное заведомо реакционно, просто античеловечно. Но и признание этого принципа автоматически проблем не решает. Необходима конкретизация: каким должен быть механизм социальной справедливости..
   И наконец. Исстари известно, что заработанное делится на 3 части: родителям, детям и себе. Но в разные периоды общество этим принципом пренебрегает, запуская руки в накопленное и в те запасы, которые должны перейти к следующим поколениям. Отсюда и ещё один принцип: перспективы дальнейшего развития.
   Нетрудно заметить, что в ни одну эпоху мы не найдём реализации четырёх названных требований в их совокупности. Всегда чего-то не хватает. Приходится проводить калькуляцию, а для этого потребуется конкретизировать и состав материальных и духовных ценностей. Прогресс всегда существует как тенденция, но всегда есть и силы, в нём не заинтересованные, поскольку "на всех хватит"...
   Диалектика взаимодействия разных социальных сил в общественном организме весьма сложна..."

                                                          Профессор-историк А.Г.Кузьмин, книга "К какому храму ищем мы дорогу?" (фрагменты гл. "Что и как изучает История")
                                                                                   Москва: Современник, 1989г -- 400с.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 13.03.2019 Сергей Канунников
Свидетельство о публикации: izba-2019-2513318

Рубрика произведения: Разное -> Научная литература










1