Словом волновать. Из переписки.


Словом волновать. Из переписки.
«Гриша, а вдруг наша внутренняя вселенная именно то, что и нужно Космосу, Всеобщности, Единству… или как там еще? Вот ОНО и тычет нас носом именно в эту «вселенную», замыкая круг, ибо ЕМУ нужна информация о каждом из нас, и очень нужна! Зачем? Не нам знать, но, может, так и есть? Многое нам неведомо, а еще… Ведь только МОЙ мир и истинный, а всё, что вокруг - бульон для моего «я», и очертить «меловой круг» от этого бульона, к сожалению, не удастся. (А, может, и не к сожалению).
Он:
- Я - в Ялте. В Крещение окунулся с попом и толпой в море. Проплыл метров пять. Вспомнил воспоминания Врангеля*, - эвакуация из Крыма в двадцатом и Розалию Землячку, залившую здесь всё кровью. Но ладно… Посмотрите фильм «Смерть тени», не читая анонса. Не грустите.
(Прислал пейзаж заснеженной Ялты.)
Я:
- Моё робкое прикосновение к Вашей руки - за снежок Ялты, ведь у нас его по-прежнему нет… Давно была в тех краях, - в последний раз в «Крымском приморье». И был март. И море всё больше ярилось. И первая травка – ёжиком, и пахло дымком от огородных костров… А, впрочем, есть у меня записки об этом и смею предложить отрывки, - может, развлекут?
«У самой воды, на гальке - уточка-нырок. Подожди, не уходи! Но уже встаёт и, прихрамывая, ковыляет к волнам. Какие же они громкие, наглые, лохматые!.. Но откатились. И уточка – с ними... Где же она? Да вот, всплыла одиноким тёмным комочком! Но грязная пена взрывается, гребнем нависает над ней, и тогда, словно спасаясь, ныряет она в колыхающуюся водную стихию. Каково-то ей там, в холодной мятущейся массе?.. Нет, там - не уточка-нырок. Там - я!»
Гриша, да не грушу я! Есть прекрасное утешение всегда под рукой: «Бывает и хуже». Ну хотя бы в те времена, когда зверствовала та самая Бела Кун, а у меня – и пища в холодильнике, и уютно, тепло. А из радостного… Каждый день по телефону - разговоры с моей полуторогодовалой внучкой. Говорить-то она еще не умеет, но лепечет что-то с паузами для моих ответов. Смешно! Смешно и трогательно. (А может быть, и понимает, о чем говорю, а?)
«Смерть тени» как-нибудь постараюсь найти в Нете. С искренним теплом и такой же улыбкой - Вам!
Он:
- Уточки-нырки все так же кувыркаются в волнах - им там хорошо. Завтра морем - в Коктебель. Читаю - Алекс Тарн. «Книга».
Я:
Если попадете к Волошину, поклон – от меня. И прошепчите его строки и Анри Ренье:
…И ты почувствуешь, как тает постепенно
Песок в твоих руках. И вот они пусты.
Тогда, не раскрывая глаз, подумай, что и ты
Лишь горсть песка, что жизнь порывы волн мятежных
Смешает, как пески на отмелях прибрежных.
Не надоела я Вам… такая? Даже уточку-нырка умудрилась загрустить-утопить, да?)) А она в свою стихию нырнула, да? А ей там, под волной, хорошо было, да? А моя стихия – грустинка. И забиться бы в уголок, наблюдать, - видеть! Но всё же ищу, ищу радость во всём! И, слава Богу, удаётся найти. Думаю, так: главное, – желать! (Из книги «Словом волновать» http://galinasafonova-pirus.ru/slovom-volnovat-pisma-grigoriy-bulykin





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 13.03.2019 Сафонова-Пирус
Свидетельство о публикации: izba-2019-2513010

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары










1