Алексей Стаханов


Солнце клонится к закату.
В окнах отблески горят.
Во дворе сидят девчата,
Разговоры говорят.

Тема старая, как вечность,
О парнях да о любви.
На поверхности беспечность,
А внутри - огонь в крови.

И, как водится, при девках,
Непременно гармонист.
Главный туз на посиделках,
Весельчак и куплетист.

Растянул меха пошире:
"Ну-ка , девки, не слабо ль
Про шахтеров спеть частушки?"
Девки с вызовом: "Изволь!

Мы девчата боевые.
У парней слюна течёт.
Все забойщики лихие
Липнут к нам , словно мы мёд."

Вышли парни, подхватили:
"Не кичитесь так собой.
Нас не лыком тоже шили,
Коль доверили забой."

Льются песни, прибаутки,
Давит кнопки гармонист.
Подоспел под эти шутки
Парень, крепок и плечист.

Хлопцы встали на дороге.
Девки смотрят озорно.
"Кто таков, - спросили строго, -
Где живешь и как давно?"

Улыбнувшись белозубо,
Парень полный дал ответ:
"Что ж вы сразу этак грубо?
Вам с Орловщины привет.

Есть мечта такая , парни,
Коли примите меня,
Денег малость заработать,
Да купить себе коня.

На селе живётся тяжко.
Безлошадному беда.
Вместо лошади в упряжку
Сам впрягался завсегда.

Чтобы как-то прокормиться,
Перебрался на Донбасс.
Коногоном стал трудиться.
Вот, в забой хочу сейчас.

А зовут меня Алешкой.
Алексей Стаханов я.
И горняцкою дорожкой
В жизнь хочу идти, друзья."

"Что ж, - ответили ребята, -
Видим, руки знали труд,
И в забое, полагаем,
В нужный час не подведут.

А пока что, завтра утром
Приходи-ка на наряд,
Там парторг Петров с завшахтой
Твой вопрос и разрешат.

Кстати! Вот и Канцедалов -
Комсомольский наш вожак.
Познакомься с ним поближе,
Он подскажет что и как."

"Что ж, знакомство не помеха,
А скорей наоборот.
Там, глядишь, друзьями станем,
Коль с работой повезёт."

И , пожав друг другу руки,
Тему общую найдя,
Отдыхать пошли до завтра,
Как решили загодя.

А наутро шум в нарядной.
Собрались две смены враз:
Та, что вышла из забоя,
И что спустится сейчас.

Спор стоит, неразбериха.
С чем-то в шахте нелады.
Сбой с компрессором случился,
Так, мол, шаг и до беды.

Пока шли в толпе дебаты,
На пороге встал Петров:
"Поговорка есть , ребята,
Больше дела, меньше слов!

Вышла малая заминка,
Ритм нарушился чуток.
А сейчас к работе, братцы,
Вон, как раз , гудит гудок.

Есть ещё ко мне вопросы?"
Концедалов - шаг вперёд:
"Тут, Григорьич, парень с просьбой
Твоего решенья ждёт.

Твой на шахте вес известен.
Парню надо бы помочь.
Хлопец крепкий и в забое
Поработать бы не прочь.

Если надо поручиться,
Вот он я, пиши меня.
Есть мечта у парня с детства,
Заработать на коня."

"Что ж, - сказал Петров, - коль надо,
Не пойти навстречу грех.
Пусть дружок твой начинает
Марафонский свой забег.

Летуны ведь нам не к месту.
Чтоб не на день, не на два.
А коль взялся, так работай,
Засучивши рукава."

И к Стаханову с улыбкой:
"А характер у нас как?
Не сбежишь через неделю?
С виду, вроде, не слабак."

"За доверие спасибо,-
Тот ответил, - и хочу
Вас заверить, что работа
Мне любая по плечу."

Тут вмешался Концедалов:
"Делу срок, потехе час.
Ты, Алёша, в отдел кадров
Жми, не мешкая, сейчас.

Если нынче все оформишь,
Завтра сразу и в забой.
А со временем в уменьи
Потягаемся с тобой."

И, пожав друг другу руки,
Разошлись по сторонам,
Пожелав в делах удачи,
Как положено друзьям.

Все дела решив с налёта,
Алексей спешит домой,
Чтоб успехом поделиться
С Дусей, Дусенькой - женой.

Поздний вечер. Керосинка
На столе стоит, коптит.
Рядом Дуся на скамейке
В ожидании сидит.

Вот и муж! Вскочила, рада,
Что да как узнать спешит.
Алексей же от ответа
Уклониться норовит.

Чтобы градус любопытства
Приподнять до потолка,
Он о дочери, о Клаве,
У неё спросил пока.

"Спит. Вертелась непоседа.
Долго не могла уснуть.
Но скажи мне, как успехи?
Хватит паузу тянуть."

"Что ж, - Стаханов улыбнулся, -
Поздравляй! Забойщик я!
Помогли с трудоустройством
Мои новые друзья.

Коногон остался в прошлом.
Подучусь теперь чуток,
Будет мне отныне другом
Мой отбойный молоток.

Дальше курсы и работа.
Днем учеба, в ночь - забой.
Лишь одна теперь забота
Потрудиться над собой.

Чтоб профессию освоить,
Мало практику иметь.
Надо грамотой горняцкой
В полной мере овладеть.

И текут за днями ночи,
За ночами дни идут.
Так хотелось до искусства
Возвести шахтерский труд.

И наметились успехи.
Стали темпы возрастать.
Сам любые неполадки
Научился исправлять.

Вдвое выросла добыча,
Стал расти авторитет.
Мог теперь спецам бывалым
Дать при случае совет.

Мог бы, вроде, сдвинуть горы
Только нужен был толчок.
Тут Петров, настрой заметив,
Заглянул на огонёк.

Время к ночи повернуло.
Поздний час. Пора бы спать.
Костя просит:" Надо б, Лёша,
Кое-что обмозговать.

Ты теперь забойщик видный.
Чтобы двигаться вперёд,
Явно тактику в работе
Нам менять пришёл черёд.

Вот даёшь ты по две нормы,
А ведь мог бы больше дать.
Что, скажи, тебе мешает
Вдвое больше добывать?"

Тут Стаханов возмутился:
"А ты что, не знаешь сам?
Ведь у нас же не работа,
А один сплошной бедлам!

Где, скажи мне, развернуться
На уступе в два вершка,
Да ещё, когда полсмены
Толку нет от молотка?

Пока крепишь за собою,
Он в бездействии лежит.
Только время в холостую
Драгоценное бежит.

А прибавь к тому накладки:
То крепёж не подвезут,
То откатчики задержат,
Порожняк не подадут.

В штреках грязи по колено,
Вагонеткам ходу нет.
Ты спросил, что мне мешает,
Вот я дал тебе ответ."

" Да, - сказал Петров насупясь, -
Тут ты правильно сказал.
Есть проблемы, да пока что
Их никто не замечал.

Все привыкли по старинке,
По накатанном пути.
Легче ведь, чем по тропинке
Непроторенной идти.

А вот если все проблемы
Разом взять и устранить.
Смог бы, скажем, ты три нормы
Или больше нарубить?

Впрочем, если без намеков,
Чтобы не решать кроссворд,
Смог бы ты с таким раскладом
Согласиться на рекорд?

Подготовим тебе лаву,
Все уступы удлиним.
Чтоб процесс не прерывался,
Двух крепильщиков дадим.

Обеспечим в полной мере
На весь срок порожняком.
Будешь смену всю работать
Лишь отбойным молотком."

Призадумался Стаханов.
Вдруг кивнул и говорит:
"Что ж, считай рекорд в кармане,
Коли дело так стоит."

"Ну, спасибо тебе,Лёша,-
Просиял парторг лицом,-
Вот как раз к дню молодежи
Весь процесс и провернем.

Завтра день на подготовку.
Я Машурову скажу,
Чтоб порядок обеспечил,
Сам за этим прослежу.

А тридцатого под вечер
Соберемся на наряд,
Чтобы сразу в третью смену
Стать к работе в аккурат.

Ночью в шахте люду мало,
Лишь ремонтники одни.
Отработаем спокойно,
Без излишней суетни.

Ты свой тоже план продумай,
Чтобы сбоев избежать.
И позволь тебе успехов
В добром деле пожелать."

Разошлись на том, а утром
Каждый занялся своим.
Алексей пошёл на шахту
Нетерпением томим.

" Кто крепить за мной назначен?"-
У Машурова спросил.
" Щиголев, - ответил тот, -
И Борисенко Гавриил.

Оба хлопцы молодые,
Первоклассные спецы."
" Хорошо, - сказал Стаханов, -
Я их знаю - молодцы!

Только есть ещё вопросы:
С лесом как? С порожняком?...
И с воздушной магистралью,
Все ль налажено путём?"

Но Машуров успокоил:
" Не тушуйся, Алексей.
Все, что нужно для работы
Будет сделано, ей-ей."

День прошёл в сплошных заботах.
Перед сменой, как всегда,
Провели пятиминутку
И гурьбой в забой айда.

Путь по штреку не далекий.
Вот и лава. Вверх по ней,
Всех оставив у подножья,
Стал пролазить Алексей.

Вслед за ним Петров с надзоркой
Освещает лампой путь.
Но Стаханов для начала
Шланг решил сперва продуть.

Осмотрелся, не висит ли
Где-то "корж" над головой,
И потом только в прослойке
Сделал снизу вверх подбой.

Прорубив куток в забое,
Пласт погнал по лаве вниз.
И пошёл сплошной рекою
Уголек, как первый приз.

Сняв сначала сверху пачку,
Земник начал подбирать.
Вслед крепильщики вступили,
Стали кровлю закреплять.

Незаметно, в бодром ритме
Пролетело шесть часов.
По глазам друзей Стаханов
Все узнал без лишних слов:

" В результате 102 тонны
Ты за смену нарубил.
Мировым рекордом, Лёша,
Всю страну ты наградил.

И новаторским подходом,
Перекрыл за смену враз
Государственную норму
В полтора десятка раз.

То, что раньше выполнялось
Лишь за восемь- десять дней,
Стало нормой односменной
По методике твоей.

Но теперь держись, Алёша!
Бремя славы - тяжкий груз.
На тебя равняться станут
Не введи себя в конфуз."

Весть о подвиге шахтера
Вмиг посёлком пронеслась
И по всей стране широко
Половодьем разлилась.

Новым методом работы
Был охвачен весь народ,
И успехи производства
Резко двинулись вперёд.

Стало символом столетья
Достиженье горняка.
И Стахановская слава
Будет жить теперь века.

Мне судьба шахтёрская близка.
Мой отец подземным был рабочим.
И за жизнь свою пылищи с уголька
Наглотался он немало, между прочим.

Но не слышал от него я никогда,
Чтобы шахту поминал он крутослово.
И меня, за непочтение труда,
Поучал, бывало, слишком уж сурово.

Был отец не суетлив в делах,
Но собою для работы не скупился.
И когда речь заходила о пластах,
Словно в бой вступал и за победу бился.

И без солнца, под землею, в глубине,
Он полжизни посвятил труду в забое.
Чтоб тепло и свет добыв стране,
Мог гордиться не стыдясь самим собою.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 12.03.2019 Леонид Мягченко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2512700

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов










1