Вчерашний тахион: Глава 1


Энергия и материя неразделимы

"Та′хион, – гипотетическая частица, движущаяся быстрее скорости света, в противоположность обычным частицам, называемым в теоретических работах тар′дионами, движущимися всегда медленнее света. Предположительно, если та′хион все-таки существует, именно он может помочь людям будущего обуздать путешествия во времени, о которых человечество мечтало еще с незапамятных времен нашего далекого прошлого".
(выдержка из ознакомительной статьи о теории
та’хионов для
тематического раздела научно
популярного журнала)

– Что за наивный, юношеский подход, – буквально припечатала по столу глянцем журнальной обложки доктор Ария Зоуи.
Невольно прихлопнув в задумчивости зазевавшуюся там под лучами яркого весеннего солнца полусонную муху, она рассеянно посмотрела на часы, продолжая свою мысль, словно читая доклад на предстоящем научном симпозиуме:
– Тахион принадлежит своему времени, он живет во времени, продолжаясь в последующих копиях таких же тахионов, как и он сам, но в других временных сегментах. Да что там говорить! По сути, он и есть структурная составляющая ствола временного потока. Еще бы он был для нас материален. Он всегда будет гипотетичен, потому что мы никогда не сможем увидеть его своими собственными глазами. И если уж на то пошло, живя внутри элементарной частицы временного потока, или я бы даже сказала, являясь материальной частью этого самого тахиона, мы можем только гипотетически предполагать, каким огромным он может оказаться на самом деле. Но он не движется. Движется лишь энергия времени, которая всегда быстрее скорости света, ибо энергия света материальна, и является частью временного сегмента. То есть, частью этого самого гипотетического тахиона. На чем моя идея, собственно говоря, и основана. Так что, благодарю за внимание, мои дорогие друзья и коллеги.
Сказав это, доктор Зоуи победоносно раскланялась внимающей ее слову истины гипотетической аудитории, и улыбнулась, невольно вернув взгляд к минутной стрелке часов.
Та неумолимо приближалась к рубежу, когда в ее лабораторию должен был прийти журналист, который и написал этот яркий теоретический опус в известном всем научном журнале столицы, и который, опять-таки, доктор Зоуи только что разгромила, без труда разнеся его наивные предположения о материальных временных путешествиях в пух и прах.
И это произошло. Не успела она закончить свою отточенную, и даже во многих местах гениально блестящую мысль, когда минутная стрелка часов дошла до последнего деления, отграничивавшего понятие "вовремя" от "совершенно поздно", поэтому, давайте встретимся с вами… "например, никогда"… когда в дверь ее лаборатории постучали, и через порог переступил молодой мужчина с аккуратно ухоженными усами и несколько старомодными на вид очками, словно в последний момент перед падением зависшими на кончике его по-весеннему загорелого носа.
– Доктор Зои? – спросил он прямо с порога. – Точнее, доктор Ария Зоуи! Это ведь вы?
– Именно так, – откликнулась доктор Зоуи привычной шуткой, сложившейся с незапамятных времен в ее бесшабашенной молодости, и встав со своего кресла вышла из-за стола навстречу молодому мужчине лет тридцати. – Именно "ария Зои" из никому, видимо, неведомой оперы, которую я, какой-то там научный сухарь двадцати пяти лет, судя по всему, никогда не исполню. Проходите, молодой человек, погрязший в мечтах и околонаучных теориях.
– Остроумно, – вежливо улыбнулся мужчина, завораживающе пригладив кончиками пальцев свои слегка топорщащиеся усы; что, в общем-то, понравилось Арии, да и всегда казалось ей в противоположном поле весьма мужественным и возбуждающим. – Кстати, я знал, что это вы, доктор Зоуи. Так сказать, профессия обязывает. Извините, конечно, за некоторую путаницу с вашей фамилией, но если честно, я вас сразу узнал. По одному только фото с симпозиума. Прекрасному фото, смею отметить, так что у меня просто не было шанса вас с кем-нибудь перепутать теперь.
– Ну что ж, извинения приняты. А теперь давайте, наконец, приступим к тому, для чего мы здесь, собственно говоря, и собрались, – польщено улыбнулась доктор Зоуи, заинтересованно посмотрев на своего раннего гостя. – У меня мало времени, поэтому давайте сразу перейдем к сути дела. Кстати, как ваше имя, позвольте спросить?
Кивнув мужчине в сторону кресла, находящегося напротив ее рабочего стола, она выжидающе приподняла одну бровь.
– Рауль… Рауль Кроули, – поспешно подсказал журналист, расположившись под ее внимательным взглядом в указанном кресле, затем, помолчав, более рассудительным тоном добавил. – Думаю, наше интервью не займет много времени. Я уже слышал, что вы на грани какого-то серьезного научного открытия в теоретической физике, поэтому мне осталось всего лишь уточнить у вас кое-какие детали. В любом случае, я вас не особо отвлеку.
– Не сомневаюсь, именно так вы и сделаете, – согласилась с ним доктор Зоуи, продолжая изучать, казалось бы, такие обычные усы журналиста; затем, посмотрев в его искрящиеся неким внутренним светом глаза, благоразумно вернула себя в рамки идущей беседы. – Скажу даже проще. На данный момент, ни для кого не секрет тема моей работы. Тахион. Точнее сказать, "Тахион, такой, каким мы его себе не представляли". Большинство моих статей, кстати, неоднократно издавались во многих научных журналах столицы, и при желании вы всегда можете узнать нужные вам детали из них.
Кроули что-то быстро записал в своем блокноте, положил его на стол поверх стопки недавно вышедших в свет научно-популярных журналов, и оторвавшись от записей, посмотрел на доктора Зоуи заинтересованным взглядом.
– Вы выглядите сегодня просто великолепно, – признался он, не сдержавшись. – Наверное, это из-за некоторого воодушевления, которое явно читается в ваших глазах.
– Думаю, так и есть, – кивнула доктор Зоуи в знак согласия. – И этому действительно есть свое логическое объяснение. В конце концов, моя работа уже подходит к концу, и теперь я могу смело сказать, что через пару недель мне выпадет честь представить ее для всеобщего ознакомления на ближайшем научном симпозиуме. Так что, как вы говорите, воодушевление определенно должно читаться в моих глазах. Или что-то в таком же духе, как вы, журналисты, обычно любите выражаться для красного словца. Но давайте лучше вернемся к делу, Рауль. Ведь вы наверняка заглянули ко мне не просто для того, чтобы непременно за мной поухаживать?
– Думаю, так и есть, – невольно повторил за ней ее слова Кроули, снова взявшись за блокнот. – А поэтому извините, док. Однако поухаживать за вами я был бы не против, поэтому давайте не будем закрывать этот вопрос на совсем.
– Допустим, не будем, – согласилась Ария, улыбнувшись. – Но так же, не будем пускать его вперед всех оговоренных дел. Договорились, Рауль?
– Принято и одобрено, – удовлетворенно кивнул Кроули, и снова уткнувшись в свой блокнот, задал доктору Зоуи наводящий вопрос. – А теперь расскажите мне в двух словах, на чем, собственно говоря, основана ваша работа? Но только попроще, чтобы я смог ее обрисовать нашим читателям более доступными для восприятия образами.
– Я постараюсь, – доктор Зоуи невольно коснулась выбившейся у виска из прически пряди волос, отметив при этом, что почему-то думает, как ни странно, о Кроули, а не о теоретической физике, одну из идей которой ей еще только предстояло ему объяснить; она смущенно улыбнулась, но тут же собрав свои скачущие мысли в единое целое, направила их на упорядочивание хаоса дебрей науки, а не на изучении так откровенно намекнувшего ей на свидание Кроули. – И начну, пожалуй, с того, – продолжила она, помолчав. – Что тахион, как, кстати, принято считать в достаточно многих идеях теоретической физики, вовсе не крохотная элементарная частица, подобная атомам или окружающим их электронам. И даже не составляющая некоего вселенского вещества, которое как бы раздвинулось при рождении нашего мироздания, а именно единая часть, в которой наша вселенная и создала свое материальное существование. Или, проще сказать, наша вселенная и есть материальное содержание этого самого тахиона, ибо в реальности он вполне может оказаться размером с вселенную! Однако при этом, – подчеркнула доктор Зоуи, удовлетворенно посмотрев на завороженно внимающего ее словам собеседника. – Каждый из тахионов является всего лишь крохотной частью, то есть, всего лишь одним из отдельных сегментов ствола временного потока. В котором он, а так же и мы с вами, понятное дело, существуем. Вот так все и обстоит в общих чертах в основе моей научной идеи, Рауль, так что сами судите, что из этого следует.
– Ну и дела, – только и смог вымолвить Кроули, посмотрев на доктора Зоуи несколько непонимающим взглядом. – Никогда не задумывался о том, что тахион является единственной частью нашего мироздания. Или о том, что он может быть размером с вселенную. По правде сказать, мне даже представить сложно, что я нахожусь внутри какого-то там тахиона. Или, как вы его называете временного сегмента. Впрочем, – добавил он, помолчав. – Наверное, как и цыпленку сложно представить себя внутри ни разу не увиденного им прежде яйца.
Он выжидающе посмотрел на доктора Зоуи, и видя появившееся в ее глазах изумление от литературной отточенности его профессионально подобранных слов, слегка поклонился ей в знак признательности.
– Вообще-то, я не говорила, что тахион только один во всех мирах и вселенных нашего мироздания, – поправила доктор Зоуи, так же слегка поклонившись своему собеседнику в ответ. – Хотя я и допускаю мысль, что для каждого отдельного мира нашей вселенной, он действительно может быть в единственном экземпляре.
– Тогда я определенно не понимаю, что вы хотели этим сказать, – невольно задумался над ее выводом Кроули.
– На самом-то деле, я сказала, что тахион в нашей вселенной один только на каждый отдельный сегмент ствола временного потока, в котором он как бы повторяется. Но если учесть вероятность существования других параллельных вселенных, а так же теорию многочисленности любых элементарных частиц и невозможности их существования в единственном экземпляре в материальном пространстве, даже в одном промежутке времени может существовать невероятное множество тахионов. А следовательно, и параллельных вселенных, находящихся в них, так же может существовать невероятное множество.
Посмотрев на своего собеседника торжествующим взглядом, доктор Зоуи триумфально завершила свою мысль:
– Одним словом, это и есть основа моей работы, которая может привести нас ко многим логическим объяснениям происходящего не только в отдельных темах теоретической физики о существовании тахионов, но и во всех сопутствующих ей науках. А теперь можете задавать мне свои вопросы, Рауль. Если, конечно, они у вас все еще остались.
Какое-то время Кроули молчал, напряженно хмурясь, и явно пытаясь сопоставить услышанное с тем, что сложилось в его разуме о теории тахионов исходя из прочитанных до этого научных статей, но затем не сдержался.
– Допустим, вы правы, – согласился он, помолчав. – И тем не менее, ваша теория так и остается теорией, которую нельзя доказать материальными фактами до тех пор, пока кто-нибудь не увидит этого своими собственными глазами. Я вас правильно понял?
– Да, по большому счету все обстоит именно так, – подтвердила доктор Зоуи в знак согласия, но помолчав, возразила. – И все же, что если я вам скажу, что мне все-таки удалось кое-что сделать по этому некогда спорному поводу?
– Что именно вам удалось сделать? – моргнул в ответ Кроули, посмотрев на доктора Зоуи несколько непонимающим взглядом.
– Ну, скажем, что если я вам наглядно продемонстрирую тот самый гипотетический тахион, который и станет для нашего разговора последним материальным доказательством этого некогда спорного факта?
– Вы покажете мне… что? – невольно нахмурился Кроули. – Извините, док, я вас правильно понял? Вы покажете мне тот самый гипотетический тахион, который, предположительно, быть может, даже не существует в природе нашего мироздания?
– Да, именно так я и сказала, – подтвердила доктор Зоуи в знак согласия, и взяв со стола герметично закрытый стеклянный контейнер, передала его Кроули. – Словом, именно вам я и поручаю первым поведать миру о том, что мне удалось не только определить на практике, что такое тахион на самом деле, но и лично отделить его содержимое от энергетики нашего мирового пространства. А теперь, посмотрите на этот контейнер, Рауль. Именно в нем и находится та самая гипотетическая частица, которая, по вашим предположениям, и может мгновенно перенести нас во времени и пространстве. То есть, можно сказать уже явно не гипотетический тахион!
Провозгласив это, доктор Зоуи с любопытством посмотрела на ошеломленно размышляющего над ее словами собеседника, и понимающе улыбнувшись, добавила:
– Я, можно сказать, в некотором роде заключила его в предохраняющем от внешнего воздействия поле, когда вы мне позвонили вчера, и вот теперь он перед вами таков, каков есть!
– Интересное научное тесто, – пошутил Кроули, не представляя, как к этому отнестись. – По-вашему, это и есть тот самый… как бы это поточнее выразиться… ну, предположим, пусть будет вчерашний тахион? – он выжидающе посмотрел на доктора Зоуи, но видя серьезное выражение ее лица, невольно снова задумался. – Хм! Судя по всему, вы не шутите. Но каким образом вам удалось это сделать, позвольте спросить?
– А вы действительно хотите услышать детали, Рауль? – на всякий случай предостерегла доктор Зоуи. – Ведь этот вопрос слишком сложный даже в теории, чтобы объяснить его в двух словах. Так что же говорить о практичных деталях?
– Тогда, верно. Не стоит, я думаю, – согласился с ней Кроули, и помолчав, более рассудительным тоном добавил. – В конце концов, я действительно несведущ в некоторых технических тонкостях вашего дела. А поэтому лучше скажите, ведь тахион, насколько я уяснил из ваших же слов, слишком огромен, чтобы мы смогли увидеть его своими собственными глазами, и вот теперь вы показываете мне нечто такое, что называете тахионом. Неужели такое действительно может быть?
– А вы сами как считаете, Рауль? – поинтересовалась доктор Зоуи, выжидающе приподняв одну бровь.
– Не знаю даже, что и ответить, – признался Кроули, рассеянно повертев в руках странную светящуюся субстанцию, переливающуюся через стекло контейнера на солнце всеми цветами радуги. – В конце концов, я действительно вижу перед собой нечто такое, чему не могу дать какого-либо логического объяснения. И в то же время вы утверждаете, что это и есть тот самый гипотетический тахион. Который, подчеркну для достаточного понимания самой сути этого вопроса, даже по вашим словам невозможно ни потрогать, ни увидеть своими собственными глазами. Так что же вы от меня хотите, милая Ария? Я действительно не верю в то, что услышал.
– И тем не менее, это и есть энергия отдельного промежутка времени. То есть, можно сказать, энергия того самого некогда гипотетического тахиона, – заверила доктор Зоуи, посмотрев на своего собеседника торжествующим взглядом. – И как всего лишь отдельный сегмент ствола временного потока, он оказался достаточно мал, чтобы уместиться даже в таком небольшом сосуде. Хотя, если точнее сказать, так как это всего лишь энергия отдельного временного сегмента… то есть, энергия одного промежутка времени… мне действительно удалось заключить его в этом контейнере, и на какое-то время обездвижить. Однако если вы мне не верите, Рауль, я могу вам просто продемонстрировать сам процесс, при помощи которого мне удалось это сделать.
Выйдя из-за стола, доктор Зоуи подошла к сидевшему напротив нее Кроули, и выжидающе протянула руку.
– Дайте мне, пожалуйста, этот контейнер, Рауль, – попросила она, улыбнувшись. – Чтобы у вас не возникало сомнений, я просто вам покажу сам процесс, о котором только что говорила. И полагаю, что вы не станете мне возражать, утверждая, что не хотите увидеть нечто подобное лично.
– Еще бы я ответил вам, нет, – согласился с ее предложением Кроули, возвращая контейнер в руки доктора Зоуи. – По правде сказать, мне действительно хотелось бы увидеть процесс, о котором, насколько я знаю из всех ранее прочитанных тем, пока никто кроме вас не догадывается. А раз так, милая Ария, давайте, наконец, сделаем все, как вы и сказали на практике, и я действительно первым поведаю миру о том, что вскоре однозначно потрясет его до снования.
Говоря это, Кроули невольно отвлекся, засмотревшись на обворожительную улыбку доктора Зоуи, и случайно задел ладонью о крышку стола.
Звон разбившегося стекла, а так же последовавшая за этим яркая вспышка в лаборатории сопровождались его словами:
– Извините, доктор, я просто… но дело в том, что вы…
Именно в этот момент все вокруг Кроули вдруг пропало.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 11.03.2019 Амшер Диен
Свидетельство о публикации: izba-2019-2511524

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика










1