Страхование от несчастных случаев


Помнится, в конце семидесятых ещё, работал я страховым агентом и имел удовольствие контактов с такими типажами, что мама не горюй. Контакты все эти происходили во время ежемесячных сборов платежей по страхованию имущества граждан от пожаров, от смертей ну и, конечно же, страхования от несчастных случаев. То есть от того же кирпича, что тебе на голову вдруг с крыши свалится.

И вот вам случай.
Решил я как-то проинспектировать свой участок и попытаться застраховать тех, которые по каким-либо причинам не были ещё застрахованными. Жму на кнопку звонка квартиры, в которую я пытался попасть ещё неделю назад, но тогда через щёлку едва приоткрывшейся двери меня попросили зайти попозже. И вот, спустя несколько дней, жму я на кнопку звонка этой квартиры, в прихожей кто-то, погремев цепочкой, открывает мне дверь, и молча, уходит в глубь помещения. Прикрыв за собою дверь, я, молча, проследовал вслед за удаляющейся спиной.

- Так значит решили страховаться? – спрашиваю я удаляющуюся спину.

А владелица спины уже за столом. На столе перед ней пельмени в тарелке, в руке вилка, а напротив телевизор на тумбе. И такая она, знаете ли, крепкая и надежная гражданка, что просто загляденье! «Гвозди б делать из этих людей:
Крепче б не было в мире гвоздей».
Так когда-то говаривал о таких людях один из наших поэтов. А на экране телевизора, что перед ней, - фильм – экранизация чеховского рассказа «Смерть чиновника». То есть идёт у нее сейчас эдакое рациональное поглощение того, что в тарелке, одновременно с тем, что на экране. Знакомо, да?

- Так да? Или как? – переспрашиваю я ее чуть ли ни заискивающим уже голосом.

- А на кой черт я стала бы тогда тебя впускать! – отвечает она, не отрывая взгляда от экрана и жуя пельменю.

- Ну, мало ли, - отвечаю я и, аккуратно присев на край стула возле стола, начинаю доставать свои бумаги.

А для тех, кто не помнит содержание чеховского рассказа или никогда его и не читал, напомню. Некто Червяков, мелкий чиновник, будучи в театре, нечаянно чихнул на лысину сидящего впереди генерала Бризжалова. Тем самым «посягнул» он, как вы и понимаете, на «святыню» чиновничьей иерархии. Бедолага Червяков страшно перепугался, попробовал оправдаться, но не поверил тому, что генерал не придал этому событию никакого значения и стал надоедать ему, ввёл генерала в гнев - и сразу же по приезду домой умер от ужаса.

Сижу это я, значит, выписываю этой любительнице русской классики свидетельство о страховании и посматриваю на неё. Интересно, как это у неё там сейчас на лице. Что у неё там с мимикой, какие мысли от поглощения происходящего на экране? Но на лице у неё тишина. Жуёт только она и всё.

А я в те дни из-за невозможности опубликовать свои очерки и рассказы находился под гнётом проблем схожих с теми, что были там у нее на экране, и потому, не удержавшись, выдал.

- А! Как вам это? Начальники у нас и подчиненные! Все мы, в общем-то, человеки, а живём!..

- Да туда ему уроду и дорога! – уходя уже с грязной посудой на кухню, ответила она мне.

И тут меня вдруг как огнем обдало! Ба, да это ж моя бывшая школьная училка! Ну, или, если уж использовать устоявшееся у нас выражение, - «учительница первая моя». Сам-то я из «понаехавших», то есть из мест ну вот очень уж отдаленных от благостно-правильной столицы нашей.

Помним мы все ещё формулировку - «Сослать за 101-й километр», ну и далее, конечно же. Всех этих деклассированных и пьянь всякую. Что б не нарушали они благостно-правильной картины столицы нашей. Вроде того, как нет в столице всех этих «уродов», так нет проблем и у государства.

Еще до революции, например, революционерам, могли запретить проживание в Москве и Санкт-Петербурге. А в начале 20-х годов эту идею активно подхватили большевики. Как известно, в сталинском Уголовном Кодексе существовала 58-я статья, по которой запросто можно было схлопотать срок, а то и расстрел за высказывание неугодных властям соображений. Ну, и за обвинения «по мелочи» могли задвинуть человека куда-нибудь подальше с глаз долой.

Да я там среди всего того, в общем-то, и родился когда-то да вот в шестидесятые ещё удалось мне свалить оттуда. Так что была эта не застрахованная, моей землячкой как бы. И вот вам теперь… Здрасти-пожалуйста.

Да обо всем этом периоде жизни нашей, если рассказывать, то это ж целый исторический роман ужасов получится. Правда, ужасов, я бы сказал, вполне естественных, а при огромности территории государства нашего и процветающего в его глухих селеньях бескультурья, даже и неизбежных. С сегодняшними-то подобными сюжетами, писанными жизнью в этих местах, можем мы ознакомится по ток-шоу, скажем, у Малахова или у Гордона с Барановской, но не таковыми были у нас СМИ при строительстве государства социальной справедливости. Не все здесь, естественно, согласятся со мной, но заметать проблемы под ковер, или разрешать их кровавыми методами, наш российский чиновник всегда был большой мастак. Так что!..

Заполняя сейчас бланк о страхование от несчастных случаев, начал я уж было причитать внутренне:

- О, сколько ж крови попортили мне в жизни вот такие-то! – но тут же остановил себя. – Да черт бы с ней! Что мне теперь до этой бывшей жизни.

И тут моя «бывшая» эта вернулась с кухни и кладет предо мной деньги за страховку.

- А больше с вами здесь никого нет? Незастрахованных, - спрашиваю я у нее.

- Есть, - говорит. – Муж Да он не хочет, - спокойно эдак ответила она мне.

И здесь приоткрылась вдруг дверь смежной комнаты, и оттуда выглянул мужчина. Странного какого-то вида. Как с перепоя.

- Как это? – робко, но с удивлением в голосе пробормотал он. – Я тоже хочу.

- Исчезни! –прореагировала на это «моя землячка».

- А что это вы с ним как с чиновником Червиковым? – заинтересованный, в общем-то, в количестве застрахованных мной, а не её стилем в обращении с мужем своим, пошутил я. – Он у вас там прям как какой-нибудь не советский! – улыбнувшись, аккуратно произнес я.

И тут женщина вся эта вдруг прямо-таки налилась какой-то яростью. Мне показалось даже что сейчас её разорвет на части. Но потом, ничего. Подошла спокойно к двери, за которой торчал этот ее незастрахованный муж, плотно прикрыла ее и, усевшись напротив телевизора, проговорила, не глядя на меня.

– Ты там пойдёшь - дверь захлопни!

Выскользнув из квартиры на лестничную клетку, я пробормотал каким-то таким осипшим голосом,

– Однако! Нет, с одной стороны понятно как бы, но!..

И показалось мне, что она узнала как бы меня и потому так.

- Забавно!.. Хотя!.. Узнала!.. Брось! – сказал я себе, уже садясь на скамейку возле дома. - Она таких, как я, стольких уже за свою жизнь отимела, что теперь для нее что я, что другой!

После чего посидел я ещё какое-то время на скамейке, успокоился, а уж потом только пошел страховать очередных не охваченных ещё.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 10.03.2019 Луковкин-Крылов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2511274

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1