Баллада о морге.


Баллада о морге.
 

Просыпаюсь с бодуна
В тьме кромешно-чёрной,
Холодрыга, тишина,
Запах тошнотворный.
Что за странная среда?
Неужели небо?
Точно знаю, никогда
Здесь я раньше не был.

Если вновь попал в тюрьму –
Сразу нестыковки,
Вместо шконки почему
Стол из оцинковки?
Вдруг, издав истошный крик,
Как в горячке белой,
Ощутил с собой впритык
Труп закоченелый.

Ёлки-палки! Стройки - капиталки,
Больно бьют по головам кирпичи и балки.
Палки-ёлки! Слухи – кривотолки!
Мысли о похоронах муторны и колки.

В ситуации такой
Трудно быть в восторге,
Как же так, вполне живой
Нахожусь я в морге!
Что вчера произошло? –
Напрягал мозги я,
Может левое бухло,
Может летаргия.

Вобщем, принятый за труп,
Я сюда доставлен,
Золотой передний зуб
Вырван и расплавлен;
Взяли плащ, костюм, блокнот
И невесты фото,
Только распороть живот
Не успели что-то.

Ёлки-палки! Голуби да галки
Без бинокля видят где труп лежит на свалке.
Палки-ёлки! Птички перепёлки,
Клювы словно топоры, когти что иголки.

В горле сушь, курить хочу,
Всё отняли змеи.
Я ж, подобно Ильичу,
Всех живых живее!
В совершенном неглиже
Вырваться бессилен,
К темноте привык уже,
Видеть стал как филин.

Для живого – к горлу нож
Жмуриков обитель,
Чем-то, впрочем, морг похож
На медвытрезвитель:
Голых тел десятков пять
Дрыхнет, сложив лапы,
Только странно, не слыхать
Ругани и храпа.

Ёлки-палки! Ландыши, фиалки,
Пляшет смерть на каблучках, в белом полушалке.
Палки-ёлки! Летние засолки,
Не нуждаются не вех, ни дурман в прополке.

На столе, меня правей,
Недурная тёлка,
Груди, ножки – всё при ней,
Озорная чёлка,
Поработал бы концом,
Молода, ядрёна,
Только тело и лицо
Сильно обварёны.

А у самой у двери,
Блох покрытый тучей,
Здесь видать недели три
Бомж лежит вонючий,
Да к тому же не один,
С ним товарищ рядом
Заглушает формалин
Сладковатым смрадом.

Ёлки-палки! Черти да русалки!
Сколько пьяных мужиков тонет на рыбалке!
Палки-ёлки! Чубчики, да чёлки,
Только их не разглядеть в гробовые щёлки.

Хватит, мне домой пора,
На постель к милаше,
Не нужны мне, доктора,
Процедуры ваши.
Да я хвор, всего трясёт,
На исходе силы,
Только профиль ваш не тот,
Господа лепилы!

Не усопшего вскрывать
Зоною чревато,
Как такое увязать
С клятвой Гиппократа?
Скоро тронусь головой
В вашей я прессхате.
Есть тут кто нибудь живой?
Закурить хоть дайте!

Ёлки-палки! Трубки, зажигалки!
И когда нас наконец подведут дыхалки?
Палки-ёлки! Ватники – футболки,
Открывайте, суки, дверь! Замерзаю, волки!

Неприметно в уголке,
От столов в сторонке,
В целлофановом мешке
Пять кило печёнки.
За говяжию сойдёт,
Отличалась мало,
Видно есть собаковод
Средь персонала.

Тут, тюрьму раскрыв мою,
Входит медсестрица,
Увидав, что я стою,
Как пошла беситься,
Взвыла голосом благим:
- Труп воскрес! На помощь!
И пред носом пред моим
Дверь закрыла сволочь.

Ёлки-палки! Знахари, гадалки!
Пожеланья долго жить, к сожаленью, жалки.
Палки-ёлки! Персинги, наколки,
Подорвавшие себя – вечно комсомолки!

Как в капкан попавший зверь
Заревел отчаянно:
- Открывая, б*ядина, дверь,
В морге я нечаянно!
А её вообще нет тут,
Словно испарилась,
Правда через пять минут
С главврачом явилась.

Так я был освобождён,
Получил одежду,
В паре засраных кальсон,
Порванных ног между,
Возвратился всё ж домой
Гневный, оскорблённый,
Негодующий, больной
Не опохмелённый.

Ёлки-палки! Включены мигалки,
По дорогам колесят птица - катафалки.
Палки-ёлки! Кабаны да волки
Распушили в облаках взмыленные холки.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 10.03.2019 Николай Кровавый
Свидетельство о публикации: izba-2019-2511114

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня










1