Третья сексуальная революция.


Третья сексуальная революция.
Но вот в 1917 году в России грянула Октябрьская революция. На карте мира появилось новое государство — СССР, которое Лига Наций поначалу не признавала, поэтому его представители не принимали участия в работе антипорнографического конгресса в Женеве, который организовали религиозные моралисты в 1923 году. Да и необходимости тогда такой у нас не было. Принятая в 1917 году «Декларация прав народов России» положила конец господствующему положению религиозной морали и вопрос об охране «общественной нравственности», моду на защиту которой мы однажды переняли у Запада, решился сам собой. С «милицией Христа» большевикам было совсем не по пути. К тому же, они вначале не выдвигали никакой этической доктрины в качестве господствующей, поэтому при принятии первых советских Уголовных кодексов 1922 и 1926 гг. авторы вообще отказались от выделения «общественной нравственности» в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. Соответственно, в новом законодательстве не было статей, специально предусматривавших ответственность за порнографию. Зато была статья за нарушение правил размножения и выпуска в свет печатных произведений, а равно правил фотокиноцензуры. И было распоряжение Ленина «.. изъять порнографию и книги духовного содержания, отдав их в Главбум на бумагу». Порнография и религиозная литература одинаково расценивались вождём как контрреволюционная идеология и пропаганда.

    В то же время, в 20-ые годы отношение советской власти к сексуальности внешне выглядело нормальным. Наряду с социальной в стране началась и активно протекала третья по счёту сексуальная революция, по поводу которой В.И. Ленин прозорливо писал: «В области брака и половых отношений близится революция, созвучная пролетарской революции». Преодоление религиозных воззрений на сущность половых отношений в советском обществе привели к признанию допустимыми фактических, т.е. гражданских браков и половых связей, возникающих для удовлетворения индивидуальной половой потребности. Возобновилось и стало более массовым движение нудистов. Но и эта революция продлилась не долго: уже к 1926 году началось её торможение, а к началу 30-х годов пуританская идеология снова взяла верх.
Причина поражения сексуальной революции была всё та же: отсутствие своих вождей, отсутствие единой программы, единой тактики и стратегии, грамотных лозунгов и пр..Плюс явные просчёты и обыкновенные перекосы, без которых, видимо, не может обойтись ни одно новое начинание. Например, те же нудисты своим появлением в голом виде в неподходящих местах с лозунгом: «Долой стыд!» больше пугали новую власть, чем располагали её к себе.

    В 1934 году, после выхода из Лиги Наций фашистской Италии и Германии, Сталин принял предложение о вступлении в эту организацию, что сопровождалось подписанием международных договоров и соглашений. В результате, 1 апреля 1934 года в Уголовном кодексе СССР, в редакции 1926 года, появилась статья, карающая за мужеложство, с санкцией от трёх до пяти лет лишения свободы, а при отягчающих обстоятельствах — до восьми лет. В числе других документов, которые СССР тогда подписал, была и международная Конвенция о пресечении обращения непристойных изданий и торговли ими, в русском тексте которой слово непристойных было заменено словом порнографических. Юридического определения понятию «порнография» не дали. Тем не менее, в развитие положений этой конвенции 25 ноября 1935 г. был издан соответствующий закон, в УК РСФСР появилась соответствующая статья № 182 - 1, с санкцией до 5-ти лет лишения свободы, и таким образом борьба с порнографией, прерванная на некоторое время Октябрьской революцией, вновь возобновилась и стала ещё более жестокой, чем была в дореволюционной России. Подписав эту конвенцию и другие международные документы антисексуальной направленности, Сталин (кстати, воспитанник духовной семинарии) фактически выразил симпатию инквизиторскому стилю руководства страной (за малозначительный проступок следовало суровое наказание), а также приверженность идеалам религиозного аскетизма, но открыто партия заявила об этом лишь на 22-ом съезде КПСС, когда заимствованный у пуритан идеал «моральной чистоты» был ею прямо вписан в моральный кодекс строителя коммунизма. Случаи внебрачных связей рядовых партийцев официально стали рассматриваться как признак моральной неустойчивости личности и становились предметом разбирательства на партийных собраниях.
Советских людей вновь стали преследовать за употребление в общественных местах «нецензурных слов и выражений». Первый раз за это полагался штраф, а оштрафованный дважды в течение года гражданин мог быть привлечён уже к уголовной ответственности «за хулиганство».

    В общем, Октябрьская революция не внесла особо радикальных изменений в дело отношения властей к сексуальности вообще, к жанру эротике в частности. Временная оттепель 20-ых годов закончилась возвращением к старым моральным традициям, но в обновлённом идеологическом переплёте. КПСС свергла власть церкви, но заняла сама её место в деле борьбы с «развратом» и продолжила антисексуальные репрессии, поэтому третья сексуальная революция под натиском новой власти снова захлебнулась. На смену воинственным, религиозным фанатам прошлых лет пришли не менее воинственные охранители коммунистический морали, одержимые маниакальной страстью борьбы за «охрану общественной нравственности» с той лишь разницей, что выпускники многочисленных зарубежных духовных школ у себя за рубежом выставляли порнографию как результат гигантского анти христианского заговора, инспирированного евреями с целью захвата страны коммунистами. Не менее многочисленные выпускники советских партийных школ, специалисты по агитации и пропаганде, всегда мотивировали эту борьбу желанием «уберечь сознание советских людей от разлагающего воздействия буржуазной идеологии и морали»!..





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 10.03.2019 Вадим Донской
Свидетельство о публикации: izba-2019-2510980

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика










1