Размышления о слове и языке


       В русском языке, несмотря на грамматическую стройность и богатое словообразование, иногда встречаются некоторые несуразности, так называемые исключения, которые просто необходимо знать, в особенности тем, кто говорит, кроме русского, на каких-либо других похожих славянских языках, к примеру, польском или чешском. К сожалению, эти исключения являются устоявшимися формами и с этим ничего не попишешь, ибо проблема в какой-то степени связана с неправильно проведенными языковыми реформами в былые эпохи. Однако ситуация с русским языком могла бы выглядеть несколько лучше. Жаль, что в России смена политических режимов повлияла на язык далеко не лучшим образом. К примеру, стали писать теперь «в Украине» вместо «на Украине», как это было в более ранние времена. Само собой разумеется, что сделали это, вероятно, из толерантности к украинском языку, в котором это словосочетание пишется именно так. Но давайте вдумаемся, насколько это является грамотным? Ведь в Польше смена политической системы почти ничего в языке не поменяла и на польском это словосочетание звучит так же, как и ранее в русском: «na Ukrainie». И это далеко не единичный случай. Так, в современном русском языке используется устойчивое словосочетание «на сайте», хотя в английском языке мы имеем «in site», что правильнее было бы интерпретировать «в сайте», т. е. внутри сайта, а не на нем. Тем не менее, что до этого словосочетания, то тут никто вроде бы ничего менять не собирается. Такая же проблема возникла с названиями государственных образований. К примеру, если слово Беларусь еще как-то удобоваримо для славянского уха (по-русски правильно Белоруссия), то слово Башкортостан для говорящих на русском и польском языке произносить не очень удобно. Вот, к примеру, ссылка на польскую Википедию:
https://pl.wikipedia.org/wiki/Baszkortostan

        Как мы видим, это название (Baszkortostan) уже стало устойчивым и в польском языке, хотя поляки добавили в качестве второго варианта более привычное Baszkiria. Согласитесь, это ведь не просто так произошло. Один язык влияет на другой: в русском языке приняли новую официальную форму, поскольку Башкирия является субъектом Российской Федерации, а вслед за этим и Польша была вынуждена принять что-то подобное. Невольно начинаешь думать, а стоило ли ломать Советский Союз, чтобы вот такое творилось с русским языком? Если к ранее устоявшимся формам, ставшим исключениями, мы уже привыкли, то видеть в качестве официального названия непривычное для славянского слуха при уже имеющемся удобоваримом славянском как-то абсурдно. Разумеется, существовали некоторые несуразности в русском языке и раньше, но их было, тем не менее, не так уж и много. К примеру, для меня, как поляка, можно было как-то адекватно воспринять в русском языке слово «деревья» при имеющемся старорусском «дерева» (сравните польское слово «drzewa»), хотя все же странно видеть такую форму для существительного среднего рода мн.ч. и еще более странно в падежной форме видеть слово «деревьев» при имеющемся старорусском «древ» или «дерев» (сравните польское «drzew»). Благо, что именно в поэзии эти формы остались! Однако для существительного среднего рода в род.п. мн.ч. должно быть усечение окончания, по аналогии «яблоко» – «яблок». Ведь всё равно же не говорят «волосьев», а говорят «воло′с», но почему тогда не «волосов»? Для слов мужского рода в род.п. мн.ч. должно быть окончание -ов, -ев, по аналогии «дом» – «домов», «стол» – «столов». Почему говорят«много человек», а не «много человеков»? Почему польское блюдо «kluski» по-русски называется «клёцки», ведь «klocki» в переводе с польского означает «кубики», а польские «kluski» совсем не похожи на кубики? Почему цифры для счета называют арабскими, в то время когда они индийские, а у арабов другие цифры? Почему Буратино, а не Пиноккио? Почему всё так? Я спрашиваю и не нахожу ответа, но говорю и пишу как надо... Но ведь никто не даст гарантии, что завтра ничего не изменится, ибо ничто, как говорится, не вечно под луной (кстати, устоявшееся выражение).

          Затронув эту тему, я ни в коем случае не хочу задеть чьи-либо национальные чувства, но хочу сказать, что адекватная языковая реформа назрела и с языком нужно все-таки что-то делать. Вот почему в русской поэзии и прозе я призываю всё чаще использовать старорусские архаичные слова. К примеру, в польской литературе использовать лехитскую архаику в пределах нормы, но в современной русской литературе самой русской архаики явно недостаточно, и если кто-либо из нас, например, использует в произведении архаичное (и несправедливо забытое, между прочим) деепричастие настоящего времени «ждя», то вполне вероятно, что какой-нибудь радетель чистоты русского языка, живущий за пределами его коренного распространения, скажет нам, что такого слова якобы в русском языке нет. Но разве нет ли? Оно ведь выделено как архаичное красным в Викисловаре:

https://ru.wiktionary.org/wiki/ждать

          Резонен вопрос: не навязал ли нам кто-либо этого ранее, а именно то, что это слово якобы нам не нужно или якобы несовременно? И вот тогда начинаешь думать как победить язык, если от первого лица слово «победить» одним словом в современном русском языке сказать невозможно. Может быть, все-таки эту форму слова стоит вернуть, ибо в старой русской архаике имелся вариант «побежу», который никак не спутаешь со словом «побегу», поскольку «г» и «ж» разные звуки. См. в Викисловаре:

https://ru.wiktionary.org/wiki/победить

         В формате данной статьи я предлагаю вернуть русскому языку многие старые слова, тем самым обогатив его и сделав знаменитую фетовскую фразу «Как беден наш язык!» неактуальной.

С уважением Валентин ВАЛЕВСКИЙ

© Copyright: Валентин Валевский, 2012, Стихи.ру
Свидетельство о публикации №112111502130





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 170
© 10.03.2019 Валентин Валевский (Walenty Walewski)
Свидетельство о публикации: izba-2019-2510790

Метки: Валентин Валевский, Walenty Walewski, Размышления о слове и языке,
Рубрика произведения: Проза -> Статья










1