Ванюха - Советский Союз


Предложен на Конкурс: «Мой адрес – и дом мой, и улица, и город, в котором живу»

Ванюха - Советский Союз


Третий день валил снег. По трассе сновал мигающий транспорт. Улицы посёлка месил одинокий «Беларус». На обочинах близ поворота в посёлок, едва обозначали себя оставленные машины. Пересекая магистраль главной улицей, простираясь в каждую сторону на три километра, село встречало Новый год…

Михалыч смял пустую пачку от сигарет, усталой кистью откинул пульт на диван.
«Пора»,- подумал он. – Пурга начнется, потом не осилю…»
Вяло засобирался на улицу, не думая о предстоящем. Он ясно понимал причину предательской вялости - слишком долго лежал. Главное сейчас, не рассуждая, вырваться из плена сладкого бездействия и перенести себя подальше от дивана. Обуваясь, прикидывал объём работы. От гаража до дороги - метров двадцать пять. Если, по пять метров каждый день, то можно успеть очистить двор к приезду детей.

Рыхлый снег скатывался с лопаты и тормозил блицкриг. Непродуктивное размахивание лопатой сильно утомило и снизило градус энтузиазма. Михалыч беспомощно стоял по пояс в пушистом снегу…
- Внуков сюда! Те утрамбовали бы,- вслух пошутил он и повалился в сугроб, покатился «колбаской», приминая мягкий хрустящий холод.
Когда это было? Его накрыла диковато-восторженная, давно забытая, радость. Докатившись до твёрдого снежного бруствера, сделал несколько шагов вперёд, снова упал в снег и покатился в другую сторону. Усилий требовалось немалых, зато колени радовались придумке хозяина. Таким образом, Михалыч добрался до створа открытых ворот, уменьшив вдвое высоту сугроба.
- Теперь и лопатой можно! – воодушевлённо произнёс он и скомандовал, - домой!
Мокрый до нитки Михалыч переоделся, включил чайник.
Насыпал заварки в кружку. Отломил веточку зверобоя от веничка на стене, размял над кружкой и отряхнул ладонь. Дожидаясь кипятка, он сидел за столом и жмурился несмелому солнышку.
В дверь постучали.
- За-хо-ды!
Друг за другом по росту вошли снеговики. Они пыхтели, который покрупнее объяснял какую-то ситуацию и извинялся…
- Разоблачение неизбежно, ски-да-вай всё в кучу! – взял «ситуацию» в свои руки Михалыч.
Под масками снеговиков были: ровесник и двое пацанов годков десяти.
- Тапки там, какие найдёте, и - за стол! Я, чаёвничать собирался…
Михалыч шёл навстречу гостям, каждому пожимая руку, сообщал:
- Михалыч.
Вернулся к ровеснику, прищурившись, изучал лицо.
- Мы знакомы? Откройся, лучше будет! - шутливо пытал Михалыч.
- Да, я здешний. Детство, юность - Виктор Перфилов…
- Погодь! Там на краю, на отшибе жил? Витька, что ли? - Михалыч, как диковинку разглядывал небритого пожилого мужика, игриво тормошил. - Меня-то признал, поди? Ваньку, Ваньку Егошина? Ну да, чё меня не узнать? Я здесь, как пень - не заметишь, так запнёшься!
- Веришь? Не узнал сразу. Только теперь понял - дом тот же! Как же я так!? – сокрушался Виктор, заключая в объятия друга детства.
Мальчишки глазели на обнимающихся, ожидая следующей картинки.
Михалыч забренчал тарелками, стругал сало, выкладывал из банки огурчики, нарезал батон и приговаривал:
- Мойте руки и садитесь, всё здесь вкусно – убедитесь!
За столом выяснилось, что Виктор везёт внуков родителям, в тот самый дом, что стоял на краю села.
- Свернули с трассы, а дальше хода нет, с ночи ждали, пока расчистят. Потом топливо кончилось - пошли пешком…
Михалыч, подливая чай, внимательно слушал Виктора.
- …Внуки жили с нами. Бабуля наша летом померла, а я один не справляюсь. Третий и пятый класс… город! Квартиру продал и… вот видишь - сразу в детство…
- Далеко машину оставил? - переключился Михалыч.
- Возле Малышевых.
- Метров двести будет,- прикинул Михалыч и, хохотнув, добавил, - вспоминаешь потихоньку! Там после Малышевых-то порядком сменилось насельников.
Удалился в комнату и вернулся с охапкой одежды:
- Выбирай, надевай, голых мест не оставляй! В общем, переоденьтесь! Вашу одежду - вытряхнуть и развешать сушиться на батареи! Я, пока баней займусь.
Он вернулся ещё более озабоченный и новой порцией указаний приводил в движение всё живое:
- Кто может лопатой, кто может вилами дорогу очистить, а кто топорами! В общем, так: дорогу осилим, машину прикатим!
Все дружно высыпали во двор, разобрали инвентарь.
- Витя справа, Ваня слева - туда, где стынет королева!
Мальчишки вслед за друзьями едва поспевали подчищать. Через час дорога до машины была готова. На столбах зажглись фонари, прощаясь со светом дня. Начиналась пурга.
Враскачку, с привлечением мимо идущих, затолкали машину во двор. И, не сговариваясь, подняли руки с громким «Ура!».
Разгорячённые и уставшие мальчишки возились в снегу, не обращая внимания на тех, кто замер, глядя на них. Очнулся первым Михалыч, торкнул друга локтем:
- Пойдём, баньку проверим!
Баня была готова. Михалыч положил поленьев на слабые угли и прикрыл поддувало.
- Через полчаса можно идти.
Виктор сидел на скамье и разглядывал предбанник.
- Слушай, Вань, а здесь ничего не изменилось!
- А что менять? Брёвна дышат. Поменял, конечно, венцы нижние – сопрели. Воду подвёл, чтоб не таскать. Обогреватель, вон под лавкой примостил, чтоб всегда плюс было.
- Сколько всего было здесь, я же от тебя не вылезал! Мама всегда говорила: «Может, совсем к Ивану переберёшься!?»
- Ты о себе, расскажи!
- Не долгий рассказ у меня ... В армии отслужил, предложили остаться, тогда же и женился. Баранку десять лет крутил, потом по болезни пришлось уйти. Без работы не сидел. Северные заработал. В Новосибирск перебрались. Отцов дом хотел продать, да не получалось – квартиранты-родственники из рук в руки передавали. Потом, сын гнёздышко там свил. Думаю, хорошо, что так получилось. А ты, как?
- В армию меня не взяли…
- Да, помню, как ты убивался.
- … ну, я в училище - на электрика. В совхозе работал, а как стёрли его, так и узнал кто такой Фигаро. С Клавкой поженились, долго уговаривал - три года…
- Что на Озёрной жила?
- …да, она самая, «толстой» звали. Сын-Витёк у нас и два внука, как твои пострелята. Решили они на праздники сватов порадовать и меня расслабить.
В парилке Михалыч шумно колдовал, запаривая веник. Вышел довольный, озвучивая чёткий план действий:
- Пошли! Сейчас картошечки поставим варить прямо в облачении, крышки сковырнём у пары баночек, и будет нам праздничный ужин! Невестка весь подпол уставила.

После бани и сытного ужина мальчишки возились в детской, осваивали игрушки хозяев. Михалыч готовил спальные места. Виктор удивлённо рассматривал знакомые вещи, притрагивался к ним и застывал на какое-то время. Он приближался к тумбочке, приподнял салфетку:
- «Се-ре-на-да», - тихо произнёс он. – Вань, работает?
- А, куда ж ему деваться? Пластинки - ниже. За-во-ди!
Боясь испортить что-нибудь утраченным навыком, Виктор запустил в движение проигрыватель и аккуратно поставил звукосниматель на пластинку, что была на диске.
Комнату наполнила ритмичная и очень знакомая песня: «Колеса диктуют вагонные, где срочно увидеться нам…». Мальчишки выскочили в залу и, гипнотизируя крутящуюся пластинку, ошалело слушали.
Весь вечер музыка не умолкала. Виктор сидел на полу, перебирал разложенные вокруг пластинки. Внимательно и подолгу вычитывал содержание каждой. Вставал, менял мелодию. То и дело мальцы просили повторить «самую первую песню».

Дети давно уснули. В окна бились стаи снежинок, залепляя стёкла в уголках рам.
- Помнишь, маму? «Скоро просветы в окнах станут округлыми, нижняя часть закроется совсем. Верхние стёкла, как очки близорукого Мороза, не оставят без внимания всех, кто скрылся от него в тёплом домике, и не спрятался под одеялом». Всё просто, а как действовало - сразу засыпали. Хорошее наследство мне оставила: жизнь, как сказку принимать, но всерьёз, – тихо говорил Иван.
Друзья лежали на диване, положив руки под голову. Они вытаскивали и выстраивали осколки памяти. События детства полувековой давности осязаемо приближались и насыщали забытой сказочной радостью.
Виктор неожиданно повернулся к Ивану, подпирая голову рукой, взволновано заговорил:
- Жаль мне Советский Союз! Спорят люди, можно ли вернуть? Иногда, такие баталии устраиваются!
- Вить, спорить-то можно, даже живут этим некоторые. Только, спроси у спорщиков про забор! Какой у них забор? Узнай, как строили! Тебе расскажут, сколько бетона и всякого добра ушло. Гордо поведают, что ни одна зараза не одолеет его…
- Ну, допустим? Что это даёт? Вань, не пойму я!
- Просто! Спросить: готовы ли они ограду демонтировать… и поставить снова штакетник…? Станет всем всё ясно… и спора не будет…, мена проще: ночь на день, чем… железный… на…плетень…

Иван заснул, Виктор долго еще думал «про заборы».
Этим утром, закрыв машину, он шёл с внуками, по улице между заборов из профнастила, с дорожками к закрытым калиткам. Перед одной калиткой он стоял, стучался и долго выслушивал лай собаки.
Они бы, конечно, добрели до дома, осилили бы трёшку по распутице. Может быть, дом был открыт, а может - нет. Ключа не было, а ждали их к концу праздников. Так получилось, что он-Витька завалил к своему другу в гости...
- Спи, Ванюха, ты - мой Советский Союз...!







Рейтинг работы: 44
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 53
© 10.03.2019 Галина Колесникова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2510566

Метки: детство, друзья, встреча,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Ди.Вано       11.03.2019   07:29:53
Отзыв:   положительный
Рассказ интересно построен,
образность героев оттеняется речью.
И понимаешь состояния ЛГ -
"Его накрыла диковато-восторженная, давно забытая, радость".
Радость от встречи с прошлым, открытом для добрососедских отношений, память о людях,
готовых в любой ситуации помочь..
Замечательная фраза - "Спи, Ванюха, ты - мой Советский Союз...!"
Здесь не столько ностальгия, сколько сохранённая доброта, верность дружбе.
Тепло встречи дедов ...пластинки... , как это важно для мальчишек....
Спасибо, Галина.
С удовольствием предлагаю рассказ в ред.анонс.
С уважением
Д.
Галина Колесникова       11.03.2019   07:55:59

Очень рада, что именно так приняли написанное.

Средь коллизий жизни, смешения,
мне дороже всего - отношения..., отношения испытанные как в кузне, и как мало надо, чтобы цена упала на эту ценность.
Может попробуем сохранить, что осталось!
Благодарю за отзыв.
Ди.Вано       11.03.2019   08:05:53

Да, Галина, главное (хотя бы на личном уровне)
сохранить то ценное, что осталось.
Удачи!!
Марина М.       10.03.2019   23:11:34
Отзыв:   положительный
Советский Союз - это воспоминания, детство...
Многим хочется вернуться, только невозможно это...
С другом в баньке - да, и пластинки послушать здоровски.
Но делать это смыслом жизни?
Действительно, словно впадать в детство или (что весьма близко) в старческое слабоумие...
Галина Колесникова       11.03.2019   03:43:47

В том-то и дело: Советский Союз, это проявление в нас всего, что удалось каждому сохранить, кому пластинки, а кому вдобавок ещё и открытые настежь ворота и готовность помочь не разбираясь кто перед тобой, достоинство, отношение к трудностям с юмором.. Всё это называется человеческое лицо, вот что надо сохранять, а не форму и вывеску...
Спасибо Марина, за отклик, как всегда увесистый.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1