Сказ о рыбаке и рыбке желтой. гл.12


12

       - Козу купили? – Поинтересовался подошедший с сигаретой к занятому обустройством сарая Василию Пантелеевичу Ефим.
       - Да, нет. Вишенка ночью сама пришла. Как дорогу нашла - Бог ее ведает.
       - Дела. Я, вот, читал - кошку за тышу километров завезли, так, она дорогу домой нашла. Уж скоко шла, не помню, но вернулась. Точно тебе говорю.
       - Вот и эта вернулась. Решили с бабкой - коли вернулась - пущай живет.
       - А где она? – Осторожно уточнил дислокацию Агафьи Карповны Ефим, глядя на козу.
       - К Лизке потопала за сепараторм.
       - У тебя ж свой был.
       - Дык, кода козу продали, она ей дала. Да трав каких-то понесла из своих запасов, та чегой-то простыла, что ли.
       - Смылась - это хорошо. – Заключил гость. – Помнишь, как ты у меня сигареты из кармана таскала? – Обратился Ефим к козе. Затянувшись, притушил сигарету пальцами. Ухмыльнувшись, кинул бычок Вишенке, привязанной рядом, – на тебе конфетку, покури. Не забыла, поди.

       Еще когда Вишенка была маленькой козочкой, Ефим скормил ей бычок от сигареты, утверждая, что для коз - это первое лакомство. С того времени приятели тайком скармливали бычки козе, потешаясь, что при таком раскладе и пепельница не нужна. Как-то, когда Вишенка подросла и уже давала молоко, Агафья Карповна застукала их за этим развлечением. Устроив разнос друзьям, она после дойки долго нюхала, пробовала козье молоко. Не приметив отвратных запахов в молоке и изменений вкусовых качеств, все одно, долго бранилась. Грозилась отвернуть бестолковые башки обоим, если еще заметит подобное.

       - Смотри - не забыла, чавкает, – довольный Ефим призвал в свидетели Василия Пантелеевича и Полкана, – первое лакомство, что я говорил!

       В подтверждение своих слов Ефим вытащил из пачки еще одну сигарету и сунул ее себе в рот. Не меняя выражения лица, стал тщательно ее пережевывать на глазах изумленного друга. Проглотив пережеванную кашицу, потянул из пачки следующую. Сунув в рот, протянул пачку товарищу, предлагая присоединиться. Василий Пантелеевич вытащил из пачки сигарету и присоединился.

       - Ну вот, говорил - бросил, и на день не хватило. – Констатировала незаметно подошедшая Агафья Карповна, приметив пачку сигарет в руках мужа. – А че эт вы делаете? – Добавила, присмотревшись.

       Приятели, посмотрев на хозяйку, выведшую их из эйфории новых ощущений своим появлением, переглянулись. Изменившись в лицах, не сговариваясь, выплюнули горькую жвачку. Ругаясь, стали неистово плеваться, избавляясь от послевкусия.

       - Малахольные, - только и сказала Агафья Карповна, покачав головой.

       Махнув рукой на причуды приятелей, направилась в дом. Старательно отплевавшись, Василий Пантелеевич протянул почти опустошенную пачку сигарет другу.

       - На, не хочу больше. Сам жуй, тут еще пару сигарет осталось.

       Ефим не оценил шутки приятеля, недовольно сморщившись, сунул пачку в карман. С видом знатока, осмотрев жилище Вишенки, обнаружил массу недочетов.

       - Тут работы еще - непочатый край. – Заключив, посетовал, - надо было сразу сваливать, пока твоя не пришла.
       - А у тебя есть чего?
       - Нету. Да, найдем, у Михалыча перехватимся. Я ж говорил - два дня тому гнали, или, на крайняк, у Верки возьмем, у нее завсегда есть.
       - У меня есть Тимошкина. Почти полный флакон под навесом схоронил.
       - Так, что ж ты молчал, у Тимохи хорошая. Сваливаем по-тихому?
       - Не получится соскочить, - приметив насторожено выглянувшую из-за двери супругу, добавил, – пасет, надо бы сарай доделать, обещал, язви ее.
       - Ну, так, давай, помогу.

       Вдвоем они скоро привели сарай в надлежащий вид, попутно устранив все недочеты, отмеченные Ефимом.

       Ефим ранее был знатным столяром. Помогал ставить дом Василию Пантелеевичу, да и другим сельчанам. Резал знатные наличники, собственно, делал все, что угодно из дерева. Пока была работа в колхозе, работал. Колхоз развалился, какое-то время умелец что-то мастерил, выпивал, как все. Поскольку расчет в деревне был, как правило, в твердой валюте - пол-литрой, пристрастился. Как-то заявив, что свое отработал, вовсе забросил ремесло, переключившись на горькую.

       - Ты смотри! – Воскликнул столяр, осматривая свою работу, - не забыли ручки-то.

       Призванная на приемку оборудованного для козы сарая хозяйка, вполне удовлетворившись работой, пригласила работников к столу. Подкрепившись, как следует, с «наркомовскими» ста граммами из запасов Агафьи Карповны, приятели вышли во двор. Осмотрев покосившийся дом по просьбе хозяйки, Ефим сделал заключение.

       - Нижний венец подгнил, менять надо.
       - Дык, как его поменяешь, - почесал лысину Василий Пантелеевич. – Это сколько работы. Струмент нужон, потом как его приподымешь, язви его. Да, ну его, тута и за неделю не управиться.
       - Ничего, подымем. Делов-то - два пальца об асфальт, инструмент у меня еще есть. – Сказал разохотившийся до работы Ефим. Прощаясь у калитки, добавил, – завтра с утра зачнем.

       Облокотившись на забор, Василий Пантелеевич проводил взглядом скрывшегося за поворотом улицы приятеля. Варвара копошилась по хозяйству во дворе. Соседка поздоровалась через плетень, ни словом не упомянув о недавнем инциденте.

13
...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 09.03.2019 Головин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509957

Рубрика произведения: Проза -> Юмор










1