Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок. Эпилог


Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок. Эпилог
Валера:

Чувствуешь ли ты меня рядом?
Думаешь ли обо мне, когда я весь день думаю только о тебе?
Скажи мне, что чувствуешь это также!
Скажи мне, что живёшь и дышишь для меня.
Мог бы ты жить и умереть ради меня, как это сделал бы я?
Интересно, что ты думаешь, когда произносишь моё имя, стоная и поёживаясь во сне?
Мне жаль, что не могу уснуть глубоким сном, как ты, потому что, если бы мог, все мои сны были бы о тебе!

Ты - мой. Сейчас и до конца времён.

Я наблюдал, я ждал, чтобы разбудить его. Когда он в кровати со мной, дышит на меня, его волосы попадают мне в рот, я считаю чудом, что он всё ещё человек, потому что я - зверь, вампир.

Истощение овладело им снова. Сочетание температуры воздуха на этом острове и того, как мой член жаден до него просто от одного его присутствия, приводят меня в уныние, потому что обе эти причины буквально уносят его грёбано далеко от меня. Всё, к чему я стремлюсь, что я хочу сделать, отвергает голос разума в моей голове, звуча как предупреждение, что, если я продолжу в том же духе, я убью его. Я никогда не думал, что смогу полюбить так отчаянно, что буду на грани того, чтобы убить своей любовью.

Дай ему перерыв, он должен отдохнуть.
Ощущение его горячей плоти на кончиках пальцев вновь разожгло потребность вернуться в него. Меня не заботило, что он спит. Как только он станет моим, он не сможет больше спать. Поэтому я собирался воспользоваться моментом.
Этот акт я хотел исполнить, признаюсь.
Для меня скользить в нём, пока он спит, было слишком эротичным, чтобы удержаться. Я приподнял его ногу, прислонясь своей прохладной грудью к его тёплой спине. Сразу же это небольшое движение его ног послало волну сексуального аромата, как ракету с тепловым наведением, нацеленную точно на моё горло. Я раздвинул горячие дерзкие ягодицы и скользнул в жар его спящего естества. Мне никогда не будет достаточно его.

Я немного сдвинулся, и он тоже переместил своё тело, подвигаясь ближе. Даже в глубоком сне он устроился удобно и основательно и испустил довольный вздох.

Я шептал слова любви, и его сердце держало устойчивый ритм. Сначала его дремота не была нарушена, он только тихо бормотал слова, которые было не разобрать даже вампиру. Я вздохнул и двинул рукой вокруг него, чтобы скользнуть на его стальной, набухший ствол.

- Такой твёрдый, детка, даже во сне, - прошептал я в его мягкие взъерошенные волосы, которые оказывались повсюду, благодаря их грёбаной длине.

- Хм, - промычал он, и я почти вошёл в него. Я боролся, сдерживая себя, и отказывался отпустить. Я всё ещё чувствовал запах секса после нашей долгой ночи сексуальных забав в этой комнате. Я чувствовал запах главным образом на внутренней части его бёдер и облизал свои губы, почти пробуя нас в воздухе, когда раскрыл его широко.

Интересно, могу ли я войти в его сон?
Думаю, вероятно и очень возможно, могу.

Я использовал три безошибочных тактики пробуждения. Сначала я медленно и ясно начал говорить ему, каковы мои фантазии, зная очень хорошо, что мой голос повышает его сердечный ритм. Контакт с моим телом снижал температуру его кожи, и он реагировал на электрическую энергию, которая соединяла нас. Моё прохладное прикосновение заставило его кожу пробудиться с толчками. Я начал в медленном ритме, который вызвал у него неразборчивые слова, когда я выходил и толкался в него, как будто он бодрствует.

- Да, детка, стони для своего Мастера. - Он захныкал и слегка зашевелился. Я вошёл в него более пылко, двигаясь глубоко и грёбано наслаждаясь тем, как трахаю его.

Я приблизился ещё, и его нога вытянулась, открывая его шире и давая мне полную картину его красоты, когда я через его плечо наблюдал за скольжением своего члена в его разбухших, налитых кровью кольцах.
Красота нашего соединения заставила меня затаить дыхание, потому что его тело принимало мою большую толщину и длину, как грёбаная перчатка, сделанная по моей мерке. Его рука медленно переместилась вниз, и я пристально наблюдал за тем, что он собирается делать. Я обнаружил, что подгоняю его мысленно, чтобы он делал это.
Вообразите моё удивление, когда он сделал то, о чём я только что попросил без слов. Это было удивительно для спящего. Его рука скользнула вниз между ногами, и я почувствовал тепло его пальцев, гладящих длину моего жезла, когда он двигался в него и обратно.
Поддерживая его ногу, я упёрся кистью в его спину и мягко повёл его пальцы вместе с моими, чтобы покружить по его уже набухшему стволу.

- Непослушная маленькая сучка, - прошептал я. - Вот так... это местечко тоже хочет ласки.

Не думаю, что Дэн занимался мастурбацией во сне. Хорошо, возможно, он делал это сейчас, и, да, возможно я действительно добивался этого, но всё же... Это была самая эротичная вещь, которую я когда-либо видел.

Он застонал, и я ухмыльнулся гордо, как грёбаный идиот. Его дыхание изменилось, и началось пробуждение. Я принял сознательное решение замедлиться, чтобы не позволить ему проснуться. Дэн имел обыкновение говорить грязные вещи во сне, и я всегда был готов слушать его недозволенные признания. Я имею в виду, он действительно мог выражаться чертовски неприлично. Я думаю, блядь, он использовал выражения, которые я никогда не предполагал услышать из его сладкого рта. Он ошеломлял меня этим не один раз. Я помню первый раз, когда он начал разговаривать во сне, когда я был в нём: "О, Валерка, трахни меня. Боже, трахни меня глубже, сильнее". - Его зубы сжимались, когда он хрипел "глубже", "сильнее", выглядя диким. Когда это прокручивалось в моей совершенно прозрачной памяти, я вновь переживал всё и то, как это послало меня к краю. Я кончил в нём, как грёбаное животное.
Чёрт, он охрененно здорово разговаривает, и это - самый восхитительный звук из всех. Он такой чертовски маленький, сладкий и невинный, и, хвала небесам, он - мой.

- Что, если я не достаточно непослушный для Вас?

Поверьте мне, он учился быть грёбано непослушным. Другие мужчины-вампиры не достигали таких успехов, хотя имели годы опыта. Его непослушание было естественной частью его индивидуальности. Не думаю, что он знал, каким сексуальным и соблазнительным он мог быть.

- Покажи мне, насколько непослушным ты можешь быть, - прошептал я, и он осознавал значение моих слов.

Его рука переместилась вниз, туда, где мы соединялись, как две части загадки, единые и неразделимые. Он приостановил мои толчки, обернув руку у основания члена и вытаскивая его. Я вынужден был допустить, чтобы он прямо отбросил меня прочь.

- Я хочу попробовать.

Я застыл. Мои глаза поймали его взгляд, и я улыбнулся, глядя в красивые шоколадные глаза Бэмби, которые смотрели в ответ на меня. Маков цвет его щёк соответствовал розовым сгибам его ануса после того, как я поработал над ним моим членом. Его лицо залилось самым тёмно-красным цветом, который я когда-либо видел. Моё траханое сердце увеличило свой объём в десять раз.

С этим он снял все соки нашего возбуждения с моего члена, поднял руку и облизал свою грёбаную ладонь сверху донизу и затем снова застонал, поскольку я вошёл в него.

- Нет, - вздыхал он, - я хочу больше. - Он заскулил, сделав недовольное лицо и вынуждая меня дёрнуться.

- Я дам тебе больше. - Я вышел полностью, погрузил мои пальцы в него и поднёс к его губам.

- Оближи, - скомандовал я, зная, что он сделал бы это и без команды.

Горячие ягодицы раскрылись, когда я вдвинул свой средний палец между его половинами. Его стон прикончил меня, я задохнулся, даже не осознавая, что был на краю, уже выстреливая потоки, заполняя его с каждым последующим сокращением. Ощущения, которые прожгли мою поясницу, когда моё семя било из меня, были нереальными. Но всё нашло свой путь, заполняя его, пока не начало выливаться наружу.

Мы лежали. Всё насквозь промокло между нами. Я снова хотел подтянуть его ещё ближе, потому что никогда не чувствовал, что он достаточно близко.

Денис:

Я был окутан темнотой и вдруг услышал тихую классическую музыку, звучащую как фон. Не замечал этого раньше, пока стоял перед Валерой, завязывающим мне глаза.

- Оставайся там, где ты сейчас, ангел. Я буду вести тебя, пока ты в ошейнике.

Я стоял на месте, не понимая, как мог бы куда-то двинуться. Было слышно, как Валера кружит вокруг: я почувствовал случайную воздушную волну, когда он пролетел на вампирской скорости.

Я почувствовал, что Валера отвлёк меня от этих мыслей, коснувшись губами моего уха.

- Мечтаешь, любимый? - спросил он. Этот голос источал мёд.

- Хм..., - я ощущал жар своих щёк под кожей. Его голос сводил с ума, и с завязанными глазами это только усиливалось. Когда мы были вместе, всё, что происходило за пределами этой комнаты, исчезало. Никакой опасности не было и в помине, не было Кая. Только мой Мастер и я.

- У меня есть вопрос, Мастер.

- Какой? - Я почувствовал его руки: кисти отвели мои волосы в сторону.

- Волосы, - произнёс он, и я потянулся, чтобы убрать их в сторону, пока он надевал ошейник. Как всегда, Валера проверил и убедился, что надел не слишком туго, подсунув два пальца и потянув.

- Почему Ваш голос действует на меня сильнее, когда я с завязанными глазами?

Внезапно всё стало проваливаться в глубину.

- И сейчас? - Я задрожал, когда услышал его усмешку.

- Да.

- Все чувства обостряются, когда ты не можешь видеть. Мозг, как правило, обрабатывая то, что ты видишь, отвлекается на это. Без визуальной стимуляции ощущения усиливаются, потому что большей части мозга не остаётся ничего, чем можно заняться.

- Интересно. - На мгновение я задумался.

Затем ощутил след его пальца на своей челюсти. Это было сильное чувство.

- Чёрт, ты мгновенно реагируешь, - прошептал он.

Я глубоко вздохнул.

- Дениска, ты опоздал. При нормальных обстоятельствах я бы настаивал на наказании, но сегодня вечером не буду этого делать. Я нуждаюсь в тебе слишком сильно сейчас, но не сомневайся: я был очень разочарован, когда ты проигнорировал мою просьбу. Я до сих пор разочарован, но, как уже сказал, нуждаюсь в тебе слишком сильно, чтобы прервать наше время.

Мгновенно пришла мысль: интересно, в чём заключается причина, что он не наказывает меня?

Я что-то почувствовал. Его дыхание прямо у моего уха. Это было глубоко.
Затем я ощутил его холодную грудь, прижимающуюся к моей спине, и его руки на моих бёдрах, и как он толкает меня вперёд.

- Я поведу. - Валера говорил мягко, направляя меня. Шагнув вперёд, я толкнул его. Он остановил меня, схватив за бёдра.

- Я не позволю тебе упасть. - Я почувствовал его руки на бёдрах и остановился, упёршись во что-то на уровне коленей.

- Ты сейчас возле моей кровати. Оставайся там, где стоишь, пока я не устрою тебя.

Я начал нервно кусать губы. Затем ощутил цепи и глубоко втянул воздух.
Потом мои руки, скованные наручниками, приподняли. Цепь издавала звенящий звук, покачиваясь, пока Валера закреплял сперва мою правую руку на опоре кровати, а затем левую.

- Раздвинь ноги подальше друг от друга.

Я раздвинул ноги чуть шире, и он заворчал:

- Шире, Дениска. - Мастер командовал.
Его голос зазвучал глубже.

- Да, Мастер. - Я подчинился, останавливаясь, когда мои ноги ударились о нижние опоры кровати по обе стороны.

- Хороший мальчик, - отозвался Валерка, и я почувствовал, как на моё бедро крепится манжета. Прохладные пальцы чувствовались не слишком приятно.

- Кто-то уже возбуждённый, - прошептал вампир близко к моему уху, и я с трудом сглотнул.

Ну да, конечно... Ты приковываешь меня к кровати.

И сразу пожалел о последней мысли, потому что не был уверен, слышал ли он меня. Я сердился на себя: это было глупо и зло. Как ни странно, он, кажется, так не думал, продолжая крепить цепи, соединяя крючки с петлями поножей. Его голос звучал сейчас надо мной.
Интересно, он на кровати?

Валерка вздрогнул, взглянув на меня, и ответил:

- Да, мне нравится стоять на коленях на кровати и смотреть на мою дерзкую, непослушную покорную суку, которую на самом деле нужно было привязать к трахающей машине, но я не делаю этого. Ты чертовски раскрытый сейчас. Давай, детка, опробуй эти путы. Вперёд, Дениска, проверь, сможешь ли ты сдвинуть свои сексуальные ноги?

Я попытался дёрнуться, и не двинулся с места. Вау! Даже на дюйм. Ощущение, что ему позволено взять контроль, было насыщенным, немного пугающим и очень возбуждающим.

Я знал, что он прямо передо мной, и слышал его движения вокруг. Клянусь, он раздевался. Одежда со звуком соскальзывала с него. Кровать немного примялась, а затем я почувствовал его позади себя.

- Прекрасно! Просто прекрасно. Я бы с удовольствием сфотографировал тебя, привязанного, как сейчас.

Моё дыхание сбилось.

- Знаю, тебе это не нравится. Просто фантазирую, любимый. Так скажи мне, каково это, быть прикованным цепями к постели своего Мастера?

- Непристойно, - прошептал я и почувствовал, что мои щёки загораются румянцем.

- О, Дениска, ты точно шалун. Несомненно. - Его холодное прикосновение оставило след по всей длине моего позвоночника.

- Мастер хочет попробовать, - пробормотал он, и его прохладные губы прижались к моему плечу. Он целовал нежно и двигался вниз с каждым поцелуем. Затем лизнул. Ощущалось невероятно. Моя кожа покрылась пупырышками после его языка. Он не переставал прокладывать языком длинную дорожку от моего плеча, медленно по длине руки, остановившись на указательном пальце и втягивая его в рот.

Не удержавшись, я захныкал.

- Ммм... Вкусно, - стонал он. Наверное, он стоит сейчас на коленях, но я не был уверен. Именно тогда я почувствовал его язык на своей заднице. Валера провёл одну долгую, мучительную дорожку вверх по моей спине, остановился на шее и прошептал на ухо:

- Вот оно, детка, чувствуй меня... На вкус ты, как грех. - Его губы двинулись по моей щеке, и вампир застонал, когда его твёрдость прижалась к моей заднице и снова исчезла.

Я буквально чувствовал, как возбуждение сочилось из меня и начало стекать по внутренней поверхности бёдер.

- Какой, мать твою, игривый ангел. Промок до нитки, а я даже не коснулся. Да, твой Мастер очень рад.

Я начал задыхаться от того, что его руки обхватили мои ягодицы и сжали сильнее, чем раньше. Он зашипел и простонал с придыханием:

- Блядь, Дениска, ты весь промок! - Его палец скользил, едва касаясь моей твёрдой, горячей плоти.

Затем этот холодный палец провёл вдоль расщелины на внутренней стороне головки, двигаясь внутрь. Одним длинным мазком он провёл вверх по стволу.

- Ох, если бы ты мог слышать себя, когда ты распущен. Я услышал это в ту же минуту, когда ты только появился внизу.

Я чуть не закричал, потому что он дразнил меня, почти не касаясь.

Затем Валера затих, и я не знал, где он находится. Ожидание, когда снова прозвучит его голос, сводило с ума.

Потом я услышал слабый лязгающий звук и ахнул от ощущения холодного языка, остановившегося на мне. Вампир стремительно взглянул на меня, и я ощутил его рот, который облизывал и всасывал мою плоть. Сосок затвердел, и лязг повторился громче. Валерка ущипнул меня за сосок, прокатывая его между пальцами, и дёрнул. Затем пришла резкая, жгучая боль. Как ни странно, моя длина покрылась мурашками от этого ощущения. Я зашипел и застонал, только от удовольствия.

- Оставайся на месте, - приказал Валера, и я замер, натягивая и дёргая свои оковы.

Вампир повторил действия, просто проделал всё ещё раз, и теперь оба моих соска чувствовали, как он проводит по ним льдом. Появилось ощущение жжения, но оно возбуждало меня, пока Валера продолжал пытать меня и прижиматься к моей голой коже. Я глубоко вдохнул.

- Жжётся, малыш? Что скажешь, Дениска?

- Зелёный, - произнёс я.

- Хороший мальчик. Ты делаешь успехи. Боль отступит, будет небольшое онемение, но уверяю тебя, ангел, когда я освобожу твои соски, ты почувствуешь огонь, детка. Обещаю, что это будет прямо во время оргазма.

То, что произошло дальше, потрясло меня. Я услышал, как кровать снова скрипнула, и почувствовал быстрое скольжение вниз, на пол. Я посмотрел вниз, и мои глаза расширились от вида сверху на лежащего у подножия кровати очень возбуждённого вампира. То же возбуждение исходило и от меня. Он ухмыльнулся, устремив взгляд на мою промежность, и немного опустился вниз.
Тогда я заметил тяжесть золотой цепочки, висевшей между сосками, находящимися в плену каких-то зажимов. Соски пульсировали под весом болтающейся цепи.

- Смотреть на меня, - приказал Мастер, и я опустил подбородок к груди, наблюдая, как показался его язык и лизнул по самому моему стволу. Ноги дрожали от ощущений.

- О, бляяя! - закричал я. Его руки сжали мою задницу, и сжимая, Валерка начал пробовать меня, облизывая и прихлёбывая из моей промежности. Я по-прежнему не мог двигаться, и чувство его прохладного прикосновения только усиливало ощущения.

- Чёрт! Это оооочень хорошо! - застонал я и почувствовал, как он натянул цепочку.
Я закричал от жалящей боли от рывка.

Валерка прикусил головку члена, выпустив клык. Это выглядело сексуально. Мои глаза блуждали по его члену, лежащему на животе и указывающему прямо на меня. Влага собралась на фиолетовом кончике, похоже, пульсирующем, судя по тому, как он дёргался. Я втянул нижнюю губу, затем услышал:

- Увидел то, что хочешь, ангел?

- О Боже, да!

Услышав его смешок, я посмотрел на него сверху вниз. Подбородок, рот и губы были мокрые, и он облизывался с вампирской скоростью.

- Ты превосходен на вкус.

- О, Боже, хочу..., - я остановился, слишком смущённый, чтобы произнести вслух.

- Знаю, что ты хочешь. Можешь сказать, глупый мальчишка. Давай, Дениска, я хочу услышать слово сказанное.

Его пальцы проследили контур моих яиц, он надавил на них, одновременно нажав на ствол, кружа и потирая его, заставляя меня дрожать над ним.

- Я хочу... тоже попробовать.

Я - курица. Иногда всё ещё чувствую себя очень глупо, когда говорю, что думаю, и это один из таких моментов.

Валера не остановился на этом. Он убрал пальцы и встал на колени, и прижался к моим губам открытым мокрым ртом:

- Попробуй, насколько хорош ты на вкус, - простонал он мне в рот. Захотелось кричать, что я хочу попробовать его член. Горячий румянец затопил щёки, шею и грудь.

- Скажи это, - приказал он. - Скажи это, давай, или я пойму, что ты не хочешь этого так, как я.

- О Боже, нет... Пожалуйста, Мастер, я очень хочу попробовать член.

Мои глаза сосредоточились на нём даже несмотря на горячий румянец. Вампир усмехнулся, облизывая губы, и двинулся к краю кровати. Он проследил пальцем линию от моего уха до челюсти, остановившись на нижней губе, толкнул его глубже и заскользил внутри. Я смотрел на него. Он зло усмехнулся. В глубине его глаз горел огонь.

- Оближи, - приказал вампир, и я взял палец в рот. Всосал сильно и глубоко.

- Иисус, как грёбаный человек может сосать так сильно! Блядь, мне нравится, как ты втягиваешь нижнюю губу. Бьюсь об заклад, ты берёшь в рот очень сильно. Твои губы буду выглядеть обалденно вокруг того, что будет в горле.

Я застонал, когда он вытащил свой палец, поднёс к губами и пососал.

- Я вижу, как мало ты хочешь этого, Дениска. Твои глаза такие чертовски тёмные от вожделения, рот столь небрежен, а сердце летит вскачь, возбуждая меня ещё сильнее. Хочу услышать, как сильно ты хочешь. Заставить сердце умолять за тебя.

- Блядь... Пожалуйста, Мастер, я хочу попробовать. Это так хорошо на вкус.

- Люблю, когда ты признаёшься, ангел. Я услышал, как ты просишь мой член. - Его пальцы обернулись вокруг члена, он придвинулся ближе, выдавливая жидкость из конца, и скомандовал:

- Сомкни губы.

Я сделал, как он просил, и он провёл по губам головкой члена, размазывая. Ноги тряслись от желания, что горело между ног. Хотелось сожрать его.

Валера отпрянул назад и обвёл пальцем мой рот и улыбнулся, глядя вниз на меня.

- Блядь, ты выглядишь классно со моими метками. Тебе тоже нравится это. Прими его, детка, и не отрывай глаз от меня всё время, пока мой член будет у тебя во рту. Будешь сосать, пока я не кончу. Хочу смотреть в твои глаза, когда ты будешь глотать своим горячим, тесным горлом.

Я облизал губы, и он подался вперёд, толкая головку мне в рот. Я сомкнул губы вокруг него, чувствуя, как его руки подхватили мой затылок, нажимая и наклоняя голову назад, затем другой рукой он защёлкнул цепь на ошейнике, намотал её на кулак и потянул. Цепь скользила, он снова тянул медленно. Я увидел, как он глотает воздух, хотя ему не нужно дышать.

- Бляяяядь! Ты знаешь, как сделать это хорошо и быстро, любимый. Люблю твой горячий рот. - Он двигался в ритме, заставив меня задохнуться только пару раз. И каждый раз он дёргался в мой рот и стонал.

Валера шагнул и рванул цепь, наклоняя мою голову обратно под идеальным углом. Я видел, как он смотрит на мой рот. Вампир переместил взгляд, чтобы взглянуть на меня, но, отвлёкшись, снова вернулся назад, боясь что-либо пропустить.

- Дениска, блядь, глотай всё! - закричал он, толкаясь глубже в горло. Я почувствовал, как холодный, густой поток выстрелил и накрыл моё горло, и как Валера вжался сильнее. Это было глубже, чем мне когда-нибудь удавалось взять, и он закричал:

- Блядь, да! Вот так! Иисусе, грёбано сильно!

Я проглотил по крайней мере полдюжины раз. Интересно, сколько он может кончать? Его пальцы медленно отпустили мои волосы, он убрал выбившиеся пряди с моих глаз и погладил щёку, потирая большим пальцем.

- Такой хороший мальчик! Моя невинная, маленькая сучка растёт. - Он улыбался, глядя на меня сверху вниз, блестя глазами. В долю секунды, он оказался сзади. Его голос был глубокий и сексуальный. Я задрожал, когда его холодное тело прижалось ко мне.

- Я собираюсь трахать тебя, прикованного, а ты будешь смотреть на меня в зеркало прямо перед тобой.

Он поднял руки, охватил мою плоть и потянул за цепочку один раз, ухмыляясь. Я почувствовал, как его рука двинулась вниз и направила член между моих сочных ягодиц. Я кусал губы, трепеща и желая почувствовать Валеру внутри. Он двигался слишком медленно.

- Ну, безусловно, в этом меня никогда ещё не обвиняли, - ухмыльнулся вампир мне в зеркале. Я покраснел от стыда.

- Вспомни, я предупреждал тебя, чтобы ты был терпеливым. Дразнить - это весело. - Я почувствовал, как он скользнул членом вдоль промежности, потом назад и застонал.

- Терпение, Дениска, - потребовал вампир и шлёпнул меня по ягодице, заставив зашипеть.

Он улыбался, как сам сатана, который нашёл нового товарища по играм. Глаза светились каким-то особенным азартом, и я понял, что он задумал какое-то коварство.

- Может быть, нормально будет немного отшлёпать тебя по заднице, Дэн? Ты ведь очень задержался. - Он облизал губы, когда с кончиков клыков закапал яд. Холодная головка члена давила на мои бёдра, руки сжимали меня, сам он смотрел вниз между нами.

- Грёбаная сладость, - зарычал Валерка и толкнулся вперёд. Я закричал, внезапно заполненный им. Он посмотрел на меня, проверяя.

- Как ты, Дениска?

- Зелёный!.. Блядь, зелёный! Зеленее, чем чёртовы салатные листья в моей миске. Обалденный зелёный!!!

Валерка разразился громким смехом, и я не понял, над чем он так смеётся, пока не осознал, что говорил вслух. Но даже если бы я не произнёс этого, он услышал бы в любом случае. Лицо стало свекольно-красным.

Он двинулся и поцеловал мою макушку, затем прижался и пробормотал что-то про "самого обожаемого котёнка из всех" мне в спину и в волосы.

Я чувствовал, как он вышел медленно, а затем его рука прошлась по моей ягодице и шлёпнула.

- Я буду трахать и шлёпать твою милую задницу, ангел. - Он застонал, двинувшись вперёд, и не разочаровал, чередуя толчки и удары.

Я был привязан и не мог двигаться, пока он играл с моим телом по своей прихоти. Я умолял и просил его, чтобы он брал меня сильнее. Я знал, что он может, но он двигался слишком легко.

- Боже, не могу дождаться, пока мы станем равны. Клянусь, я наброшусь на тебя! - рычал я сквозь зубы. Я был одержим нашим занятием и хотел его ближе, жёстче, глубже и животнее.

Я был близок к тому, чтобы кончить. Он заскулил в ухо:

- Пожалуйста, детка, чуть-чуть.

Это был не просто каприз. Валера жаждал меня, и как, блядь, я мог ему отказать! Это не больно - дать то, что он хочет. Я бы дал ему всё, что угодно.

- Где? - спросил я.

Его голова вынырнула из-под моей руки. Глаза темно-зелёного цвета приклеились к моей груди.

- Да пожалуйста, Боже! - крикнул я ему. И увидел, как глаза заметались от моих глаз к губам и вниз, к груди.

Валера вонзился в меня снова, несколько раз доведя до края. Когда я сорвался и дико заорал, он отпустил зажимы, и я зашипел и застонал от жалящей боли, с которой кровь приливала обратно к соскам. Я опустил глаза: вампир, сосредоточившись на соске, всосал его в рот, пронзая. Я не ощутил этого: соски уже были болезненными и чувствительными. Валера смотрел на меня и пил.

Холод его губ и рта давали онемение, никакой боли я не чувствовал. Он закрыл глаза и застонал, и я почувствовал, как его тело вздрогнуло, он взял свой член за основание и вошёл в меня ещё раз. Он лизал вокруг соска, запечатывая рану, целуя её.

Я висел на цепях вокруг запястий полностью исчерпанный. Валера двигался очень быстро, вынимая меня из цепей, освобождая от манжет и перенося в ванную. Он посадил меня на раковину, чтобы произвести процедуры "после". Я вздохнул.

- Люблю тебя, - прошептал он, быстро целуя мой нос.

- Люблю тебя больше, - ответил я.

- Извини, любимый, но у вампиров это сильнее и глубже, - ухмыльнулся Валерка.

- Да что ты! - усмехнулся я.

Он засмеялся, остановился и взглянул на меня на мгновение.

Это мгновение длится до сих пор. Мы заслужили это счастье.

Горе чужое – огромный затерянный остров,
Выжить на нём не сумеет непрошеный гость.
Кто-то бежит, услыхав из ущелья монстра,
Кто-то грызёт в стороне им добытую кость.

Может ли дело помочь, и избавит ли слово,
Есть ли тропа, уводящая к свету от стен?
Нет.
Горе чужое не пьёт ключевую воду, -
Жадно лакает железную влагу из вен.

Ты и крупицы одной не сумеешь исправить,
Только смотреть из дали на страдания храм.
Горе чужое не трогай, - смертельно отравит,
Если случайно коснётся несросшихся ран.

Станет с годами оно растворяться туманом
Или отроет кругом непреступные рвы,
Ты не узнаешь. Проклятие горя капканы
Ставит повсюду – смеются железные рты.

Горе чужое – огромный затерянный остров,
Где воедино все тёмные мысли сошлись.
Как бы то ни было больно под рёбрами, просто
Борись.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 09.03.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509953

Рубрика произведения: Проза -> Эротика









1