Марш энтузиастов


Марш энтузиастов
Квартира композитора Исаа́ка Дунаевского. Хозяин, сидя в кресле, напевает под нос мелодию песни Хавва Нагила. Стремительно входит человек в кожаной куртке с парабеллумом в кобуре.
Вошедший. Дунае́вский?
Дунае́вский (нервничая). А, что?
Вошедший. Исаа́к О́сипович?
Дунае́вский. (осторожно). Смотря, по какому вопросу.
Вошедший. Что же Вы нас вводите в заблуждение? По паспорту Вы Исаак Бер Иосиф Бецалев.
Дунае́вский (уныло). Псевдоним это…
Вошедший. Который из них?(подозрительно косясь на композитора).
Дунае́вский. Все четыре.
Вошедший. Путаница какая-то получается, уважаемый. Но Вы хотя бы композитор?
Дунае́вский (быстро, громко). Да!
Вошедший. Партия поручила Вам ответственное задание. Написать жизнеутверждающую песню о том, как нам всем хорошо живется в стране советов. Понимаете?
Дунае́вский. Э-э-э….Не совсем.
Вошедший (пристально всматриваясь в лицо хозяина квартиры). Вам плохо живется в стране советов?
Дунае́вский. Упаси Боже. Очень хорошо, просто не передать словами…. Нет таких слов, чтобы передать и остаться живым и невредимым.
Вошедший. А то я подумал….
Дунае́вский. Ни в коем случае. Исключительно замечательно. Я напишу жизнеутверждающий марш.
Вошедший. Вот именно. Чтобы обязательно жизнеутверждающий. А то…. сами понимаете, товарищ Исаак Бер Иосиф Бецалев(уходит).
Дунае́вский (нервно ходит по квартире). Жизнеутверждающий. Где его взять жизнеутверждающий-то при такой нервной жизни? (В голове у него крутится мелодия песни Хавва Нагила). С утра эта еврейская мелодия в голове вертится (напевает):
ХавваНагила - Давайте будем радоваться
ХавваНагила - Давайте будем радоваться
Хавванагилавэнисмэха - Давайте будем радоваться, и будем ликовать.
Квартира поэта Анатолия Д’Актиля. Входит знакомый человек в кожаной куртке с парабеллумом в кобуре.
Вошедший. Вы поэт-песенник Анатолий Д’Актиль?
Анатолий Д’Актиль. (осторожно) Да.
Вошедший. Который у нас по паспорту значится как гражданин Носон-Нохим Абрамович Френкель?
Анатолий Д’Актиль. Псевдоним такой…
Вошедший (перебивая) Про псевдоним я уже слышал от композитора Исаака Бер Иосифа БецалеваДунае́вского. Поосторожнее надо бы с псевдонимами, а то не разберешь: то ли Вы советский еврей, то ли французский шевалье. Кстати, Дунае́вский по заданию партии пишет жизнеутверждающий марш, который положит на ваши стихи.
Анатолий Д’Актиль. (пораженно) Положит на мои стихи!?
Вошедший. Не в том смысле, товарищ Френкель, что он что-то неприличное положит на ваше произведение. В хорошем смысле положит. Впрочем, если стихи будут неважнецкие… . Всякое может случиться. Так, что, смотрите, стихи должны быть жизнеутверждающими.
Анатолий Д’Актиль. А то, как же, других не пишем. Попробовали бы мы что-нибудь не то нацарапать.
Вошедший (кладет руку на кобуру) А то сами понимаете, товарищ Носон-Нохим Абрамович Френкель.
Анатолий Д’Актиль (пристально наблюдая за движениями вошедшего) Как не понять? Очень даже понятно. Прямо даже уже первые строки в голову стали проходить и все как на подбор, жизнеутверждающие.
Квартира композитора Исаа́ка Дунаевского. Хозяин, сидя в кресле, продолжает напевать песню Хавва Нагила. Входит Анатолий Д’Актиль.
Дунае́вский (поет) Давайте будем радоваться и будем ликовать
Анатолий Д’Актиль. Чему ты тут радуешься?
Дунае́вский. Вот, оказали доверие. Поручили жизнеутверждающий марш написать.
Анатолий Д’Актиль. Человек с парабеллумом?
Дунае́вский. Да. А, что?
Анатолий Д’Актиль. Он мне поручил жизнеутверждающие стихи к твоему жизнеутверждающему маршу приспособить. А то, сам понимаешь…
Дунае́вский. (уныло) Понимаю. Не понимаю только, почему два еврея должны отдуваться за весь советский народ?
АнатолийД’Актиль. Советский народ, он, как ты понимаешь, не имеет национальности. А мы народ избранный, вот нас с тобой и избрали.Кстати, что это ты там напевал?
Дунае́вский. Хавва Нагила. Давайте будем радоваться. Давайте будем радоваться, и будем ликовать.
Анатолий Д’Актиль. Самое время нам с тобой ликовать. Впрочем,песенка-то жизнеутверждающая. То, что нужно…
Дунае́вский. Кому?
Анатолий Д’Актиль. Нам.
Дунае́вский. Ты, что обалдел? Это же еврейская песня, почти гимн. Нам надо написать, как хорошо живется в этой стране советским людям, а не еврейским диссидентам.
Анатолий Д’Актиль. Евреи здесь тоже все поголовно советские, других вывели как тараканов.
Дунае́вский. Разве попробовать слегка изменить мелодию (поет на мелодию марша энтузиастов) Хавва, Нагила Хавва, парам, парам, парам, парам, пам, пам, пам.
Анатолий Д’Актиль. Очень хорошо. Как ты там пел? Давайте будем радоваться, и будем ликовать. То есть, движение к светлому будущему, чтобы оно скисло. А мы вот так попробуем (поет)
Нам ли стоять на месте!
В своих дерзаниях всегда мы правы.
Дунае́вский. Отлично. Давай что-нибудь про трудовые будни. Советский человек, он же не может без работы, а то привлекут за тунеядство.
Анатолий Д’Актиль.
Труд наш - есть дело чести,
Есть дело доблести и подвиг славы.
К станку ли ты склоняешься,
В скалу ли ты врубаешься
Дунае́вский. Про станок и скалу, это ты в самую точку попал. Да, тут уж точно не скажешь, что про евреев. Песня натурально советская. Молодец, оседлал Музу! Дерзай дальше.
Анатолий Д’Актиль.
В буднях великих строек,
В веселом грохоте, в огнях и звонах,
Здравствуй, страна героев,
Страна мечтателей, страна ученых!
Дунае́вский. Вот и обозначили контингент, понятно о ком речь идет. Пронесло на этот раз.
Обнявшись и напевая марш удаляются.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 09.03.2019 Анатолий Долженков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509938

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1