Хроники Серого Города, праздник Восьмого Ма.


Хроники Серого Города, праздник Восьмого Ма.

Перс был на контракте с Городом. К тому же, кроме того что серый бенифактор формировал Горизонт Событий Города, он ещё был хроникёром, писал протоновости Города, а Город решал, что станет новостями Города, а что уйдёт в черновики. Перс, по меркам серой части Города, зарабатывал хорошо, контракт это твёрдый заработок, плюс частная практика бенифактора. Слухи о его способностях быстро распространились по Городу. Его унылое когда-то жилище, преобразилось, он сделал азияремонт, завёз кое-какую мебель. При этом Перс понимал, что большинство населения серых районов гипермегаполиса нуждаются, а некоторые откровенно выживают, и даже голодают.

Эту девушку хроникёр заметил давно. Она торговала на Городском Рынке книгами. Причём он быстро понял, что девушка любит книги, но вынуждена расставаться со своей библиотекой, чтобы выжить. Звали девушку Неприметная. Нельзя сказать, что она была непривлекательна. Но на всём её облике, лежала печать экзистенциальной безысходности. Работала Неприметная в Городской Библиотеке, под руководством Библиотекарши. Она целый день перебирала виниловые черепа авторов, на бесконечных стеллажах хранилища мыслей, вытирала пыль с ухмыляющихся носителей авторского слова. Нет, она любили их, и нежно называла черепа авторов; - Мои Йорики. Кроме этого, два часа в день, Неприметная девушка была обязана напяливать на себя ростовую куклу Авторского Черепа. И расхаживать взад-вперёд, перед дверями библиотеки, заманивая посетителей. В Черепе было жарко, неудобно и тоскливо. Девушка обязана была каждые пять минут выкрикивать кричалку; - Не будьте дураками, читайте Мураками!

Сегодня был женский день Восьмого Ма. Каковы были корни этого праздника, никто не знал, но все понимали, что в этот день, мужчины Города, должны были дарить подарки женщинам, говорить им комплементы, разные приятности и ухаживать за ними. Перс, назвал эту девушку, помощника Библиотекаря, ну так, для себя; - Серой Городской Новеллой. Вспомнив печальную историю о своей Городской Новелле, , которая тоже работала библиотекарем, в провинциальном городке, в пору его молодости, в ту пору, когда он был Новеллистом.

Перс взял в руки книгу, девушка с надеждой, но и грустью тоже, посмотрела на мужчину. Вернее так, на мужчину с надеждой, а на книгу с грустью. -"Чей это Йорик?" - Пошутил бенифактор. -"Это Грин, "Бегущая по волнам", моя любимая его новелла", - девушка нежно погладила чёрный, виниловый череп. -"ФирмА?" - Уточнил Перс. -"Или фирменный лиценз?" -"Что вы, это фирмА, я лицензии, и того больше, пиратских копий, не держу", - она даже немного обиделась. -"Я беру, сколько?" - Хитро прищурившись, спросил Перс. Девушка замешкалась, и скороговоркой выпалила, испугавшись собственного голоса, - "Пятнадцать...., нет...., хорошо, тринадцать пельменей." -"Говяжьих", - уточнила она, затравленно глядя на покупателя. Перс достал из сумки три пачки говяжьих пельменей и две пачки свиных, бутылку водки, и маленький букетик цветущей, ржавой арматуры. Девчонка воскликнула восторженно, - "Подбетоновики!?!?! -"Мои любимые." -"Дикие?" -"Или тепличные?" -"Самые что ни на есть дикие, на долгострое собрал, на юбилейном событии, двести лет назад заложили." -"Обманутые дольщики, вернее их правнуки, праздник на объекте устроили, ну и меня пригласили, чтобы торжественный момент зафиксировать." -"Это вы специально для меня нарвали?" Её глаза светились восторгом. -"Да...., мне хотелось это сделать для вас...., сегодня...., именно для вас и именно сегодня", - Перс улыбался. -"Но это много, вся моя библиотека столько не стоит", - девушка растеряно смотрела на целое состояние, которое Перс предложил за книгу. -"Это просто подарок, на Восьмое Ма, не стоит предавать этому такого большого значения, ведь вы женщина, и в этом причина, а я мужчина, и это тоже причина, всё честно", - серый прозаик не скрывал своего удовлетворения от ситуации происходящего. -"Я не могу, для меня это целое состояние", - продолжала Неприметная. -"Можете", - коротко бросил прозаик. И чтобы увести разговор в другую сторону, добавил, - "А вам идут очки, вы в них сексуальная." Девушка слегка покраснела от смущения. Но взяв себя в руки, неожиданно предложила, - "Я тут рядом живу, приглашаю вас на чашку.....", - она замешкалась. Перс помог ей, - "На чашку водки?" -"Да, но тогда на блюдце водки, у меня нет чашек", - уже с иронией поддержала диалог Неприметная. -"Я вам подарю по этому случаю, ещё пару граней", - ответил прозаик. Так в Городе называли двухсотграммовые, гранённые, стаканы имени Веры Мухиной.

По пути домой, Неприметная, впорхнула в пару магазинов, один назывался "Косметика", другой, "Женские Платья". И ещё, дама, долго задержалась в третьем, с названием "Эксклюзивное Женское Бельё". Квартира её находилась в самом сером районе Города. Окно, единственное окно, её комнаты, выходило на грязную, тоскливую, кирпичную стену, самого мрачного здания Города. Это была "Биржа Изнурительного, Низкооплачиваемого Труда". В её квартире было два облезлых кресла, старая кушетка, трёхногий стол, четвёртую ногу которого заменяла стопка силикатных кирпичей. Полка с посудой, если её, посуду, можно было так назвать. Особенно выделялось, вернее это то, что бросалось в глаза, так это библиотека. Ряд фирменных, виниловых носителей авторского слова, Черепов, профессиональная подборка лучших произведений, лучших авторов, которые можно было отыскать в Городе.

Она сварила пельменей, разлила водку по блюдцам. Переоделась, удалившись в маленькую ванную комнату. Нанесла лёгкий макияж на лицо. После этих нехитрых мероприятий, перед Персом предстала очень привлекательная девушка, в недорогом, но оригинальном, синем платье. В Городе было мало развлечений. Поэтому Неприметная, осмелев, после блюдца водки, просто предложила, перейдя на ты, - "А не хочешь почитать вместе со мною???" В Городе, это было фактически предложить мужчине, заняться любовью, ибо чтение книг вдвоём, это было очень интимное действо. -""Лолита", Набокова", - торжественно и немного наигранно объявила хозяйка квартиры, ставя на тумбочку, возле кушетки, чёрный, виниловый череп. Она торжественно разлила водку по блюдцам. Одно, поставила перед авторским Йориком, два других, придвинула ближе к кушетке, зажгла свечу. -"Прошу в мой внутренний мир", - многозначительно объявила Неприметная девушка, сделав особое ударение на словах; - Мой Внутренний. В голове Перса звучал голос автора "Лолиты". В какой-то момент прозаик понял, что на авторское повествование наложились и тактильные ощущения. Это были нежные руки и губы его новой знакомой. Она шептала немного несвязные под воздействием алкоголя, но нежные и очень интимные слова, ему на ухо. Перс бережно уложил девушку на спину, нежно снял с её лица очки, и начал древний обряд разоблачения объекта вожделения. Когда его подруга проделала то же самое со своим партнёром, мужчина и женщина были возбуждены настолько, что не слышали ничего, кроме дыхания и сердцебиения друг друга. Затем, их поглотил этот вечный, всепоглощающий, древний как Мир, танец любви. Они дарили друг другу всё что испытывали по отношению к своему избраннику. Их руки, губы, шёпот, перемешались в одно целое, в некую Вселенную Любви, которая принадлежала только им двоим. После того как отзвучали вздохи, стоны, невнятные реплики, интимные просьбы и предложения, утонувшие в финальных криках любви, и сердцебиение их страсти успокоилось, Перс взял свой экзистенциальный блокнот, и начал медленно писать, глядя на свою спящую подругу. Она счастливо улыбалась во сне, изредка бормоча что-то восторженное.

Утром, проснувшись от стука в дверь, Неприметная обнаружила, что её друга уже нет с нею, она не успела расстроиться, ведь она мечтала приготовить своему мужчине завтрак. Её отвлёк от этого, ещё и автомобильный сигнал со двора. Девушка взглянула в окно ванной, которое выходило на улицу. Перед её домом стояла машина жёлтого цвета, с красной полосой, на которой белыми буквами было написано; - ГорСудьба. Это была; - С.С. Служба Судьбы. Открыв входную дверь, Неприметная увидела служащего ГорСудьбы, тот, торжественно зачитал ей протокол инициации, - "За честную, изнурительную но низкооплачиваемую работу, на Город, помощник Библиотекаря, горожанка Неприметная, подлежит инициации, посредством переписи." -"Неизвестный бенифактор, переписавший её судьбу и предоставивший эти изменения в Горизонте Событий Города, на суд Города, был рассмотрен Городом, и одобрен Им." -"Отныне, горожанка Неприметная, является законной владелицей книжного магазина "Серая Новелла", в солнечной части Города, отныне и навечно."

Над солнечной частью Города, пусть редко, пусть иногда лишь, в нечастые дни, всходило очень далёкое, карликовое, Жёлтое Солнце, но это всё равно было уже не то привычное и тусклое, Экзистенциальное Пятно, этот повседневный для Серого Города, объект источника света, серого, экзистенциального цвета, единственно возможного источника "тепла" и "освещения", здесь.

Небольшое, двухэтажное здание магазинчика, находилось на уютной, улице "Книжная", Солнечного района Города. -"А вот и первый посетитель", - радостно, вслух воскликнула хозяйка магазина, мимолётно поправив причёску у зеркала на стене. В магазин вошёл Перс, с букетом цветущей арматуры. -"Где ты берёшь такие крупные подбетоновики?" - Счастливо улыбаясь спросила девушка. -"На развалинах древнего радиотелескопа, это очень старый объект. -"Это ведь ты переписал мою судьбу???" - Спросила Неприметная, нежно обнимая своего мужчину. Они лежали в постели, в маленькой, уютной спальне, на втором этаже заведения торгующего Черепами Авторов. -"Ты о чём, я не понимаю", - сонно отозвался Перс, улыбаясь в сумерках спальни. -"Ни о чём...., так...., одну книгу вспомнила.....", - ответила девушка, и впилась, своими мягкими и упругими губами, в губы своего мужчины.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 08.03.2019 Сергей Зуев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509659

Рубрика произведения: Проза -> Другое










1