Каникулы. День шестой


День шестой
В квартире царило спокойствие. То спокойствие, от которого становится тепло на душе. Дом – это не место жительства, дом – это место, в которое хочется возвращаться. Эта квартира, похоже, была именно таким местом. Хорошо обставленные комнаты, со вкусом сделанный ремонт. Но самое главное – в квартире чувствовался уют. Хозяева не пожалели сил, чтобы создать свой маленький приятный мирок.
Алексей прошел по коридору и завернул в детскую. В маленькой деревянной кроватке лежал спеленатый розовощекий младенец. Улыбнувшись, молодой папаша бережно взял на руки спящее создание. Ребенок, видимо, почувствовал отца и слегка улыбнулся во сне. В этот момент сзади послышались легкие крадущиеся шаги, и ласковая рука Соколовой обхватила Лешу за левое плечо. А тот все стоял и вглядывался в лицо младенца, пытаясь понять какое-то неизвестное до этого ощущение. И тут до юноши дошло: он увидел в ребенке их с Ириной отражения, будто кто-то показал ему, что это действительно их продолжение. В душе парня появилось что-то новое, что-то доселе не испытанное ни во сне, ни наяву, но он сразу понял, что это. Так вот оно, оказывается, какое – СЧАСТЬЕ!
Чем слаще сон, тем тяжелее обрушивается на нас суровая действительность. Токарев это знал, но еще никогда не получал такого жестокого удара с утра. Открыв глаза, Леша почти сразу сбросил одеяло, рывком поднялся с постели и подошел к стене. Инстинкт самосохранения в парне отключился еще в понедельник, поэтому никакой внутренний барьер не остановил голову от встречи с бетоном. Ненавидимый юношей мир вокруг разом погас, и Леша упал на пол.
Резкий запах нашатыря ударил в нос, разбудив истерзанное сознание. Сморщившись, Токарев дернул головой от пропитанного раствором куска ваты. Голова гудела, будто внутри поселился рой тех самых «неправильных пчел» из мультика про Винни-Пуха, а чуть выше лба лежала повязка. Открывшиеся глаза недовольным взглядом поймали сидящего на кровати Ежова и стоящих позади Карвель и Маркова. Вова для верности еще раз сунул вату под нос Леши, заставив вдохнуть нашатырь, после чего выбросил ее в стоящее под столом мусорное ведро.
- Ты чего вытворяешь? – спросил Вова, когда на лице Алексея появились признаки мыслительной деятельности. – Что за членовредительство? Ты себе чуть башку не расквасил.
- Поверь, именно это я и хотел сделать, - еле слышно ответил Токарев, глядя в потолок.
- За каким хером тебе это понадобилось? – присоединился к разговору Антон. – Нам бы с лодкой закончить работу, а ты людей с утра пораньше пугаешь. Вон Юлю за стеной разбудил.
- Это долгая история, - парень напряг силы и сел на кровати. – Сколько времени?
- Без двадцати семь.
- Это хорошо. Это очень хорошо, - кряхтел Леша, поднимаясь с постели. Не обращая внимания на парней, он умылся, аккуратно снял повязку, полюбовавшись на ювелирно заштопанный шрам в своей русой шевелюре, оделся и уже собирался выйти из комнаты, как Карвель преградил ему путь.
- Куда собрался?
- Уйди с дороги! – глядя исподлобья, тихо приказал юноша. – Я хочу уже убить всех и покончить с этим.
- Экий ты кровожадный! – отозвался из-за спины Вова. – Думаешь, мы тебя одного отпустим?
- А ты думаешь, я у вас разрешение буду спрашивать? – через плечо бросил ему Алексей, но, повернув голову назад, наткнулся на кулак и осел рядом с кроватью.
- Ох, и вывел ты меня, Токарев! – тряся ушибленным кулаком, процедил Дима. – Послушай меня! Не смей, сука, вести себя так, будто только у тебя есть понятия о чести и долге! Мы идем с тобой, и это не обсуждается.
- Х..Ха-ха-ха! – тихонько рассмеялся парень, почесывая ударенную скулу. – Щекотно! Даже странно, - Леша поднял взгляд на одноклассника. – Посмотри на меня, Димон! Какая честь? Я столько людей поубивал! В этом нет чести. Просто я заварил эту кашу, и мне теперь придется ее дохлебать.
- Леха! – Карвель присел на корточки напротив товарища. – Мы с тобой никогда об этом не говорили, но я думаю, мы все-таки уже друзья, так? А я как-то не хочу, чтобы мой друг умер черт его знает, где. У кого я буду лабораторки по физике списывать? Прекращай херню нести! Мы идем с тобой. Помоги лучше снарягу подобрать.
- Я тоже кое-что хочу сказать, Леха, - отозвался из угла комнаты Ежов. – Ты, конечно, тот еще мудак, но я согласен с тобой в том, что это место должно остаться тайной. И в том, что эти мудаки должны ответить за смерть мужиков.
- Ну допустим, - ответил парень, поднимаясь. – А вы убивать-то готовы? – оглянул он своих товарищей. – Ну, Димону не впервой, а вы?
- Если для правого дела нужно запятнаться. Что ж, пусть будет так.
- Ну, черт с вами, пошли! – махнул на все Токарев и прошел мимо Димы в коридор.
В зале уже сидели в готовности Чикунов, Кликушин и Мылов, обсуждая предстоящие дела.
- Ну что, парни? – весьма бодро спросил Алексей, войдя в гостиную. - На сегодняшний день, думаю, лодка остается под вашим контролем. Приглядывайте за всеми! А мы прогуляемся наверх.
- Так давай мы с вами!
- Не, не, не! А кто будет следить тут за классом? Сидите в бункере и командуйте процессом! – Леша поморщился и приложил руку к голове, внутри которой будто кто-то иногда бил молотком по черепу. Держись, Токарев, не время! Бой еще не окончен!
Электронный ключ отворил дверь в большую кладовую, где хранились любимые игрушки Токарева. Парень вошел внутрь и методично, по-хозяйски принялся рыться на полках. За ним завалились остальные, пристально оглядывая забитые стеллажи.
- Димон, твои шмотки лежат вон там, - рука указала нужное направление. – Так, теперь другие. Антон! Рост, размер обуви?
- Сто семьдесят пять, сорок третий.
- Вова?
- Сто восемьдесят три, сорок пятый.
- Вот твое, Ежов, а это, соответственно, твое, - Алексей передал парням свертки с комбинезонами и армейскими ботинками.
Одноклассники принялись одеваться, а Токарев перешел к другой полке и начал комплектовать вещмешки и разгрузки. Каждый получил аптечку, здоровенный автоматический пистолет Стечкина, воду, паек на день, запасные магазины и глушитель к пистолету, фонарь, нож, кобуру, ножны и еще немало необходимых мелочей. Когда Леша закончил, облаченные в броню парни уже терпеливо ждали его. Токарев достал из закромов свое снаряжение и заставил товарищей подождать еще немного. К удивлению Карвель, Винторез остался на полке, компанию ему составили запасные магазины, выложенные из разгрузки. Молча раздав парням подсумки и вещмешки, парень вывел всех обратно в коридор, запер склад и повел парней в оружейную.
Металлическая дверь бесшумно отворилась, открыв одноклассникам путь в волшебный мир инженерной красоты и мощи. Пирамиды были заставлены десятками стволов самых разных назначений и размеров, металлические шкафы ломились от оптики, подствольных гранатометов, сошек и прочего обвеса. Алексей не стал спрашивать пожелания одноклассников и вытащил из большого шкафа два пулемета Калашникова, которые передал смотревшим на это с недоверием Антону и Вове. К великому счастью парней, пулеметы были сделаны из облегченных сплавов, так что весили в полтора-два раза меньше оригинала. Диме же достался классический АКМ с подствольником. Такой же автомат Леша выбрал для себя и начал проверять его на столе.
- Пессимисты изучают английский, оптимисты – китайский, а реалисты – автомат Калашникова, - сыпанул еще одной цитатой юноша и передернул затвор, загнав патрон в патронник.
- Аминь! – прокомментировал Антон.
Каждый из парней получил боекомплект. Марков и Ежов с недовольством осматривали забитые патронные ленты, которые, в отличие от пулеметов, облегченными не были, а Карвель принялся заполнять подсумки секторными магазинами и зарядами для подствольного гранатомета. Ну а Вове и Антону пришлось еще подгонять под себя отяжелевшие подсумки. Токарев стоял в стороне, проверяя свой экзоскелет, а Дима просто терпеливо ждал.
Пока ребята заканчивали регулировать крепления разгрузок, Токарев залез рукой под костюм и вытащил на свет какой-то непонятный плоский белый предмет, умещавшийся у него на ладони. Дима еще после нового года заметил эту штуку, которую Леша постоянно таскал с собой и частенько как-то странно на нее поглядывал. Вот и в этот раз Алексей посмотрел на неизвестный объект, и легкая непонятная улыбка проступила у него на лице.
- Что это у тебя там? - заинтересовался Карвель.
- Иконы, - подумав, ответил Токарев и убрал предмет обратно под костюм.
- Ты же атеист, - с удивлением повернулся к нему Ежов с пулеметом наперевес.
- У меня своя вера и свои святые, - в своем обычном стиле ответил одноклассник.
- И во что же ты веришь? - Алексей молча вышел в коридор, оставив парней без ответа, так что им оставалось лишь прихватить стволы и отправиться за ним.
Маскировочная сеть колыхнулась, движимая стволом Калаша. Скрытые под забралом глаза привычно ощупали взглядом знакомый кусок леса и не заметили ничего подозрительного. Электроника экзоскелета согласилась с этим мнением, поэтому из-под холма на поверхность выбрались четыре парня, сразу почувствовав на себе легкую, еле видимую морось. Антон недовольно поднял голову к небу и накинул на нее капюшон. Вышедший последним Ежов закинул пулемет на плечо и подошел к озирающемуся по сторонам Алексею.
- Командуй, черт!
- Яволь, майн фюрер! – съязвил тот. – Все, как обычно. Сначала на холм, оглядеться, инструктаж, и пойдем на север.
Если бы не осторожность ходоков, то на склоне, наверно, уже была бы тропа. Но тропа была лишь условная, уложенная в голове Алексея, двигающегося по своим ориентирам. Тут камень, там кочка, там куст – и вот группа двигается по невидимой дороге. Парни заметили, что Токарев потерял былую осторожность и ведет себя чуть ли не по-хозяйски. В принципе, так оно и было. Маленький отряд быстро оказался на превосходящей высоте. Леша на секунду задержался возле места, где был убит Шепард, и провел товарищей под одну из раскидистых елей, где и оставил их, а сам отошел в сторону и принялся глазами и встроенными в шлем приборами сканировать остров. Как он и ожидал, никто не бродил по лесам, и на острове были тишь да гладь. Что ж, это ненадолго…
- Итак, господа, - начал Токарев, вернувшись к товарищам. – Наша цель – гора на севере. Точнее, пещеры внутри нее. Там три входа, - в кругу показалась карта, - вот здесь, здесь и здесь, - три карандашных креста легли на пластик планшета. – Вы пулеметами заблокируете первые два входа, Дима обеспечит поддержку при необходимости. А я войду через третий – боковой – проход.
- Их много? – спросил Антон.
- Нет, - помотал головой Леша. – Их осталось всего тринадцать вместе с командиром.
- А нам патронов на них хватит?
- Все проходы, кроме центрального, узкие, к тому же, заминированные. Им придется сперва обезвредить собственные заряды.
- Тогда как ты пройдешь?
- Не беспокойтесь, у меня есть пара тузов в рукаве.
- Может, ну его нафиг? – предложил Вова.
- Они знают, что мы придем. Ингрем знает, что я приду. Каждому воздается по желаниям его. Майор хочет встречи со мной, и за грехи его он ее получит, - Алексей блеснул глазами и свернул карту. Дима взглянул на Антона, тот покрутил пальцем у виска. Мол, все, рехнулся наш товарищ.
Парни поднялись и отправились вниз по склону. Пройдя мимо озера, одноклассники вышли на маршрут, по которому за три дня до этого прошли Токарев и Литвинова. Казалось бы, это было пару дней назад, но как много изменилось с тех пор. Алексей больше не вертел головой во все стороны и вообще вел себя так, будто шагал в магазин за хлебом, а следы он не оставлял уже на автомате. Как бы там ни было, парни быстро добрались до северного холма и забрались наверх. Антон, Вова и Дима не задавали вопросов. В голове роились неприятные мысли. Токарев был прав, им предстояло непростое дело. Не каждый день берешь в руки пулемет и идешь стрелять в людей. Еще одна проверка, еще один взгляд с высоты, и вот последний переход на север. В сотне метров от горы парни залегли в небольшой яме и развернулись к Алексею.
- Вова, останешься здесь. Это твоя позиция. Прямо перед тобой главный проход – самый широкий выход из пещеры. Обычно им они и пользуются. Аккуратнее, тебя оттуда могут заметить. Лежи и следи, чтобы никто не убежал. И не мешкай! Не думай о том, стоит убить или не стоит. Просто стреляй! У тебя, Антоха, будут те же обязанности, только в другом месте. Пошли, покажу!
- Яволь, майн фюрер! – ответил Марков товарищу его же колкостью.
- Мне с вами? – вмешался Дима.
- Нет, оставайся здесь, - парень кивнул и откинулся на скат ямы.
- Димчанский! – тихонько позвал Ежов.
- Чего тебе? – глядя в небо, отозвался Карвель.
- Тяжело стрелять в людей?
- Тяжело, - ответил парень. – Они все время прячутся, отстреливаются.
- Ты знаешь, что я имею в виду, - оборвал его Вова.
- Знаю, - согласился Дима и опустил на него свой взгляд, – Стрелять в людей проще простого, тяжело будет потом, - и вновь принялся разглядывать облака.
Алексей и Антон отползли немного назад и переместились на пару сотен метров западнее. Поразмыслив, парни решили обустроить позицию Маркова рядом с грудой камней. Лишь когда Леша показал товарищу нужное направление, тот смог разглядеть в сплошном камне узкий извивающийся коридор.
- Ну, вот и твое место.
- Здесь вообще можно пробраться? – кивнул головой Марков на свой сектор обстрела.
- В противном случае я бы тебя сюда не привел. Но отчасти да, пройти здесь трудно. Ладно, ни пуха!
- К черту!
Токарев осторожно пробрался через кусты мимо Карвель и Ежова и через пару минут оказался в сотне метров от последней лазейки из мышеловки, в которую морпехи сами себя и загнали. Собравшись с мыслями, парень включил рацию:
- Все мужики, я отключаюсь. Ухожу сеять разумное, доброе, вечное.
- Э, погодь! У тебя план есть? Ты так и не ответил, как через мины пройти, – ответа Антон так и не получил.
К восточному входу подбежала увешанная снаряжением фигура. Токарев, выдохнув так, будто собирался накатить стопку водки, опустил в подствольник гранату-трал. Небо над его головой осуждающе хмурилось, но парню это все уже было до фонаря. Да, волкодав прав, но он, в конце концов, зверь, пусть и тот, который защищает. И вот, став им,
Алексей ясно увидел, насколько изуродовал душу ради достижения своих целей, а потому жалости к себе у него не было, и терять уже было нечего. А если уж и помирать, так с музыкой. Автомат на вытянутой руке заглянул в проход, раздался глухой хлопок, и трал вместе со шнуром устремился внутрь.
В пещере началась настоящая свистопляска. Сразу четыре-пять взрывов раздались в коридоре, взрывная волна устремилась наружу и в залы, а огромная глыба породы содрогнулась от происходящих внутри нее реакций. Находящихся ближе всего к этому выходу солдат оглушило, часового же сразу посекло осколками насмерть. Вся импровизированная казарма встала на уши, личный состав поднялся в ружье. Из-за вибрации детонировало несколько зарядов в других проходах. Ударные волны и гулкие разрывы, усиленные пещерами, дезориентировали бойцов. Самые стойкие, однако, быстро оправились, и в полумраке зазвучали команды, щелчки предохранителей и лязг затворов. Несколько бойцов под руководством сержанта выдвинулись ко входу. Стоило им добраться до крайнего коридора, как навстречу глухо вылетела граната и ударила в свод прямо над группой. Расчет оказался верным: всех троих накрыло осколками.
- Токарев, что там у тебя? – пытался достучаться до Алексея Дима, но безуспешно. – Я за ним, - безоговорочно сообщил он следящему за входом Ежову и покинул позицию.
Фактически сразу после разрыва гранаты Токарев устремился внутрь. За поворотом его уже ждали, и стоило парню заглянуть в небольшой зал, как ему тоже ответили из подствольных гранатометов. Но парень не растерялся и, еще до выстрела нырнув вперед, закатился в нишу между двумя глыбами. В повисшей после взрывов тишине звучно зазвенела пара упавших гранатных гильз, что стало сигналом для атакующего. Токарев вылетел из-за камня, и два стрелка, решивших перезарядить подствольники, поплатились за свою неаккуратность жизнями. Товарищ погибших принялся поливать огнем стремительно перемещавшуюся перед глазами фигуру, но тем лишь приблизил свою смерть, выдавая себя в темноте автоматными вспышками. Калаш лаконично плюнул двумя пулями, и стрельба затихла. Выстрелы и разрывы гранат не щадили ничьи уши, и парень в очередной раз мог поблагодарить свою дотошность, благодаря которой он изучил матчасть и додумался добавить от себя в конструкцию шлема активные наушники, спасавшие сейчас его от множественных контузий. По залам эхом разносился звук быстрых шагов Токарева. В это время снаружи застрочил пулемет, через несколько секунд к нему присоединился второй. Алексей пробежал по коридору и попал в один из главных залов.
Короткая очередь дробью стукнула по шлему сбоку, наклонив голову влево, но сверхпрочный пластик выдержал удар. В ответ автомат в руках парня повернулся в сторону выстрелов, и металл прошил тело бойца насквозь. Старенький АКМ в комплекте со специальными патронами превращал бронежилеты морпехов в условно мобильные гробы, а внутренние органы – в кашу. Оружие солдат же ничего не могло сделать с экзоскелетом. Токарев на короткое время перевоплотился в машину смерти, во всадника апокалипсиса, в эпицентр локального геноцида, щедро раздавая пули всем вне зависимости от желания последних. Отчасти бойцам даже повезло, что они не видели лица парня, ибо его взгляд в эти растянувшиеся в бесконечность секунды был способен вывести из морального равновесия любого человека. Юноша на бегу опустил в подствольник новый заряд и направился к переходу справа.
Но все же нашелся смельчак, сумевший остановить смертельный вихрь, несшийся по пещерам. Возле поворота что-то мелькнуло из-за угла, и у самого лица Алексея вспыхнул выстрел. В грудь словно ударила копытом лошадь, мир перед глазами взорвался и сразу же потух. Токарева отбросило метра на полтора, облаченное в экзоскелет тело мешком упало на камень. Над головой гулко громыхнула очередь: это стрелял подоспевший по кровавым следам Карвель. Подловивший Токарева солдат рухнул, и в пещерах воцарилась тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием Димы. Парень нагнулся к однокласснику, снял с него шлем и прижал пальцы к артерии. Пульс есть. Живой, чертыла! Карвель осторожно обошел залы и включил рацию.
- Мужики, глядите в оба! Я насчитал девять трупов, где-то должны быть еще четверо.
- Двоих я пострелял, - отозвался Вова.
- Плюс один у меня. Последний сбежал.
- Повтори!
- Последний америкос умудрился свалить. Я ему в спину всю ленту расстрелял, а он все равно увильнул.
- Значит, здесь больше никого. Подтягивайтесь сюда через третий проход! О минах не беспокойтесь, там все чисто.
Через пять минут парни нашли в пещерах Диму, собирающего в одну кучу все оружие, оборудование и снаряжение.
- Где Токарев? – сразу же последовал естественный вопрос от Вовы.
- А вон там, за поворотом, отдыхает.
- Его грохнули что ли?
- Угу, почти. Зарядили в упор из дробовика, - Антон подошел, нагнулся к товарищу и снял с груди сплющившийся кусок свинца, бывший когда-то безоболочечной пулей двенадцатого калибра.
- Что с трупами делать будем? – вновь справедливо поинтересовался Вова.
- Собирай всех в одну кучу, - поразмыслив, ответил Марков.
- Что ты с ними делать будешь?
- Тащи всех в одну кучу, у меня есть идея. Не волнуйся, могилу копать не будем, - Антон начал перебирать груду снаряжения. – Дима, займись пока Лехой! Не хватало еще, чтобы он коньки отбросил. Подготовь его к транспортировке.
Карвель вернулся к Алексею, взял его за грудки и попробовал поднять, но потерпел неудачу. Попробуй поднять почти что взрослого физически здорового парня, на котором висит разгрузка, автомат и одета броня с кучей механизмов. Точно, экзоскелет! Дима повесил рядом фонарь, чтобы более-менее рассеять полумрак пещер, отстегнул подсумки, снял Калаш, шлем и расстегнул бронекомбинезон. Переведя дыхание, парень принялся вынимать товарища из силовой брони. В какой-то момент Карвель немного неаккуратно дернул Алексея, из-за чего тот чуть не стукнулся головой об камень, а из нагрудного кармана рубашки выпал футлярчик, сделанный из фотоальбомных листов. Дима остановился и поднял загадочный предмет. Раскрыв его, Карвель увидел фотографии трех девушек. На первой была Соколова, двух остальных парень не знал. Со всех снимков ему улыбались три прекрасных создания, и от фото прямо лучилось какое-то странное тепло. Дима даже с некоторой завистью взглянул на лежащего в бессознанке Токарева и вернул фотографии ему в карман.
- Так вот во что ты веришь, сволочь!
- Что за фотки? – спросил из-за спины проходивший мимо Ежов.
- Это не фотки, это иконы, - еле слышно проговорил Дима и окончательно вытащил товарища из механизма. Сняв свой броник, парень влез в экзоскелет. Бортовой компьютер провел замеры и подогнал размеры и ход узлов под нового носителя.
- Так, это последний, - сказал тем временем Вова, уложив труп в общую кучу. – Что теперь?
- Стаскивай к ним дрова, - отозвался из другого зала Марков.
- Ты сам там чем занят? – Ежов заглянул к товарищу, стаскивающему в угол последние сумки.
- Собираюсь расхреначить все их снаряжение.
- Хочешь оставить последнего солдатика без вещей?
- Именно так.
- А тебе взрывчатки хватит?
- Я буду пользоваться вот этим, - с натугой ответил Антон, вытаскивая металлический контейнер. Откинувшаяся крышка представила взору парней порошок бурого цвета.
- Что это за дрянь?
- Это, друг мой, термит.
- А температуры достаточно будет?
- Эта штука, чтоб ты знал, может жечь танковую броню, так что хватит более чем. Ты это, не отвлекайся, готовь пока костер!
Сзади подошел Карвель, молча взглянул на одноклассников и вытащил из вещей складные носилки. Каждый сосредоточенно делал свое дело. Вова собирал с морпехов документы и жетоны, Антон закладывал заряды термита, а Дима укладывал Токарева на носилки. Вскоре все было готово. Марков оглядел уложенных на дрова солдат, насыпал щедрые дорожки термита до входа. Комбез Димы и документы легли в носилки к Токареву. По пещерам уже начал расходиться тяжелый металлический запах крови, смешиваясь с дымом тлеющих углей в затухающих кострах. Парни повесили за спину оружие, подняли одноклассника и направились наружу. Антон шагал позади, держа наготове фальшфейер. У самого выхода парень обернулся, смерил тяжелым взглядом казарму, превратившуюся в склеп, и выдернул из сигналки шнур. Яркий красный огонь пощекотал языками темно-бурый порошок, заставив последний вспыхнуть. Химическая реакция побежала вглубь коридоров, но Марков, вопреки человеческой природе, не стал смотреть на огонь, а наоборот ускорился. И не зря: когда парни отошли от скалы на пару десятков метров, в пещерах начали взрываться боеприпасы, так что фейерверк, наверно, получился даже лучше, чем у Алексея.
- Как-то не по-христиански было их сжигать, - заметил, Вова, когда группа уже подходила к северному холму.
- А убивать их было по-христиански? – спросил Дима.
- Учитывая историю человечества, это был очень христианский поступок, - обернулся шедший впереди Марков. – Ты ведь понимаешь, что у нас нет времени рыть для них даже братскую могилу. Мы же не оставили их гнить, а значит, проявили к покойникам достаточно уважения.
- Димон, я не понял, а что за тема у Токарева с фотографиями? «Своя вера, свои святые». Опять он какую-то ерунду пафосную городит.
- В том-то и дело, что ты не понял. Леха, по-моему, говорил о вере, как об источнике духовных сил. Всем нам бывает тяжело, иногда очень тяжело. В таких случаях часто приходят к богу, а он пришел к людям. Те девчонки на фотографиях – уверен, они для него много значат. Соколова уж точно. Они и есть тот источник, что подпитывает его. Думаю, как-то так можно это объяснить.
- Угу, отличный источник! Ходит и мучается из-за Соколовой. Все проблемы из-за этих женщин, - недовольно буркнул Антон.
- Слушай, Димон, да ты объясняешь, как Морган Фримен! Не, ты точно философ! – тяжело дыша, заметил нагруженный пулеметом и снаряжением Ежов. – Видимо, Леха на тебя плохо влияет.
- Ага, еще немного, и ты бросишь курить, - присоединился Чикунов. – А через полгода перестанешь ругаться матом.
- Смейтесь, смейтесь! – парировал Карвель. – На самом деле, Токарев, по-моему, очень правильные вещи говорит.
- Угу, прямо пацанский цитатник вконтакте. Не, с Токаревым определенно что-то не так.
- Ты о чем?
- А ты не заметил? Сука, нормальные люди так НЕ РАЗГОВАРИВАЮТ! Из него временами такой пафос гонит, будто я в боевике со Стивеном Сигалом нахожусь, а не в реальной жизни.
- Все в этом мире мы не без греха, - Антон на ходу через плечо оглядел Диму и промолчал.
Парни спокойно и без происшествий добрались до гермоворот. Тут появилась проблема: пройти через мины с носилками. Но поскольку ребята были не дураки, им потихоньку удалось преодолеть опасные метры, не подорвавшись. После коротких раздумий Марков все-таки решился и защелкнул карабин растяжки на двери. Дима и Вова прошли с носилками мимо гостиной, вызвав огромный интерес находящихся в ней одноклассников. Навстречу Антону с обеспокоенным лицом выглянула Жильцова:
- Что случилось? Кто на носилках?
- Наш камикадзе хренов. Где остальные? – спросил парень, посмотрев в зал.
- На лодке, работают. Все, кто в последних трех отсеках, заканчивают работы.
- А Литвинова где? Она же в третьем отсеке.
- Она с ними, помогает и следит, чтобы никто не покалечился.
- Позови ее, пожалуйста, сюда!
- Так что случилось-то?
- Леха покалечился.
Лена не стала больше задавать вопросов и убежала по коридору. Завернув в медпункт, Антон увидел, как парни аккуратно перекладывают Токарева в ложе медицинского робота. Дима вновь приложил ладонь к шее товарища и убедился, что тот еще жив. Поскольку они уже находились в безопасности, одноклассники скинули с себя комбинезоны, разгрузки, оружие и сложили все это на носилки. К этому моменту прибежала Литвинова и бросилась к Ежову. После коротких объятий Вова отпустил ее, вместе с Антоном поднял вещи, и товарищи вышли, оставив Ксению с Карвель. Лишь в этот момент девушка увидела лежащего в кресле Токарева и поняла, для чего ее вызвали.
- Помоги снять с него рубаху! – сказал Дима, приподнимая товарища за плечи. – Я его подержу.
Ксюша начала расстегивать пуговицы. Из-под ткани показался огромных размеров синяк, вобравший в себя бесчисленное количество оттенков синего и фиолетового.
- Я не могу на это смотреть, - Литвинова отшатнулась от кресла и отвернулась. Карвель положил Алексея обратно и подошел к однокласснице.
- Ксюша, ну что такое? У него же не кишки наружу, это просто синяк.
- Просто синяк?! Мне на него смотреть больно. Ты это видел? Откуда такая огромная гематома? Что у вас там произошло?
- В Токарева выстрелили в упор. Комбинезон выдержал, но гашение удара у него никакое, поэтому Леха принял на себя всю энергию пули. Я думаю, у него поломаны ребра. Послушай, мне нужна твоя помощь!
- Хорошо, - кивнула девушка. – Давай попробуем!
Дима и Ксюша стащили с Токарева рубаху и принялись разбираться с настройками анализатора. Вскоре компьютер уже знал, что у пациента сломано два ребра, и начал накладывать стягивающий бандаж. В медпункт вернулись парни. Дима отошел к ним, и товарищи встали кружком.
- Хреновая новость, - тихо сказал Вова. – Мы посмотрели документы, выходит, что сбежал их командир. Лехе это очень не понравится.
- Точно командир?
- По спискам среди убитых должны быть два майора. Среди документов убитых ни одного майора нет.
- Одного Токарев убил вчера, - задумчиво произнес Дима. – А второй, выходит… Да, все сходится.
- Что делать будем?
- Работать. Надо подготовить лодку. А что с майором делать, будем решать потом, когда Леха очнется, - рассудил Карвель. – Ксюш, пойдешь с нами на лодку?
- А с ним кто останется?
- Я сейчас пришлю сюда Таню, - девушка глянула на мирно лежащего Алексея, поднялась и вместе с парнями покинула медпункт. Через минуту возле робота сидели Коробова и Жильцова, наблюдая за работой манипуляторов.
Парни прихватили побольше одноклассников и отправились на лодку. Войдя на месте в курс дела, они помогли закончить работы в последних отсеках. Стараниями Чикунова Небова освоила работу с гидроакустической станцией, а Нестерова могла при первом запросе правильно выдать показатель нужного прибора. В четвертом и пятом отсеках рискнули и протестировали турбины, хоть и на слабом ходу. В шестом ребята окончательно убрали следы крови. Учитывая несчастный случай с Андрюшкиным, класс осмотрел всю лодку в поисках выступающих опасных предметов, найденные убирались, поворачивались или маркировались. По итогам проведенных работ можно было сказать, что лодка готова к плаванию. Одноклассников даже опечалило, что никому нельзя будет рассказать, какой труд они смогли провернуть. Проведя последние осмотры в отсеках и покинув корабль, класс дружно отправился назад в бункер.
Открыв глаза, Токарев обнаружил себя в главном коридоре сидящим у стены. Половина ламп висели разбитые, стены были испещрены следами от пуль и осколков. В груди аккуратной точкой красовалось огнестрельное ранение, из которого потихоньку сочилась кровь. Дышать становилось все тяжелее. Неподалеку в лужах крови и груде гильз лежали парни. Через проход юноша увидел расхаживающего по гостиной майора с пистолетом в руке. Рядом с Алексеем лежал пустой ТТ. Возле стола Ингрем отодвинул стул и выстрелил в кого-то. Шарящая вслепую рука нащупала валявшуюся на полу гранату. Пока офицер был занят в зале, юноша незаметно выдернул из «лимонки» чеку и припрятал руку под ногой. Тем временем майор как раз закончил осматривать гостиную и подошел к ненавистному школьнику, доставившему ему столько проблем. Присев на корточки возле Алексея, Ингрем ухмыльнулся:
- Ну вот мы и встретились. Ответь мне теперь: стоила твоя гордость всех этих страданий и смертей? Не отвечай, знаю, что не стоила. Кстати, я пообещал, что перережу тебе глотку. А слово свое надо держать, - из ножен выскользнул небольшой обоюдоострый клинок.
- Да в гробу я тебя видал! - левая рука выпустила подпружиненный рычаг, и парень протянул морпеху свой подарок. Майор инстинктивно дернулся от гранаты назад, но было поздно. На ладони вспыхнуло маленькое солнце, и Токарев проснулся в медпункте, тяжело дыша.
- Твою мать! Сон! Просто гребаный сон, - успокоила его первая мысль.
- Очнулся, безумец! – донесся справа знакомый голос, и рядом оказался Карвель. – Ну ты и устроил сегодня!
- Что со мной случилось?
- Тебе засандалили в грудь свинцовой болванкой, вот что случилось, - с нотками осуждения в голосе ответил Дима. - Если бы не твой волшебный бронекомбинезон, была бы в тебе охрененных размеров дыра, причем сквозная. Как себя чувствуешь?
- Как дохлая скотина.
- Неудивительно. У тебя два ребра сломано, - Леша приподнял голову и увидел на груди аккуратный бандаж.
- Робот поработал?
- Он самый.
- Что с морпехами?
- Убиты. Только вот их командир умудрился бежать, - Токарев разочарованно скривил лицо.
- Ну почему у нас ничего не может быть нормально!?
- Знаешь, я бы на твоем месте радовался, что ты жив и вполне здоров.
- Ты же меня знаешь, я перфекционист. С удовольствием обменял бы свою жизнь на смерть майора.
- Ну, ты уже жестишь!
Токарев, перетерпев боль, тихонько поднялся из кресла.
- На лодке какие-нибудь работы проводили.
- А вот это хорошая новость, мужик. Лодка-то готова!
- Да ладно? – искренне удивился парень. – Ну, что сказать? Молодцы! – Дима подал рубаху товарищу, который с натугой принялся ее надевать. – Где моя снаряга?
- Куда ты собрался опять!? Только на ноги встал.
- А экзоскелет мне на что? Надо забрать спасательный плот с яхты. Сам тоже одевайся, пойдешь со мной.
- Плот-то нам зачем?
- Как ты всем объяснишь, каким образом мы вернулись на материк? «Да мы, дяденька, плыли в спасательных жилетах, плыли, и тут раз – под ногами лодка подводная, а внутри все готово к плаванию и инструкции лежат», - объяснил юноша, вытаскивая из шкафчика инъектор и вставляя в него одну из ампул.
- М-да, об этом я не подумал, - почесал голову Карвель. – А это у тебя что?
- Боевой стимулятор, - Токарев оголил правое плечо и загнал лекарство себе в мышцу. Ну так что, где снаряжение? – повторил Леша, застегивая последние пуговицы.
- Пойдем, все в оружейке лежит, - кивнул головой на выход Дима. – Уверен, что осилишь еще одну вылазку?
- Иди, иди! – Алексей подтолкнул остановившегося одноклассника. – Если что, еще раз меня дотащишь.
- Слишком сильно на меня не надейся.
- Че, не могЁшь что ли?
- Да ну тебя! – отмахнулся Дима. – Кстати, мы испортили все снаряжение морпехов, какое нашли. Антоха нашел термит и расплавил все к чертям, - Парни прошли мимо гостиной так, что их никто не заметил, и завернули в оружейную. Леша с улыбкой поднял с ящика свое детище и изменился в лице.
- Кто надевал мой экзоскелет?! – по словам произнес он.
- Я, - не стал отпираться Дима. – Не, мужик, посуди сам, твой костюмчик весит немало, а мощности выдает столько, что грех было не воспользоваться.
- Ладно, сделаем откат настроек, - парень нажал пару кнопок, и механизмы, словно ожидая этих слов, начали увеличивать длину рычагов и менять углы наклона шарниров.
- Ребят предупредим, что уходим? – Карвель поднял со стола автомат и дослал патрон.
- Придется, - устало ответил ему товарищ, выходя в коридор. – Только сделай это сам, я не хочу опять с кем-нибудь спорить, можно или нельзя мне идти наверх, - Дима ухмыльнулся и ушел назад в гостиную. Токарев еще раз пошевелил всеми конечностями, проверяя работу сервоприводов. Не прошло и минуты, как в казарме затопали ботинки, парень не остановился возле Леши, а сразу отправился дальше по коридору.
- Пошли, а то и ты сейчас огребешь!
- В каком плане?
- Там девчонки во главе с Литвиновой тебя чуть ли не матом кроют. Говорят, совсем сбрендил, только что чуть не сдох, а уже опять наверх лезет.
- Я тебя понял, - парни скоренько завернули в другой коридор, когда им вслед полетели ругательства. – Да, они действительно недовольны, - прокомментировал такое прощание Леша и обезвредил растяжку.
Парень отметил про себя, что его одноклассники проявили недюжинную выдержку и аккуратность, умудрившись протащить его через мины. Наверху все было спокойно, даже чистое небо позволяло низко висящему солнцу пробираться лучами сквозь сосны. Дорогой, которую запомнил уже и Дима, товарищи поднялись наверх, осмотрелись и отправились к одиноко лежащему на берегу судну.
- Долго же я, однако, провалялся в отключке, - сказал Алексей, когда парни подошли к пляжу.
- Хорошо, что ты вообще очнулся, - ответил Карвель. – Где они, твои плоты?
- А вон, закреплены на рубке, - ткнул Леша рукой на два белых цилиндрических контейнера, покоящихся на специальных подставках возле лееров на верхней палубе. Карвель и Токарев преодолели последние метры и по трапу забрались на яхту.
- Нам нужны оба? – спросил Дима, присматривая за округой, пока одноклассник откреплял первый плот.
- Нет, это ПСН-25, на 25 человек каждый, так что хватит и одного, - прохаживающийся рядом по палубе Карвель застыл возле рубки, глядя в иллюминатор.
- Леха! Аккуратнее, мы тут можем быть не одни, - Токарев мгновенно прекратил возиться с ПСН-ом, поднял Винтарь и подтянулся к товарищу.
Бросив короткий взгляд через стекло, парень понял догадку одноклассника. На приборной панели лежала разворованная аптечка. Старая дверь предательски скрипнула, когда юноша попытался потихоньку открыть ее. Вокруг пластикового футляра валялись окровавленные куски ваты и марли, в воздухе витал легкий запах спирта. Парни вошли внутрь, тыкая оружием по углам и прислушиваясь к каждому звуку.
- Ты уверен, что этой аптечкой не мужики в понедельник воспользовались?
- Уверен, - ответил Дима. – Когда нас на берег выкинуло, никто даже не поранился.
- Значит, здесь побывал майор, - оглядев приборную панель, сделал вывод Алексей. – Выходит, Антон его все-таки ранил. Но, судя по всему, лишь зацепил, - парень, роясь в лекарствах, выстраивал картину. – Хирургические инструменты не распечатаны, значит, пуля прошла навылет. Обезболивающее на месте, из чего можно предположить, что рана несерьезная. Да и следов крови мы больше нигде не видели. Получается, у него легкая рана на руке или торсе. Морпех обработал ранение, наложил повязку и свалил, - Леша взял в руки один из обрывков ваты. – Он был здесь минимум час назад: кровь уже окончательно засохла.
- Уверен, он еще что-нибудь прихватил. Как минимум, еду. Мы же вообще все сожгли. Давай-ка свалим отсюда! – предложил стоящий возле двери Дима.
- Да, пошли, - согласился Токарев и вышел вслед за товарищем. – Смотри, какая ерунда! – сказал парень, вернувшись к плоту. – Волоком эту бандуру тянуть нельзя, следов много оставим, так что я ее понесу на горбу, благо экзоскелет позволяет. А тебе придется меня прикрыть.
- Не надорвись! – на всякий пожарный напомнил Карвель, Токарев невероятным усилием взвалил на себя весящий под двести килограммов контейнер, и парни отправились в обратный путь. Приняв стандартные меры предосторожности, они в скором времени оказались в бункере под защитой толстых стен. Спасательный плот при этом еле прошел в дверные проемы.
- Растяжечку включи! – Дима с опаской пристегнул карабин к штурвалу. – Ну что, прогуляемся до подлодки?
- Ты не устал? Может, перекурим?
- Устал, - признался Леша, – но я не курю, - и упрямо продолжил путь. Как ни старался парень, пройти незамеченным мимо гостиной не удалось.
- Токарев! – окликнула его Юля Нестерова, быстро догоняя. – У тебя совесть есть? Мало того, что тебя с того света буквально часов пять назад вытащили?
- Что ты хочешь от меня услышать? Или ты что-то хочешь мне сказать?
- Сказать?! Я тебе скажу. Ты ходишь по охренеть какому тонкому льду.
Токарев остановился и аккуратно развернулся к однокласснице, чтобы не двинуть кого-нибудь контейнером.
- Да, хожу. И знаешь, что? Каждый чертов раз я надеюсь, что лед проломится. Только вот он, сука, все еще меня держит, будто назло. Я мог бы сейчас много философствовать на эту тему, но, извини, у меня на это нет времени. Пошли, отсюда, Димон!
Парни быстро добрались до сухого дока и уложили плот в рубке атомохода.
- Что теперь? – поинтересовался Дима, вытаскивая сигарету.
- Да ничего. Иди отдыхать, а я тут закончу с этой хреновиной и спать пойду.
- Тебе помочь?
- Сам управлюсь.
- Как знаешь, - пожал плечами парень, отправился восвояси, на ходу вынимая сигарету.
Токарев закрепил ПСН внутри рубки и спустился в отсек. В письменном столе лежало все необходимое для работы. Парень быстро достал нужные инструкции, дописал к ним некоторые комментарии и положил в верхний ящик штурманского стола. Закончив с инструкциями, Леша устало опустился в командирское кресло, собрался с мыслями и нажал на пульте одну из кнопок.
- Записать сообщение…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 08.03.2019 Даниил Рыбаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509400

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература










1