Каникулы. День первый


Каникулы
«Ты должен сделать добро из зла,
потому что его больше не из чего
сделать».
Роберт Пенн Уоррен,
«Вся королевская рать»

День первый
Тусклая лампа под потолком вырывала из темноты небольшой пятачок в центре освобожденного от сидений зрительного зала. Алексей стоял поодаль, обдумывая происходящее. Он очень мало видел, но понимал, где оказался. Где-то впереди в темноте была сцена, а сразу за спиной – узкий коридор до выхода. В воздухе висела тишина, а глаза не видели ничего, кроме лампы и кружка света на выкрашенном деревянном полу. А еще в помещении почему-то царил жуткий холод, да такой, что глубокое дыхание парня отзывалось облачками густого пара. Юноше ничего не оставалось, кроме как двинуться к свету. Несмотря на легкую походку, звук шагов летних туфель отчетливо разлетался по залу. И вот когда паренек почти вышел на свет, из темноты навстречу ему внезапно шагнула невысокая стройная девица в темно-синем шерстяном платье, отчего Алексей мгновенно застыл на месте:
- Ирина?!
Карие глаза широко открылись, и взгляд тут же уперся в утреннее небо. Алексей валялся абсолютно мокрый на холодном и липнущем к одежде и телу песке, буквально в паре метров шумело море. Немудрено, что так холодно – зубы выстукивали чечетку похлеще любого ирландца. Парень вскочил, как ошпаренный. Жизнь бьет ключом и прямо по башке! От этого удара мозг выдал надпочечникам нужную директиву, те угостили организм щедрой порцией адреналина, и тот сразу начал работать над тем, что грамотные люди называют выживанием. Первым в списке неотложных дел оказался осмотр одежды, и парень принялся усиленно лазить по карманам, что дало определенные плоды. У Алексея имелась привычка носить в куртке спички и перочинный нож, однако ситуация все равно была «аховой»: он один, черт знает, где, без еды, без воды, спички вымокли и ни на что не годились, в арсенале лишь нож с лезвием в четыре пальца, благо, что острый. Мобильный телефон, что было предсказуемо, не перенес долгого купания и приказал долго жить, а вот старые советские часы «Полет», подаренные юноше родственником, твердо выдержали испытание, и их мерное тиканье слегка успокаивало. Леша с гордостью протер толстое, покрытое мелкими царапинами стекло и завел механизм. Стрелки показывали пять двадцать утра.
Вторым делом нужно было согреться. Спички сырые, одежда на деревьях, как известно, не растет, так что парень просто сделал серию приседаний и попрыгал, чего оказалось достаточным, чтобы прекратить танец челюстей, хотя тело все равно слегка трясло. Лишь теперь Алексей перенес свое внимание на окружающий мир, а поскольку для поддержания тепла нужно было двигаться, решил провести осмотр на ходу и вошел в лес.
Сосны, невысокая трава, редкие кусты и валуны – вот и все, что можно было здесь увидеть. Но от всей обстановки в целом Алексея начали терзать смутные сомнения. Он долго не мог понять, что же не так, но тут сознание зацепилось за одну мысль: окружающее выглядело рукотворным. Вроде как объекты были раскиданы хаотично, но хаос при этом все равно имел какую-то систему. Казалось бы, ничего особенного, какие только причуды не выкидывает мать-природа, но гадкое ощущение все-таки закралось в душу. Ни разу еще он не видел такого аккуратного леса. Ну да ладно, не помирать же теперь из-за этого.
Кто бы подумал, что туристическая поездка обернется ситуацией, которую в русском языке можно охарактеризовать одним коротким, отлично рифмующимся с "конец" словом. Две недели назад Алексей с классом отправился с Урала на Дальний Восток. И хоть подобные поездки сильно ограничивают в выборе мест посещения, путешествие все же получилось достойным, однако в Южно-Сахалинске классный руководитель – Марина Валентиновна – умудрилась поскользнуться и сломать ногу, в результате на прогулку вдоль Курильских островов класс отправился без руководителя под присмотром команды из 5 моряков. Позавчера судно вышло в море, а вчера попало в невесть знает откуда взявшийся шторм. Посудину кидало из стороны в сторону и относило восточнее островов, на помощь прийти никто не успел. А ночью Леша вышел на палубу, и его буквально смыло за борт.
- Так, а какой черт дернул меня выйти наверх? – размышлял на ходу парень. – Твою мать! – хлопнул он себя по голове. – Так ведь я увидел в иллюминатор землю и вышел рассмотреть получше.
Сейчас он понимал, насколько гениальной была сия идея. А мама предупреждала, что любопытство до добра не доведет. Ладно хоть додумался надеть спасательный жилет. Точно, жилет! По запарке Леша совсем про него забыл, а теперь стянул с себя и выкинул в траву. Было чудом, что его вообще вынесло на берег, ведь он и плавать-то нормально не умел. Хотя еще неизвестно, загнется или нет в ближайшее время организм от купания в холодной воде.
- Интересно, как быстро одноклассники забили тревогу по поводу моего отсутствия? Когда я вышел на палубу, до острова оставалось буквально ничего. Это было примерно полтора часа назад.
По ходу своих размышлений юноша продвигался все дальше в лес в сторону каменистого холма, который он заприметил еще на берегу, как вдруг взгляд зацепился за какое-то серое пятно слева. До него было пару сотен метров, не больше, и, несмотря на извлеченный пару минут назад урок, любопытство опять-таки взяло верх. Алексей бегом бросился к странному объекту, но уже метров через пятьдесят понял, что это висящий на сосне парашют, и перешел на шаг. Стараясь ступать бесшумно, он подобрался поближе и увидел владельца зацепившегося за сук устройства. На земле у сумки со снаряжением возился какой-то парень в форме. Лесной камуфляж, высокие армейские ботинки, пистолет на бедре, нож, рядом с сумкой лежали бронежилет с каской и разгрузочным жилетом, к дереву была приставлена винтовка с ручным затвором и оптическим прицелом. Алексей поразмыслил и решил уйти куда подальше, вот только стоило ему ступить назад, как под ногой предательски хрустнула сухая ветка, отчего парашютист встрепенулся и схватился за оружие:
- Стой, кто идет! – раздался приказ на английском. Леша замер, на него были устремлены голубые глаза и ствол винтовки. – Эй, ты, выйди из кустов сюда! – парень подчинился, медленно вышел к стрелку и остановился в нескольких метрах, подчиняясь жесту парашютиста. – Кто ты? – незнакомец явно нервничал.
- Я пассажир с экскурсионного судна, выпал за борт, очнулся на берегу, - напрягал юноша весь свой скромный запас английского.
- Как тебя зовут? – голос стрелка дрогнул.
- Алексей
Парашютист тяжело вздохнул и вынес приговор:
- Не повезло тебе, Алексей, нам нельзя оставлять свидетелей.
В голове Леши пронеслось лишь «Ну все, Токарев, приплыл», незнакомец нажал на спуск, но выстрела не последовало. Рука стрелка дернулась к затвору и успела его повернуть, и тут в голове Алексея щелкнул какой-то триггер, отчего он неожиданно для самого себя выгнулся и с криком набросился на солдата, повалил на землю и, вцепившись в винтовку, принялся душить ей своего палача. Лица стрелка и «свидетеля» раскраснелись, на лбу солдата от напряжения проступила синеватая жилка. Оружие немного приподнялось вверх, и в воздухе раздался жадный вдох, прерванный глухим ударом и хрустом ломающейся переносицы: Токарев лбом приложился к физии противника и навалился на винтовку еще сильнее, отчего стрелок сильно закряхтел. Ноги неизвестного конвульсивно дергались позади Алексея, а цвет лица начал меняться с красного на синий. Меньше, чем через минуту все было кончено. Алексей проверил пульс и упал рядом уже с трупом. Сердце бешено колотилось, легкие жадно глотали воздух, обжигаясь при каждом вдохе, тело (особенно руки) била крупная дрожь. Парень сел, вытер пот со лба, взглянул на руки и без замаха зарядил себе крепкую пощечину. "Подобное лечат подобным" или, говоря проще, "клин клином вышибают".
- Отдыхать будешь в морге! – вспомнил парень старую заповедь трудоголика, после чего заставил себя подняться и заняться делом.
Тем самым делом стало мародерство. Снимать одежду с покойника было занятием нервным, но лучше раздеть мертвого, чем помирать от холода. Времени ушло немало, так как из-за неунимавшейся дрожи даже такая простая операция, как застегнуть одежду, давалась с трудом. Форма, к счастью (хотя, какое тут, к чертовой матери, счастье!) оказалась впору, даже берцы, несмотря на весьма большой размер ноги Токарева, за что тот искренне поблагодарил покойного. Бронежилет с каской Леша трогать не стал, для его уровня физподготовки они были тяжелыми, зато забрал все оружие и снаряжение. В рюкзаке также оказались маскировочный костюм снайпера, моток веревки, три карабина, жумар, противогаз, прибор ночного видения, две гранаты, мина M18A1 «Клеймор», глушитель к пистолету, запасная оптика в футляре, бинокль, инструменты для ухода за винтовкой, компактный электронный термометр/барометр/анемометр, снайперский калькулятор, спички, вода, несколько сухпайков с маркировкой LRP, индивидуальная аптечка, неработающая рация и еще несколько мелких предметов. На одежде не было никаких знаков различия, кроме капральских «галок», а в карманах отсутствовали документы, но на шее Алексей нашел личные жетоны КМП США, один из которых на всякий случай забрал. Томпсон Ричард Д. Токарев встал в полном обмундировании и наконец-то рассмотрел убитого внимательно. У его ног лежал высокий стройный блондин с голубыми глазами и строгими чертами лица – ни дать, ни взять ариец. От этого замечания уголок рта парня дернулся в нервной ухмылке. Он не просто первый раз видел смерть человека, а был виновен в ней, хоть психика тут же и оградилась железным аргументом: он напал первым, пусть и неудачно. Правая рука отвела затвор в заднее положение, и Алексей увидел пустой патронник. Вот и причина неудачи капрала. Глупая смерть, что уж сказать. Парень завернул тело солдата в снятый с ветки парашют, уложил в небольшую яму неподалеку, накрыл маскировочным костюмом, присыпал хвоей, после чего закинул свою одежду в рюкзак и, еще раз поблагодарив за вещички, двинулся дальше.
Дослав патрон в ствол (не хотелось повторить чужой ошибки), Токарев повесил винтовку на плечо и на ходу вытащил из разгрузки один паек. Есть хотелось жутко, но, учитывая обстоятельства, он не мог себе позволить сразу остановиться на привал и приготовить главное блюдо, пока не будет ясно, где находится и с чем имеет дело, поэтому вытащил лишь шоколад и печенье и продолжил путь, держа в левой руке винтовку, а правой закидывая пищу в рот. Теперь Алексей двигался быстро, но аккуратно, стараясь не оставлять следов и постоянно нервно озираясь по сторонам. Нужно было срочно забраться на холм, чтобы попытаться хоть что-то рассмотреть. Вскоре пачка печенья была поглощена, затем ее участь разделила шоколадка. Еда и теплая сухая одежда приятно действовали на тело. Произошедшая стычка чуть не убила парня, зато повысила шансы на выживание. В голове понемногу восстанавливался привычный твердый ход мысли. Алексей убрал в карман обертки и взял винтовку двумя руками. К слову, это была знаменитая М40, уже не один десяток лет состоявшая на вооружении морской пехоты США. Теперь, будучи сытым и согретым, Леша смог несколько успокоиться и сосредоточиться. Правда, руки все еще тряслись, и иногда в голове возникал образ мертвого раздетого «арийца», для которого произошедшая драка, похоже, была первой попыткой убить человека. Со всеми этими размышлениями Токарев подошел к своей цели.
На эту цель, однако, еще предстояло забраться. Холм гордо возвышался над деревьями, имел довольно крутые склоны и был не менее полусотни метров в высоту. Снизу на нем росли сосны, постепенно сменяясь елями и кустарником, в результате чего вершина гордо возвышалась над островом. Тут и там были раскиданы валуны разного размера, собственно, как и везде здесь. Алексей остановился у подножия, посмотрел наверх, шмыгнул носом и без всякой подготовки начал восхождение. Молодость была на его стороне: тело послушно преодолевало метр за метром, хотя трофеи несколько мешали. Приближаясь к вершине, Токарев замедлил ход и стал тщательнее озираться. Возможно, не ему одному пришла в голову идея осмотреть местность именно отсюда. Но пока Леша был в одиночестве, так что можно было начать разведку.
Быстро оглядевшись по сторонам, Алексей узнал неприятную новость: он таки на острове, и остров, похоже, таки необитаемый. Тогда, выбрав позицию с хорошим обзором, он вытащил компас… и сквозь зубы выругался. Похоже, под островом была магнитная аномалия, поскольку стрелка компаса постоянно дергалась в разные стороны, не давая определить север. Алексею пришлось примерно найти юг по солнцу и часам и сухими ветками на траве обозначить себе стороны света. Только после этого он смог начать детально осматривать территорию через оптику, выставив максимальное увеличение.
Кусок острова, с которого он пришел, оказался южной оконечностью размерами примерно километр на два и не представлял собой ничего интересного: лес, камни, небольшие ложбины. Единственной достопримечательностью была невысокая скала на берегу, в которой Токарев разглядел вход в пещеру. Алексей еще порыскал прицелом среди деревьев и, более-менее удостоверившись в надежности тылов и грубо зарисовав осмотренную территорию, сменил позицию.
С ней ему открылась большая часть острова. Северная сторона холма была пологой и менее заросшей, так что задача подобраться здесь к юному наблюдателю представлялась проблематичной. На севере земля кончалась километра через четыре, протяженность с запада на восток менялась от одного до двух – двух с половиной километров. Километрах в двух у восточного берега возвышался еще один похожий холм, а на северной оконечности стояла то ли скала, то ли гора – в общем, здоровенная глыба камня с фактически плоской вершиной высотой не более 30 метров. Остров по большей части был покрыт лесом, но то там, то тут виднелись маленькие полянки, холмики, овраги, местами строй деревьев редел, а на севере вообще по большей части росли невысокие ели и кусты. Особо выделялась самая крупная поляна почти идеально круглой формы примерно в центре этого клочка земли и небольшое озеро в нескольких сотнях метров от нашего разведчика. Вот такая нехитрая география.
Алексей шуровал прицелом, рисовал грубую схему и делал пометки ужасным леворуким почерком, разобрать который мог лишь он, учителя и желавшие списать одноклассники. Прибавьте к этому еще трясущиеся руки, и вы получите каракули, прочитать которые теперь действительно мог только автор. Глаз утомился смотреть в мощную оптику, не мигая, и Леша уже думал сделать перерыв, как при очередном проходе заметил какое-то движение среди деревьев у подножия второго холма. Даже десятикратная оптика не давала нужного увеличения для такой дистанции, так что Токареву пришлось поднапрячься, чтобы разглядеть людей в камуфляже, ставящих палатки.
Вот это было очень неприятно и неожиданно. Какие бы то ни было попытки посчитать этих товарищей, постоянно появляющихся в поле зрения и пропадающих за деревьями, провалились, но то, что их там несколько десятков, не вызывало сомнений. Токарев в срочном порядке изучил территорию между собой и устанавливающимся лагерем, и, в конце концов, заметил трех людей с оружием, однако, двигались те не к нему, а к западному берегу. Похоже, Алексей что-то упустил, и, отринув от прицела, заметил дым, поднимающийся из-за сосен почти у самой воды. Протерев глаза, парень снова прильнул к оптике и наконец понял, что принятый им за еще один огромный валун объект есть ни что иное, как посудина, с палубы которой его смыло пару часов назад. Судно лежало почти что на левом боку, а дым исходил от костра, у которого, ясное дело, сидел его класс. Токарев разглядел механика и почти всех одноклассников, явно что-то готовящих на огне. Эта картина сперва обрадовала, а затем тут же огорчила Алексея, ведь три мужика с автоматами наперевес явно не погреться к ним шли, исходя из последних слов капрала. Еще парня беспокоило отсутствие остальных членов экипажа, хотя они, скорее всего, ползали где-то внутри корабля.
А, нет! Капитан, боцман, повар и врач топали через лес в сторону лагеря, причем уже весьма недалеко от товарищей в камуфляже. Токарев нервно дернулся на своей позиции. Ситуация принимала нехороший оборот. Ребята с автоматами первыми заметили бодро шагающих через лес мужиков, что очень им не понравилось. Три фигуры бегом ринулись к команде и окружили. Алексей вжал винтовку в плечо и прицелился. Черт! За свою жизнь парень стрелял из боевого оружия всего лишь один раз. И хоть он поразил тогда мишень на полигоне, она находилась лишь в сотне метров от него, и это были идеальные, «тепличные» условия, а вот попасть с пятисот-шестисот метров по движущейся мишени, да еще с предательски трясущимися руками. Токарев бил себя, кусал руку, но никак не мог успокоить этот мандраж, и ему оставалось лишь наблюдать за происходящим. Капитан попытался что-то возражать, за что получил прикладом в грудь. Автоматчики явно начали допрос, но события пошли не по их плану, поскольку моряки, не сговариваясь, бросились во все стороны на бойцов, чего те совсем не ожидали. Не раздалось ни единого выстрела, все участники схватки повалились на землю и начали мутузить друг друга, и команда, за которую естественно болел Токарев, склоняла чашу весов в свою пользу, но в этот момент нависший над одним из ребят в форме моряк несколько раз дернулся и упал в сторону. Выигравший схватку вскочил, и пистолет с глушителем в его руке еще несколько раз плюнул свинцом, что стало последним аккордом этой маленькой битвы, свидетелем которой стал Леша.
Тем временем автоматчики приходили в себя. Размахивающий пистолетом, похоже, был командиром и отчитывал опростоволосившихся подчиненных, пока те вытирали с лиц кровь и подбирали свое оружие. Когда все трое пришли в себя, то сразу вернулись на старый маршрут. Парень быстро поднялся, закинул в карманы вещи и покинул позицию. Не требовалось быть гением, чтобы понять, по чью душу двигались неизвестные к берегу, а стать свидетелем еще одной бойни Токарев не хотел и решил, что раз не может стрелять издалека, то необходимо сокращать дистанцию.
Противнику нужно было преодолеть не меньше километра, чтобы добраться до берега, Токарев должен был покрыть примерно такое же расстояние, однако ему следовало, во-первых, сделать небольшой крюк, чтобы не выходить на северный склон, и, во-вторых, выйти чуть раньше, дабы грамотно принять бой. Благо ребята с оружием не торопились и, сами того не зная, давали Алексею фору. Парень обогнул вершину холма по южному склону, спустился в лес и припустил к берегу, взяв курс чуть левее дыма.
Три фигуры в камуфляже неспешно приближались к выкинутому на берег судну и сидящим у огня. Техник Василий Иванович первый заметил их и поднялся с вытащенного с корабля ящика, однако, ему тут же жестом предложили сесть. Внезапные гости окружили греющихся у костра. После короткой паузы один из них обратился к Василию Ивановичу на сносном русском:
- Вы кто такие и каким образом здесь оказались?
- Так экскурсия школьная. Мы из Южно-Сахалинска вышли в море два дня назад. А сюда наш штормом занесло, - несколько сбивчиво ответил пожилой моторист.
Мужчина в камуфляже выругался про себя, после чего отдал короткий приказ:
- В расход!
Кто-то из девчонок нервно всхлипнул, некоторые дернулись, механик странно напрягся, убрав руку за пояс, а подчиненные замешкались. Один из них подошел к командиру.
- Сержант, вы что, это же дети! – негромко возразил молодой парень.
- Думаешь, мне это нравится? У нас строгие указания: никаких свидетелей. В расход! – повторил сержант свой приказ, после чего южнее прогремел выстрел, командир дернулся и растянулся на усыпанной хвоей траве.
Стоявший рядом автоматчик на секунду растерялся, глядя на окровавленное тело, а затем бросился на землю, в результате чего пущенная ему в спину пуля угодила в шею и вышла через макушку. В это время последний уже заметил позицию стрелка и, прижимая того плотным огнем к земле, перебежками бросился к ближайшему дереву. Стрелком, естественно, был Токарев, засевший в ложбине в полусотне метров от костра. Он оглох с непривычки после первого же выстрела, а дистанция стрельбы была, пожалуй, предельной в его нынешнем состоянии, но все-таки Алексей умудрился поразить вторую цель. Теперь парень вынужден был прятаться от свистевших над головой пуль и продумывать дальнейшие действия, поскольку он раскрыл свою позицию, а соваться под огонь ох как не хотелось.
Но тут стрельба затихла. Алексей потряс головой, восстанавливая слух, после чего отполз на десяток метров и осторожно выглянул. У сосны возле трупа сидел техник с ножом в руке. Поднявшись, парень добрел до него и, тоже присев у трупа, прислонился к дереву и обхватил голову руками. Токарев тяжело дышал – не от физической нагрузки, а от переизбытка адреналина. За последние пару часов он три раза чуть не склеил ласты и сделал три трупа. При всей его жажде приключений это было многовато для шестнадцатилетнего пацана. «Да уж, это тебе не нацистов в «Колде» стрелять», - подумал он, криво усмехнувшись. Из ступора его вывел Василий Иванович, или дядя Вася, как его называли некоторые одноклассники:
- Ну ты даешь, парень. Мы тебя уже помянуть собирались, а ты выскочил, как черт из табакерки. Я так смотрю, утро у тебя насыщенное вышло, - резюмировал техник, осматривая трофеи Алексея.
Тот опустил руки и бросил пустой взгляд на дядю Васю, после чего обратил внимание на тело, а точнее на один единственный удар, нанесенный точно в сонную артерию через щель между бронежилетом и шлемом. Токарев удивленно глянул на техника.
- Что так смотришь? Я в морской пехоте служил, нас там всякому учили, - разведя руками, кратко ответил Василий Иванович на немой вопрос парня.
Алексей более-менее пришел в себя и, сняв рюкзак, вытащил воду с еще одной шоколадкой. Кроме техника никто ничего не сказал ему. В нескольких метрах сидели одноклассники. Некоторые девчонки плакали, кто-то пребывал в ступоре, как и Токарев минуту назад, кто-то успокаивал остальных, некоторые ошарашенно глазели на одноклассника, спокойно сидящего рядом с трупом и поедающего шоколад, хотя мгновенье назад он казался абсолютно сломанным. Лишь Марков, Чикунов и Карвель, перебросившись несколькими фразами, взяли на себя смелость и начали оттаскивать тела в сторону, попутно присваивая себе их оружие и снаряжение. Сейчас это было самым полезным делом, поскольку многие боялись даже смотреть на них, особенно на паренька с расплесканными по траве мозгами. Алексей спокойно наблюдал за их действиями, попивая воду. «А парни не пропадут», - подумал он, глядя, как те стягивают подсумки с убитых. Убрав воду обратно в рюкзак и дозарядив винтовку, Токарев поднялся.
- Пора уходить. Мы на маленьком острове, и на другом конце разбивают лагерь еще несколько десятков подобных товарищей. Они видели дым от вашего костра и однозначно слышали стрельбу, а значит, где-то через полчаса (может быть, и раньше) забьют тревогу по поводу отсутствия своих парней, - излагал Алексей, собирая жетоны с трупов.
- Они их убили? – задал короткий вопрос старый техник, видя, как Токарев боится смотреть ему в глаза.
- Да, - также кратко ответил парень.
- И ты ничего не сделал?
Юноша застыл над третьим телом, после чего забрал жетон и, выпрямившись, наконец-то нашел в себе смелости посмотреть Василию Ивановичу в глаза:
- А я ничего не мог сделать, - виновато посмотрел он и протянул руку, демонстрируя неутихающую дрожь. – Я бы даже рядом не попал.
Техник понимающе кивнул:
- Я тебя не осуждаю, пацан. Ты запомнил, где они остались лежать? – Алексей коротко кивнул. – Поможешь мне их потом похоронить?
- Конечно.
- Поднимайтесь, дети! – повернулся техник к остальным. – Есть идеи, куда нам пойти?
- По другую сторону от этого холма есть пещера в скале, может, несколько. Думаю, можно пока укрыться там, а дальше поглядим. Пойдем через лес южнее холма.
- Вы трое! – обратился дядя Вася к возящейся со снаряжением троице. – Замкнете строй, раз взяли оружие.
В это время парни уже закончили подгонять под себя подсумки и осматривать трофеи, а остальные более-менее успокоились. После команды единственного оставшегося в живых члена экипажа класс неуверенно поднялся и двинулся за Токаревым и механиком. Парень специально повел одноклассников по каменистым участкам, чтобы замести следы. Василий Иванович забрал у одного из парней карабин, и начался обмен информацией. Техник поведал, что капитан не нашел этого острова на картах и что они видели десантирование, когда их уже выносило на берег. Высадка, к слову, проводилась в аварийном порядке, так как транспортный самолет поймал правым крылом ракету, вылетевшую откуда-то с острова, но вот одинокого парашютиста, приземлившегося недалеко от них, они не заметили, что неудивительно: своих проблем хватало. Токарев же кратко рассказал о своих похождениях и географии острова.
Они проходили среди россыпи высоких валунов, переговариваясь шепотом, когда фактически в упор столкнулись с еще одним солдатом. Все трое успели выстрелить. Неизвестный пустил короткую очередь, после чего получил пару автоматных пуль в живот и винтовочную в плечо. Три порции свинца угодили в бронепластины, не причинив вреда бойцу, но опрокинули его, и от шока он выпустил оружие. Алексей в три прыжка преодолел отделявшие его от тянущегося к своему автомату стрелка метры и оборвал еще одну жизнь.
Переведя дух, он оглянулся и увидел бездыханного Василия Ивановича. Механик словил грудью всю очередь, так что шансов у него не было. И в этот момент в голове щелкнул второй триггер, разделивший жизнь на до и после. Остаточная дрожь мгновенно прошла, лицо исказилось в жуткой гримасе, а в голове вместо четкого потока мыслей возник вихрь всепоглощающей ненависти. Парень развернулся и со всей дури пнул труп, отчего в толпе кто-то из девчонок тихонько вскрикнул, затем еще и еще.
- ААА! МАТЬ ТВОЮ ЗА НОГУ! – размашистые пинки начали обрушиваться на тело один за другим. Он уже выхватил нож, когда сзади подскочили Карвель с Ежовым и оттащили его.
- Отпустите! Отпустите, я вам говорю! Я его выпотрошу! Мразь! Сволочь! Такого человека загубил! – два сильных парня еле могли удержать Алексея, которому ярость придавала недюжинную силу. Но все-таки они сумели совладать с одноклассником, и Токарев потихоньку успокаивался, тяжело дыша.
- Отпустите, - уже спокойно произнес он через минуту, и парни выполнили просьбу.
Алексей встал, отряхнулся и первый раз за утро почувствовал свое привычное сосредоточенное состояние. Он передернул затвор, подошел к солдату, как будто уже привычным жестом отыскал жетоны морской пехоты и забрал один. Похлопав по карманам, Леша нашел какие-то грубые записи и на всякий случай позаимствовал их. Остальное снаряжение он трогать не стал.
- Забирайте вещи, - отдал Токарев бойца на разграбление и направился к дяде Васе.
- Простите, Василь Иваныч, - похлопал он по плечу старого механика. Алексей вернул автомат парням, припрятал до поры тело последнего члена команды в кустах и забрал реликвию старого моряка – нож знаменитого 10-го гвардейского добровольческого танкового корпуса, доставшегося ему от отца. Василий Иванович гордился им также, как Алексей – своими часами.
Токарев взглянул на класс. Парни и девчонки, которых он знал не один год, стояли и смотрели на него, и лишь Ежов был отвлечен подгонкой разгрузочного жилета. Впервые они видели в своем однокласснике такую ярость, и это никак не сходилось с его спокойной натурой. Справа осторожно подошел Ежов:
- Лёха, надо валить отсюда, а то еще кто-нибудь придет.
- Ну пошли, - безучастно ответил парень и двинулся вперед.
Оставшийся путь до скалы Токарев прошел молча. Позади него одноклассники иногда о чем-то перешептывались, но он не вслушивался в их разговоры, а лишь зорко осматривал перед собой любое потенциальное укрытие. На месте Алексей быстро сориентировался и отыскал вход в пещеру. Она оказалась невысокой, но достаточно большой, чтобы вместить всех школьников. Парни вновь показали свою хозяйственность и притащили откуда-то несколько тонких сухих стволов, на которых и разместился класс.
Алексей вспомнил про записи и отошел поближе ко входу. Большая часть была, похоже, личными заметками стрелка, а вот последняя запись, наскоро нацарапанная тупым карандашом, заинтересовала парня. «Вход на юго-восточном склоне. Гермоворота открыты?!» Токарев решил проверить находку солдата и подозвал Ежова.
- Вова, я отойду ненадолго. Костер не разжигайте, никуда не уходите, сидите тихо, чтобы тише воды, ниже травы. И меня случайно не подстрелите. Я вернусь строго вон от того дерева с винтовкой на ремне.
- Куда ты собрался?
- Да солдатик тут какую-то дверь нашел, может, мы там укрыться сможем. Надо только проверить сперва.
- Может, мне с тобой сходить?
Леша отрицательно покачал головой:
- Не стоит, сам справлюсь.
Ежов хотел сказать что-то еще, но Алексей уже перехватил винтовку поудобнее и двинулся к холму. К Вове подошли Антон, Дима и Женя.
- Куда это Леха лыжи намылил? – первым спросил Антон Марков.
- У того мужика в записях про какую-то дверь говорится. Леха сказал, там может быть укрытие получше.
-Вот Токареву на месте не сидится, - бросил Женя Чикунов.
Ежов возразил:
-Токарев хочет, как лучше.
- И будет лучше, если он найдет это укрытие. Мне не по себе от всей этой херни. Еще даже непонятно, как отсюда выбираться.
- Дерьмо! - сквозь зубы процедил Дима Карвель. - Какой-то шторм, какой-то остров, какие-то солдафоны, размахивающие оружием.
- Согласен. А видали, как Леху перекосило, когда он дядю Васю мертвым увидел? Как он нож выхватил, так у меня волосы дыбом встали.
- Уважал он старика. Хороший был мужик, земля ему пухом! Да и вся команда была такая, – закончил разговор Ежов. Остальные согласились с ним и ушли вглубь к одноклассникам, а Вова остался сторожить вход.
Спустя непродолжительное время Токарев подошел к холму. Сориентировавшись по сторонам света, он принялся метр за метром осматривать юго-восточный кусок склона. Если уж он не заметил вход, когда поднимался рядом, значит, ворота должны быть замаскированы. У Алексея ушло минут десять, прежде чем он заметил в основании небольшую щель. Ну, относительно небольшую. Присмотревшись, он понял, что перед ним замаскированные гермоворота, приоткрытые буквально на сорок-пятьдесят сантиметров. Токарев подобрался к щели и заглянул внутрь. Чтобы что-то разглядеть, пришлось вытащить фонарь. Пучок света прогулялся по полу и стенам, не выявив ничего подозрительного. Парня это несколько обнадежило, и он протиснулся за ворота.
Одинокого исследователя окружали бетонные стены, пол и потолок тамбура, массивная стальная дверь два с половиной на два с половиной метра. В противоположном от ворот квадрате бетона была герметичная дверь со штурвалом, какие Алексею доводилось видеть на кораблях, только эта была несколько больше. Юноша еще раз внимательно ощупал фонарем пол и аккуратно подошел ко входу.
Механизм, похоже, был выполнен из нержавеющей стали и выглядел рабочим, но Токарев не стал сразу его пробовать. Он с детства был аккуратным, и это не раз спасало его от уютного гробика или инвалидности. Не хотелось напороться на растяжку или мину, которую запросто могли оставить. Алексей стянул рюкзак и извлек веревку и карабин. Быстро связав «проводник», он сцепил штурвал и узел карабином, а веревку продел в поручень, который шел вдоль края двери. Сначала парень думал отойти лишь на пару метров, но решил перестраховаться и вылез наружу.
Снаружи Токарев тоже проявил аккуратность и осмотрелся. После короткого раздумья он резко дернул веревку, и механизм мягко клацнул, но в пустоте это разнеслось эхом. Чтобы непосредственно открыть дверь, пришлось повторно залезть внутрь и перецепить веревку. После второго рывка дверь покорно открылась, Алексей вернул вещички в рюкзак и осторожно заглянул внутрь. Осмотр пола и стен возле двери оставил его довольным, поэтому он шагнул за порог. Юноша оказался в похожем помещении, только до следующей герметичной двери нужно было спуститься вниз по лестнице, а на левой стене имелся пульт управления гермоворотами и освещением. Алексей не стал проверять работоспособность ворот, но рубильник с припиской «свет» все-таки дернул, не забыв про меры безопасности и выполнив операцию прикладом. Под потолком загорелись яркие люминесцентные лампы, так что Токарев зажмурился и вернул рубильник в изначальное положение. Свет может пригодиться позже, но сейчас он лишь выдавал положение юного исследователя. История со второй дверью полностью повторилась, и парень получил возможность осмотреть еще один кусок кроличьей норы.
Луч фонаря почти сразу нащупал на стене панель выключателей, которой парень не преминул воспользоваться. За порог вылился холодный свет, разбавляя темноту коридора, и перед Алексеем предстала просторная, выкрашенная зеленой краской комната, похожая на раздевалку. Стол, с десяток стульев, мягкая кушетка и куча металлических шкафчиков. В углу находилась оружейная пирамида, в которой стояло несколько АКМов. Рядом располагались ящички для пистолетов и боеприпасов. На столе лежал толстый журнал, явно предназначенный для учета выдачи оружия и расхода боеприпасов. Привыкнув к свету и убедившись в безопасности помещения, Токарев зашел внутрь. Здесь было тепло, хотя в предыдущем коридоре температура была не выше, чем за гермоворотами. Алексей еще раз оглядел комнату и направился к следующей двери, уже привычной глазу деревянной и с ручкой. Позаимствовав из пирамиды один автомат, парень толкнул им дверь и отпрыгнул за шкаф. К счастью, взрыва или еще какой-нибудь подлянки не последовало, посему Токарев сунулся за дверь и оказался в темном и отделанном белой плиткой коридоре. Алексей глянул на часы. Прошло уже полчаса, как он ушел от пещеры. Пока что все было спокойно, а в комнате за его спиной спокойно могли уместиться все, так что Токарев решил прекратить разведку и привести в бункер остальных. Черт его знает, что ждало его дальше по коридору, но пока снаружи было больше опасностей, чем внутри.
На небольшом камне у выхода сидел Вова и внимательно глазел на лес. За спиной в полутьме о чем-то увлеченно болтали одноклассники, уплетая питательные трофейные пайки, но он их не слушал. Лишь раз он отвлекся от наблюдения, когда позади решили было разжечь огонь. Леха ушел чуть больше получаса назад, а Ежов уже нервничал, хоть и не подавал вида. Попробуй не понервничать при таком раскладе. Сегодня понедельник – хреново, блин, неделька начинается. Парень начал было просчитывать варианты развития событий, когда между деревьями впереди началось движение. Вова перехватил карабин M4 и напряг зрение. Его действия заметили, и сзади тихонько подобрался Карвель:
-Че такое?
-Кажись, идет кто-то.
Дима тоже снял с плеча карабин, и оба парня приготовились к стрельбе. Вскоре они могли отчетливо видеть фигуру в камуфляже, аккуратно передвигающуюся от дерева к дереву, словно плывущую по лесу. У парней уже зачесались руки угостить гостя тяжелым металлом, но тут он остановился, пристально огляделся, после чего выпрямился, повесил винтовку на левое плечо и бодро зашагал прямо к ним. Вова с облегчением выдохнул, Карвель к нему присоединился. Алексей спокойно прошел в пещеру с задумчивым лицом и мельком глянул на класс:
-Приятного аппетита! Антон, Жека, идите сюда!
Парней не нужно было просить, любопытство уже подняло их с мест. Вместе с Вовой и Димой они окружили Токарева, и тот начал вещать.
-В общем, нашел я ту дверь. Гермоворота, точнее. Открытые, а за ними какой-то старый советский бункер. Я далеко не заходил, но думаю, там сейчас безопаснее. Если ворота и нельзя закрыть, то можно мину на дверь повесить, а двери там хорошие. Только нам придется все проверить, хрен его знает, сколько там еще комнат. Уходить надо сейчас. Вова, Димон, присмотрите за тылами. И головой вертите на все триста шестьдесят. Я не хочу снова на кого-нибудь в упор нарваться. Согласны?
Четыре головы коротко кивнули в ответ, Алексей снял с плеча винтовку и повернулся к остальным.
-Уходим! – парень уже было повернулся к выходу, но тут его окликнула Катерина.
-Куда?
Карвель ответил за Токарева:
-Много будешь знать – плохо будешь спать.
-А может, все-таки ответите нам? – не выдержала Небова.
-Туда, где тебя не будут пытаться пристрелить, - раздраженно бросил через плечо Алексей и вышел наружу. Похоже, всех устроил такой ответ, и они двинулись следом.
Переход прошел без происшествий. Токарев мельком осмотрел уже знакомые ему помещения, поставил у гермоворот трофейную мину и завел класс в зеленую комнату.
-Располагайтесь! Вован, Димон, вы со мной. Кто хочет вооружиться – Калаши в углу. Патроны в ящиках слева, но снаряжать надо. Только не убейтесь, я вас прошу! И не трогайте гранаты, им хрен знает, сколько лет. Следите пока за входом, а мы поглядим, что там за дверью.
Три парня покинули помещение. Алексею оно показалось просторным, но для двадцати человек в нем было тесновато. Одни занимали дефицитные стулья, другие с любопытством ходили и рассматривали содержимое ящиков, третьи начали снаряжать магазины патронами. И все обменивались мнениями и задавали друг другу кучи вопросов. Комната наполнилась голосами. Люди стали спокойнее и живее, ведь заперев за собой две стальных двери, они почувствовали себя в безопасности. Лишь некоторые задумались о том, что может быть дальше.
Среди этих некоторых были и вышедшие в коридор. Парни быстро договорились, прицепили к оружию фонари и преодолели кусок коридора перебежками, по очереди прикрывая друг друга, пока не дошли до поворота. Здесь ребята замешкались. Карвель разрушил тишину в своей привычной манере:
-Ну, чего стоим, кого ждем?
-Да вот думаю, как выглянуть, чтобы башку случайно не потерять.
-А ты попробуй ногой посмотреть.
-Остряк, блин! Ладно, погодите минутку.
Алексей вернулся в комнату со странным вопросом:
-У кого-нибудь зеркальце с собой есть?
В ответ класс одарил его полным непонимания взглядом.
-Чего смотрите? Я спрашиваю: зеркальце есть?
Юля Нестерова нерешительно вытащила из кармана круглое зеркальце и передала Алексею.
-Юлечка, я твой должник! – и под такой же непонимающий взгляд юноша удалился.
На ходу приделывая зеркало к ремню винтовки, Алексей вернулся к парням. Дима вновь не удержался от комментария:
-Леха, не время сейчас пудрить носик!
-Отвянь! – отмахнулся Токарев и высунул винтовку за угол. – А, твою мать, такая же темень, не видно ни хрена! Ладно, черт с ним, - парень залез в рюкзак и извлек ПНВ. – Так, фонари выключили! – приказал Алексей, прочитав краткую инструкцию на приборе. Парни послушно убрали последние источники света, оставшись в кромешной тьме, зато Токарев теперь видел все, пусть и в зеленом цвете. Набравшись смелости, он аккуратно выглянул за угол.
Никто не начал стрелять, не произошло ровным счетом ничего. Перед парнем был пустой коридор, но на этот раз отделанный деревом, много длиннее и со множеством дверей. Вроде как все было спокойно, поэтому Алексей снял ПНВ, включил фонарь, взял оружие наизготовку и вышел в коридор, его примеру последовали Дима с Женей. Парни начали неторопливо продвигаться вперед к следующей металлической двери, попутно осматривая комнаты. Примерно в середине они нашли такую же панель освещения, что и в прошлой комнате, и на щелчки тумблеров послушно отозвались яркие лампы, осветив все помещения.
Похоже, они оказались в казарме. Жилые комнаты, столовая, кухня, душ, туалет, спортзал, прачечная, гладильная комната, библиотека, медпункт с помещением для карантина, кладовые, комната досуга, кинозал, оружейная, комната совещаний и инструктажей - все это было рассчитано примерно на взвод – Алексей насчитал не менее тридцати коек. И во всех комнатах царила чистота, а предметы находились на своих местах, словно хозяева просто вышли на минутку. С каждой дверью в головах все больше разрастался один вопрос, что невольно отражалось на лицах ребят. Первым не выдержал Дима:
-Пацаны, а где все?
-Спроси, что полегче!
-Вова, ты что думаешь?
-Хрен его знает.
-Не нравится мне все это.
-Мне вся моя жизнь не нравится. Лучше уж так, чем найти кучу трупов и лужи крови.
-А если здесь какой газ распылен, и мы сейчас дружно травимся? Или вирус?
-Ну, тогда нам всем ахтунг.
-Знаешь, мне очень приятно видеть, насколько ты обеспокоен данной перспективой.
-Все мы когда-нибудь помрем, смирись и расслабься!
С этими словами они подошли к следующей двери, и Алексей привычным движением нацепил веревку на штурвал. Новое препятствие также не вызвало проблем. Здесь выключатели света находились рядом с дверью, и перед парнями предстал следующий коридор. Отделан он был, как и предыдущий, но, похоже, здесь использовали другое дерево. Бросалось в глаза и наличие ответвлений, что было явной новизной после прямой, как стрела, казармы. И та же самая чистота.
В паре десятков метров от них коридор пересекался с другим. Как и прежде, парни перебежками добрались до своей цели. Тут зеркальце не могло помочь, поэтому они просто одновременно ощетинились стволами в три стороны, …и двое тут же опустили свое оружие. По левую сторону оказалась большая гостиная. Кожаные диваны, кожаные кресла, плетеные кресла, кресла-качалки, полки с книгами, полка с пластинками, проигрыватель, круглый стол с резными стульями. А по центру в противоположной стене красовался камин немаленьких размеров. По правую же сторону находился, судя по всему, музей. На паркете стояли стройные ряды стеллажей, витрин и полок с оружием. Здесь стояли и висели ножи, кинжалы, мечи, шпаги, шашки, пистолеты, револьверы, автоматы, пулеметы – великое множество орудий смертоубийства, которыми когда-то пользовались люди. Была и здесь своя вишенка на торте – в центре на тросах гордо висел истребитель Як-9К. Оба зала также были отделаны деревом, каждый своим сортом, приглушенный свет придавал помещениям дополнительное очарование.
Вова не сразу заметил, как два его товарища опустили стволы, но оглянувшись, также обомлел и перестал контролировать коридор. Все трое дружно повернулись друг к другу, забыв про возможные опасности.
-Это кто же здесь жил? Да тут красиво, как в метро!
Парни стояли и смотрели то в один зал, то в другой. Вова задумчиво сделал справедливый вывод:
-Кто бы тут не жил, теперь будем жить мы.
-Я вам больше скажу. Думаю, наши товарищи наверху ищут именно это место, а значит, здесь должно быть что-то еще, - добавил Алексей. – Ладно, давайте-ка продолжим, время идет.
Токарев заглянул в музей и, не найдя дверей или новых коридоров, указал на гостиную. Вот здесь коридоры как раз были: по бокам напротив друг друга находились два выхода. Парни поочередно заглянули в оба и наткнулись на два однотипных коридора с одинаковыми дверями. Комнаты оказались незапертыми, но у ребят ушло немало времени, чтобы осмотреть все тридцать. Здесь были спальни, в которых явно когда-то размещались ученые и конструкторы: парни часто натыкались на чертежи, исписанные доски, записи, ворохи документов. С каждой дверью они все больше убеждались в безопасности этого места и все меньше тыкали оружием во все углы.
Закончив с двумя малыми коридорами, парни вернулись в главный. Дальше их ждали помещения попроще. Кухня, столовая, прачечная, свой медпункт с непонятными агрегатами, еще несколько хозяйственных помещений и склады. Хотя, судя по размаху, это скорее были кладовки, чтобы держать под рукой нужные вещи. Была здесь и своя оружейная, но если в казарменной оружейной стволы лежали в ящиках или стояли в пирамидах, то здесь оружие висело на специальных стеллажах, образцы не повторялись, и к каждому шла папка с документацией. Алексей не выдержал и из любопытства взял бумаги по пистолету ТТ. Здесь было все: от истории создания и тактико-технических характеристик до чертежей отдельных деталей, а в конце прилагалась докладная записка с рекомендациями по улучшению. Парни уже начали подгонять Токарева, так что пришлось поставить папку на место и вернуться в коридор.
Хотя больше ничего особенного увидеть не удалось. Дальше коридор делал поворот направо и уходил вниз. Спустившись, троица лишь наткнулась на несколько больших запертых герметичных дверей с электронными замками. Настало время подвести итоги. Парни бодро зашагали обратно, обсуждая увиденное.
-Резюмируя, - рассуждал на ходу Дима, - мы находимся на каком-то острове, которого, я так понял, нет на картах. И здесь имеется подземный бункер, непонятно, для чего предназначенный. Плюс по острову ходят ребята с оружием, которые, похоже, этот бункер и ищут. Плюс непонятно, как нам отсюда свалить.
-Прибавь к этому пять трупов наших товарищей сверху и пять трупов команды, - добавил Вова.
-По поводу команды. Сейчас мы приведем класс в гостиную, кратко объясним ситуацию, а потом я попрошу вас помочь похоронить мужиков.
-Леха, ты с дуба рухнул?! Возвращаться наверх, к тем «пилигримам»? – резонно возразил Ежов.
-А ты предлагаешь их так оставить? Не хотите – не надо, сам справлюсь, – обозлился Токарев.
-Не гони волну, поможем, - примирительным тоном вставил Дима. – Только опасное это дело.
-Жизнь вообще опасное предприятие, - отрезал Алексей, замедляя ход.
За дверью уже раздавался хохот: похоже, кто-то травил анекдоты. Токарев еще раз удивился тому, как быстро люди могут отходить от увиденного, дернул ручку и просунул голову. Это не осталось без внимания, и два десятка пар глаз устремились на него.
-Соскучились?
-Есть немного, - ответила за всех вечно неунывающая Лена Жильцова.
-Тогда пойдемте, нам есть, что вам показать!
Все дружно встали и двинулись в коридор. Алексей пропускал ребят вперед. Парни предусмотрительно не оставили свои автоматы и тащили их с собой. Одним из последних выходил Мылов, задавший справедливый вопрос:
-А что, вход мы так оставим?
-Да, действительно, - задумчиво покосился на дверь Алексей. - Парни! Ведите всех в гостиную, а я сейчас. Только не суйтесь никуда!
Наплевав на свои же меры предосторожности, Токарев вытащил ящик с гранатами и кусок веревки. Вставить на место детонаторы и распрямить усики оказалось лишь делом времени. Алексей поставил на дверь растяжку, исполнив все так, чтобы оказалось невозможным приоткрыть дверь и подрезать нить. В случае срабатывания граната падала прямо в ящик с остальными, что должно было обеспечить серьезный фейерверк и отличную слышимость даже из дальних помещений. Еще раз все проверив и оставшись довольным собственной работой, парень подхватил винтовку и отправился к остальным.
Уже на подходе он услышал джаз, лившийся из гостиной. Похоже, ребята освоились. Литвинова, Суслова, Соколова и Жильцова покачивались в креслах, Нестерова с Каржавиной рылись в грампластинках, кто-то оценивал мебель, кто-то копался в книжных полках, парни по большей части торчали в музее, рассматривая могучий истребитель, громивший в свое время фашистов и в хвост, и в гриву, раздавая щедрые порции металла и взрывчатки из 45-мм дуры, чей дульный тормоз торчал из полого вала двигателя. Токарев сперва хотел было загнать всех в гостиную, но затем решил перво-наперво провернуть другое дельце. Проходя кладовые, он заметил, что хоть двери и не заперты, но ключи аккуратно висят на стеночке, чем и решил воспользоваться парень. Алексей на всякий пожарный закрыл все помещения, которые посчитал нужным, прихватив в одной из кладовых пару тонких одеял, после чего прошел в левый малый коридор и зашел в комнату, облюбованную им во время разведки, и, взяв ключ, также запер. После этих нехитрых операций он мог вернуться в гостиную и начать собрание.
-Пацаны, идите сюда, объявление есть! – позвал Алексей столпившихся у истребителя одноклассников.
Когда парни пришли из музея и расселись, а остальные повернули свои стулья и кресла к нему, Токарев начал рассказ.
-Думаю, вы уже заметили, в каких хоромах мы находимся. Предупреждая ваш вопрос, скажу, что сам не знаю, кто, когда и для чего это построил. В любом случае, здесь вроде безопаснее, чем наверху. В этих двух боковых коридорах находятся спальни. Выберите себе свою, отдохните, помойтесь, поспите. И у меня к вам будет просьба: не запирайтесь. Мы сейчас втроем прогуляемся наверх, а потом я зайду к каждому из вас. И будьте осторожны! Не суйтесь особо никуда. Сами понимаете, в каком дерьме мы оказались. Вова, Дима, пойдем!
-Зачем вам наверх? – поинтересовался Забалуев.
-Нужно похоронить дядю Васю и остальных моряков. Если я не вернусь, считайте меня атеистом.
Парни забрали оружие и покинули одноклассников. Добравшись до двери, Ежов и Карвель заметили ящик с гранатами и отскочили назад в коридор.
-Ты что, вообще без башки! Хочешь, чтобы нас в клочья разнесло?
-Расслабься! – не поворачивая головы, ответил Токарев и отцепил от двери карабин, сцепленный с веревкой. Эта нехитрая идея позволяла быстро взводить и обезвреживать ловушку в комнате.
Алексей повесил винтовку на плечо и прихватил запримеченную в углу лопату, поставил у входа вторую и исчез в проходе. Переборов свой страх, ребятки тихонько пробрались мимо ящика со смертью, Дима прихватил вторую лопату. Оба пребывали в тихом ужасе от самоуверенности Токарева. У того же была своя философия относительно жизни, так что он не парился на этот счет. Парни уже было успокоились, но тут их ждало следующее испытание: проход мимо взведенной противопехотной мины. Установивший ее аккуратно вставил чеку обратно в мину, подвинул взрывоопасный предмет детонатором к стене и пролез наружу, и его товарищам лишь оставалось последовать его примеру.
-Куда теперь, Сусанин? – выбравшись за ворота, поинтересовался Вова у озирающегося Токарева.
-Пока мы тут гуляли, я заприметил одно местечко. Метров сто до Василия Ивановича. А вот с остальными посложнее: они лежат по ту сторону, метров шестьсот тащить. Так, … прежде всего, нам нужно на холм, осмотреть округу.
-На холм, так на холм.
Восхождение не отняло много времени. Алексей вновь осмотрел вершину, не выявив опасности, после чего отвел парней на свою старую позицию.
-Последи пока за тылами, - попросил Токарев Диму.
-Хьюстон, у нас проблема! – проинформировал уже начавший наблюдать за округой Ежов.
-В чем дело? Только не говори, что мы кого-то прошляпили при осмотре.
-Да нет. Но внизу какое-то движение.
Алексей вытащил из рюкзака бинокль и передал Диме, а сам припал к оптике винтовки. Вова был абсолютно прав: трое ребят в камуфляже тащили через лес своих товарищей с берега, еще трое обыскивали тела моряков и изучали следы. Судя по тому, что позади них все было спокойно, у Токарева получилось увести класс, не оставив улик. Люди в форме еще немного потоптались и ушли в сторону лагеря. Когда они начали огибать поле, Токарев пришел в движение.
-Значит, так. Дима, полежишь тут, посмотришь за округой. Если увидишь, что к нам кто-то приближается, незаметно уйдешь на склон и выстрелишь в воздух, после чего сразу беги за гермоворота и жди нас. Если все будет хорошо, спускайся за нами, когда мы будем проходить второй раз. Постарайся не наследить! Ну, а мы, Вова, пойдем таскать мужиков. Две ходки надо сделать. Пошли?
-Уболтал, черт языкастый! Пойдем!
К счастью, план Алексея не понадобился. Парни весьма быстро перенесли тела моряков на упомянутое Токаревым место, после чего выкопали братскую могилу, работая по двое, пока третий следил за округой. Иногда им мешали корни, но лопат было достаточно, чтобы перерубить их. Когда парни аккуратно уложили команду на дно, Токарев накрыл их одеялами. Засыпав могилу землей, Дима с Алексеем, принесли облюбованный ими по дороге булыжник и установили вместо памятника. Вышло неплохо, особенно для тех, кто никогда никого не хоронил. Парни еще немного постояли и пошли назад. Вернувшись к воротам, ребята решили провести небольшую уборку и замели все следы, какие сумели обнаружить. Токарев сбегал в казарму и вернулся с маскировочной сетью, которой юноши накрыли вход, заодно присыпав сетку хвоей. Теперь снаружи даже им пришлось напрячь зрение, чтобы заметить ворота. Алексей отпустил парней, а сам еще раз сходил в казарму, достал несколько мин и установил у ворот еще пару сюрпризов. Правда, ему пришлось покопаться, чтобы найти к ним инструкции и сделать под них ниши в бетонных стенах и полах, но оно того стоило. На душе у Токарева сразу стало спокойнее: он обезопасил себя и класс и выполнил последнюю просьбу старого моряка. Можно уже и собой заняться. Например, перекусить. От этой мысли желудок сразу отреагировал голодным позывом, так что Алексей быстренько спустился вниз, взвел свою растяжку и отправился в гостиную.
Коридоры и оба зала пустовали, и парень предположил, что все разошлись по комнатам, но громкий всплеск смеха из столовой убедил его в обратном. Алексей снял с плеч рюкзак, таскать который ему за день поднадоело, и направился на звук. Его встретили обедающие одноклассники за огромным дубовым столом. У Токарева возник вопрос. Одни ели борщ, другие – плов, третьи – салаты. Даже имея продукты, они бы не успели приготовить все это. Ребята обрадовались его возвращению:
-О, Токарев, проходи к нам! Плов отменный!
-Да, давай сюда, Леха!
-Где вы взяли еду? – стоя на пороге, громко и строго спросил Алексей.
-Ты чего кипятишься? Тут на кухне есть какой-то лифт с сенсорной панелью. Выбираешь продукты или блюдо, порцию, и через минуту приезжает контейнер.
Токарев смотрел на класс таким взглядом, что все замолчали. Он неслышно прошел и занял свободный стул, поставив винтовку рядом.
-Кто нашел эту панель?
-Я, - признался Мылов.
-Ты первый попробовал еду?
-Да
-Как давно это было?
-Час – полтора назад.
-Что ты попробовал?
-Яблоко
-С тобой все в порядке?
-Да
Алексей оперся локтями на стол и опустил голову в ладони, закрыв глаза. Пальцы начали массировать виски. На лице читалась бурная мыслительная деятельность. Одноклассники поняли его опасения. Токарев сложил руки вместе и уже спокойно сказал:
-В таком случае, мне плов, пожалуйста!
-Вот это по-нашему! – дала свою оценку Лена и лично сходила за пловом для Леши. Тот с аппетитом умял две порции, слушая разговоры и отмахиваясь от частых вопросов по поводу бункера и ребят в камуфляже.
После обеда Алексей, как и обещал, обошел все комнаты. Он собрал все записи, ключи, электронные карточки – в общем, все, что посчитал нужным. Особенно его интересовали дневники живших здесь людей. В итоге в его комнате скопились стопки бумаг, папок и записных книжек. Подумав, Алексей ненадолго отвлекся от дел и сходил в душ, и лишь затем принялся за чтение. Токарев изучал бумагу за бумагой, пытаясь составить цельную картину истории этого места. Однако через несколько часов он почувствовал недомогание: у него явно была температура. Напоминало о себе утреннее купание. Пришлось бросить интересное чтиво и отправиться в медпункт.
Медпункт во второй половине бункера был очень интересным. Здесь имелись и привычные шкафчики с медикаментами, инструментами, перевязочными материалами и обеззараживающими средствами, операционный стол, кушетки, но у одной из стен находилось необычное кресло. Судя по некоторым заметкам в прочитанных бумагах, это был какой-то робот-анализатор, который мог поставить диагноз, назначить лечение, приготовить инъекцию, заштопать рану и даже провести несложную операцию. Судя по мигающему индикатору, кресло находилось в режиме ожидания. После недолгих раздумий Алексей сел в него. Из левой стороны корпуса выехал сенсорный экран. Управление оказалось несложным, и после нескольких нажатий компьютер провел обследование, сделал экспресс-тесты и обнаружил начинающееся воспаление легких и почек и предложил приготовить инъекцию. В этот раз Токарев не стал думать и согласился сразу. Внутри кресла что-то зашумело, и через минуту справа вылез инъектор и вколол в бедро парня какой-то коктейль, после чего экран пожелал скорейшего выздоровления и исчез в недрах робота.
Алексей посидел пару минут и поднялся с кресла. После укола по телу разлилось тепло, но сознание стало еще более мутным: наверняка в принятом лекарстве содержалось что-то наркотическое или просто снотворное. Юноше стало ясно, что нужно добраться до комнаты и лечь спать, все равно часы показывали уже почти полночь. Проходя через гостиную, Алексей потерял контроль над телом, ноги подкосились, он упал на ковер, и сознание покинуло уставшее за этот долгий день молодое тело.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 08.03.2019 Даниил Рыбаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509373

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература










1