Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок X


Лучший вариант для тебя – стоять подальше, ублюдок X
Валера:

Я не собирался отпускать Дениса домой. Я решил отправиться прямо в пентхаус и позволить Денису хорошенько отдохнуть некоторое время, поскольку это был долгий и эмоциональный день.

Я ждал до тех пор, пока не смог больше терпеть. Потом приблизился к кровати, где лежал Дэн с подушкой в обнимку. Мне не понравилось это. Я наклонился, наверное, чтобы укусить Богом проклятую подушку за то, что она прижималась к моему мальчику. Я ревную к перу грёбаной подушки. Невероятно.

«Мой мальчик». Я издавал рычание с каждым выдохом. Ха… я любил этот звук. Я подобрался к нему сзади, притянул его к себе и начал целовать в шею. Я мурлыкал, и, Боже, мне это было странно, но я чувствовал, что это для меня естественно. Я удивлялся, когда эти звуки выходили из меня инстинктивно, но это было для меня лишним подтверждением, что он связан со мной.

- Просыпайся, ангел. - Я вдохнул запах за его ушком.

- Хм… я не сплю.

- Да? Тогда чертовски похоже, что ты спишь.

- Это потому, что я наслаждаюсь твоим вниманием, когда ты будишь меня, - улыбнулся он. Я не мог не рассмеяться вместе с ним.

- Я хочу тебя, - простонал я в его ухо.

- Ты хочешь меня? - Я мог чувствовать его улыбку, когда он толкнулся своей попкой в мою твёрдость.

Я зарычал от его поддразниваний.

- Ты знаешь, что да. Мастер хочет поиграть.

- Хм… Мастер разрешит мне пойти приготовиться для него сначала?

- Ты знаешь, что разрешу.

Час спустя я стоял перед моим окольцованным покорным, одетым так же, как в прошлый раз - в белые джоки, и стоящий на коленях передо мной. Я отвёл его к креслу и усадил, как мне было удобно, пока не позволяя ему откинуться назад. Затем завязал ему глаза и помог откинуться назад.

- Мы поиграем в игру, Дениска.

- Хм…

- Ты должен примерно подождать ещё. - Я улыбнулся от того, как он следовал моим указаниям, и метнулся вниз по лестнице, чтобы принести блюдо со льдом. Положив несколько кубиков в чашу, я направился обратно к Денису. Поставив чашу, я выключил свет, погрузив комнату во тьму, оставляя только свечи освещать всё вокруг. Я взял первый кубик льда и коснулся его сосков.

- Я или... лёд? - прошептал я, и его тело задрожало от воздействия холодного кубика.

- Мне повторить? - спросил я, не получив ответа. Дэн поднял голову, как будто он озадачен.

- Да.

- Лёд или я?

- Лёд.

- Очень хорошо, - проворковал я. Я расстегнул брюки для эффекта и позволил им упасть вместе с боксёрами. Затем двинулся медленно, чтобы взять новый кубик льда и мягко провести им по его челюсти.

- Лёд или я? - шептал я рядом с его ухом, пробуя запутать его.

- Лёд.

- Хм… - Он различает. Я скользнул языком по рельефности его груди.

- Я или лёд?

У него перехватило дыхание.

- Ты. - Он задрожал, а я не мог не улыбнуться.

- Ммм, - произнёс я, обольщая. Взяв свежий кусочек льда, я позволил ему таять на его пупке, стекая внутрь. Я скользнул туда языком, потом вокруг.

- Я или лёд?

- Оба, - захихикал он.

- Хм… Ты играл так раньше? - Я поднял бровь, зная, что он не может видеть меня.

- Нет! Конечно нет!

- Хм... - прожужжал я в его ухо и облизал ушную раковину.

- Это ты.

- Я не спрашивал. - Я отступил и взглянул на него, и он усмехнулся.

- О, жаль.

Я встал и провёл кончиком члена по его губам и спросил:

- Меня или лёд? - Он облизал губы, и я зарычал: - Это не честно!

- Вкусно… малыш, весь ты!

Я стащил с него повязку и посмотрел в красивые шоколадные глаза.

- Не хочу, чтобы ты был лишён возможности видеть это. - Я двинулся вниз между его ногами, согнул его колено и начал облизывать, начиная от внутренней части колена по внутренней части его бедра прямо до его бедренной артерии.

Он пах, как грёбаное небо. Я знал, где помечу его. Я уже решил, где будет располагаться шрам на его теле. Я планировал вонзить зубы с левой стороны пониже бедра, но выше члена, чтобы дегустировать его сладкую кровь, смешанную с терпкостью - амброзия. Я оставлю прекрасный серповидный отпечаток моих зубов, который будет виден, когда я буду опускаться попробовать его. Я планировал вонзить во внутреннюю часть его бедра оба клыка. Я буду трахать его, в то время как погружу все мои зубы в его горло, и тогда каждый вампир, который увидит его, будет знать, что он принадлежит Валере Русику. Причина, по которой они узнают, что это сделал я, в том, что я использую оба клыка - верхний и нижний. Я выпью его до смерти и буду держать его на краю. Он будет моим всеми способами.

Я надавил языком на его яйца и начал пожирать их сочность, пока он корчился от нападения моего языка на его ствол. Его руки опустились, и он похоронил свои пальцы в моих волосах. Я отступил.

- Должен ли я связать моего маленького ангела, чтобы помешать его ручкам восхитительно управлять мной?

- Нет! - Он отпустил мои волосы и двинул бёдрами, возвращая мои губы к своему члену. Он хотел так сильно, и я не собирался запрещать ему наслаждаться, заставляя его кончить на мои губы. Я делал быстрые облизывающие движения, всасывая и прихлёбывая, дразня всеми способами его ствол, прикусывая резко и облизывая, в то время как мои пальцы двинулись вниз вокруг ободка его заднего прохода. Он задрожал.

- Расслабься, малыш! Ты такой возбуждённый, прямо течёшь. - Я пошевелил пальцем, одновременно согнув язык на его члене, и он брыкнулся в мой рот.

Я дарил ему удовольствие на скорости вампира, действуя как херов вибратор, установленный на трах самой высокой скорости. Его тело в кресле содрогалось на пике удовольствия и эйфории. И точно так же росла глубина моих погружений пальцем в него сзади, и усиливались его напряжённые движения. Он бился и кричал в удовольствии. Я обнаружил, что он движется всё быстрее и быстрее прежде, чем понял, он трахает мой палец, пока я был сосредоточен на его члене. Я не мог терпеть ни минуты, я должен взять его, и это должно было случиться сейчас. Нет больше времени для игры, нет больше времени для разогрева и нет больше времени для льда. Я передвинул его на середину, перевернул и нагнул по изгибу кресла. Я склонился и двинул член в его задницу, простонав от его тепла.

- Я собираюсь трахнуть тебя, глупая маленькая сучка, - сказал я, обхватывая его талию и толкаясь в него.

Он вскрикнул. Могу сказать, что это был крик удовольствия, а не боли. Я продолжал толкаться в его жар, взяв кубик льда и двигая им по его позвоночнику вместе с моим языком, спрашивая:

- Лёд или я?

Он выгнул спину и выкрикнул:

- Оба! Боже, я так близко, Хозяин, пожалуйста.

- "Пожалуйста" что, Дениска? - Я прижал ладонь к его хую и начал давить на него, входя и выходя из него.

- Пожалуйста, да! Трахните меня...

- Трахнуть тебя куда? - спросил я и, немного сильнее нажимая, всунул свой огромный хуй в его горячую глубину.

- Куда мой Хозяин пожелает.

Я зарычал и схватил масло, капая им на его стальной хуище и двигая там уже двумя ладонями. Одновременно я загонял член в его дырку.

- Сюда? - фыркнул я и застонал в его ухо, прикусывая его.

Я был так близко к тому, чтобы кончить. Я чувствовал себя готовым взорваться. Он крикнул: "Да!” И это было всё, что требовалось, поскольку я почувствовал его горячие сокращения и сильные судороги на моём члене, вытягивающие холодный поток семени из меня. И я не мог не закричать: "Я люблю трахать тебя! Боже!" Его зад напрягся, и он продолжал яростно кончать вместе со мной.

Это было как грёбаные небеса, и я клянусь, что я умер и попал туда с той самой минуты, как Денис вошёл в мой клуб и потребовал моё тело. С того момента, как мои зелёные глаза встретились с его красивыми шоколадными всего несколько коротких недель назад.

Денис:

Его глаза закатились. Я не чувствовал ничего, кроме напряжения его языка и рта, когда он начал пить. Я только ощущал ржаво-солёный аромат. Это положение с его членом, двигающимся внутрь и наружу, пока он сосал мою кровь, вонзив свой клык, возбуждало меня.

- О Боже! - выкрикнул я, когда он поразил ту одну точку глубоко во мне. То, что он сосёт мою кровь, трахая меня, делало меня безумным и жаждущим.

Он начал мурлыкать, выходя и погружаясь обратно. Я не понимал, почему так возбуждён. Я только знал - так оно и было - что то, как он трахал меня, всасывая мой палец и питаясь мной, уносило меня к краю быстрее.

Он двигал языком по моему пальцу, и я потянул его назад, проведя большим пальцем по его нижней, слегка надувшейся губе. Его глаза были теперь такого ярко-зелёного цвета, что я не смог сдержать улыбку.

- Такой тёплый... я люблю, что ты такой тёплый. Я люблю, какой ты грёбано тёплый и возбуждённый! Боже, я уже так близко. Кончи со мной, Дениска, - его руки обхватили мою голову, губы врезались в мой рот. Он входил так глубоко, что моя спина выгнулась над фортепьяно, и я услышал, как что-то треснуло в инструменте. Он мгновенно застыл с ужасом на лице.

- Дерьмо, Дэн? Я травмировал тебя, детка?

Я отрицательно покачал головой и взмолился о более мягкой поверхности:

- Кушетка? - спросил я.

Прежде, чем успел моргнуть, я уже лежал на спине, мои ноги были на его плечах, и он подсовывал под меня подушки. Он подвинул мой зад почти к краю кушетки, продолжая трахать меня.

- Кончи, детка, я хочу чувствовать, что ты движешься вместе со мной, Дениска! Пожалуйста!!!

Мы оба закричали, когда глыбы оргазма прокатились через нас. Я чувствовал каждый прохладный взрыв, заполняющий меня до краёв. Я снова рассыпался, истощённый, и Валерка разместил нас так, чтобы мы лежали, озирая город, когда начало всходить солнце. Но я не увидел этого, потому что он снова убаюкал меня своим мурлыканьем, и он даже не был во мне. Я заснул в его руках, чувствуя, насколько лучше знать, что он не хочет пить.

Я проснулся от того, что мою спину припекало солнце, сразу же отметив, что здешняя температура была выше, чем в преисподней, не говоря о том факте, что даже воздух казался липким.

Скользнул в крошечные белые хлопковые трусы и надел через голову короткий белый пуловер.

Белое. Как логично. Определённо – выбор Валеры. Для меня не осталось незамеченным, что он стоял там, одетый только в рыже-коричневые пляжные шорты, прежде чем я шагнул ближе, борясь с попыткой удержаться от влюблённого взгляда на его оголённый торс. Мне нужно было стоять на своём.

Когда я вышел, Валерка обернулся, и его взгляд медленно заскользил по мне, начиная с открытых ног и выше, останавливаясь на уровне моих бёдер и отмечая длину члена. Его правая бровь оценивающе взметнулась вверх, а на лице вспыхнула хитрая, проказливая ухмылка. Серьёзно, стоя там, я одновременно плавился и приходил в ярость от его взгляда! Я уже должен был стать лужицей слизи, но слишком злился на него за то, что не рассказывал мне, какого дьявола мы находились здесь с ним! Было абсолютно понятно, что он пытался отвлечь меня.

- Охуенно прекрасен, как и всегда! – сказал он, когда наши глаза встретились.

- Охуенно адски смущающий... как всегда! – яростно посмотрев на него, я прошёл мимо по направлению ко входу в кухню.

- Хммм... Тигрёнок хочет выйти и поиграть? – он захихикал позади меня.

- Начнём разговор, - резко открыв холодильник, обнаружил в нём запас необходимых продуктов.

Я вытащил пару яиц, упаковку апельсинового сока и начал искать сковородку, без особых проблем обнаружив её, поставил на плиту. Мой желудок громко заурчал.

- Пока ты ешь, я немного поохочусь. Не хотел оставлять тебя прошлой ночью – вдруг ты проснулся бы, так что я не питался какое-то время.

Прежде чем я смог что-либо возразить, он молниеносно исчез в дверях. Я поймал себя на том, что бросаю вещи с большей, чем было необходимо, силой. Чуть не разбил тарелку. Приготовив завтрак, я присел у кухонного островка, и, жадно проглотив еду (поскольку был жутко голодным), поставил посуду в раковину, наконец-то почувствовав себя гораздо лучше. Решив, что несколько грязных тарелок отлично послужат ему небольшим наказанием (дружно вспоминаем маниакальную любовь Валеры к порядку), я улыбнулся и устроил себе экскурсию по дому –начав с одного конца длинного извилистого коридора, шёл, открывая каждую дверь и заглядывая внутрь. Я нашёл гостевую и ванную, ещё одну гостевую, добрался до последней комнаты, которая находилась в самом конце за поворотом. Едва я открыл дверь, как внезапно был схвачен сзади. Ледяная рука зажала мой рот, чтобы подавить исходящий крик.

- Шшшшш... просто, чтобы ты знал – даже если ты закричишь, обещаю, никто не сможет услышать тебя, так что веди себя хорошо.

Мои глаза расширились. Это был голос Валеры, хотя он больше походил на тот, который звучал, когда вампир находился в ипостаси Мастера.
Высунув язык, он лизнул меня за ухом, всё ещё удерживая мой рот прикрытым. Я мог слышать биение своего сердца через мою грёбаную грудную клетку. Валера издал звук: что-то между рычанием и мурлыканием, прижимаясь своей обнажённой грудью к моей спине. Используя другую свою руку, он притянул меня к себе и обнял, скользя вниз по плоскости моего живота и продвигаясь под подол пуловера, оставив, таким образом, свою холодную ладонь на мне – ледяная и каменная плоть против моей горячей. Его прикосновение послало электрический разряд сквозь всё моё тело. Я не мог не задрожать. Мне следовало быть, нахрен, до смерти напуганным, но по какой-то причине тот трепет, с которым он держал меня, заставлял меня хранить тишину и ощущать жар, прожигающий мою кожу; и, вероятно, мои щёки стали пунцовыми. Я практически застонал, поскольку только что предпринятые им действия, едва не привели меня к кульминации. Моё возбуждение побило все чарты. Чувствовал, что стал возбуждённым, и он подтвердил это, когда вдохнул и промурлыкал мне в ухо:

- Мастер готов поиграть, и я знаю, что ты собираешься быть очень хорошим и послушным мальчиком и сделаешь всё, что я скажу. А если нет, то да поможет мне Бог, если ты будешь дерзить своему Мастеру так же как раньше во время этой сессии - я буду наслаждаться, широко раскрыв и привязав тебя к столу, и покажу моей непослушной суке, как хорош его Мастер в искусстве поддразнивания. Я буду дразнить тебя до такой степени, что ты начнёшь кричать и умолять об освобождении… Возможно, я даже откажу тебе, но обещаю, любимый, ты замолкнешь на этот раз. Ты понял меня, моя невинная овечка? У тебя есть моё разрешение на кивок, если понял.

Его рука всё ещё прикрывала мой рот, и я почти осмелился раскрыть губы, чтобы прижать язык к его ладони, чтобы попробовать его на вкус.

- Я настроен на небольшую ролевую игру... в которой ты, малыш - моя беспомощная жертва, и находишь себя в довольно опасном положении. Будешь ли ты хорошо себя вести и делать всё, что я велю, или вынудишь меня вставить тебе кляп?

Всё, что я мог сделать, это кивнуть.

- Тебе было бы благоразумно помнить, что ты пообещал быть хорошим мальчиком. А теперь, открывай эту дверь.

Я толкнул дверь рукой и первое, что заметил – комната была окутана темнотой, поскольку в ней отсутствовали окна, но очертания предметов, находящихся внутри, делали всё довольно очевидным.

Моё тело будто наполнилось энергией от его прикосновения и возбуждением из-за нового открытия.

Я услышал слабое рычание прямо под мочкой моего уха, а затем почувствовал лёгкое покалывание. Что-то острое оцарапало мою кожу. Я знал, что, должно быть, это блуждали его клыки по моей бледной коже на шее. Поток холодного воздуха, который он выдохнул, вызвал во мне волну ощущений, заставивших задрожать всё тело.

Мой взгляд метался по комнате, чтобы осмотреть обстановку, поскольку мои глаза начали привыкать к темноте.

Его голос у моей кожи звучал как нежный бархат:

- Послушай, насколько сильнее забилось это сердечко... Я могу услышать, как течёт твоя кровь, и это похоже на журчание ручейка под твоей слишком прозрачной кожей. Бляяядь… как же она чертовски классно пахнет, Дэн... Мой член становится твёрже от её аромата!

Мне абсолютно сорвало крышу от глубины его тона, когда он усилил свою хватку, удерживая моё тело, которое уже пребывало в огне, в противоположность холоду его ледяной груди.

- Ты будешь единственным, кто прервёт это, Ангел. Всё зависит от тебя... ты знаешь? Хочешь знать, как именно?

Я отрицательно покачал головой, потому что не мог даже говорить, не то, что ответить.

Он пробормотал:

- Хммм... это так же неприкосновенно, как был и ты до того, как я украл эту очаровательно сладкую, всепоглощающую невинность – лучшее, что я когда-либо совершил, и к счастью, это никогда не сотрётся из моей вампирской памяти, - из его горла послышалось тихое урчание.

Я почувствовал на себе его другую руку, скользящую вниз и приподнимающую плоть, чтобы накрыть мою длину. Мои джоки были единственной вещью между его ледяным прикосновением и моей оголённой, опалённой жаром кожей.

- Хммм... очевидно, чьё-то бельё слегка утяжелилось. Мы немного возбуждены, Ангел?

С каждым своим шагом он начал толкать меня вперёд, и у меня не оставалось никакого выбора, кроме как идти туда, куда он меня вёл. Мой рот до сих пор находился во власти его большой руки. Я услышал, как он пнул дверь позади нас, и мы оказались в абсолютной темноте.

Валера втянул носом воздух, и его мурчание усилилось.

- Чёрт, я люблю запах твоего адреналина, Дениска, твоё тело такое отзывчивое! Тебе ничего не нужно говорить, ведь оно выдаёт тебя, поскольку сигнализирует обо всех твоих секретах – обо всём, чего ты слишком стесняешься попросить непосредственно у меня – твоя плоть предаёт тебя. Чертовски сладкий... Я слышу это, чувствую запах, смакую его в воздухе, поскольку он течёт в твоих венах. Этот чертовски вкусный аромат заставляет тебя пахнуть, как самое греховное, восхитительное искушение для любого вампира в пределах нескольких миль. Не будь я сейчас сыт, то, вероятнее всего, умолял бы позволить мне вкусить тебя.

Всё моё естество задрожало от представления того, как действовали на меня его слова. Каждая пора на моей коже воспламенилась, поскольку я начал согреваться в этой комнате. Тут не было кондиционера, и я почувствовал, что взмок, а моя кожа слегка заблестела от пота, поскольку моё дыхание сбилось от одного только предвкушения того, что он снова будет пить от меня.

- Что такое, Дениска? Тебе понравилась мысль обо мне, пьющем тебя?

Я ощутил, что моё предательское тело откликнулось и дало ему ответ, который я был слишком смущён пробормотать.
Грёбанный ад, теперь он знает, что я более твёрдый, чем когда-либо раньше.

- Ох, блядь... Да... Ты хочешь этого... Ах ты шаловливая шлюшка!

Он поцеловал мою шею и горло, и, услышав треск рвущейся ткани, я с уверенностью понял – что-то из моей, как и его одежды теперь на полу.

- Прекрасен, - зарычал он. – Скрыт покровом тьмы, но я, чёрт возьми, могу видеть тебя абсолютно ясно. Он толкал меня вперёд до тех пор, пока я не прижался к стене.

- Я должен выебать тебя вот так. Ощущения, завладевшие тобой, в одно мгновение подведут тебя к краю. Что ты об этом думаешь, Дениска? По душе ли моему непослушному Ангелу мысль о моём ледяном «петухе», проскальзывающем в твою горячую, узкую щёлку? Это кажется довольно эротичным – быть оттраханным большим вампиром в темноте, когда он держит свою руку на твоём рту, чтобы приглушить твои крики? Не то, чтобы я волновался – тут на мили кругом нет никого, кто мог бы спасти тебя, даже если бы ты желал быть спасённым.

Я захныкал ему в ладонь.

- О, Дэн... сдаётся мне, тебе по нраву эта мысль.

В точности, как и раньше, Валера разорвал остатки моей одежды, схватив обе мои руки и прижав их между нами своим торсом, подтолкнул меня грудью вперёд к холодной стене, в то время как тело вампира удерживало меня на месте. Его член поравнялся с моим входом, а рука всё ещё прикрывала мой рот, чтобы я оставался тихим, но мне было не удержаться от всхлипов, исходящих из моей грудной клетки и стонов удовольствия, которое он уже подарил мне в этой ролевой игре.

- Я собираюсь трахнуть тебя, и ты будешь хорошим мальчиком и примешь меня, - с этими словами Валера погрузился в меня на всю длину, и его стон перерос в рычание, когда он выкрикнул, - БЛЯДЬ! Боже, какой же ты чертовски горячий между этими красивыми бёдрами!

Он выскользнул и снова ворвался в меня, и всё, что я мог делать – это хныкать и постанывать. Мне было дано некоторое пространство, чтобы приспособиться к такой позиции.
Валера ввёл член достаточно жёстко, чтобы задеть такие глубины, о существовании которых я и не подозревал, и это довело меня до дрожи.

- Вот так, малыш, да? Та самая точка! – он вышел и опять зашёл внутрь меня, проворчав, – Чёрт возьми, ты охуенно горячий, бездонный и узкий.

Он ускорил и углубил свои толчки. Я закричал ему в руку, что уже близко, хотя он и так это знал из моих мыслей.

- Ты можешь кончить в любой момент, когда захочешь... отпусти это, Ангел!

Это всё, что требовалось. Очарованный Валерой, я взорвался, трясясь, сжимаясь и напрягаясь вокруг него, ведя его за собой. Ледяные струи его спермы изливались глубоко внутри меня, посылая меня по чёртовой спирали таких ощущений, что у меня отнялись ноги, но Валера, наполняя, удерживал меня. Крики моего удовольствия заглушались его рукой, и, не удержавшись, я кончил вокруг него настолько сильнее, чем первый раз, что это захватило нас обоих, и теперь след от этого бежал по внутренней стороне моих бёдер.

- Чёрт возьми, Дэн, ты тоже изливаешься на мне! Детка, ты заставил меня кончить вместе с собой! – выкрикнул он мне в ухо, и я услышал, как его дыхание углубилось, а затем остановилось в тот момент, когда его губы прижались к моей сонной артерии. Его тело затряслось, и я услышал голос, который не узнал, поскольку он прошептал:

- Укуси его... сделай его своим навсегда... Давай же! Сейчас!

Завари для меня поутру обжигающий кофе
И оставь остывать у окна. Разбуди от тревог.
Я подсел на тебя, как на опиум или на морфий,
С той лишь разницей, что от тебя отказаться б не смог.

Всё легко, всё так просто понять, даже наши скандалы –
Часть мозаики, что собираются в слово «семья».
Я порой замечаю, меня – непростительно мало,
Только вместе с тобою мы – целое, часть бытия.

Замечаю порой – слово действию противоречит,
Но упорствуешь ты, как дитя, а затем, чуть спустя
Понимаю, что мудростью полнятся милые речи,
И хитринкой потешной глаза голубые горят.

Пробегись босиком по ещё полусонной квартире,
Но вернись поваляться на пару минуток в кровать.
Ты мне стал нужнее, чем воздух подлунного Мира,
С той лишь разницей, что без тебя не сумею дышать...

Данную часть посвящаю наступившей новой Весне-2019...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 29
© 08.03.2019 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509263

Рубрика произведения: Проза -> Эротика









1