Кровь ангела. Глава 7. "Сбор"18+




— Привет, Афаэл, — Пахадрон учтиво кивнул подошедшему старосте. — Давно тебя не видел.

— Потому что пропустил прошлый Сбор, — недовольно заметил Старший, однако, всё же кивнул в ответ, прежде чем спуститься по каменным ступеням в огромный бункер, скрытый от посторонних глаз в гуще девственного леса, в нескольких километрах от деревни.

Афаэл прошёл мимо многочисленных «гостей», прибывших на Сбор в этом году, обогнул колонны, поддерживающие серый бетонный потолок и поднялся на небольшую платформу у самой дальней стены.

— Все собрались? — спросил он у Самаэля, быстро оглядывая лица в толпе.

— Да, Господин. Все, кого приглашали — уже здесь.

Прибывших было около сорока. Почти половина из клана Старших, остальные — Младшие и нефилимы. Миэл тоже пришёл на Сбор. Он немного хромал и кособочился из-за ещё не сросшихся крыльев, которые ему переломал Беллор.

Глядя на собравшихся мужчин, трудно было заподозрить их в принадлежности к Древним Силам, если не принимать во внимание высокий рост, мощное телосложение и потусторонний огонь в глазах, время от времени вспыхивающий у кого-то из них. Одеты гости были обычно, почти буднично, так что в толпе ничем бы не отличались от простых людей. Сейчас они стояли небольшими группами вдоль стен и тихо переговаривались, дожидаясь начала собрания. Ангелы местной общины держались возле Афаэла, одновременно следя за прибывшими.

— Что ж, начнём, — кивнул староста и Самаэль поднял руку, призывая к вниманию. В бункере тот час установилась полнейшая тишина, и взгляды всех присутствующих обратились к Афаэлу.

— Я рад всех вас видеть, — проговорил он без всякого выражения. — Сегодня нам нужно обсудить несколько вещей, которые требуют незамедлительного решения. Начнём с наименее приятного, — Афаэл сделал паузу и кивнул Хемаху. Тот быстро вывел кого-то из толпы и втолкнул на возвышение, находившееся на противоположной стороне от того, где стоял староста.

— Я хочу, чтобы Старшие выразили своё мнение по поводу безответственного поведения Муриэля, подвергшего опасности двух чистокровных особей. Одна из них — особь женского пола, которую мы ждали несколько тысячелетий и совсем скоро, будем готовить к церемонии, — Афаэл сделал паузу и бесстрастно взглянул на побелевшего, умирающего от страха, водителя автобуса. Все присутствующие тоже смотрели на Муриэля, поэтому никто не заметил, как в чёрном проёме дверей мелькнула чья-то быстрая тень, и тут же исчезла, слившись со стеной.

— Пусть сначала сам объяснит то, что произошло, — послышался чей-то голос и вперёд выступил один из мужчин.

— Что ж, объяснись, Муриэль, — невозмутимо кивнул Афаэл, соглашаясь с требованием. — Сариил хочет знать, почему ты не справился со своей работой? Ты ведь — Ангел Порядка и именно тебе мы доверили самое ценное, что у нас есть — наших детей.

— Господин, я ведь уже говорил Вам, что не виноват, — голос Муриэля срывался от страха. — Когда автобус сломался, я приказал всем детям оставаться на месте и ждать. Младшие послушались, но вот старшие, среди которых была и ваша дочь — ушли в лес. Я разговаривал по телефону в этот момент и просто не заметил, в какую часть леса они вошли. Среди школьников были человеческие дети, поэтому взлететь я не мог. Но я тут же бросился на поиски Лайлы и Сандала. Мне пришлось искать их пешим ходом, поэтому Жерхи и успели их учуять…

— А что с автобусом случилось? — этот вопрос задал уже Уриэль — ещё один Старший из местной общины.

— Лопнул приводной ремень. Я и раньше говорил, что машину следует заменить, но администрация школы не выделяет средства, — с готовностью пояснил Муриэль. — Я прошу о снисхождении, Афаэл! — не выдержав, взмолился он. — Это чудовищное стечение обстоятельств! Никогда раньше я не подводил вас, разве не так?

— Кто-нибудь ещё хочет высказаться? — не обратив внимания на жалкие попытки водителя оправдаться, спросил староста, обводя взглядом присутствующих.

— Сжечь его! — фыркнул Пахадрон, скучающе зевнув. — И покончим с этим.

— Афаэл, — услышав совет ангела, вперёд внезапно выступил Табрис. — Несомненно, проступок Муриэля ужасен, но нас и так мало осталось. Ходят слухи, что Люцифер может попытаться вернуть свои права в Раю. Он только и мечтает о том, чтобы отомстить Архангелам за прошлое поражение. Если мы будем так неразумно распоряжаться нашими силами и уничтожать Старших ангелов, Люцифер почувствует слабину и первым делом попытается напасть на Землю, чтобы свергнуть тебя и присоединить твоих воинов к своему войску. Тогда он получит хорошее преимущество перед Светлыми и равновесие, установленное с таким трудом, исчезнет.

— Что ты предлагаешь? — обдумав слова своего помощника, хмуро спросил Афаэл.

— Можно наказать Муриэля, но не убивать. Лучше всего отрубить ему крылья и изгнать из общины в лес. Пусть побегает от Жерхов, пока крылья снова не отрастут. Думаю, полгода вполне хватит, чтобы он почувствовал себя в шкуре детей, и начал добросовестно относиться к своим обязанностям.

— Ещё есть мнения? — староста вновь обвёл взглядом присутствующих, но все молчали. — Что ж, выслушав всех желающих, я принимаю решение, которое считаю наиболее целесообразным. Муриэль приговаривается к временному понижению статуса и изгнанию из общины на полгода… Беллор, — Афаэл посмотрел на красавца блондина и кивнул. Тот не заставил себя ждать и тут же направился к Муриэлю. Водитель попятился к стене, и вжался в неё с такой силой, словно надеялся просочиться сквозь бетонные плиты.

— Не бойся, это будет быстро, — хмыкнул Беллор, когда два ангела схватили подсудимого и выволокли на середину зала. Они швырнули его на пол, лицом вниз и, разорвав на нём рубашку, оголили спину. Муриэль даже не сопротивлялся, прекрасно понимая, что этим ничего не добьётся, а лишь ухудшит своё положение и окончательно подорвёт авторитет. Его конечности мелко тряслись, когда в руках Беллора вспыхнул и окрасился кровавым пламенем тяжёлый меч.

— Не заставляй меня ждать, Муриэль, — скучающе протянул блондин, и его фиалковые глаза превратились в застывшие кусочки льда. — Вытяни руки над головой и распусти крылья, пока я не начал обрубать всё, что у тебя выпирает.

Муриэль издал какой-то звук, похожий на жалобное всхлипывание, но всё же подчинился. Огромные чёрные крылья зашуршали по бетонному полу и раскрылись, мелко дрожа, словно от холода. Приговорённый медленно вытянул руки над головой и в тот же момент послышался короткий свист рассекающего воздух меча и все поморщились от оглушительного, нечеловеческого крика, полного неимоверного страдания и боли. Второй удар мечом последовал сразу за первым и Муриэль, дёрнувшись, сжался в комок, извиваясь и скуля, словно покалеченный щенок. Отрубленные крылья ещё какое-то время подрагивали, потом стали опадать пухом и перьями, осыпаясь, словно осенние листья на ветру. После чего перья плавились, сворачивались и превращались в пепел.

Подождав, пока последнее пёрышко развеется в мелкую пыль, Афаэл кивнул двум ангелам. Те подхватили почти безвольное тело Муриэля и оттащили к стене, нарисовав на полу широкую кровавую дорожку.

— Дадим ему два дня, чтобы остановилось кровотечение, после чего отправьте его в лес, — без всяких эмоций приказал Афаэл, обратившись к доктору и его сыну Миэлу. Потом спокойно, словно ничего не произошло, перешёл к следующему вопросу собрания. — Как вам известно, — обратился он к присутствующим. — В этом году у нас произойдёт особое событие. Через четыре недели моя дочь Лайла станет Невестой Рода. Мы ждали возможности возродить свою популяцию тысячелетия, поэтому так важно провести церемонию на самом высшем уровне, и выбрать наиболее достойных среди нас. В первой церемонии примут участие исключительно Старшие ангелы с самыми лучшими генетическими характеристиками и не имеющие на данный момент нефилимов на воспитании. Я, разумеется, принимать участие в церемонии не буду, но оставляю за собой право на ней распоряжаться. А также утвердить или отвергнуть кандидатуры претендентов. Итак, — староста сделал паузу, вновь обводя взглядом зал. — Я готов выслушать ваши предложения.

— Афаэл, я думаю, будет разумно включить в число претендентов Самаэля, Абаддона и Табриса, — первым заговорил Армисаэль, выступив вперёд. — Они сильны и их потомство всегда обладало отменными качествами. И ещё можно включить в этот список Беллора. Его уникальность, вполне возможно, передастся детям.

— Табрис не будет участвовать в первой церемонии, — подумав, Афаэл покачал головой. — Он — ангел Свободной Воли, и нежелательно закреплять этот ген в крови девственницы. Тем более что Сандал тоже родился с характеристиками Свободной воли.

— Странно, что твой Сандал вообще появился на свет, Афаэл, — вступил в разговор Сариил. — И странно, что ты не избавился от него сразу, как только определил его характеристики. Свободная воля не приносит ничего, кроме проблем. И если Табрис имеет полное право на существование, как Старший в своём клане, то мальчишку нужно было сразу убить. Почему ты не сделал этого? Ответь нам!

— Я решил оставить Сандалу жизнь, потому что его кровь так же чиста, как у Лайлы, — голос старосты звучал невозмутимо. — Он может нам пригодиться, если силы его сестры быстро иссякнут, и понадобится их восполнить. Парень может стать отменным донором крови.

— Или навсегда испортить её, — фыркнул Сариил. — Ты очень рискуешь, оставляя в живых чистокровного из клана Старших в острой фазе перерождения. В любой момент у него могут раскрыться крылья, и тогда сам дьявол его не удержит. А обладая Свободной Волей, Сандал не станет слушаться никого из нас, включая и тебя, Афаэл.

— Не волнуйся, Сариил. Как только у Сандала раскроются крылья, я попрошу Беллора избавить мальчишку от них навсегда. Он просто станет Неприкаянным и уже не только Лайлу, но и простую шлюху не сможет оплодотворить. Зато останется превосходным донором до конца своих дней.

— Что ж, пожалуй, ты меня убедил, — Сариил усмехнулся, удовлетворённо кивнув. — Скажи, а мне ты позволишь участвовать в первой церемонии?

— Нет, в первой — участвуют только ангелы-воины. Сейчас нужно как можно скорее восстановить наши силы, чтобы никто не решился испытать их на прочность. Я дам тебе шанс участвовать в следующей церемонии, Сариил, так что не беспокойся.

— Ладно, как скажешь, Афаэл, — ангел кивнул, не испытывая большой радости.

— Кто ещё хочет выставить свою кандидатуру? — спросил староста.

— Да все хотят, Афаэл, — хмыкнул Пахадрон, вальяжно прислонившись плечом к стене. — Лучше выбери сам, чтобы сэкономить своё и наше время.

— Хорошо, я выберу, но если кто-то хочет отказаться, пусть скажет об этом сразу, — это замечание вызвало ожидаемую волну смешков, которая чуть разрядила обстановку. — Ладно, если нет несогласных, я назову имена счастливчиков, — подождав, пока ангелы перестанут ёрничать, уже серьёзно заговорил Афаэл. — Первым будет… Самаэль. Потом идут: Хемах, Пахадрон, Беллор, Аф, Апполион, Азраэль, Хаулиэль, Кезеф, Офаниэль, Рахаб, Разиэль и Ариох* — всего тринадцать, как и положено нашими правилами. Кроме того: тот, кому посчастливится зачать здоровую девочку, получит возможность принять участие в последующих трёх церемониях.

— Всю жизнь мечтал иметь дочь, — мурлыкнул Беллор, мечтательно закатив фиалковые глаза. — И чтобы непременно была такой же светлой блондинкой, как я…

— Тут в деревне есть одна блондинка, — хитро прищурился один из Младших — Лирим, толкнув Беллора локтем. — Которой, между прочим, сегодня семнадцать исполнилось. Странно, что Афаэл ничего не сказал о ней.

— Она всего лишь человеческая самка, — блондин передёрнулся от отвращения. — Нет, Лирим, я слишком ценю свою кровь, чтобы тратить её на человеческих ублюдков. Иначе я бы уже полземли блондинами заселил.

— Ты слишком привередлив, мой дорогой белобрысый «брат», — Младший язвительно усмехнулся. — Ангелы должны любить людей. Разве не для этого мы были созданы?

— Не знаю, как ты, но я был создан убивать тех, кто слишком падок до чужого «добра». — Беллор повернул голову и задумчиво посмотрел на собеседника. Тот сразу перестал ухмыляться и, не выдержав этого взгляда, поспешил отвернуться.

Тем временем Афаэл перешёл к следующей теме, которую необходимо было обсудить.

— Для подготовки к церемонии нам понадобятся некоторые компоненты, — продолжил староста свою речь. — Тадиэль, я поручаю тебе отыскать и доставить сюда роженицу с двумя близнецами женского пола. Лучше всего с новорождёнными, чтобы их мать смогла выкормить девочку, что недавно родилась у Дараны. Кстати, Ишим, девочка родилась тринадцатой, а значит, это твоя дочь. Хочешь позаботиться о ней?

— Мне не нравятся дети, Афаэл. — Ишим поморщился и покачал головой.

— Что ж, тогда ты больше не принимаешь участия ни в одной церемонии, — староста пожал плечами.

— Но, Афаэл!..

— Я всё сказал! — отрезал староста, угрожающе сверкнув глазами. — Табрис! — он обернулся к Старшему из своей общины. — Возьми девочку к себе и позаботься о ней. И проследи, чтобы следующие пятьсот лет у Ишима не было возможности заводить детей даже в разрешённый цикл.

— Конечно, Афаэл, — ангел спокойно кивнул, зачем-то переглянувшись с Беллором. Ишим невольно побледнел, и весь как-то сразу съёжился.
***

— Остальные вопросы я буду обсуждать со Старшими, — спустя ещё полчаса, закончил Сбор Афаэл. — Младшие и нефилимы могут быть свободны.

Толпа встрепенулась и начала расходиться. Очень скоро в полутёмном зале бетонного бункера остались только Старшие из клана. Их было восемнадцать, если не считать Муриэля, слабо стонущего в углу. Факелы на стенах трепетали, освещая его смертельно бледное лицо и отбрасывая зловещие тени на собравшихся полукругом мужчин. Самаэль обернулся, проверяя, все ли ушли. Его взгляд на мгновенье задержался на нише в стене, уходящего вдаль ответвления коридора, где промелькнула непонятная тень. Несколько секунд ангел внимательно следил за этим местом, но тут сквозняк заставил зашипеть и заколыхаться пламя факелов, исказив все видимые очертания предметов. Самаэль выдохнул и, успокоившись, отвернулся.

Тем временем Афаэл спустился с возвышения, на котором стоял, и подошёл к оставшимся ангелам ближе.

— У меня есть новости, которые могут оказаться как хорошими, так и плохими, — негромко начал разговор староста, обводя взглядом Старших. — Доверяя указаниям Великой Книги, мы давно пытаемся найти Светлого, который, по всем признакам, находится где-то неподалёку. До сих пор мы не могли напасть на его след, но вчера я убедился, что послание Ардоса — не простое предупреждение. Натаниэль — приёмная дочь Касиэры, носит на шее «Рамистар», который, судя по тому, что она не может его снять, признал в ней своего законного владельца.

— Ты хочешь сказать, — Самаэль аж задохнулся на мгновение. — Что Светлый, которого мы ищем — эта девчонка?!.. Что у нас в руках фактически оказался Светлый ангел со Святой, идеально чистой кровью?!

— Не торопись, Самаэль, — Афаэл угрюмо качнул головой. — Мы не можем утверждать, что Натаниэль — Светлая, пока на её шее Рамистар. Возможно, медальон является лишь отвлекающим фактором, чтобы с его помощью сбить нас со следа. Но может быть и так, что Натаниэль и есть та, о которой предупреждал Ардос. В любом случае, девчонку ни за что нельзя выпускать из вида, пока мы не узнаем истину.

— Допустим, она и есть Светлая — что нам это даёт? — в разговор вступил Табрис. — Мы всё равно не сможем её использовать.

— Сможем, если она осквернит свою чистоту с Падшим, — улыбнулся Армисаэль. — Её нужно соблазнить и заставить «упасть», тогда она станет нашей, Табрис.

— Это потрясающая перспектива, — восхищённо присвистнул Азраэль, задумчиво кивнув. — Только представьте, сколько бонусов мы получим, подчинив себе Светлую! Даже подумать страшно!

— Вот и не думай! — оборвал Афаэл, грубо охладив его пыл. — Я же сказал: мы не можем утверждать, что девчонка — ангел, пока на ней этот чёртов медальон! Мы даже не можем к нему прикоснуться, чтобы сорвать с её шеи. Я вчера тронул лишь цепочку, но тут же почувствовал, как у меня кровь стынет в жилах от ярости «святого огня», заключённого в камне! Мои руки буквально онемели от боли и на какой-то миг их просто парализовало. Я еле сдержался, чтобы не разорвать девчонку на части прямо на глазах у моих детей!

— Светлый ангел на нашей земле… — Хемаха даже передёрнуло. — У меня всё внутри переворачивается от злобы, а вы ещё рассуждаете о том, как её использовать! Если и правда окажется, что эта белокурая тварь — Светлая, я первый выверну сучку наизнанку и брошу Жерхам!

— Или она тебя, — холодно добавил Беллор, сузив зрачки. Потом повернулся к Афаэлу.

— Самаэль прав, такой шанс нельзя упускать. И у меня есть пара идей на счёт того, как заставить девушку снять медальон.

— Мы слушаем, Беллор.

— Этот новый нефилим… Как его?..

— Миэл, — подсказал доктор.

— Ну, да, — Беллор чуть поморщился. — Он ведь давно по этой девушке слюни пускает, так? У мальчика сейчас критическая фаза и он горы свернёт, лишь бы прикоснуться к предмету своего вожделения. К тому же, совсем скоро состоится выпускной бал… И крылышки через пару дней заживут…

— Куда ты клонишь, Беллор? — прищурился староста.

— Пообещайте Миэлу место в церемонии с его обожаемой Натаниэль, и он придумает, как избавить её от медальона. Мальчик ведь не глупый, так? К тому же, мы ничем не рискуем.

— Только его жизнью, — помрачнел Армисаэль.

— Он — нефилим. Кому интересна его жизнь? — Беллор пожал плечами. — Пусть лучше шевелит мозгами, тогда и умирать не придётся. Я бы сам занялся девчонкой, но, боюсь, это будет несколько несвоевременно. Вот, если она и правда окажется ангелом, я смогу помочь в её «падении». С разрешения Афаэла, разумеется.

— Что-то ты сегодня слишком возбудился, Беллор, — в разговор мгновенно вклинился Сариил. — Соблазнять чистые души — это моя прерогатива. Или блондинка так тебя зацепила, что и у тебя слюни потекли?

— Смотри, чтобы у тебя что-то другое не потекло, — фиалковые глаза Беллора вмиг стали холодными и мёртвыми, а его меч, замерцав ядовитым огнём, оказался у горла противника.

— Прекратите! — рявкнул Афаэл угрожающим тоном. — Ни один из вас не прикоснётся к девчонке, пока я не разрешу! Но совет Беллора насчёт нефилима мне кажется продуктивным. Армисаэль, поговори с сыном и объясни, что от него требуется. Скажи, что он станет тринадцатым, если заставит Натаниэль снять медальон и притащит девчонку нам. Но всё это только после выпускного, понял? Не стоит привлекать лишнее внимание к её персоне.

— Я понял, Афаэл. Всё сделаю, — доктор согласно кивнул.

— И ещё: ангел Натаниэль или нет, нам нужно подумать, как Рамистар попал к ней в руки и для чего.

— Скорее всего, кто-то из Светлых был на Земле и передал медальон Касиэре, — тут же предположил Самаэль, посерьёзнев. — Она всегда была взбалмошной и независимой…

— И слишком жалостливой, — добавил Хемах, презрительно фыркнув. — Эти её людские замашки всегда меня бесили.

— И всё же жаль, что Люцифер её забрал, — Табрис сокрушённо вздохнул, мечтательно подняв глаза. — Один раз Афаэлу удалось заставить её заплатить за то, чтобы мы не трогали её приёмную дочь. Кто знает, может, сейчас, ради спасения второй девчонки, она согласилась бы на церемонию?..

— Люцифер дал разрешение только на один раз, Табрис, — в голосе Афаэла тоже прозвучало сожаление. — И за то, что она родила мне близнецов, я вынужден был молча наблюдать, как Касиэру затягивает в ад. Но Хемах прав: она всегда была слишком независимой. Похоже, именно от неё Сандал унаследовал характеристики Свободной Воли. А принимая во внимание её сострадание и другие человеческие глупости, вполне допускаю, что зная о Рамистаре, Касиэра скрыла это, чтобы защитить Натаниэль от нас.

— Люциферу не понравится, когда он узнает, что его «вечная любовь» общалась с посланниками Рая, — хмыкнул Хемах.

— Он не узнает, — Афаэл угрожающе сузил зрачки, взглянув ему в лицо. — Первый, кто откроет рот, закроет его навсегда, Хемах, понятно?

Старший не ответил. Лишь опустил глаза и покорно кивнул.

— Думаю, на этом всё, — голос старосты снова зазвучал спокойно и невозмутимо. — Если появятся новости, я соберу вас ещё раз. Теперь расходитесь, — приказал он, и первым направился к выходу.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 08.03.2019 Светлана Фетисова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509205

Рубрика произведения: Проза -> Мистика










1