Похожи




Сугроб, испятнанный темными
и прошлогодними листьями, –
на спящего далматинца,
свернувшегося клубком.

Вот-вот он вскочит на лапы,
чтоб с вывески сдернуть рекламной
уложенную аппетитно
на блюде горку сарделек…

Но та вдруг преображается
в пять сжатых и толстых пальцев
опущенного с решимостью
бежевого кулака…

И он попадает прямо
по самодовольной макушке
моей директрисы бывшей,
оставшейся должной мне денег!

Да нет, это швабра длинная
с какой-то черной дерюгой,
которой стирают с витрины
последнюю зимнюю грязь.

Зима же преображается
из толстой брюзги в тулупе
в холеную милую барышню,
спешащую на маникюр…

А имя ее вы знаете.

И в нынешнее воскресенье
она заправляет в храме,
где пресуществляются в Тайну
обычные хлеб и вино…


8.03.2019.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 08.03.2019 валерий коростов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2509135

Рубрика произведения: Поэзия -> Белый и вольный стих













1