Международный Женский День. 


Где-то на западной границе. Со стороны супостатов.
Зёлёный облезлый танк застрял в болоте, солярка в нём закончилась, аккумулятор сел, рацию с него давно сняли. Из боеприпасов оставалось всего два снаряда. Армия, которой он принадлежал нападать ни на кого не собиралась, и уже давно. Во-первых, победить она бы и не смогла, как ни старайся, хоть и была объединённой, состоящей из многих полков разных государств. Во-вторых, воевать не умела и обучению не поддавалась по ряду причин. В-третьих, командовали ей женщины, которые давным-давно добились своих прав и очень этим гордились.
Штабс-ефрейтор Матильда вылезла из командирского люка на броню башни, вытащила бинокль и начала пристально вглядываться вдаль, за пограничными столбами виднелась Расея, западная её окраина. Она вздохнула и начала стучать рукояткой давно не заряжавшегося пистолета по броне, не отрывая взгляда от села, находящегося по ту сторону границы.
На стук вылезла рядовая Милен, механик водитель. Само собой разговаривали они на одном из европейских языков, на каком именно, точно не установлено.
- Что-то случилось, герр штабс-ефрейтор?- спросила она.
- Да ладно, давай без официальщины,- грустно вздохнула штабс-ефрейтор,- две недели уже здесь сидим.
- Так точно,- начало было рапортовать Милен, но тут же опомнилась и расслабилась,- две недели, а помощи так и нет.
- И не дождёмся,- опять загрустила штабс-ефрейтор Матильда,- надо же было этих придурков в штаб отправить...
- Ты имеешь в виду Эрика и Вольфганга?- поинтересовалась Милен,- заряжающего и радиста?
- Имеют они, и вводят,- совсем загрустила штабс-ефрейтор Матильда, она сняла шлем и её белые волосы упали на плечи,- влюбляются наверное, про нас забыли.
- Да уж,- вздохнула Милен,- надо же было до такого докатиться. Позор, а не армия.
- И не говори,- согласилась Матильда,- ты лучше сюда залезь и посмотри, что там на вражеской территории творится.
Милен тоже сняла шлем и её рыжие волосы засияли в весенних солнечных лучах. Она поднялась на башню танка, села рядом с люком. Матильда передала ей бинокль.
Через оптику было видно, как в селе на вражеской территории начиналось что-то невообразимое. Женщины, нарядные и красивые, ходили с цветами, которые дарили им мужчины, играла музыка из репродуктора, висящего на столбе. Рядом настраивал инструменты самодеятельный оркестр. Посреди большой площади перед двухэтажным зданием накрывали огромный стол.
- Что это они делают?- поинтересовалась Милен.
- К празднику готовятся, скоро начнут,- резюмировала штабс-ефрейтор.
- А что за праздник?- не отрываясь от бинокля спросила рыжая.
- Международный женский день,- уточнила штабс-ефрейтор,- сегодня же Восьмое Марта.
- А мы почему не празднуем?- растерялась механик-водитель, опуская бинокль.
- А кому нас поздравлять-то?- психанула штабс-ефрейтор Матильда,- этим что-ли, хлипкозадым? Одно название, что мужики.
Милен продолжила разглядывать, что происходит на вражеской территории.
- Ой, смотри, ещё цветы привезли, целую машину,- объявила Милен,- раздают... Букетами раздают.
- Дай посмотрю,- штабс-ефрейтор Матильда вылезла из люка и селя рядом.
Она долго изучала, что творится на вражеской территории и только молча вздыхала. Наконец она заговорила.
- Завидую я им, по хорошему завидую...
- Кому им?- удивилась механик-водитель,- они же наши враги. Я вынуждена написать рапорт, доложить командованию.
- Женщинам я их завидую,- вздохнула Матильда,- молодцы они, сохранили своих мужиков от разных напастей, и мужики у них молодцы, не поддались на провокации, не то что наши...
- Герр штабс-ефрейтор,- захлопала ресницами Милен,- но как? Я же вынуждена буду, они же...
- Ты сколько служишь?- перебила её Матильда.
- Первый год,- отрапортовала Милен,- полгода на курсах, и четвёртый месяц под вашим командованием.
- А я пятый,- вздохнула Матильда,- каждый год сюда прошусь, и каждый год здесь застреваю на праздник.
- Но ведь это диверсия, герр штабс-ефрейтор,- завизжала Милен,- это саботаж.
- Саботаж и диверсия это то, что с нами творится, это бабки наши были дуры дурами, а мы за их капризы теперь а армии служим, потому что мужиков не осталось, потому что права им важней были. А чем больше прав у женщин, тем меньше обязанностей у мужчин, вот и вся политика с арифметикой. Ты хоть визжи, хоть не визжи, а они скоро сами придут.
- Кто?- глаза Милен округлились.
- Скоро сама всё узнаешь.
Через пару минут кусты возле танка раздвинулись и из них вышли два здоровых высоких мужика, один нёс два огромных букета тюльпанов, второй тащил баян, из карманов его куртки торчали два горлышка от бутылок.
- Что, Матильда, заждалась поди?- ощерился один из пришедших,- танкистка белобрысая.
Матильда спрыгнула с брони и кинулась на шею баяниста. Что он говорил, она не понимала, но ей это было не важно. Баян растянулся до самой земли, своими звуками наполнив окрестности. Милен, бледная от страха и непонимания происходящего спряталась за танком.
Баянист взял букет из рук товарища и сунул его в руки штабс-ефрейтора. Её глаза заблестели слезами счастья.
Товарищ баяниста, широко улыбаясь, присел перед танком на корточки и протянул второй букет второй танкистке.
- Милен, не бойся, выходи,- вытирая слёзы сказала сказала штабс-ефрейтор,- он же тебе цветы принёс.
Та выглянула из-за танка, в её голове не укладывалось, что такое вообще возможно.
- Я раньше тоже думала, что они злые и воинственные, пока первый раз здесь не застряла,- улыбалась Матильда,- но они добрые, женщин своих любят, детей, и никакая граница их удержать не может, что бы сделать женщине приятно.
Цветы это давно используемый и проверенный инструмент в деле покорения женских сердец. Через минуту рыжая Милен уже стояла рядом с остальными и держала в руках огромный букет. Так приятно ей ещё никогда не было.
Спустя некоторое время танкистки и селяне из вражеского государства сидя на броне праздновали Международный Женский День. Когда спиртное закончилось, мужики позвонили в село и им привезли ещё, подросток на велосипеде, посыльный, хорошо знал место, где каждую весну застревает танк. Пройдёт год-другой и он будет ходить туда с цветами и баяном. Потому что нас не победить, мы любим всех женщин, без исключения, но своих особенно. Поэтому им завидуют все остальные женщины мира.
Осенью того же года обе танкистки вражеской армии ушли в декрет, Матильда наконец-то его дождалась, а Милен просто не поверила в свою удачу.
С праздником, женщины!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 08.03.2019 Павел Цуриков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2508978

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1