МЫ БУДЕМ ЖИТЬ ДОЛГО, ЕСЛИ ВЫЖИВЕМ!?


МЫ БУДЕМ ЖИТЬ ДОЛГО, ЕСЛИ ВЫЖИВЕМ!?
Друзья!

В этот праздничный День 8-е Марта не хотелось бы говорить о плохом, но печальная реальность заставляет. Ведь и наши милые женщины не избавлены от роста цен, неважной медицины, необоснованных увольнений и т.д. и т.п.
В Сети все горячее обсуждают тему нищеты, бесправия простых россиян на фоне бравурных заявлений некоторых аполитиков.
Вот что написал один из думающих и критикующих блогеров:
«Моё видение недавней статьи известного кремлёвского политтехнолога Владислава Суркова «Долгое государство Путина» куда больше совпадает с оценками Лимонова, нежели с хвалебным (взахлёб) хором, вдруг впавших в пафосный восторг, вчера вроде бы вполне вменяемых людей из массмедиа...
МНЕ КАЖЕТСЯ СУРКОВ ДОСТАТОЧНО УМНЫЙ ЧЕЛОВЕК, ЧТОБЫ НЕ ВИДЕТЬ ЯВНЫЕ НЕСТЫКОВКИ В СОБСТВЕННЫХ РАССУЖДЕНИЯХ. МНОГИЕ ЕГО БАЗОВЫЕ ТЕЗИСЫ, ТАКИЕ, НАПРИМЕР, КАК: «У НАШЕГО НОВОГО ГОСУДАРСТВА В НОВОМ ВЕКЕ БУДЕТ ДОЛГАЯ И СЛАВНАЯ ИСТОРИЯ. ОНО НЕ СЛОМАЕТСЯ!» - БОЛЬШЕ ПОХОЖИ НА РИТУАЛЬНЫЕ ЗАКЛИНАНИЯ ИЛИ ПОПЫТКУ МАССОВОГО ГИПНОЗА. А ПО СТИЛЮ ТАК ВООБЩЕ НА КЛАССИЧЕСКИЕ ПЛАКАТЫ ИЗ МОЕЙ ЮНОСТИ: «УЧЕНИЕ МАРКСА ВСЕСИЛЬНО, ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО!» ЗВОНКО И ХЛЁСТКО - НО СОВЕРШЕННО БЕССМЫСЛЕННО. Но разбирать все цитаты Суркова я не собираюсь, скажу лишь, что меня, безусловно, удивил его дрейф от снисходительного демиурга 2000-х, который видел себя всемогущим манипулятором и гуру политического пространства России, до заклинателя-футуролога, больше похожего на Проханова двадцатилетней давности, чем на кремлёвского чиновника класса «а». Возможно, это следствие осознания своих личных ошибок в этом процессе, которые обошлись стране довольно дорого...
Рассуждая о столетних радужных перспективах России по Путину, Сурков обходит молчанием завалы, загромоздившие локомотиву России путь в это светлое будущее.
Ещё два года назад, перед выборами 2018 года были названы три личные проблемы, которые должен был разрешить Путин в ходе своего нового президентском сроке.
Первая - определение кандидатуры преемника и адаптация под него властной вертикали и элит.
Вторая – получение им гарантий личной безопасности, как внутри России, так и на международном уровне.
Третья – замкнутость на него целого «букета» международных политических процессов и гарантий, теряющих силу после его ухода.
При этом внешнеполитическая ситуация и внутренние проблемы не позволяют Путину всерьёз заняться отбором преемника, появление которого неизбежно повлечёт раскол элит на, хранящих верность президенту, и тех, кто переориентировался на преемника.
Вместо начала диалога конфронтация с «коллективным Западом» только усиливается и демонизация там Путина идёт семимильными шагами.
Не позволяют ему думать об отдыхе и внешнеполитические обязанности и обещания, данные им и не выполненные до конца.
Кроме того, (и тут я согласен с Лимоновым) конкретно на Путине, и на стране в целом цепями висят:
- нерешённая конфликтная ситуация с нашим самым крупным соседом – Украиной, готовая стать хроническим кровотечением.
- продолжающийся вот уже почти пять лет экономический кризис, подрывающий доверие народа к власти, неспособной с ним справиться
- кланово-феодальная структура местного управления, слом социальных лифтов и огромная коррупция.
- Внутренняя неустойчивость. СТРАНА ВОТ УЖЕ 19 ЛЕТ ПЫТАЕТСЯ ДЕЛАТЬ ШПАГАТ, МЕЖДУ ДВУМЯ ВСЁ ДАЛЬШЕ РАЗМОРАЖИВАЮЩИМИСЯ СТУЛЬЯМИ ГОСУДАРСТВЕННИЧЕСТВА, ПАТРИОТИЗМА И ПРОЗАПАДНОГО ЛИБЕРАЛИЗМА.
Как следствие - у страны нет ни внятно сформулированной национальной идеологии развития, нет реальных стратегических задач, нет, доведённых до ума преобразований. Все шаги половинчатые, все решения двойственные. ТО, ЧТО РАНЬШЕ БЫЛО ФИРМЕННЫМ СТИЛЕМ ПУТИНА - ИСКУССТВО БАЛАНСИРОВКИ В ПОЛИТИКЕ И ЭКОНОМИКЕ, СЕГОДНЯ ВСЁ ОЧЕВИДНЕЕ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПОЗДНЕГОРБАЧЁВСКУЮ ИМИТАЦИЮ ДЕЛАНИЯ И БЕГ НА МЕСТЕ.
Прошёл уже год президентства, но пока ни одна из этих проблем, не то что не получила своего разрешения, но только усилилась.
И затягивание решения этих проблем обрекает наше общество на опасную стагнацию.
Всего этого в работе Суркова нет, а ведь это список ключевых «шверпунктов», без взятия которых, все разговоры о столетнем славном будущем государства Путина могут оказаться заголовком известной сатирической фантастической повести Владлена Бахнова «Как погасло солнце, или История Тысячелетней Диктатории Огогондии, которая существовала 13 лет 5 месяцев и 7 дней»…
https://shurigin.livejournal.com/
…Стагнация? Опасная!? Вот ученые РАН сообщили, что Россия существует в "режиме выживания и деградации"
Качество жизни россиян неуклонно стремится вниз, какие бы ободряющие цифры не говорили чиновники с экранов телевизоров. Мы на себе ощущаем, что в кармане не прибавляется, а только убывает. Раньше на 500 рублей с пакетом продуктов уходил, сейчас - хлеб, молоко, крупы, чай- на этом все.
И еще одно мнение читателя: "Транснефть", причем компания государственная, тратит миллиард долларов на покупку недвижимости в Москва Сити.
Следовательно, поднимут цены на прокачку. Это даст толчок к удорожанию бензина, а потом и цен в магазине. Зато сослуживец Путина будет сидеть в апартаментах, которые ему сваляет английская компания за 30.000 руб за квадратный метр. Квадратных метров там больше 1000.
А что стесняться, деньги не свои. Государственные. Наш чиновник, вообще, полагает, что государственный карман это его собственность
Крадет друг Путина деньги и видит портрет Сталина. И ёкает под сердцем. Подозрение на инфаркт
Вообще, мне кажется, портрет Сталина для таких как: серебряная пуля, вязанка чеснока или крест животворящий
Вы обратили внимание, что про СССР стали мало говорить. СССР вообще убили потому, что он показывал альтернативный путь развития человечества.
Кстати, скандинавские страны переняли этот опыт потому, что поняли одну вещь. Главное в стране это люди. А не чиновники, друзья, сослуживцы и проч...
Природа человеческая во все времена была одинаковая - примазаться к кормушке и ничего не делать.Грести под себя. При Сталине таких выявляли и отправляли куда надо. Сейчас таких выявляют и включают в систему...».

…Други!
Увы, таких примазавшихся к кормушке и ничего не делающих чиновников (трутней и кровососов) в России…миллионы!
Вл.Назаров

*****************************
1.«ЭФФЕКТИВНОСТЬ НАЦПРОЕКТОВ БУДЕТ СВЕДЕНА ДО МИНИМУМА». ВЫСТУПЛЕНИЕ ОРЕШКИНА В ГОСДУМЕ И РЕАКЦИЯ ДЕПУТАТОВ
Стенограмма «правительственного часа» с участием министра экономического развития.

В среду, 6 марта, министр экономического развития Максим Орешкин выступил в Госдуме в рамках правительственного часа. Согласно повестке заседания Госдумы, доклад Орешкина был посвящен приоритетам социально-экономического развития России на среднесрочную перспективу иреализациинацпроектаразвитиямалогобизнеса. ОднаковыступлениеОрешкинадепутатовнеустроило, ионирешиливызватьегоповторно.
«Ведомости» публикуют стенограмму (с незначительными сокращениями) «правительственного часа» с участием Орешкина. Для ее подготовки использованы видеофрагменты заседания и расшифровка, выложенная парламентским корреспондентом «Московской правды» Львом Московкиным. По его словам, он опубликовал стенограмму, которую оперативно распространяет пресс-служба Госдумы в пресс-центре нижней палаты парламента.
Председатель Госдумы Вячеслав Володин: Коллеги, у нас вами важный вопрос, и, скорее всего, именно с этим связано такое большое присутствие депутатов. С докладом выступает министр экономического развития Максим Станиславович Орешкин, а вопрос – о приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу и о ходе реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».
Министр экономического развития Максим Орешкин: Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые депутаты! Всем доброе утро!
Сегодняшнее свое выступление я тоже хотел бы начать с описания ситуации с начала 2019 г. с международной обстановки. У нас, если посмотреть на глобальную экономику, то прошлый год она закончила темпом роста около 3,5%, рост на одного занятого – это около 2,5%, однако динамика последнего квартала и начала этого года указывает на существенное ухудшение ситуации. Вот график, который сейчас видите на экранах, он демонстрирует динамику делового индекса деловой уверенности, и в настоящее время он опустился к минимальному уровню, который мы видели в 2012 и 2016 гг. У этой негативной тенденции есть ряд объективных причин, о них я говорил два последних года. Это и окончание восстановления экономикоразвитых стран после кризиса 2008–2009 гг., это исправление дисбаланса в ряде развивающихся стран, в первую очередь в Турции, где сейчас падение прочных продаж и промышленного производства составляет около 10%.
Но, помимо этих ожидаемых факторов, за последний год редко усилились процессы деглобализации. Мы видим, что растет протекционизм, мы видим усиление противоречий между центрами глобального роста. Все это также сказывается и будет сказываться на том, что происходит в экономике. Де-факто то, что мы сейчас видим, что мир, который в начале 2000-х гг. многим казался единым, разбивается на национальные платформы, которые входят в жесткую борьбу друг с другом. Мы все прекрасно знаем нашу российскую ситуацию, но эта ситуация носит глобальный характер. И вот наиболее яркое противостояние последнего года – это, конечно же, противостояние американской и китайской платформ. Процесс только начался, он на самом деле будет иметь долгосрочный эффект на развитие всей мировой экономики. Но текущий результат понятен: мировая торговля в декабре упала максимальным темпом с 2008 г., с мирового кризиса.
Ухудшение ситуации в мировой экономике, оно напрямую сказывается на ситуации на сырьевых рынках. Если посмотреть прошлый год, то темпы падения нефтяных цен в октябре-ноябре превышали темпы падения в 2014 г. Да и в целом, если смотреть на то, что происходило с оттоком капитала, в прошлом году изменение внешних условий для российской экономики во многом было похоже на то, что мы видели в 2014 г. Но при этом, конечно же, реакция российской экономики была качественно иной.
<...>
Если говорить о результатах 2018 г. в российской экономике, то у нас рост ВВП составил 2,3% – это максимальный уровень с 2012 г. Однако, справедливости ради, этот рост был во много обеспечен за счет разовых факторов. У нас выросла добыча нефти после выхода из сделки с ОПЕК, у нас большой вклад финансового сектора, который носит неустойчивый характер. И, несмотря на то что инвестиции в основной капитал продолжили расти темпами выше, чем ВВП, говорить о выходе на требуемую траекторию роста инвестиционной активности пока не приходится. Важно также отметить, что рост не сопровождался увеличением реальных располагаемых доходов населения, которые по итогам прошлого года немного, но снизились.
Если детально посмотреть на этот показатель и провести анализ, то можно сделать ряд важных выводов. Первый. Это то, что причиной снижения реальных доходов стал, в первую очередь, рост обязательных платежей, процентов по банковским кредитам, увеличение налоговых платежей, а также слабая динамика процентов по банковским депозитам на фоне снижения общего уровня процентных ставок. При этом в экономике наблюдался рост заработных плат, индексация пенсионных и социальных выплат шла темпами инфляции. Второй вывод. Это то, что динамика располагаемых доходов была неравномерной в зависимости от уровня дохода домохозяйств. Негативные факторы в первую очередь коснулись среднего класса, в то время как доходы наименее обеспеченных слоев населения продемонстрировали умеренно позитивную динамику в реальном выражении.
Как я говорил раньше, 2019 г. у нас переходный, и это связано с целым рядом решений, в первую очередь с самым началом реализации национальных проектов. Наш прогноз изначально предполагал слабую динамику в 2019 г. в целом и, в первую очередь, в самом его начале. Что нам сейчас демонстрирует первый месяц этого года? Рост ВВП замедлился до 0,7%, инфляция составила высокий уровень в 1%, но все это было ожидаемо на фоне повышения НДС. В целом же ситуация с инфляцией сейчас в начале года идет лучше ожиданий. И по итогам года мы не видим причин для того, чтобы наш прогноз менять. Мы ожидаем замедления инфляционной динамики до 4,3% по итогам этого года и снижения ниже уровня 4% уже в следующем январе. В целом причины слабой динамики экономики в начале года – это двойное ужесточение внутренней макроэкономической политики на фоне замедления глобального роста.
В части бюджетной политики мы имеем, с одной стороны, повышение НДС, а с другой – на фоне графика реализации национальных проектов расходы смещены ко второму полугодию. Как результат, у нас хорошее исполнение бюджета, но пока негативное влияние на экономику. Причем хорошее исполнение бюджета, несмотря на то что в текущем году мы изменили бюджетную политику и расширили дефицит бюджета для направления ресурсов в объеме полпроцента ВВП каждый год для финансирования проектов развития.
<...>
Если говорить о годе в целом, то мы по-прежнему ожидаем роста ВВП на уровне в 1,3%, инфляция, как я уже сказал, будет 4,3%. Оценку курса мы чуть-чуть делаем слабее относительно предыдущего прогноза, ожидаем к доллару на уровне 66 руб. в среднем за год. Но это во многом связано, скорее, с изменением в паре евро – доллар, чем с какими-то внутренними факторами.
Если говорить о достижении поставленной президентом задачи по выходу на темпы роста экономики выше среднемировых и достижения пятой позиции в рейтинге крупнейших стран, то пока здесь, если смотреть формально, мы идем чуть лучше плана. У нас рост превышает прогнозный, отставание от Германии у нас сократилось до 3,2%. Но понятно, что все это не должно нас расхолаживать. Хорошие цифры по росту прошлого года носят временный характер, как я уже говорил, инвестиционная динамика пока ниже целевого уровня.
Что мы делаем, как мы организуем работу по решению этой поставленной задачи? Нами подготовлен факторный план повышения темпов экономического роста. На самом деле, впервые сделана такая раскладка. Мы понимаем, что у нас должно происходить с точки зрения динамики занятости в стране, инвестиционной активности, производительности труда, экспорта. Причем имеем все эти раскладки как по отраслевому признаку, так и по региональному. Эта вся работа находит отражение в установке ключевых показателей эффективности и для регионов, и для правительства. Вот среди пятнадцати ключевых показателей эффективности, которые были утверждены в прошлом году на Государственном совете в Крыму, четыре были напрямую связаны с экономическим развитием.
При этом экономическая политика регионов – это крайне важный элемент достижения требуемых результатов. И сейчас у нас активно идет работа вместе с рабочей группой Госсовета, которая отвечает за экономику, ее возглавляет губернатор Пермского края Максим Решетников. Вот вместе с ним, вот этой рабочей группой с привлечением других регионов ведем активную работу по подготовке стратегии региональных действий по достижению целевых показателей экономической динамики.
<...>
У нас в том году состоялся здесь, на площадке Госдумы, непростой разговор по проекту МСП, по тому, как он реализовался за период 2014–2016 гг. Было очень жесткое постановление Государственной думы, и я хочу отчитаться, что мы все замечания отработали полностью и в целом, когда разрабатывали новый национальный проект. Учитывали и замечания Счетной палаты, мнение, которое и было погружено в постановление Государственной думы, и оценку эффективности по каждому из механизмов. У нас одним из ключевых замечаний был вопрос незначительности числа субъектов МСП, которые получают субсидии. Здесь вся система переработана, мы сейчас концентрируемся на развитии инфраструктуры поддержки МСП, а финансовая поддержка осуществляется через национальную гарантийную систему и банковскую систему.
У нас буквально на прошлой неделе стартовала новая программа финансирования малого и среднего предпринимательства, ставка 8,5%, объем кредитов, который должен быть выдан в этом году, – триллион, первые кредиты уже выданы. Мы серьезно расширили количество банков, которые участвуют в этой программе. Если раньше это было 15 банков, то сейчас – 70, и большое количество региональных банков вошло в эту программу.
Причем очень важно, что мы отдельно выделяем такие регионы, как Крым, где полностью не работает наша финансовая система в настоящее время, мы даем специальные механизмы, отдельная лизинговая компания с государственным участием там создается, финансируются микрофинансовые организации. Повышенные лимиты у нас также есть по Дальнему Востоку и Северному Кавказу.
Важным аспектом для средних уже предприятий, которые ведут производственную деятельность, является обеспечение доступа к производственным площадкам, поэтому здесь вместе с регионами активно работаем над созданием таких индустриальных и технопарков. У нас к 2024 г. 129 таких парков должны появиться по стране. Общая сумма соинвестиций, которые идут со стороны Федерации, – это 30 млрд руб. А в целом проект за шесть лет составляет 480 млрд.
Одна из уже реализованных задач – это вывод, конечно, предпринимателей из тени. Я говорю о налоге на профессиональный доход, который в пилотном режиме заработал с начала января. Назову просто одну цифру: вот в настоящий момент количество самозанятых, которые зарегистрировались в данном режиме, – 38 000 человек. Это уже очень солидная сумма, которая говорит о том, что проект пошел, сейчас наработанные практики за этот год будут анализироваться, и начиная со следующего года этот режим мы будем предлагать ввести для всех регионов страны.
Пару слов буквально о национальном проекте «Производительность труда». Здесь у нас уже есть первые результаты. За 2018 г. те предприятия, которые в него вошли, 70% из них увеличили производительность труда на 10%, выручка выросла на 13%, поступления по налогу на прибыль – на 18%. Это сухие цифры, поэтому я здесь к депутатам обращаюсь и призываю посетить хотя бы одно из предприятий этой программы и вживую убедиться в том, что там делается, какие результаты достигаются. В этом году расширяем количество регионов, которые участвуют, 36 у нас становится, а количество предприятий вплотную приближается к тысяче. Мы также внимательно сейчас смотрим на расширение этого проекта по внедрению технологии бережливого производства в социальной сфере и в государственном управлении.
Как я уже говорил, главные условия выполнения национальной цели – это обеспечение роста инвестиций. Что такое «хороший инвестиционный климат»? Это низкий уровень административных издержек, системность регулирования, максимальная открытость всех процессов, способствующая высокому уровню конкуренции. И самое главное – это обеспечение предсказуемости и доверия между всеми участниками процесса: бизнесом, государством и населением. Экономический блок правительства старается максимально повышать предсказуемость и формировать атмосферу такого доверия: новая макроэкономическая реальность, стабильные налоги, максимальное упрощение регуляторики административных процедур, заключение соглашений о зонах свободной торговли для предсказуемости доступа к внешним рынкам. В целом вот за последние годы у нас здесь сделано очень много важных шагов, которые позволяют иметь позитивную динамику инвестиционной активности.
Но не все элементы инвестиционного климата находятся в сфере действия правительства. Поэтому системными, открытыми и вызывающими доверие должны быть все элементы государства. В последнее время предприниматели все чаще жалуются на проблемы, связанные с угрозами возбуждения уголовных дел, – надо понимать, что такие случаи наносят огромный урон не только конкретному бизнесу, но и развитию предпринимательской среды в целом. Президент об этом говорил в своем послании. И мы уже начали работу над реализацией его поручения по созданию специальной системы сбора жалоб по таким случаям. Здесь совместно будем работать с правоохранительными органами. Важно по каждому случаю добиваться максимально открытой и прозрачной позиции правоохранительных органов, чтобы ни у кого не создавалось ощущения, что на скамье подсудимых может оказаться невиновный человек. Еще раз скажу, что без полного доверия между предпринимательским сообществом и государством невозможно достигнуть качественного роста инвестиций, а не будет инвестиций – не будет и того экономического развития, которое мы все хотим увидеть.
Спасибо за внимание.
Володин: Спасибо, Максим Станиславович. Вот сейчас прозвучат (можно минуточку задержаться на трибуне?) выступления наших коллег из комитета по контролю и регламенту, профильного комитета, Счетной палаты. Вы продемонстрировали слайды, и, знаете, как-то так рефреном у вас прошла тема, связанная с состоянием роста экономики. Вот если брать прошлый год – непростая ситуация, но экономика демонстрировала рост 2,3% исходя из опять-таки тех материалов, которые вы нам здесь озвучили. В этом году вы прогнозируете рост 1,3%. Вот можно будет, если не сейчас, то затем остановиться все-таки на этом вопросе, потому что, думаю, что всем нашим коллегам сегодня хочется от вас услышать, что делает министерство для того, чтобы наша экономика развивалась? Вот не рассказ в общем, соответственно, не анализ ситуации, а шаги.
И второе. Учитывая, что у нас уже с вами март, хотелось бы услышать, какое количество средств в регионы направлено в рамках реализации национальных проектов и госпрограмм, по какому объему состоялись конкурсы? И, соответственно, когда начнется реализация поручений президента, его послания Федеральному собранию? Вот, пожалуй, наверное, основополагающая тема, которая сегодня, практически, сто процентов всех депутатов объединила в этом зале. Можно на этот вопрос ответить? Пожалуйста.
Орешкин: Я бы, на самом деле, даже эти два вопроса объединил. С точки зрения 2019 г., ключевой вопрос – это эффективность реализации национальных проектов. У нас, как я сказал в своем выступлении, налоги повысились в начале года, а расходы по отдельным национальным проектам они затягиваются. У нас только к 15 февраля были заключены соглашения по всем национальным проектам с доведением средств до региональных бюджетов, и сейчас работа ведется на региональном уровне. Например, по проекту малого и среднего предпринимательства у нас основной объем ресурсов, который направляется и доходит до конкретных предприятий, он связан с программой финансирования и доступа к льготному банковскому кредитованию. И здесь мы специально выстроили работу таким образом, чтобы уже в феврале-марте первые деньги пошли конкретным предприятиям. И у нас это уже произошло, эти кредиты выданы, а компенсации банкам будут происходить уже после. Поэтому здесь по нашим проектам с точки зрения того, когда фактически потратятся деньги, это вопрос второй, вопрос, когда они доходят до конкретных предприятий. Они уже сейчас дошли.
То же самое у нас происходит по производительности труда. Здесь уже работа по новому, более широкому кругу предприятий, кругу регионов ведется в начале года. К сожалению, по тем проектам, которые предполагают активное строительство, строительство с государственным участием (это и транспортная инфраструктура, это и социальная инфраструктура), здесь мы, к сожалению, видим основной поток расходов ближе к III кварталу лето-осень. Там придется пик, и поэтому с точки зрения экономической динамики мы видим определенный провал в начале этого года с восстановлением роста во втором полугодии. Мы там ожидаем 2%. <...>
Володин: Максим Станиславович, можно уточняющий вопрос? Какой объем средств будет направлен на реализацию госпрограмм и национальных проектов в соответствии с посланием президента в этом году, сумма?
Орешкин: Сумма там несколько сот миллиардов рублей, которые идут конкретно в этом году. Просто там в чем очень важная ситуация: есть средства федерального бюджета, есть региональные средства, есть средства частных инвесторов. Поэтому объем там в зависимости от того, какой охват.
Володин: Пожалуйста, Макаров Андрей Михайлович (председатель комитета Госдумы по бюджету. – «Ведомости»). Какая сумма, Андрей Михайлович? Макарову включите микрофон.
Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров: Почти шесть, на самом деле. Вот в бюджете, который у нас сейчас идет, мы рассматривали его совсем недавно, я поэтому немножко просто удивился услышанной цифре. Поэтому у нас в настоящий момент по проектам только на эту трехлетку идет там то, что мы видим 6,5 трлн руб., и реальные цифры, которые у нас идут, должны...
Володин: На 2019 год какая цифра?
Макаров: На 2019 год эта цифра значительно больше, Максим Станиславович совершенно справедливо говорит о том, что это будут еще и региональные средства, но только из федерального бюджета эта сумма превышает значительно 3 трлн руб.
Володин: А может кто-то назвать конкретную цифру? Коллеги? Включите, пожалуйста, микрофон... Ганзя, пожалуйста, Вера Анатольевна.
Вера Ганзя, фракция КПРФ: Спасибо. Дело в том, что, когда проходило заседание трехсторонней комиссии, я выступила с предложением к Минфину, чтобы они озвучили все цифры в разрезе регионов и по конкретным национальным проектам, и нам было обещано, что в течение двух недель правительство Российской Федерации нам эту информацию даст. К сожалению, две недели уже прошло, этой информации нет. Поэтому вот я не знаю, у нас этой информации даже на трехсторонней комиссии не было. Спасибо.
Володин: Вот, Максим Станиславович, даже зал вам не может поддержку в этом вопросе оказать. Потому что конкретной окончательной цифры, как оказывается, нет. Но давайте послушаем человека, который поработал в четырех правительствах. Кулик Геннадий Васильевич. Может быть, Геннадий Васильевич знает?
Геннадий Кулик, фракция «Единая Россия»: Уважаемые коллеги, я вообще шокирован таким ответом министра. Скажем, если говорить о его объяснении, если перевести на крестьянский язык, означает, что этот год надо вычеркнуть. Мы не сможем начать так использовать и так реализовать программу, чтобы удвоить, утроить темпы роста. Что касается причин, я понять не могу. Мы получили средства на развитие сельского хозяйства на следующий год, 2019-й, 303 млрд руб. Они доведены, как и требуется, и, как вы контролируете, доведены до регионов. Многие регионы проводят соответствующие мероприятия уже о том, как довели до районов, как наиболее эффективно использовать эти средства, для того чтобы нам восстановить то, что мы недобрали за прошлый год, и выйти на те показатели, которые заложены в связи с ростом поставок продукции на экспорт в два раза к 2024 г. Поэтому, честное слово, я не очень понимаю, почему нет у экономики конкретной программы, какая отрасль какой даст рост, какие средства туда уже доведены, отрасль это знает, и т. д., и т. д. В том числе эти 12 проектов национальных. Они же, эти цифры, обсуждались тогда, когда бюджет принимался. Уже было и тогда известно. Простите меня, я что-то не понимаю в этом деле. Думаю, что мы тут явно как-то не готовы к ответу четкому по этому вопросу. Простите, пожалуйста.
Володин: Пожалуйста, Максим Станиславович.
Орешкин: Еще раз повторюсь, что у нас на самом деле весь бюджет направлен на достижение тех национальных целей и национальных проектов, которые есть. Поэтому, если мы смотрим конкретно, вот, например, малое и среднее предпринимательство, у нас на этот год 27 млрд руб., конкретно 7 млрд руб., например, направляется на проект по поддержке фермеров и сельхозкооперации. Это отдельная новая статья, новая программа, которая сейчас активно финансируется. И так можно сказать по каждому проекту, конкретный объем дополнительных ресурсов. Вот то, о чем говорит Андрей Михайлович Макаров, и правильно говорит, то, что объем направляемых средств – это не только дополнительные средства, которые выделены, это те средства, которые есть в государственных программах. А здесь мы можем уже говорить обо всем бюджете. И пример сельского хозяйства, где действительно сумма была увеличена на финансирование с 250 млрд в прошлом году до больше чем 300 [млрд] в этом году, это как раз пример того, как объем расходов здесь вырастает. <...>
Володин: Давайте послушаем Макарова Андрея Михайловича. Возможно, он нам озвучит цифры, которые являются базовыми по 2019 г. Пожалуйста, Андрей Михайлович.
Макаров: Спасибо, Вячеслав Викторович. Я, честно говоря, немножко удивлен той дискуссией, которая у нас идет. Итак, 2019 г., это только национальные проекты. Дополнительно, подчеркиваю, в бюджете мы с вами утвердили цифру – 1,7 трлн руб. По следующему, 2020 г., эта цифра – 1,9 трлн руб. По 2021 г. – это 2,1 трлн руб. Итого, на трехлетку, то, что мы с вами рассматривали бюджет, который нам вносило правительство и вносило эти предложения, – 5 трлн 693 млрд 155 млн 430 тыс. руб. Вот это то, что на сегодняшний день определено законом о бюджете. Я могу, естественно, назвать каждую цифру по каждому национальному проекту, который идет в этом году, в следующем и т. д. Но просто еще раз хотел бы просто обратить внимание, коллеги, конечно, это цифры, которые идут из федерального бюджета непосредственно дополнительно на национальные проекты.
Володин: Андрей Михайлович, правильно я понимаю, что в этом году регионы должны получить в рамках реализации национальных проектов, и также это те средства, которые будут направлены на федеральные программы, – 1,9 трлн руб.? 1,7 [трлн руб.]?
Макаров: 1,7 [трлн руб.]. В следующем году – 1,9 [трлн руб.].
Володин: 1,7 [трлн руб.]. Хорошо, 1,7. Вот вопрос-то звучал Максиму Станиславовичу: из этих 1,7 трлн какой объем на сегодняшний день доведен ГРБС [главный распорядитель бюджетных средств], доведен до регионов и по какому уже объему средств состоялись торги, Максим Станиславович?

Орешкин: Последняя статистика есть только у Министерства финансов.
Володин: В процентном соотношении можно, сколько все-таки вот средств получено?
Орешкин: Соглашения были заключены со всеми регионами, то есть полностью объем средств был доведен. Но, для того чтобы приступить к непосредственному расходованию средств, нужно пройти целый еще ряд процедур. Поэтому фактическое расходование здесь средств, оно, конечно же, находится ниже 10% сейчас пока.
Володин: Уважаемые коллеги, это один из факторов экономического роста, мы понимаем, да. Это вопрос, который для нас является судьбоносным, и, если мы не используем эту возможность, у нас прорыва не будет. Но сегодня март, и мы говорим о том, что где-то около 10% и заключены только договора. Но средства не поступили, правильно я понимаю, Максим Станиславович?
Орешкин: Соглашения заключены с регионами в полном объеме, средства до конкретной стройки, до конкретного исполнителя еще не дошли.
Володин: Пожалуйста, Жириновский Владимир Вольфович.
Владимир Жириновский, руководитель фракции ЛДПР: Я вынужден тоже вмешаться, и я люблю лаконичность. Это называется одним словом – саботаж. При Сталине в эти министерства направили бы комиссаров, при Брежневе – представителей Комитета государственной безопасности. Может быть, нам найти какую-то формулу контроля более действенного, когда действительно... Ведь, Вячеслав Викторович, вы же сформулировали вопрос совсем по-другому. И Макаров вам неправильно ответил, и от КПРФ. Вы спросили: в соответствии с посланием президента что вы уже сделали, конкретно по цифрам? Это же никто ничего не говорит. Вы же увязали с тем, что президент обратился, работать начитайте. И именно из его послания. Допустим, вот это уже сделали, это уже, это уже. А нам вспоминают бюджет. Да, бюджет – это отдельно. Бюджет мы принимали до послания президента, это октябрь.
Поэтому здесь вот надо, может быть, роль парламента усиливать или попросить министров отдельного чиновника выделить. Ну, действительно, все деньги доходят поздно: в апреле, в мае, в июне, а потом снова зима и так далее, и вот это все. Потом мы слышим, что тысячи поручений президента не выполнены, начиная с этой вот ловушки для китов. Поэтому, может быть, наших председателей комитетов направить в коллегии профильных министерств именно с точки зрения контроля, чтобы они только это требовали. Срок – деньги. Срок – деньги. Если деньги до сих пор не направлены или не выделены, или на местах тоже спят, не начали работать, тогда, может быть, сделать конкретное предложение по кадровым резервам.
Володин: Спасибо. Пожалуйста, Гартунг Валерий Карлович.
Валерий Гартунг, фракция «Справедливая Россия»: Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Я предлагаю дать министру время подготовиться и ответить на этот вопрос. Я так понимаю, с ходу трудно цифры поднять, но у него будет время, пока мы задаем вопросы. И пойти по процедуре: задавать вопросы, а потом попросить его ответить на вопрос, который вы задали. Вот такое предложение. Спасибо.
<...>

Володин: Спасибо. Уважаемые коллеги, у нас с вами тема «О приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу и о ходе реализации национальных проектов». Конечно, нам необходимо строить разговор совершенно конкретный, исходя из задач выполнения национальных проектов помесячно. Мы сегодня с вами обсуждаем этот вопрос, когда уже идет март месяц, и поэтому, Максим Станиславович, если у нас разговор получится и мы сможем действительно конкретно обсудить эти вопросы с содержательной точки зрения, давайте мы перейдем вот к такому разговору.
Если только сегодня средства еще не доведены, это значит, вот исходя из опыта предыдущих лет, они придут в регионы не раньше июля. Дальше будут проводиться конкурсы, эти конкурсы закончатся не раньше сентября. Затем начнется очковтирательство: спешка, штурмовщина, невведенные объекты будут думать, как вводить. Эффективность реализации национальных проектов будет сведена до минимума. Мы не можем себе этого позволить. Давайте мы тоже, коллеги, перестроим нашу работу, заслушивание министров переведем из формальной плоскости в плоскость KPI, в плоскость достижения конкретных результатов. У вас, кроме как одного раза в год общения с представителями граждан России через парламент, других коммуникаций нет. Вот и всё.
Давайте исходить из того, что президент в своем послании Федеральному собранию поставил задачи, а мы их должны вместе выполнять. И вот, опять, давайте уйдем от общих рассуждений, о чем здесь наши коллеги говорили, давайте будем говорить о задачах, проблемах реализации этих задач и общей ответственности.

Коллеги, если сможем перестроиться в рамках сегодняшнего обсуждения вопроса, давайте перестроимся. Также хотелось бы, чтобы содокладчики это учли, чтобы там не говорили об успехах, успехи будут тогда, когда рост будет обеспечен не менее 3% в год. А мы с вами прошлый год закончили с 2,3, а сейчас прогноз нам озвучили – 1,3%. Где здесь движение? Это движение вперед, а за это отвечает, в первую очередь, министр экономического развития. Экономическое развитие, вот возьмите нам и озвучьте концепцию, что вы понимаете под развитием, что необходимо парламенту сделать, для того чтобы это развитие было. Коллеги, если мы не готовы к такому разговору, нам лучше перенести рассмотрение этого вопроса.
Максим Станиславович, мы готовы сегодня вот в таком ключе обсудить тему о приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации и о ходе реализации национального проекта? Если готовы, давайте продолжим обсуждение. Но если не готовы, возможно, лучше нам перенести «правительственный час», вам встретиться с фракциями, обсудить эти вопросы дополнительно, затем прийти и нам предложить варианты действительно развития – что нужно для того, чтобы нам выйти на рост, который обеспечит в 2021 г. 3%, но это явно не должно быть снижение в этом году. Вы, во всяком случае, свою точку зрения выскажите, она должна быть. Перед нами выступали здесь министры экономического развития – и Греф, и Набиуллина, и их предшественники, но это был взгляд в будущее с позиции, что необходимо для развития. Это развитие у нас с вами было.
Коллеги, сегодня такие ресурсы, которые направлены президентом в рамках реализации национальных проектов, беспрецедентны, никогда этого не было: 1,7 трлн в этом году, 1,9 – на будущий год. Но если у нас с вами заканчивается I квартал, а еще только договорные отношения заключены и средства, мы говорим, около 10%, а это значит, практически не направлены, о чем мы говорим? Вот об этом речь идет.
Коллеги, берите и используйте то, что президент сделал. Это, еще раз говорю, это шанс. А нам сейчас вот берут и прогнозы, которые показывают совершенно другие задачи почему-то. Мы не можем отходить от тех задач, которые президентом озвучены. Давайте тогда предлагайте. Ну и потом, да, понятно, Минфин средства доводит, но вы тогда скажите нам, что эта ситуация вызывает у вас тревогу, что вам необходима помощь парламента, потому что Минфин задерживает эту работу, бюрократии много, это будет разговор содержательный.
Здесь люди избранные, работали и в промышленности, и в сельском хозяйстве, и в социальной сфере, но просто из уважения друг к другу стараемся как-то не обострять, но это неправильно, время требует другого. Пожалуйста, если готовы к разговору, продолжим. Если не готовы, лучше нам перестроиться, подготовиться, вы придете. Мы единомышленники, мы будем помогать, но вы должны нам тогда сказать в чем.
Орешкин: Да. У нас тема сегодняшнего «парламентского часа», она состоит из двух частей, в том числе проекты по малому и среднему предпринимательству. Здесь за этот проект я могу ответить за каждую копейку, и здесь все средства, которые должны быть выделены в этом году, они идут. Мы, понимая ситуацию, то, что будет происходить с точки зрения экономической динамики в этом году, максимально это ускоряем. У нас первые миллиарды рублей по уже льготным программам финансирования уже пошли в конкретные предприятия, в конкретные регионы. Точно такая же ситуация, тоже за каждую копейку могу ответить. По производительности труда: все, что запланировано, оно делается и делается своевременно.
Есть проблемы (и здесь вы абсолютно правы), есть проблема общей картины всех национальных проектов, графика их исполнения и графика достижения конкретных результатов уже в 2019 г. Поэтому, мне кажется, вопрос должен задаваться не только мне, а большему количеству членов правительства, ответственных за все национальные проекты. Здесь, я думаю, что лучше провести общее мероприятие по всем национальным проектам, вызвать всех министров, которые отвечают за каждый национальный проект, и чтобы каждый из них ответил то, что он делает. А сегодня я полностью готов к разговору по малому и среднему предпринимательству, я думаю, что эту дискуссию можно сегодня провести.
Володин: Максим Станиславович, ну у вас выступление в парламенте один раз в год, сводить его к выступлению обсуждения вопроса чисто в разрезе малого и среднего бизнеса будет неправильно, потому что все-таки Министерство экономического развития отвечает за рост экономики в стране.
Давайте, включая этот вопрос, можно говорить, но в первую очередь хотелось бы поговорить о реализации национальных проектов и госпрограмм. В любом случае параметры вы же утверждаете, и «дорожную карту» вы формируете. Пожалуйста, Жириновский Владимир Вольфович.
Жириновский: Вячеслав Викторович, и параллельно, может быть, попросим депутата Гартунга помогать всем министрам готовиться к выступлениям в парламенте: он у нас самый умный депутат, он знает, когда задавать вопросы, как министр будет за 5 минут готовить всю экономику нашей страны? Вот это меня раздражает: депутат указывает, как председателю парламента, как вести заседание. Это же никуда не годится. Попросим Максима Станиславовича перенести выступление на месяц, на два. А Гартунгу все-таки подумать о том, имеет ли он полномочия указывать парламенту, как обсуждать министров наших?
Володин: Коллеги, Максим Станиславович, может быть, все-таки, вот исходя из того, что есть ожидание: вы нам расскажите целеполагание в рамках развития экономики. Что необходимо для того, чтобы рост обеспечить более быстрыми темпами, что нам необходимо сделать в рамках дисциплины, реализации нацпроектов? Какой объем на сегодняшний день доведен до регионов, до ГРБС наших министерств? Мы с вами определились бы с датой дополнительно, подготовились и вышли с решениями. Все иное – это получится трата времени. При этом нам и самим нужно будет подготовиться к разговору совершенно иного содержания. Коллеги, нас просто время обязывает по-другому подходить к своей работе.
И еще раз подчеркну. Президент решил все задачи для того, чтобы дальше нам развивать экономику. Он решил все задачи. Средства найдены, решения приняты. Мы сейчас с вами должны законы как можно быстрее подготовить, принять для реализации. Нам необходимо, чтобы в партнерстве с правительством мы смогли выйти на другие совершенно показатели экономического роста, но для этого должна быть другая ответственность, дисциплина должна быть.
Максим Станиславович, когда нам можно было бы... не нужно откладывать далеко, может быть, это в конце марта, в начале апреля мы специально время выделим для того, чтобы нам этот разговор продолжить в рамках повестки о приоритетах социально-экономического развития Российской Федерации и о ходе реализации национальных проектов, – вот тема, она заявлена, а дальше уже ее берете и на разделы разбиваете. Но при этом нам хотелось бы узнать, как будет развиваться экономика, на какие темпы выйдем, что делает для этого Министерство экономики, чем помочь и, соответственно, когда средства в рамках национальных проектов и госпрограмм будут доведены до регионов? Когда мы можем с вами вновь об этом поговорить? Пожалуйста.
Орешкин: Обозначенные сроки – конец марта начало апреля – более чем устраивают.
Володин: Вас устраивает?
Орешкин: Да. Есть только одна просьба, потому что у нас сегодня в теме сведено сразу несколько вопросов. У нас, например, была поставлена тема отдельно по малому и среднему предпринимательству. Мне кажется, эта тема заслуживает отдельного обсуждения. Я готов отдельно прийти и по каждому национальному проекту, по малому и среднему предпринимательству, по производительности труда отдельно выступить. Потому что каждая тема заслуживает...
Володин: Максим Станиславович, пожалуйста, в рамках расширенного заседания комитета этот формат у нас работает. Мы на следующей неделе расширенное заседание комитета проводим по обороне. И в его работе будет участвовать министр обороны Российской Федерации. Вот этот формат можно взять и использовать для того, чтобы рассмотреть тему развития и поддержки малого и среднего предпринимательства, а тема о приоритетах социально-экономического развития и, соответственно, о ходе реализации национальных проектов – это тема парламента, это тема пленарного заседания. Поэтому давайте к ней готовиться.

Газета «Ведомости»

************************
2.НЕРВЫ СДАЮТ: ЭКСПЕРТЫ О ПРИЧИНАХ И ПОСЛЕДСТВИЯХ КОНФЛИКТА МЕЖДУ ВОЛОДИНЫМ И ОРЕШКИНЫМ
Эксперты о причинах и последствиях конфликта между Володиным и Орешкиным

Госдума не приняла доклад министра экономического развития России Максима Орешкина, а спикер Вячеслав Володин раскритиковал уровень подготовки главы МЭР и предложил ему выступить в другой раз. Столь резонансный и публичный конфликт в стенах парламента спровоцировал бурные обсуждения в экспертной среде. «Актуальные комментарии» собрали наиболее интересные мнения политологов и журналистов относительно произошедшего.
«Для ненаблюдательных — Вячеслав Володин почувствовал угрозу в Максиме Орешкине, как потенциальном наследнике, и немедленно унизил его, выгнав из зала заседаний Госдумы. Нервы сдают. Началось...», — написал Алексей Венедиктов в своем телеграм-канале. Ранее Орешкин заявил, что ему как управленцу было бы интересно поработать на позиции президента.
Противоположной точки зрения придерживается политолог Антон Хащенко, который считает произошедшее нормальной практикой: «Реальность на самом деле гораздо скучнее, чем конспирология. Надо просто следить за тем, что происходит в стенах парламента. И сразу станет ясно, что публичная критика членов правительства во время их отчетов — не есть что-то новое и вдруг появившееся. Постоянно критикуют, постоянно задают неудобные вопросы. Ну чтобы не ходить далеко за примерами — ноябрь прошлого года и выступление Васильевой перед депутатами. Тогда СМИ выходили с заголовками „Министра просвещения Васильеву разгромили в Госдуме“. Отнюдь не на пустом месте, к слову. Да и в Совфеде стараются не отставать от коллег из нижней палаты — в октябре 2018-го от Матвиенко досталось Топилину. Ну да, в этот раз, эта критика впервые за долгое время приобрела новые формы», — написал он на своей странице в Facebook.
Политолог Марат Баширов считает, что сегодняшний конфликт будет иметь продолжение: «У Дмитрия Медведева теперь непростая задача — как поставить на место Володина? Давать в обиду своих министров нельзя, это могут расценить как слабость. Зная амбициозность премьера, можно предположить, что выпад спикера не останется без ответа», — считает политолог.
По мнению политолога Евгения Минченко, Володин за счет подобных действий пытается вернуть субъектность парламенту: «У Володина есть четкий тренд на подчеркивание субъектности парламента. При малейшей возможности он демонстрирует, что парламент — это не придаток исполнительной власти, а отдельная ветвь, которая представляет население и имеет право быть довольно требовательной по отношению к правительству», — сказал эксперт в интервью BBC.
В политических телеграм-каналах считают, что акция Володина была спланирована заранее: «Чем больше всплывает на поверхность подробностей сегодняшнего инцидента в Госдуме, когда спикер палаты прервал выступление министра и объявил о переносе „правительственного часа“ на месяц, тем очевиднее становится: этот перенос был запланирован и подготовлен заранее», — пишет «Мейстер».
«Ситуация с Орешкиным — это продолжение темы Володин vs Правительство-Силуанов. Плюс еще одна попытка восстановления статуса активного актора политпроцесса. Ничего другого здесь нет- никакого пересмотра статуса Думы, усиление роли парламента и его институтов (в данной конструкции это просто невозможно). Впереди отчет Правительства», — считает «Незыгарь».

Следующее выступление Орешкина, скорее всего, пройдет в начале апреля, сообщают СМИ. Нервы сдают: эксперты о причинах и последствиях конфликта между Володиным и Орешкиным
Госдума не приняла доклад министра экономического развития России Максима Орешкина, а спикер Вячеслав Володин раскритиковал уровень подготовки главы МЭР и предложил ему выступить в другой раз. Столь резонансный и публичный конфликт в стенах парламента спровоцировал бурные обсуждения в экспертной среде. «Актуальные комментарии» собрали наиболее интересные мнения политологов и журналистов относительно произошедшего.
«Для ненаблюдательных — Вячеслав Володин почувствовал угрозу в Максиме Орешкине, как потенциальном наследнике, и немедленно унизил его, выгнав из зала заседаний Госдумы. Нервы сдают. Началось...», — написал Алексей Венедиктов в своем телеграм-канале. Ранее Орешкин заявил, что ему как управленцу было бы интересно поработать на позиции президента.
Противоположной точки зрения придерживается политолог Антон Хащенко, который считает произошедшее нормальной практикой: «Реальность на самом деле гораздо скучнее, чем конспирология. Надо просто следить за тем, что происходит в стенах парламента. И сразу станет ясно, что публичная критика членов правительства во время их отчетов — не есть что-то новое и вдруг появившееся. Постоянно критикуют, постоянно задают неудобные вопросы. Ну чтобы не ходить далеко за примерами — ноябрь прошлого года и выступление Васильевой перед депутатами. Тогда СМИ выходили с заголовками „Министра просвещения Васильеву разгромили в Госдуме“. Отнюдь не на пустом месте, к слову. Да и в Совфеде стараются не отставать от коллег из нижней палаты — в октябре 2018-го от Матвиенко досталось Топилину. Ну да, в этот раз, эта критика впервые за долгое время приобрела новые формы», — написал он на своей странице в Facebook.
Политолог Марат Баширов считает, что сегодняшний конфликт будет иметь продолжение: «У Дмитрия Медведева теперь непростая задача — как поставить на место Володина? Давать в обиду своих министров нельзя, это могут расценить как слабость. Зная амбициозность премьера, можно предположить, что выпад спикера не останется без ответа», — считает политолог.
По мнению политолога Евгения Минченко, Володин за счет подобных действий пытается вернуть субъектность парламенту: «У Володина есть четкий тренд на подчеркивание субъектности парламента. При малейшей возможности он демонстрирует, что парламент — это не придаток исполнительной власти, а отдельная ветвь, которая представляет население и имеет право быть довольно требовательной по отношению к правительству», — сказал эксперт в интервью BBC.
В политических телеграм-каналах считают, что акция Володина была спланирована заранее: «Чем больше всплывает на поверхность подробностей сегодняшнего инцидента в Госдуме, когда спикер палаты прервал выступление министра и объявил о переносе „правительственного часа“ на месяц, тем очевиднее становится: этот перенос был запланирован и подготовлен заранее», — пишет «Мейстер».
«Ситуация с Орешкиным — это продолжение темы Володин vs Правительство-Силуанов. Плюс еще одна попытка восстановления статуса активного актора политпроцесса. Ничего другого здесь нет- никакого пересмотра статуса Думы, усиления роли парламента и его институтов (в данной конструкции это просто невозможно). Впереди отчет Правительства», — считает «Незыгарь».
Следующее выступление Орешкина, скорее всего, пройдет в начале апреля, сообщают СМИ.

Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии»

********************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
8 марта 2019 года.

P.S.
Россия заняла первое место в мировом рейтинге по темпам роста числа мультимиллионеров
В 2018 году Россия показала самые высокие в мире темпы роста числа людей с состоянием не менее 30 миллионов долларов. Об этом говорится в докладе The Wealth Report 2019 консалтинговой компании Knight Frank.
Число таких людей в России увеличилось до 1,5 тысячи (22-е место в мире по этому показателю) — это на 7% больше, чем в прошлом году. Такие же темпы роста эксперты зафиксировали в Индии.
По числу долларовых миллиардеров Россия занимала пятое место в мире в 2018 году и, по данным аналитиков, сохранит эту позицию в ближайшие пять лет. Всего в мире состоянием от 30 миллионов долларов располагали 198342 человека.
В 2017 году число долларовых миллионеров в России увеличилосьпримерно на 4%, а по количеству миллионеров Россия заняла 15 место, их в стране насчитывается около 189,5 тыс человек. Лидером по числу долларовых миллионеров стали США (5,3 млн человек), Япония (3,2 млн человек) и Германия (1,4 млн человек).





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 08.03.2019 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2019-2508930

Рубрика произведения: Проза -> Статья










1