Сказ о Гордости и Смирении


Жили-были на свете Гордость и Смирение. Гордость проживала в большом роскошном особняке с красивым фасадом и балконами, а Смирение скромно ютилось в маленькой ветхой хижине. У Гордости было множество слуг, которые постоянно обхаживали ее и несколько раз в день подавали ей к столу самые изысканные кушанья. Но Гордость была вечно всем недовольна. А кроме того, угрюмость и недоверчивость никогда не сходили с ее лица. Смирение же, напротив, привыкло всегда довольствоваться самым малым. Слуг у него никогда не было и всю жизнь оно работало само на себя.
И вот наступило в той стране такое время, что многие сильно обогатились, но еще больше людей обеднело. И не было никакой возможности найти работу для самого простого человека. На дорогах появились разбойники, города и деревни захлестнул голод.
Настигла нужда и Смирение. Долго-долго терпело оно, но, наконец, не выдержав, пошло наниматься на работу к самой Гордости.
Гордость слыла в тех краях баснословно богатой личностью, и многие от большой нужды пускались в путь, чтобы наняться к ней на работу.
Труден был путь для простого Смирения. Много невзгод довелось испытать ему на пути, многое потерпеть. Нелегкой была дорога. Дождь и снег застигал в пути. Безжалостно бил в лицо ветер, но Смирение не сдалось, ни на шаг не отступило. И вот в конце концов привела его дорога к большой и высокой ограде. А была ограда та сделана из чистого золота. Сидело на каждом столбике по золотой птичке. И каждая из них пела свою золотую песенку. Загляделось Смирение на это великолепие, едва не забылось. А потом тихо и робко постучало в ворота. Но случилось так, что на ту пору не было Гордости дома. Она как выяснилось отправилась в тот день за покупками в большой город, и сейчас задерживалось. Пришлось Смирению присесть недалеко у ворот на травку и дожидаться, пока Гордость явится.
Только к самому вечеру вернулась Гордость. С шумом выбралась она из своей кареты, сошла на землю, и тут же увидела, что у ворот ее сидит Смирение.
- Что тебе нужно, Смирение? - спросила Гордость. - Прежде ты никогда не бывало в гостях у меня.
- Прости меня, любезная Гордость, - тихо ответило Смирение и поднялось с земли. - Нужда вынудила. Вот и пришло к тебе. Не найдется ли у тебя какой-нибудь работы для меня? А то тяжело стало жить, невмоготу порою.
- Ах, ты у меня работы пришло просить? Ну что ж. Работу я тебе дам, но ты уж не обессудь. Времена-то и вправду тяжелые. Только у меня к тебе одна будет просьба: не путайся под ногами.
И с этими словами Гордость зашла к себе в дом и затворилась. Через какое-то время она распорядилась, чтобы для Смирения выделили какую-нибудь комнатку при дворе. И слуги отвели Смирение в самую маленькую и захудалую каморку, какую только можно было себе представить. Помещалась в ней одна лишь кровать да стол. Окон в ней не было, а потолок был таким низким, что даже сидя на стуле надо было наклонять голову. Но Смирение весьма учтиво и покорно приняло это свое новое жилище, и только вздохнув, молча улеглось на узенькую койку и тут же уснуло.
Крепок сон у Смирения, но нет сна совсем у Гордости. Нелегко пережила она встречу со Смирением. Взволновалась она, и даже в обиде была на Смирение. Но из гордости своей не показало своих чувств перед ним, и трудно ей было сдержаться. Ходит Гордость по комнате своей туда-сюда, ни в чем не видит она покоя. Не выдержала и пошла прямо ко Смирению. Не стучась зашла, захлопнула за собой дверцу.
- Ах и низко у тебя здесь! - воскликнула Гордость, как ты только будешь жить тут? И что? Пока не передумало? все так же хочешь пойти ко мне на работу?
- А что тут такого? - ответило Смирение и село на край койки. - Раз уж судьба такова, то надо терпеть. Ничего не поделаешь. Раз каморка такая, значит другой нету. А на работу, конечно, пойду. мне очень нужна работа.
- Ну хорошо, - прошипела сквозь зубы, Гордость. - Ты мне вот что скажи, Смирение. почему ты такое забитое, неуклюжее? Не скучно тебе живется?
- Напротив, мне очень весело живется. - ответило Смирение. - С утра я радуюсь тому, что прошла еще одна ночь и настал новый день. Я улыбаюсь солнышку и птичкам. Подставляю ладони дождю и ловлю ласковые снежинки. Меня радует эта жизнь. Посмотри, сколько всего прекрасного вокруг, разве тут можно скучать, не радоваться?
- Ничего не понимаю, - проговорила Гордость и опустилась на стул. - Радоваться птичкам и солнышку? Почему? Ведь солнце слишком сильно светит, его лучи обжигают, а птицы порой так надоедливо поют, что просто не дают мне спать по утрам! У меня столько всего. Огромный дворец, комнаты, галереи. Есть комнаты для приема гостей, для отдыха. Есть бассейны, есть угодья для охоты.
- Подожди, пожалуйста, я тебя перебью. - Смирение вздохнуло, а затем сказало: - Знаешь ли ты, что такое Счастье?
- Счастье? У меня много счастья. - и Гордость от важности сделало очень умный вид. - Я же тебе говорю: много комнат, бассейнов..
- Но ты чувствуешь себя счастливой? В этих комнатах, ты чувствуешь себя по-настоящему счастливой?
Гордость молчала. Она просто смотрела вниз на самый носок своей белоснежной туфельки. А в глазах ее было что-то похожее на проблеск какой-то живой мысли.

***

- Гордость я или не Гордость, если позволю какому-то жалкому Смирению так насмехаться надо мной?
Да чего оно в конце концов стоит? Это же просто пустышка. Взял, положил на ладонь, дунул и нет его. И мне ли еще задумываться над тем, как поступить? Мне ли со всеми своими богатствами и красотой смущаться разговоров и нравоучений какого-то там Смирения? Да Гордость ли я на самом деле? - Так разговаривала с собою Гордость еще ранним утром. В эту ночь она совсем не ложилась спать и провела всю ночь в раздумьях и разговорах с самой собой. Ей бы очень хотелось одного: взять, прислушаться к тому, о чем так живо и трепетно говорило ей Смирение. Потому что оно говорило правду, и Гордость это чувствовала. Она понимала, что несчастна и более того, никак не могла принять того настоящего счастья, о коем живописало ей Смирение. Она все понимала, но опуститься до того, чтобы принять слова Смирения, она не могла. Сделать это ей не позволяла властвующая над нею гордость. И потому, она сделала то, что может только сделать настоящая гордость в минуту своего гнева.
Гордость позвала своих слуг и приказала им выгнать прочь Смирение и никогда более уже не пускать его. Пусть странствует, бедствует, живет как хочет, но только чтобы ноги его больше не было здесь.
Смирение, узнав, какая участь уготована ему, казалось, внешне ничуть не расстроилось.На лице его было написано такое выражение, словно оно ничего другого и не ожидало получить от Гордости. Только когда оно уже вышло за ворота, и большая золоченая ограда осталась у него за спиной, маленькая-маленькая слезинка выкатилась и поползла по щеке. Но Смирение тут же смахнуло слезинку рукой, оправило одежду и зашагало вдаль по пыльной дороге.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 07.03.2019 Владимир Коряковцев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2508166

Метки: сказ о гордости и смирении,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка










1