Водила


1.
Свой привычный маршрут от Бьютта до Юнити Майк Ричардс проделывал примерно за шесть с половиной часов. Это в том случае если погода позволяла, и на дороге не было заторов и пробок. Он очень любил этот маршрут, ибо за это время ему предоставлялась великолепная возможность не только проехаться по стране, но и отдохнуть от семейных дрязг и неурядиц. Его жена, Синди, была еще той стервой, как и ее любезная мамаша. В их коттедже за городом всегда было очень шумно. И каким же благословением являлось для Майка то время, когда к нему снова поступал очередной заказ, и ему приходилось отправляться в дорогу. Детей у них с Синди пока не было, и собственно говоря, с ней его ничто не держало, исключая лишь пресловутый штамп в паспорте. Ему просто нравился их дом, большой и ухоженный. А уж потерпеть Синди он было готов еще года два-три, а там посмотрим.. Сейчас Майк занимался тем, что выполнял заказы по доставке книжной продукции из Юнити до Бьютта. Обычно к нему приходил человек, заинтересованное лицо, и вручал Майку вместе с каталогом и свою просьбу на приобретение конкретных видов книжной продукции. В основном люди заказывали ему редкие и уже устаревшие издания. В Юнити у Майка была парочка знакомых, которые ведали, где можно достать данную литературу по возможно низкой цене. Майк ехал и получал, что от него требовалось. В придачу к приятно проведенному времени в поездке, ему доставалась обычно довольно увесистая пачка банкнот. Его заказчики обычно расплачивались наличкой, начисто игнорируя банковские карточки и прочие штучки современного мира. Майк же в свою очередь, получив очередную пачку, быстренько старался перевести всю сумму в безликие безналичные цифры. Конечно, и на руки ему кое-что оставалось, но та сумма, которую он обычно выкладывал на стол перед Синди, оказывалась в разы меньше той, что преспокойно себе лежала на его электронном счете. Майк напропалую хитрил, очевидно полагая, что на Синди ему сейчас тратиться нечего, поскольку их брак и так давно уже трещал по всем швам. А ему же надо будет устраивать и свою личную жизнь. Думаю, его можно понять. Он хоть и подлец в некотором смысле, но все же он был обычным из нас, ни больше, ни меньше. В эту самую минуту он как раз сидел за рулем своего Форда Ф-150 Платинум, и что-то насвистывал себе под нос. Майк был уже как четыре часа в дороге, большая часть пути до Юнити была пройдена.

2.

Радио он выключил, после того как в эфире начались нескончаемые помехи. Сейчас он бы не отказался от парочки композиций в свинговом стиле, а лучше всего было бы послушать хард-рок. Но ничего этого не было, лишь только слышался неумолчный гул ветра, да двигатель Форда слегка шумел. Трасса была почти пустынной, не смотря на послеполуденный час. За последние пятнадцать минут мимо него пронесся междугородний автобус, да еще парочка джипов. И все. Больше навстречу ему пока никто не попадался. Майку это было очень кстати, ведь можно было нестись на ста сорока без всяких на то препятствий. Последний полицейский пост остался далеко позади, и он мог хорошенько расслабиться, прежде чем доедет до города. В лобовое стекло время от времени ударялись летевшие с огромной скоростью желтые листья. Встречный ветер был настолько силен, что гнул почти наполовину средней величины придорожные деревья. Майк даже чувствовал это сопротивление стеклом своего Форда, и сидя в своей уютной и не продуваемой машине, ловил настоящий кайф. Это было так здорово, - ехать наперекор ветру. Потом вдруг вслед за опавшими листьями в стекло врезались несколько капель дождя. Майку тут же пришлось включить дворники. Дождь не будет особой помехой движению, пока, он, конечно, не перейдет в настоящий ливень. Так что дворники пусть делают себе свою работу, а он еще отдохнет немного. Прошла лишь пара минут, а все лобовое стекло было уже начисто залито влагой. Опасения Майка подтвердились. За окном действительно был настоящий ливень. И откуда только набежали эти черные облака? Сегодняшнее сентябрьское утро было таким погожим. День обещал быть теплым и солнечным. А тут вдруг – дождь. Настоящая буря за окном.
Прямо перед самым поворотом он снизил скорость до шестидесяти, а потом просто побоялся разгонять дальше свой Форд. Дорога в том месте шла под гору, впереди был еще один поворот. - Надо мне быть поосторожнее, - сказал самому себе Майк. – А то, неровен час, очнешься в перевернутом состоянии где-нибудь в придорожной канаве, и некому будет прийти к тебе на помощь.
Это предупреждение он сделал себе вовремя, потому что в ту самую минуту прямо перед ним вдруг возник черный зад Плимута. Майк невольно выругался и слегка дал по тормозам. Но столкновения не случилось. Правда, он умудрился удариться подбородком об руль, но кроме небольшого ушиба не получил ни царапины. Больше перепугался. А черный Плимут все так же бежал впереди, как будто ничего и не было. – Что за черт! - проговорил Майк сквозь стиснутые зубы. – Что-то не так со мной или с этим водителем? Почему его крутит?
Плимут и правда, вдруг начало крутить из сторону в сторону. Машину то и дело относило влево, а потом так же плавно вело вправо. Майк пригляделся получше, но сквозь размытое дождем стекло не смог разглядеть водителя. Он посигналил, но это не принесло никакого результата. Плимут так же болтало в сторону. Шла машина довольно быстро, примерно под девяносто. Майк не сводил с нее глаз. Его руки, сдавившие руль, побледнели, а нижнюю губу он закусил. Еще не хватало ему аварии. Судя по всему, водитель Плимута слегка перебрал, а теперь видимо решил немножко поразвлечься на трассе. В принципе, впереди сейчас не было никаких поворотов, темная трасса протянулась вперед тонкой стрелой. Дождь по-прежнему лил, а Плимут все так же крутило. И вот тогда Майк решился. Перед этим он еще пару раз дал длинный сигнал из клаксона, а потом включил левый поворотник, выехал на встречную полосу, и пошел на обгон. Он успел как раз в тот самый момент, когда Плимут отнесло в правую сторону. Майк посмотрел в зеркало заднего обзора и облегченно выдохнул: на висках у него выступил пот, а скулы свело судорогой. Он не сразу смог сбросить скорость, потому что ноги как-то вдруг разом одеревенели. Но дело было сделано, ведь он удачно проскочил мимо этого сумасшедшего водителя. А что там, правда, с этим нашим водителем? Теперь-то Майк смог спокойно разглядеть переднюю часть черного Плимута, а заодно и этого чудо-водилу. Это был длинноволосый кореец, одетый в клетчатую коричневую рубашку, рукава которой были закатаны. Почему именно кореец? У Майка эта мысль возникла невольно, он сам не отдавал себе в этом отчета. На лице водилы были прозрачные очки, прикрывающие узкие глаза, с лицом монгольского типа. Майк присмотрелся к нему повнимательнее, все так же наблюдая его через зеркало заднего вида, и чуть было не подпрыгнул от неожиданности. Глаза корейца были совершено неподвижны. Ни малейшего движения или моргания. Полностью остекленевший мертвый взгляд. Обеими руками водила опирался на руль и так и полулежал в этом положении. А многострадальный Плимут все так же продолжало крутить в стороны. Майку вдруг что-то расхотелось продолжать эту слежку. Водила Плимута производил очень уж отталкивающее впечатление. От такого, если встретишь его где-нибудь в глухом переулке, надо сразу же убираться подальше. Вот Майк и решил больше не смотреть и постарался как можно быстрее от него оторваться. Дворники неустанно работали, а дождь, казалось, и не думал переставать. Тем не менее, Майк поехал намного быстрее обычного. Впереди снова его ждал поворот, и тут он не выдержал. Слишком уж сильное любопытство овладело им, какой бы странной эта ситуация ему ни казалась. Ему снова захотелось проверить, как же ведет себя этот Плимут, и вот он снова посмотрел в зеркало. И то, что он тогда увидел, заставило его дернуться и резко нажать педаль газа. Он своими глазами увидел, что черный Плимут, в который уже раз крутанувшийся в сторону, вдруг еще стремительнее повело в сторону. Машина резко съехала с трассы и стала заваливаться на бок. Майк, успевший к тому времени остановиться, подал свой Форд назад. Кем бы ни был этот водила, он попал в беду. И долг Майка, по сути такого же водителя как и он, помочь нуждающемуся.

3.

В том, что произошло дальше, Майк кажется не отдавал себе никакого отчета. На него словно нашло затмение, он чувствовал себя как во сне. Если бы он видел себя со стороны! Настолько странными и даже безумными казались его дальнейшие действия. Он подкатил свой Форд задом точнехонько к тому месту, где Плимут сошел с дороги. Затем, не смотря на проливной дождь, выбежал из машины и стал осматривать место аварии. Как оказалось, Плимут хоть и съехал с дороги и даже слегка завалился набок, однако полностью он не перевернулся, и это уже было что-то. Майк немного спустился с обочины и заглянул внутрь салона.
- Эй, с Вами все в порядке? Вы живы? - вопросил Майк. Вместо ответа он лишь услышал как где-то вдали прогремел гром. Да дождь пошел чуть сильнее. Человек, находящийся в машине, продолжал все так же молчать. Он лежал на боку, очки у него были разбиты, а из разрезанной щеки текла кровь. Судя по всему, рана была не особенно опасной, скорее большую опасность представляло его неестественное положение. Далее Майк нагнулся и попытался открыть дверцу Плимута. Однако, она поддалась не сразу. Водила оказался на редкость легким, но все же Майку пришлось попотеть, когда он вытаскивал злополучного корейца из салона авто. После этого он положил его прямо на мокрую траву. Теперь он смог рассмотреть его получше. На вид водиле было не более тридцати лет, одет он был, как уже говорилось, в коричневую рубашку и темно-синие джинсы. Майк обыскал его, но никаких документов не обнаружил. Кореец был абсолютно пустой. Ни сигарет, ни наркотиков, ни даже банальных спичек у него не было. Майк проверил его дыхание и понял, что тот все же дышит, хотя и очень слабо. Определив это, Майку вдруг стало намного легче, как будто он только и ждал этого момента, чтобы убедиться, что водила живой. Затем он залез внутрь Плимута и как мог тщательно обшарил салон. К его удивлению и там он не смог найти ничего определенного. Правда, в бардачке лежала пачка чипсов, уже пустая. Так что он просто выбросил наружу этот мусор. Потом у Майка мелькнула другая мысль, и он снова вылез из машины под дождь. Теперь с его пиджака бежало, словно он только что искупался в пруду. Но он и не замечал всего этого. Мельком глянув на лежащего корейца, и отметив, что тот по-прежнему неподвижен, Майк осмотрел номера Плимута. Судя по номерному знаку, можно было предположить, что машина эта из северной Канады. Но откуда тогда здесь может быть кореец, да еще и из северной Канады? Впрочем, чего только в жизни не встретишь. Да, это выглядело просто немного странно, только и всего. Майк не собирался ломать себе голову над объяснением. Кажется, он вообще уже ни о чем не думал. Как заведенный он побежал к своей машине, открыл багажник и вытащил оттуда буксировочный трос. Размотав оранжевую ленту, Майк быстро закрепил один конец троса на своем Форде, а другой на Плимуте. После этого втащил водилу внутрь салона Плимута и как мог удобнее усадил его там, для верности пристегнув его ремнем безопасности. Кореец был совершенно неподвижен как восковая фигура. С тем лишь отличием, что эта фигура все еще дышала, а значит, проявляла крохотные признаки жизни. После этого промокший до нитки Майк уселся за руль своей машины и выжал до предела педаль газа. Яростный рев двигателя перекрыл собой шум дождя и ветра. Из-под колес взметнулись вверх куски грязи и щебня. Майк пытался снова и снова, пока, наконец, черный Плимут не принял свое нормальное положение. А в очередной раз, выжав газ до упора, у Майка получилось вывести машину на асфальт трассы. Он задыхался, пот и дождевая вода лились с него мутными ручьями, но он вздыхал с облегчением. Водила-кореец сидел в том же положении, как его и оставил Майк. Ремень надежно держал его. После этого, убедившись что все в порядке, Майк легонько тронулся с места и поехал дальше, в надежде доставить своего нежданного попутчика до ближайшего полицейского патруля.

4.

Судя по тому, сколько уже прошло времени, и какое он проехал расстояние, Майк должен был уже прибыть в Юнити. Однако трасса тянулась и тянулась впереди длинной мокрой змеей, а встречных машин по-прежнему не было ни одной. Майк хорошо знал эту трассу, знал практически каждый поворот. В некоторых местах на перекрестках временами даже возникали заторы и это было не редкостью. В настоящее время трасса оставалась совершенно пустынной, за исключением пофыркивающего Форда и едва шуршащего шинами Плимута. – Что-то здесь не так, - подумал Майк. – Не могли же все машины с трассы все разом исчезнуть? Должно же этому быть хоть какое-то объяснение.
Радио по-прежнему продолжало трещать помехами, словно не могло поймать ни одну волну. А вот дождь, кажется, скоро закончится. Небо на горизонте стало слегка проясняться, так что сразу немного посветлело. Но ветер продолжал дуть с удвоенной силой. Временами Майк замечал поваленные деревья вдоль обочин. Но трасса оставалась чистой, никаких особых помех не было. Только вот скорость. С такой черепашьей скоростью ему придется до глубокой ночи добираться до Юнити. Какой же тяжелый этот Плимут, черт бы его побрал! Майк, в который уже раз, взглянул в зеркало заднего вида, проверить, как чувствует себя Плимут и этот злосчастный кореец. Взглянул, и сначала не поверил самому себе. Он мог бы сказать, что его глаза врут, что он увидел не то, что было на самом деле. Он снова и снова смотрел на Плимут, ведь теперь дождя не было, и видимость заметно улучшилась. Плимут изменил свой цвет. Вот в чем было все дело.
Теперь сзади него вместо черного катился серо-стальной Плимут. Майк не понимал, что случилось. Неужели он стал вдруг сходить с ума? Он то и дело смотрел в зеркало заднего вида, проверяя свою фантастическую версию. И каждый раз видел прикрепленный к нему оранжевым тросом Плимут серо-стального цвета. А как же водила? Вначале кореец сидел, удерживаемый ремнем безопасности, откинувшись на сиденье. А сейчас.. Майк готов был поклясться, что глаза у водилы были открыты и он, не отрываясь ни на секунду, смотрел прямо на него. Осмысленным изучающим взглядом. Майк невольно выдохнул и замер на мгновение. Он заметил, что кореец моргнул, шевельнулся, и на губах у него появилось некое подобие улыбки. К тому времени Майк начисто позабыл, где он находится и перестал смотреть на дорогу. Руль в его руках дернулся, и вдруг Форд резко повело в сторону. Только в самый последний миг Майк успел различить прямо впереди себя одинокое дерево, которое росло совсем рядом, на обочине. Его Форд несся прямо на это дерево. Он только и успел, что вскрикнуть. Шины завизжали по мокрому асфальту, а потом был удар, и наступила полная темнота.

5.

Майк открыл глаза и в первые мгновения не понимал, где он находится. Вокруг сгущались сумерки, где-то совсем неподалеку горели фонари, а он, кажется, по-прежнему сидел за рулем своего Форда. Руки его покоились на руле, на столь знакомой и приятной кожаной обмотке. Он что, получается, спал? Ощущение было такое, словно он вдруг от чего-то проснулся. Еще пару мгновений он осоловело моргал и старался дышать как можно спокойнее, а потом вдруг все вспомнил. Он же врезался на своем Форде в дерево. По ощущениям это было всего минуту назад, не больше. Он ведь даже чувствовал силу удара, и последовавшую за ним жуткую боль во всем теле. Майк повнимательнее осмотрелся кругом и понял, что никакого дерева нет и в помине. Его Форд стоял на дороге, на правой стороне, а совсем рядом находилось низенькое здание какой-то закусочной. Сейчас там горели несколько огоньков, и даже играла тихая еле различимая музыка. – Ничего не понимаю, - проговорил Майк. – Я же разбился. Но машина цела. А где же этот Плимут? – Он обернулся, но свой вопрос, обращенный им в пустоту, так и остался без ответа. Никакого Плимута сзади не было. Как и оранжевого буксировочного троса. Потом Майка лихорадочно принялся ощупывать себя, и понял, что никаких травм и повреждений у него нет. Вот только голова его нещадно болела. Просто раскалывалась на части. Того и гляди возьмет и взорвется. – Вот так история, - подумал Майк. – Неужели мне все это приснилось? Да нет, не может быть. Я же точно помню, что Плимут был сзади, и мы на полной скорости врезались в дерево. Так, надо успокоиться и взять себя в руки. Сейчас я пойду в закусочную. Возможно, у них найдется пара бутылочек холодного пива, чтобы облегчить эту боль и хоть немного прийти в себя. Всего лишь пара бутылочек пива. Отличная идея.
С этими мыслями Майк вылез из машины и направился к придорожной закусочной. В этот час здесь было совсем немного посетителей. Так, три-четыре человека, не больше. Майк вначале на них даже внимания не обратил. Войдя внутрь, он первым делом подошел к бармену, высокому парню с недельной щетиной на лице, и заказал себе пива. Голова у него по-прежнему болела, но, похоже, что не настолько ужасно, как это было в машине. Майк это чувствовал. А уж после того как пиво было подано, он с наслаждением откупорил одну бутылочку, и, игнорируя предложенный барменом стакан, стал пить прямо из горлышка. Обжигающе холодное пиво разлилось по нему подобно ледяному потоку, и Майк стал постепенно приходить в себя. Ему сразу заметно полегчало. С наслаждением выпив целую бутылку, он уже приготовился опорожнить и вторую, как вдруг у него в горле встал ком, а сердце на пару мгновений остановилось. Неподалеку от него за соседним столиком сидел мужчина. Майк видел только его спину, но и этого ему было вполне достаточно. На мужчине была надета коричневая рубаха в клетку и темно-синие джинсы. Длинные волосы доходили почти до самых плеч. Мужчина сидел и тянул из стакана через трубочку джин со льдом. Майк не отрываясь смотрел на него. Пить пиво ему что-то вдруг расхотелось. Потом клетчатая спина слегка шевельнулась, и мужчина, словно почувствовав, что ему кто-то сверлит спину взглядом, обернулся. На Майка смотрела глаза водилы, того самого корейца, которого он, судя по всему, не так давно видел. Кореец тоже узнал Майка, и, подмигнув ему, оскалил в кривой усмешке свои желтые зубы. Дальше все произошло очень быстро. Майк, сам того не ожидая, рванул с места, пулей вылетел из закусочной и побежал к своей машине. Он не мог вспомнить, закрывал ли он дверцу на ключ или нет, и принялся тыкать ключом в замок. Но дверца не открывалась. Не понимая, что же ему еще сделать, он просто повернул ручку и дверца распахнулась. Оказывается, она и была открыта. Он просто этого не заметил. Как угорелый бросился он на сиденье, захлопнул дверцу и завел двигатель. Шины взметнули вверх сноп искр, машина взревела, еще мгновение и Форд уже летит по дороге. Майк сидел, смертельной хваткой вцепившись в руль, а капли пота лезли ему в глаза, мешая видеть впереди идущую трассу. – Надо как можно быстрее убраться отсюда, - думал он. - Как можно быстрее.
За окном сумерки плавно перешли в ночь, и ему пришлось включить фары. Кажется, Майк начал узнавать местность. Все верно. Он ведь уже ездил здесь прежде. Судя по всему, до Юнити оставалась какая-то парочка миль, он почти приехал. Майк радостно и с облегчением заулыбался, даже слегка помахав рукой водителю впереди идущего тяжелогруженного трейлера. Наконец-то все стало потихоньку налаживаться, подумал он. И машины на встречной полосе появились. И радио, наконец-то, заиграло. Да и ветер, кажется, стал утихать. Так что буря прошла стороной. Это же просто здорово.
Он еще раз махнул рукой водителю трейлера, но тот, похоже, его не заметил, поскольку был еще далеко. А потом Майк чисто по инерции взглянул в зеркало заднего вида и обмер. То, что он там увидел, заставило перевернуться его сердце. Оно словно выскочило со своего привычного места и стало стучать где-то у него в горле.
На заднем сиденье Форда, прямо позади Майка сидел тот самый водила-кореец. На нем были очки, с потрескавшимися стеклами, а из раны на щеке стекала вниз к подбородку тонкая струйка крови. Узкие глаза смотрели на Майка, и, казалось, смеялись. В этот самое мгновение Майк закричал, и, не понимая, что делает, резко крутанул руль влево, тем самым перейдя на встречную полосу. Водитель тяжелогруженного трейлера не успел ничего сделать. Форд на скорости сто двадцать пять миль в час врезался в него. Раздался оглушительный взрыв, вверх от трассы взметнулось огненное пламя, во все стороны полетели куски искореженного металла.

***

По данным полицейской сводки за прошедшие сутки, на трассе в полутора милях от города Юнити, столкнулся тяжелогруженный трейлер, перевозивший спецтехнику, и легонький Форд Ф-150 Платинум, синего цвета. Водитель трейлера ехал не один. Рядом с ним находился спящий приятель. Водитель Форда, Майк Ричардс, был один в своей машине. В аварии не выжил никто.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 07.03.2019 Владимир Коряковцев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2508151

Метки: водила,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика










1