Перевёрнутый мир (Глава XLII - Заключительная)



                                                                                                     Глава XLII
    После нашей, хотя и тёплой по местным меркам, ноябрьской погоды, мы снова оказались там, где всегда тепло и сухо. Ну, в аду тоже всегда сухо и тепло. Тем не менее. Находились мы в той же стране, из которой вернулись не так давно. Только теперь мы были с северной стороны. Арабский мир никак не хотел жить мирно. Военная база, на которую мы прибыли, была американской, оборудованной по последнему слову техники. Уж что что, а на военные нужды Америка денег не жалела. Огромная территория базы была огорожена высоким бетонным забором. Здесь всё было так, как должно быть на любой военной базе. Нормальные дома, нормальные постройки, нормальные туалеты, нормальная столовая. Здесь стояло много военной техники, а чуть дальше мы заметили вертолётную площадку. Было очень много военного люда. Нас поселили в одноэтажном домике, похожем на летний коттеджик. Своеобразная мини казарма, только на американский манер. По сравнению с нашей, российской – как дом отдыха в миниатюре. Мы были рады такому повороту событий. Говорить о том, что мы с американцами были врагами это глупость. Возможно в политике да. Но на этом поле боя мы были союзниками. Нам не раз приходилось сталкиваться с ними при выполнении подобных операций и по отношению к нам они были настроены очень дружелюбно, собственно так же, как и мы, по отношению к ним. Однажды нам довелось побухать с группой американских военных, отход которых пришлось прикрывать. Их группа выводила пилотов упавшего на вражеской территории вертолёта и вышла на засаду. Мы были ближе всех, так как имели то же самое задание – спасти выживших членов команды упавшего вертолёта. Через пару десятков минут приняли бой на себя. Силы были не равны. Я получил приказ увести преследователей в сторону. Опасная тактика. Но я выполнил приказ не раздумывая. Один из спасённых пилотов смотрел на меня огромными, круглыми от ужаса глазами, приговаривая: О, мой Бог! О, мой Бог!!! Для них это был приказ идти на верную гибель. Тогда я всё же получил пулю, но остался живой. Спас броник. Вот с этими самыми ребятами и выпивали. По утру мы обнаружили американских коммандос на пробежке. Мы же напротив, кое как оторвали головы от подушек. Голова раскалывалась! А им хоть бы что. Мировые ребята! Спасённые пилоты притащили нам несколько бутылок отличного вискаря на опохмел. Спенсер, так звали пилота, который испугался за меня, услышав такой странный приказ, долго тряс мне руку и восхищался нашим мужеством.
- Ты мой друг, русский Игор! Друг навеки!
    Говорить о том, кто из нас круче было сложно. У всех была своя специализация. Безусловно, мы уступали им по части вооружения. У них были самые современные оружейные разработки, им предоставляли новейшее оружие. Потери личного состава американцев в военных операциях сводились к минимуму. Мы же в своей группе имели на вооружении старые АК-76 калибром 7,62 и старые добрые Стечкины. У Пашки имелась старенькая снайперская винтовка Драгунова. Наше преимущество заключалось в неприхотливости, отваге и русской смекалки. Нас мало волновала снабженческая сторона вопроса. Отсутствие туалетной бумаги или носовых платков не лишало нас боеспособности. А ещё нас было много. Россия страна большая. Тем не менее мы делали по сути одно дело и добивались успеха самыми разными способами.
Никуда и ничего не хотелось. Было только одно желание, поскорее попасть домой. От переполнявших меня чувств я даже не спросил, мальчики или девочки у нас будут? Лежал на койке и безучастно смотрел в окно. Мне безумно хотелось оказаться сейчас рядом с Анжелой. Всей своей душой, всем своим сердцем я был сейчас там, рядом с ней. В голове роем гудели мысли. Незаметно для себя задремал. Очнулся от того, что Михаил трясёт меня за плечо.
- Док, командир зовёт!
    Нас ждал очередной брифинг. Очередное модное иностранное слово. Где мы, а где брифинг? Да вы на нас посмотрите! Что-что там для русских медведей? Как называется? Ааааа, брифинг! Понятно, инструктаж! Заходим с командиром в небольшую комнатку. Там жутко накурено. Сизый дым висит под потолком. И снова всё повторяется. Кто этот человек в тёмных очках? Он что-то говорит по-английски генералу. Рядом - военный переводчик. Мы всё понимаем и без переводчика. Тот коверкает смысл сказанного, пропускает слова. Идиот. Генерал тычет пальцами в карту. Это он делает для того, чтобы мы увидели его дорогущую сигару. Переводчик упорно и старательно переводит нам то, что говорит генерал и этот человек в тёмных очках, хотя я сказал ему, что в переводчике не нуждаемся. Но тот выполняет приказ. Мы достаём планшеты, делаем себе пометки, сверяем время. Задание получено. Вопросов нет. На самом деле нас инструктируют ещё дома. Здесь только вносят поправки, уточняют время и тешат своё самолюбие. А дома ждёт Анжелка. И уже не одна. Наверно, сидит сейчас за столом, поджав ноги под себя со стаканом апельсинового сока и задумчиво смотрит в окно. Как она без меня? Кот по кличке Малыш, огромный, ласковый котяра, помесь сиамского и сибирячка, тянет свои огромные лапы и просится на колени. Ветер, наверное, срывает последние сухие листья с деревьев. Вот-вот пойдёт снег. Если в июле она забеременела, то в марте рожать. Все четверо будем мартовские. Интересно, тесть в курсе? Мужику, как и мне, счастья подвалило под конец жизни! Дочка и две внучки. Или двое внуков? Не существенно. Валера тронул меня за плечо, возвращая меня в накуренную комнату. Вышли в коридор.
- Игорюшка, ты, походу, не с нами! – засмеялся он. Я лишь махнул рукой.
    Времени на сборы было с избытком. Минуты шли очень медленно. Выдвигались как всегда вечером. Показалось странным, что на отдалении всего каких-то 50 километров от базы понадобилась наша группа, чтобы нейтрализовать несколько не крупных, даже по местным меркам, боевиков. Или даже не боевиков. Ну да ладно. Мы вопросов не задаём. Здесь пустыня была не такой пустынной. О, какая аллегория! Не пустынная пустыня. Если в прошлый раз мы устали от песков и изнывали от зноя, то здесь было не так жарко, накатано много дорог. По пути изредка попадались встречные машины, небольшие строения, то тут, то там виднелись огромные валуны. Через два часа неспешного пути мы притормозили возле трёх небольших, сложенных из камня, строений. За последний час пути не попалось ни одной живой души, что говорило о безлюдности этих мест. Едва высадились и выгрузили амуницию, как наш водила дал по газам и скрылся в облаке песка. По неподтверждённым разведданным именно в этом месте должны собраться трое руководителей неких небольших группировок, промышляющих разбоем в здешних местах и перетереть за жизнь. На кой ляд им приспичило собираться именно в этом богом забытом месте было не очень понятно. У них на лбу не написано, что они чьи-то руководители. Могли смело и открыто собраться в любом месте города, никого особо не опасаясь. Мы быстро пробежались вокруг, осмотрелись. По плану должны были устроить засаду и уничтожить группу командиров и всех, кто был с ними. По тем же разведданным здесь должны собраться не больше 10 человек. Верить таким данным было нельзя. Мы убеждались в этом каждый раз. Разведка всякий раз упорно недооценивала силы врага. Время Ч разведка точно не знала. В интервале. Плюс-минус. Весело. Мы с Мехом и Николай с Павлом ушли в дозор. Валера с Алексеем начали минировать строения и подходы к ним. Для этих целей Лёхе выдали целый рюкзак пластиковой взрывчатки и ещё кучу какого-то барахла, отчего у того капали слюни, и он раз двадцать по пути открывал и закрывал этот самый рюкзак, чем наводил на нас ужас. Нас совсем не радовала перспектива быть разобранными на атомы случайным взрывом посреди пустыни, ночью и радовать местную фауну праздничным фейерверком. Но Лихо, безусловно, был гуру в изготовлении и установке подобных устройств. Маньяк-взрывотехник. Он решил установить ловушки внутри строений, а подходы заминировал с дистанционным взрывателем. Смысл заключался в том, чтобы пустить всех живых внутрь кольца, а из него уже никого живыми не выпускать. Ребята работали быстро. Судя по тем же неподтверждённым разведданным, бандиты должны подойти с востока. Это было нам совсем не на руку. Встающее из-за горизонта нам в лоб солнце могло сильно усложнить наблюдение. Практически свести его к нулю. Устраивать наблюдение было негде. Два ближайших нагромождения валунов были бессовестно близко от места встречи, а другие два неприлично далеко. Выбрали первый вариант. Заняли западную сторону камней. Разделились на две группы. Николай остался со мной и Мехом, а Павел ушёл с Лёхой и Валерой к дальнему из нагромождения камней. Окопались как могли. Место было крайне неудобное. Ни спрятаться толком, ни залечь. А если надо будет сменить позицию, то оказываешься на простреливаемом участке. До рассвета оставалось несколько часов. Наушник в ухе щёлкнул. Я обомлел. Николай, внимательно осматривающий горизонт оторвался от бинокля и вперил в меня вопросительный взгляд.
- Док, связь с базой. – услышали мы голос командира. Я в недоумении повёл плечами. И что? Валера молчал. Я нажал тангету:
- И? Что не так-то?
- По открытому каналу, вот, что не так!
Мы снова переглянулись в недоумении.
- И что от нас хотят?
- Запрашивают обстановку.
- Ну так доложи…
    В нашем эфире воцарилась тишина. У меня появилось нехорошее предчувствие. Прошло с полчаса. Через час рассвет. Я успокоился. Мех лежал в метре от меня. Николай осматривал горизонт. Два мальчишки это меня устраивало. Будем в войнушку играть. Мальчишки — это поддержка. Заскучать точно не дадут. Близнецы будут. Или двойняшки? В этих вопросах я был полный ноль. В чём разница? Я легонько подтолкнул Михаила, своего давнего друга детства.
- Мех, ты умеешь из дерева что ни будь мастерить?
- А если девчонки будут? – буркнул он мне в ответ.
Я поднялся на локте.
- Ты откуда знаешь, о чём я?
- У тебя улыбка дебильная с лица не сходит. Ты же не здесь! Ты уже вон, в войнушку со своими пацанами играешь!
Николай тихонько засмеялся.
- Ты говорил, детей не можешь иметь! – пробасил он, не отрывая взгляд от бинокля. – А тут сразу двое! Ну даёшь! Ну…!
    Была правда в словах Николая. Я давно поставил на себе крест. Жениться больше не помышлял. О детях не мечтал. Думал, конечно, когда с Наташкой жили, что можно усыновить, удочерить, но о своих собственных даже не мечтал. И как так вышло? Десять лет небыло и вдруг с другой женщиной с первого же раза всё получилось! И жизнь как-то по-простому складывается. Без усилий. Хоть и разница в возрасте огромная, а живём душа в душу. Хотя… С первой женой всё хорошо было. Душа в душу жили. Да сами не заметили, как удалились друг от друга. Потом всё сложилось по чудовищному. Рухнул тот мир, в котором я жил, перевернулся. Рухнуло всё, что меня окружало, что я любил. От бессильной ярости и нестерпимого унижения сгорела душа в пепел. Ничего не осталось, только злоба, ненависть, недоверие и горечь. Я и к Анжелке поначалу с опаской относился. А как по-другому? Кошмарил её за те свинские выходки в отеле. Злобу свою вымещал. А потом эта девочка сломала меня. Меньше, чем за неделю. Приручила. Ну как такое было возможно, что именно она окажется в плену у тех самых арабов, которых нам надо было уничтожить? Вероятность этого ничтожна мала. Ещё меньше была вероятность того, что эта высокомерная девушка сменит свой характер с минуса на плюс, станет ласковой и верной подругой. И ещё меньше была вероятность того, что эта самая девушка родит мне пару малышей. Я не знал, как это всё разложить по полочкам. Жизнь изменилась слишком круто, чтобы всё это было правдой. Я не знал, как относиться к тому, что молодая девочка выбрала себе в мужья человека на двадцать лет её старше. Ни одна нормальная девушка не выйдет замуж за военного. Ни одна зрячая не посмотрит в мою сторону, потому как внешние данные у меня были, как бы это по мягче сказать, совсем не ахти, не говоря уже о главном мужском достоинстве невеликого размера. Ни одна не станет выходить замуж за мужчину, который ровесник её папы. А выйти молодой девочке замуж за старого военного с сомнительной внешностью и без копейки за душой это находилось за гранью разумного! Тем не менее это произошло. Я, старый, нищий по меркам Свиридовых военный, почти пенсионер, женился на молодой, перспективной, очень красивой, безумно привлекательной молодой девочке, которая, в добавок, теперь носит под сердцем двоих моих малышей и откровенно гордится своим выбором, то есть мной. Бред! Ещё напрягало то, что окружающие нас люди крутили пальцем у виска, при виде молодой девочки со стариком мужем. Я помню эти недоумённые взгляды её неисчислимых родственников и друзей, которые были приглашены на свадьбу. Видел, как они ухмыляются, разглядывая меня, когда Анжела знакомила нас. Девушка вида не показывала, но не заметить такое было невозможно! Казалось наоборот, она выставляла на показ кольцо на правой руке и всем своим видом старалась показать, что её муж не вон тот, со внешностью куклы Кена паренёк, а вот этот, в чёрном костюме большой мужик, больше похожий на гималайского медведя в пиджаке. Анжела всё обставляла так, будто мне не сорок три, а двадцать три. Я выглядел даже старше её отца, хотя по факту был моложе его на пять лет. И за всю жизнь нам наверняка ещё не раз придётся сталкиваться с непониманием людей из-за огромной разницы в возрасте. Вспомнил, как один воздыхатель назвал меня её папой. Ему, бедолаге, даже в голову не могло прийти, что я её избранник. А свадьба у нас знатная была. Гуляли три дня. До сих пор даже приблизительно не знаю, сколько мой тесть вложил денег в это торжество. Тот наотрез отказался от моих сбережений и сказал, что если он этого не сделает для своей любимой единственной дочери и такого зятя, то перестанет себя уважать. А если приплюсовать подарки, которые он нам сделал, то счёт уйдёт далеко за десятку лямов. Деньги ни я, ни Анжела не пересчитывали, не сидели и не тряслись, распечатывая коробки. Тихонько распаковали все подарки и расставили по местам. Подарок тестя был роскошный – серебристый Мерседес AMGS63 с чёрным кожаным салоном. Боюсь его как огня. Когда тесть протянул мне небольшую коробочку и пакет с документами, я и предположить не мог, что взял в руки подарок, на который не смог заработать даже если откладывал бы всю свою жизнь. К машине прилагались ключи от многоуровневого, тёплого гаража. После старенькой, видавшей виды девяносто девятой, Мерседес казался мне космическим кораблём. Анжела получила в подарок точно такой же автомобиль и гараж. Разница заключалась лишь в том, что салон девушки был обшит белой кожей. Гаражи были рядом. Тёплый бокс мог с лёгкостью поместить в себя обе наши машины, но тесть захотел раздельно. Отделку внутри он делать не стал. А по мне так и без отделки там было шикарно. Ездили в основном на машине жены. Нет, подарок мне очень понравился! Я не привык к такой роскоши и берёг машину вот таким своеобразным способом – не ездил на ней. Я был безмерно благодарен своему тестю за всё то, что он для нас сделал. Чем больше узнавал его, тем больше начинал уважать и любить его. Он никогда не кичился своим влиянием, деньгами, был для меня простым и доступным человеком. С самого первого дня тот выпытал у своей дочери, чем я занимаюсь, кто я такой и чем живу. Поэтому ещё в тот раз, при нашем первом близком знакомстве, после моей драки с его охранниками, он так уверенно открыл полы моего пиджака, будучи уверенным в том, что найдёт там искомое – пистолет. Так и произошло. Мы прониклись уважением друг к другу с первого же дня нашего знакомства. Тесть обладал хорошим чувством юмора и умел пошутить так, что бывало вводил меня в ступор. Подводя итог своей жизни мог с уверенностью сказать, встреча с Анжелой снова перевернула мой мир... Что касается денег, то того жалования, что я получал, мне вполне хватало на свои потребности. Но опять же, сколько у меня было денег на счету понятия не имел. Я не транжирил их на право и налево, жил так, как жил всегда.
    Безумно, безумно хотелось домой! Треклятые пески! Что сейчас делает Анжелка? Я посмотрел на часы, высчитывая разницу во времени.
- Да спит она сейчас… - сказал Николай, всё это время пялившийся в бинокль. Мех усмехнулся. Видимо мои мысли читались у меня на лице. Я тяжело вздохнул.
- Спят… - сказал я об Анжеле во множественном числе, подразумевая и своих ребятишек.
    На душе было спокойно. Я знал, что сейчас они в полной безопасности, безмятежно спят у себя дома. Анжелкины серебристые волосы рассыпались по подушке. Интересно, я ей снюсь? Надеюсь, что не в кошмарах. Я часто поправлял её волосы, которые падали ей на лицо. Однажды проснулся от удушья. Оказалось, её волосы накрыли моё лицо и мне нечем стало дышать, такие густые они у неё были. Когда мы только начали жить с ней, я часто просыпался, поднимался на локте, гладил её волосы и подолгу смотрел в её безмятежное личико. Не мог поверить, что она рядом. Боялся проснуться, а её нет. Но каждое утро просыпаясь обнаруживал её рядом с собой. Было немного страшновато думать о том, что у меня вот так сразу появится двое детей. Понятия не имел, как с ними обращаться. С моими то граблями вместо рук! А кого мне хотелось, мальчика или девочку? Этот вопрос мучил меня с тех пор, как я обо всём узнал. После долгих раздумий остановился на том, что нужно девочку и мальчика. Тогда точно всё будет правильно. Интересно, так бывает? Бывает, что бы у женщины сразу рождались мальчик и девочка? Я толкнул Михаила.
- Слушай, Мех, а близняшки могут быть разнополыми?
- О! У нас прогресс! – засмеялся Мех, - Не сошёлся во мнении, кого бы тебе хотелось, а раз двое, решил обнаглеть и за раз девчонку и пацана? Ну ты хам!
Я вопросительно посмотрел на скалящегося Михаила, потому как на мой вопрос он не ответил.
- Ну? – толкнул я его в бок, - Может такое быть?
- Да не знаю я… Ты у нас профессор. - почесал каску Мех.
- Бывает! – отозвался Николай. – У моей сестры мальчик и девочка родились. Врачи сказали, это не редкость. Однояйцевые, кажется, разнополыми быть не могут.
- Как это? – вытаращил глаза на Николая Мех.
- Да откуда я знаю! Я сестре внутрь не заглядывал и свечку не держал! За что купил, за то продал! Как назвать хочешь?
- Ээээээ... – протянул я, понимая, что Николай повесил мне ещё одну не простую задачу. – Да я как-то не думал. Вот блин!
- Подумай! – прогудел Николай, самодовольно улыбаясь.
    Задача усложнялась многочисленными если. Думать сейчас о выборе имени не небыло смысла. Такие решения надо принимать вместе с женой. До рождения ребятишек оставалось месяца четыре с небольшим. Ещё успеем придумать. А мечты снова унесли меня на несколько лет вперёд. Я держу на коленях двух девочек лет по пять, у обоих длинные волосы, как у Анжелы, такие же пушистые ресницы… Вздохнул. Слёзы навернулись на глаза. Домой! Скорее домой! Туда, где меня ждут три самых дорогих и любимых человечка!!! Щёлкнул наушник.
- Наблюдаем движение с западного направления!
Началось! А почему заходят нам в спину? Николай рывком перевалился в противоположную сторону, навёл бинокль.
- Подтверждаю. С запада.
Вот чёрт!!! Мы их в лоб ждём, а они со спины заходят! Или это не они, не те, кого мы тут поджидаем? Быстро поменяли позиции. Окапываться времени небыло, и мы прижались к камням.
- Пропускаем! Огонь не открывать! – скомандовал Первый.
    Через пару минут военный грузовик пролетел мимо нас, обдав поднятым песком. Вторая группа во главе с командиром была дальше от дороги, чем мы. В кузове сидели вооружённые люди. Если грузовик полный, человек двадцать, не меньше. Скорее всего это не те, кто нам нужен. Но не тут-то было. Грузовик резко затормозил у заминированных домиков и с кузова начали выпрыгивать разношёрстные арабы, вооружённые чем попало. Двадцать два плюс с кабины выскочил водитель и их, видимо, старший. Двадцать четыре. А нас шестеро. Попробовать уложить всех прямо сейчас, пользуясь преимуществом внезапного нападения? А если следом идёт вторая группа бандюков? Они увидят кучу трупов, а ещё раньше могут услышать выстрелы и всё. Отвалят восвояси и концы в воду. А если не стрелять, вдруг придёт ещё один такой грузовичок? Тогда наши шансы выполнить задание, да что там, элементарно выжить, сводятся к нулю. Прятаться тут негде. Отступать некуда. Передислоцироваться, поменять позиции нет возможности. Два нагромождения камней в округе, да эти три сраные заминированные каменки, зачем-то построенные здесь. Мои опасения оправдались. Ещё один грузовик появился с запада. Тот ехал медленно. За ним ехал военный джип. Дальше никого. Между тем первая группа арабов отправила разведчиков в дома. А там мины. Всё.
- Приготовиться! – скомандовал Валера, который отчётливо видел, как в первый самый ближний к нам дом забежала парочка бандюков. Два взрыва прогремели почти одновременно. В воздух взметнулись тучи булыжников. Так как наша позиция была не та, как мы планировали, вся эта груда камней полетела в нас. Несколько камней очень больно ударили меня в голову и плечо левой руки. Каска зазвенела, но выдержала. Или это голова звенит? Наши позиции были открыты.
- Огонь!!! – заорал в наушник Валера.
    Я выглянул из-за камня и в оседающем песке отчётливо увидел фигуры мечущихся людей. Нажал на спуск. Николай сел на колено и из-под меня стрелял короткими очередями. Автомат Меха молчал. Я обернулся и увидел, что мой друг детства лежит на камне без каски, кровь капает у него из разбитой булыжником огромной раны на голове, впитываясь в песок.
- Меха убило! – заорал я, нажав тангету.
Арабы быстро приходили в себя. Укрывшись за грузовиком начали вести ответный огонь.
- Меняю позицию! – крикнул мне Николай и прыжком очутился справа от камня.
- Давай гранатой!
Через две секунды граната полетела в сторону грузовика. Я не переставая стрелял короткими очередями, стараясь не давать арабам высунуться и дать возможность Кольке кинуть ещё парочку гранат. Взрыв. Следом летели ещё две гранаты. Ещё два взрыва. Грузовик рванул, подлетел в воздух и объятый пламенем рухнул на землю, похоронив под собой бандюков.
- Чисто! – крикнул Николай.
- Чисто! – подтвердил я.
Обошёл камень и метнулся к Михаилу. Поднял его разбитую голову. Глаза были широко открыты и смотрели мимо меня. Сердце сжалось так, что нечем стало дышать.
- Миха, твою ж мать, Миха… - проскулил я. Сглотнув комок, закрыл глаза своему другу и присоединился к Николаю. Теперь нам было видно наших парней. Арабы из второго грузовика вели плотный огонь. Вести прицельную стрельбу не представлялось возможным. Наши парни были на линии огня. Мы с Николаем не задумываясь бросились к ним на выручку, но сделав несколько шагов увидели, как позади наших парней взлетела туча песка, и лишь секунду спустя до нас донёсся взрыв. Мы с Николаем похолодели. Было отчётливо видно, как вместе с песком и камнями в воздух взлетели тела наших друзей. Стрельба стихла. В этот момент позади рвануло так, что нас с Николаем кинуло на камни. И снова с неба на наши головы полетели булыжники. Видимо, у Алексея в последний момент сработал детонатор, настроенный на размыкание.
- Первый, ответь… Лихо… - ещё на что-то надеясь попытался вызвать ребят, приходя в себя и сплёвывая кровавый песок, но в эфире была тишина. Николай сильно разбил лицо о камень, на который нас швырнуло взрывной волной. Он сидел на песке, зажав ладонями лицо. Кровь струями стекала на грудь. Группа бандюков двинулась в нашу сторону. То по-пластунски, то перебежками неумолимо приближались к нам. Я сорвал две гранаты из трёх, висящих у меня на поясе и передал Николаю. Группа бородачей приближалась быстро, остальные вели огонь по камню, за которым мы, отступив, прятались, не давая нам высунуться. Я заглянул в разгрузку. Там оставалось два рожка. Почти пустой магазин в автомате. Граната на поясе. Не густо. Но повоюем. К нам подбираются с дюжину арабов. Остальные человек пять совсем далеко. Шанс есть. От осознания того, что из группы остались только мы с Николаем, жгло в груди. Я вынул наушник и бросил его в песок.
- Товарищ капитан третьего ранга, для меня было честью служить с вами! – прошамкал мой друг. Судя по всему, ему выбило все зубы и порвало губы. Николай отдал мне честь и высунувшись из-за камня, рывком кинулся к арабам, выдёргивая на ходу кольца предохранителей. Одна, вторая. Гранаты чётко легли в самую середину ползущих на нас бандюков, взметнув их разорванные тела на несколько метров вверх. Но вместе с этим я увидел, как из горла Николая выбило струю крови. Он упал, будто напоролся на невидимый штырь, не успев перехватить автомат после броска гранат.
- Коляяяя!!! – заорал я что было сил. – Коляяяяян!!!
   Звук стрельбы доносился до меня как из-под воды. Я пытался вести хоть какое-то подобие прицельного огня, прижавшись спиной к камню. Левую руку обожгло. Горячая кровь хлынула на землю. Ранили. Рука тут же перестала слушаться. Теперь, чтобы стрелять одной рукой, мне пришлось снова обойти камень. Патроны в автомате закончились. Остался последний рожок в подсумке. Что бы перезарядить автомат одной рукой мне пришлось спрятаться за камнем и зажав оружие ногами отстегнуть правой рукой защёлку рожка, выбросить его, вставить новый и дёрнуть затвор. На всё ушло три секунды. Арабы поднялись и уже бежали ко мне. Несколько удачных выстрелов и три бандюка ушли в мир иной. Остальные спешить вслед за ними не стали, благоразумно попадали на песок, но через пару секунд снова поползли. В автомате осталось десять патронов. Высунуться снова не давали. Расстреляв вслепую остатки магазина в сторону арабов, отбросил автомат и спрятался за камнем. Оставался старый добрый Стечкин. Крутанув его в правой руке, передёрнул рамку затвора. Высунул руку из-за камня. Осколки брызнули в лицо. Правый глаз обожгло, кровавая пелена заволокла зрение, и я перестал им видеть. Высунувшись снова несколько раз нажал на курок. Ещё один бородач навечно остался в этих проклятых песках. Пистолет полетел в песок вслед за автоматом. Думая, что это граната, арабы на миг ткнулись головами в песок, но через пару секунд снова ползли в мою сторону. Десять метров. Десять метров до смерти.
   
     Как сильно хочется домой… Правой рукой поднял висящую плетью левую руку, стёр кровь с циферблата и посмотрел на часы. 05.02. За горизонтом показалось солнышко.

- Милая… как же сильно я люблю тебя! Прости, что не смог стать отцом нашим деткам… Как же сильно я вас люблю… - разогнул усики предохранителя, взял кольцо зубами и ломая их выдернул чеку. В голове нарастал шум, похожий на шум вертолёта. Бородатое лицо араба замаячило передо мной, закрывая восходящее солнце. Второй появился рядом, замахиваясь на меня прикладом автомата.

- Я люблю тебя, Анжела… Прости! – прошептал я и прежде, чем араб ударил меня прикладом, разжал ладонь.

 Продолжение следует.....                                                





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 06.03.2019 Игорь Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2507903

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1