Перевёрнутый мир (Глава XXXIII - XXXV)



                                                                                                               Глава XXXIII
    Моя первая встреча с отцом Анжелы была мягко говоря неудачная. По прибытию в отель нам сообщили, что самолёт Александра Сергеевича прилетает рано утром. Мы приехали в отель накануне ближе к вечеру. Едва успели прийти в себя после всех потрясений, привести себя в порядок, немного поспать и с утра поехали в аэропорт. Валера настоял, что бы мы поехали всей группой. Ну всей, так всей. Не обсуждается. Самолёт прибыл без задержки. Анжелу трясло от волнения. Она всё время тревожно смотрела на выход из терминала. Девушка выглядывала из-за широких плеч Павла, а я стоял сзади. Мне было безумно жаль стучащую зубами девушку.
- Тихо! Тихо, моя хорошая! Не волнуйся ты так! – прижал трясущуюся девушку к себе. Погладил по голове, по спине. Та на мгновение затихла. В этот момент из терминала стали выходить первые пассажиры. Анжела повернула голову и затаила дыхание.
- Вот! Вот мой папа!!! – с этими словами я только успел выпустить девушку из рук, как та, с визгом и криками – Папа! Папочка!!! – кинулась в объятия невысокого, крепкого мужичка в пиджаке. Я успел перехватить радостный, удивлённый и вместе с тем настороженный взгляд Александра Сергеевича. Из глаз его потекли крупные слёзы. Его можно понять. По словам девушки, она уже давно не называла его папой. И не особо то часто с ним общалась. Вела себя с ним дерзко, грубо и по-хамски. А тут папочка! Отец стоял обалдевший от счастья, что его дочь жива и здорова. Обняв, он осыпал поцелуями её светлую головку. А та была готова задушить его в своих объятиях. Когда буря эмоций стихла, Александр Сергеевич подошёл к нам. В след за ними двинулись два крепких парня, озираясь по сторонам. Охранники. Вперёд вышел Валера и тихо сказал:
- Командир спецгруппы Призрак, капитан третьего ранга Колмогоров! – и протянул руку. Тот протянул свою и крепко пожал её. Потом по очереди подошёл ко всем нам и с непрекращающимися словами благодарности пожал руку каждому. Когда очередь дошла до Пашки, он совсем расцвёл, посмотрел на Анжелу, на Павла, потом неожиданно обнял его, похлопал по спине.
- Спасибо, сынок…
Я стоял последним, и её отец вовсе ограничился со мной коротким и сухим рукопожатием.
    Микроавтобус, который привёз нас из отеля в аэропорт стоял в тени навеса на стоянке. Когда мы вышли из аэропорта, Александр Сергеевич ещё раз поблагодарил нас, сказал, что встретимся уже в отеле и махнул кому-то рукой. Со стоянки с места рванул чёрный микроавтобус и остановился перед ними. Отец с Анжелой сели в него. Два охранника залезли следом. Дверь захлопнулась. Автобус постоял ещё секунд двадцать, рванул с места, обдав нас солёным выхлопом дизельного двигателя и исчез за поворотом.
- Сильная картина! – сказал Лёха. – Папаша вне себя от счастья!
Мне было грустно. Сердце немного защемило в груди. Первый раз за неделю мы расстались с девушкой дальше, чем на 20 метров и дольше, чем на две минуты. У меня как будто забрали все силы и в душе снова стало пусто и тревожно. Ноги не слушались. Собрав всю волю в кулак я неуверенной походкой пошёл вслед за ребятами в автобус. Подошёл Мех, положил руку на плечо и будто читая мои мысли сказал:
- Профессор, не грусти, это нормально! Что ты хотел? Вы всю неделю неразлучно были вместе, а теперь её нет рядом и тебе кажется, что вокруг пустота. Погодь, это пройдёт!
- Не дрейфь, зам, - громко сказал Лёха, - дай ей побыть с отцом! – и снова, будто читая мысли сказал, обращаясь уже ко всем, - Батя то наверняка подумал, что Пашка спаситель и избранник дочери! Облобызал парня! Вот удивится, когда узнает…
Тут Лёха получил увесистого пинка от стоящего сзади здоровенного Николая и замолчал.
- Ты б обошёлся без своих комментов? – и уже обращаясь ко мне добавил, - Никуда она от тебя не денется, Док! У вас у обоих на лбу написано, что вы созданы друг для друга! В отеле встретитесь!
Я на автомате потёр свой лоб, где по словам Николая было написано, что мы созданы друг для друга. Сели в автобус и двинули в отель. Дорога до отеля заняла пару часов. Я положил руки на колени. На них впервые за прошедшую неделю никто не сидел. Меня никто не обнимал и не целовал, как казалось, уже целую вечность. С волнением и тревогой я ехал в отель, проматывая в голове тысячу плохих сценариев развития событий. Мне казалось, что я больше не увижу девушку. У меня не было её номера телефона, я не знал её адрес и она, в свою очередь, не могла знать моего номера и адреса. Не встреться мы с ней в отеле и всё. Придётся пробивать Свиридова. А вдруг он увезёт её в другой город? Вдруг зашифруется и я его не смогу найти? Да нет, найти я его в любом случае найду. А вдруг девушка сама не захочет больше меня видеть? Сейчас расскажет своему отцу про меня, скажет, что её избранник вовсе не тот красивый с мужественным лицом, широкоплечий, чернобровый молодой парень, а вооооон тот, который смуглый, морщинистый и старый. Который твой ровесник! Сердце снова лупило в груди как молот, отдавая каждым ударом куда-то в горло. Лицо горело. Я закрыл глаза и пытался успокоиться. Лишь услышал, как Пашка негромко спросил:
- Братва, дурацкий вопрос, аптечки нашей ни у кого нет?
Судя по молчанию, нашей аптечки ни у кого не было. Спрашивать аптечку у водителя было так же бесполезно, как просить у путника огнетушитель в пустыне. Да и нет там того, что нужно сейчас Павлу, чтобы сделать мне болтушку. Болтушкой мы называли всё, что нужно было пить. Болтушка это не было определением успокоительного. Болтушка это было всё. Голова раскалывается – болтушка. Недомогание – снова болтушка. Успокоительное – опять болтушка. Почему так мы её называли – не знаю. Если пользоваться точными медицинскими терминами, то пока ты выговоришь наименование лекарств, тебе уже помощь может и не понадобиться. А тут всё просто. Сделай болтушку, башка трещит! И я готовлю чудодейственную микстуру. Док, сделай болтушку, я вчера печеньками отравился… И снова готовлю целебное снадобье.
    Вскоре мы приехали в отель. Я крутил головой во все стороны, в надежде увидеть Анжелу или её отца. Скорее всего они были у себя в номере. Спрашивать не стал, поднялся к себе. Огляделся. Вещи Анжелы не тронуты. На столе стоит её сумочка. Значит, в номер заходила, ничего не взяла, даже сумочку оставила. Это внушило мне некую уверенность, что она не ушла. Сел на кровать и сжал голову руками. В голове слышался шум турбин самолёта. В ушах в такт ударов сердца я слышал шум прибоя шшш-шшш-шшш.
    Казалось, голова сейчас не выдержит и лопнет. Сколько я так просидел не помню. Шум стихал. Я сбросил сандалии и повалился на кровать. Подушка хранила запах девушки. Мне снова стало горько на душе. Погладил рукой подушку. Закрыл глаза снова пытаясь успокоиться. Ритм сердца постепенно снижался. Сам не заметил, как уснул. Сквозь сон услышал бормотание, почувствовал, что я в номере не один. Проснулся. Повинуясь давним привычкам, виду, что проснулся, не подал, насторожился. Шёпотом говорили двое. Потом разговор стих и дверь тихонько щёлкнула. Ушли, - подумал я, но вдруг отчётливо услышал тихие шаги и на постель села Анжела. Её босоножки упали на пол, и девушка легла рядом со мной, крепко прижавшись к моей спине. Я ощутил её горячее дыхание на своей шее. Я полежал так ещё минуту и нарочно вздрогнул, делая вид, что просыпаюсь. Анжелка тут же потянула меня к себе переворачивая на спину и взобравшись на меня начала целовать моё лицо.
- Ты представляешь, - с жаром произнесла она, отрываясь от меня, - папа меня не узнаёт! Он поверить не может, что это я! Представляешь?! – и её поцелуи вновь осыпали моё лицо.
- Игорь, он такой счастливый! Он хотел с тобой поговорить, познакомиться поближе! Говорит, в аэропорту как-то нехорошо всё получилось. Но ты так сладко спал, и я попросила тебя не будить. Оказывается, он снял номер для нас выше этажом!
- А почему ты здесь, а не в том номере? – спросил я, оглядываясь и отмечая, что вещи девушки по-прежнему на месте.
- С чего это?! – её брови удивлённо взлетели вверх, - Я ему сказала, что живу здесь, с тобой, извинилась и отказалась от переезда. Он то думал, что мы с Павлом! Я так смеялась! Он никак не может поверить, что я изменилась, Игорь! И всё это благодаря тебе!!! – наши губы слились. Мы снова лежали и целовались.
Когда мы немного успокоились, она соскочила с кровати, подхватила сумочку и показала мне свой телефон.
- Теперь я снова с телефоном! И даже номер тот же! Я так испугалась, когда мы уехали без вас, представляешь? Подумала, что если мы разъедемся, то я тебя больше никогда не найду. Я ведь даже номер телефона у тебя не спросила, своего не дала. Адреса твоего не знаю! Не знаю, где твоя часть! Знаю только фамилию, имя, отчество, что ты из группы Призрак, но вряд ли бы мне кто-нибудь дал информацию про вас. Вы все такие секретные! Папа едва удержал меня, что б я не выскочила из автобуса на ходу! – она засмеялась своим переливчатым заразительным смехом. – Пообещал, что в отеле мы обязательно встретимся.
Я лишь тяжело вздохнул, и благоразумно не стал рассказывать ей про то, что я чуть было не умер от волнения и тоски без неё. Не сказал, что мои парни говорили мне тоже самое. Но наши чувства и мысли с Анжелой совпадали на столько, что иногда становилось страшно от таких совпадений. Анжела сказала:
- Я за тебя переживала! Думаю, мой сумасшедший капитан-лейтенант сейчас вообразит себе, что мы больше не увидимся и наделает глупостей! Развалит со своей компанией пол отеля! – девушка снова забралась на кровать, села возле меня, поджав ноги и положив свою руку туда, где у меня возвышался предательский бугорок. Короткое платьице открыло белоснежное бельё девушки. – Мы не расстанемся с тобой… никогда… слышишь?
Её глаза возбуждённо блестели. Губы налились алым. Щёки горели. Схватил за талию, перевалил через себя. Рука скользнула в мои брюки, а я уже стягивал с неё её намокшие от желания кружевные трусики. Меня самого трясло от возбуждения. Зубы стучали, тело бил крупный озноб. Торопливо вошёл в неё. Закусив губу, та застонала… Первые ощущения не передать. У девушки оказалась очень узкая промежность. Казалось, что она сжала мой член рукой, одетой в эластичную перчатку. Я сходил с ума от близости с ней. Чем сильнее становились мои толчки, тем сильнее её руки царапали мне спину. Девочка стала вскрикивать громче, а я достиг своего апогея. Бурно кончил, ещё несколько раз толкнул её и затих. Мы оба тяжело дышали. Девушка вздрагивала, слёзы текли по щекам. Что бы не раздавить хрупкое создание, весь процесс висел над ней на локтях. Теперь завалился на бок. Поцеловал её в солёную от слёз щёку.
- Я люблю тебя….
- И я люблю тебя… Очень… - сквозь всхлипывания прошептала девушка.

                                                                                                         Глава XXXIV
    Мы вылетали из отеля разными рейсами. У нас был спец борт, мы летели прямиком в наш город, а так как не планировалось возвращаться всемером, Анжеле пришлось лететь с отцом другим рейсом через столицу нашей Родины. Мы с Анжелой долго не могли расстаться в аэропорту, по очереди окликивали друг друга, что-то говорили, обнимались, прощались, снова возвращались. Мы своей группой улетали 4 июля первыми. Рейс Александра Сергеевича и Анжелы был на следующий день, 5 июля. Им на дорогу требовалось три дня, нам меньше суток. Получалось, мы расставались на четверо суток. Это было тяжёлым испытанием для нас обоих. Мы до последнего стояли в обнимку с Анжелой, пока вежливая девочка с ресепшена ласково не отстранила меня и настойчиво попросила пройти на посадку. Я уже давно сдал сумку в багаж. Пистолет болтался в кобуре под пиджаком. Было жарко, но это была минимальная необходимость. Я предъявил карточку, которую дал мне кэп. Девочка восхищённо блеснула глазами, кивнула и приложила карточку к рамке металлоискателя, приглашая меня пройти. Я прошёл. Девочка убрала руку с картой и передала её мне. Помахав последний раз заплаканной Анжеле и машущему рукой Александру Сергеевичу, я скрылся за дверями терминала. Долетели без приключений.
У меня оставалось четыре дня до приезда моей девушки. Остановившись перед дверями своей квартиры, открыл щиток, щёлкнул три автомата. Счётчик замигал красным огоньком. Открыл дверь квартиры. Меня обдал спёртый душный воздух. В комнате полумрак. Отсутствовал две недели. Кругом пыль. Швырнул сумку в сторону. Настежь открыл дверь балкона. Комната наполнилась свежим воздухом. В луче солнца крутилось миллиард пылинок. Посмотрел вокруг. Я не сильно заморачивался дизайном. На стенах безвкусные зелёные обои, пошарпанные и местами подранные котом. На полу старый, местами треснувший линолеум. Когда-то модный диван уже давно превратился в кровать. Сбоку на полу небольшой овальный коврик. Стол, компьютер, пару кресел, небольшой столик. На противоположной стене ковёр. Такой же безвкусный, как и всё остальное. В углу примостился угловой светлой отделки шкаф. Там полный кавардак. Вещи не раскладывал. Стирал, высыхали и я запихивал их туда. К чему мне это? Везде слой пыли. Окно помытое, но после дождей с наружи на нём оставались грязные пятна. На подоконнике два цветка. Точнее, два засохших куста герани. Это были единственные цветы, которые не ел мой кот. Те не выдержали засухи и стояли жёлтыми. Под подоконником двухлитровый тетрапак с водой. Полный. Полил герань в надежде на воскрешение. Скоро сюда приедет Анжела. Наконец то в этой квартире будет пахнуть девушкой, духами, мылом, помадой и ещё всякими мудрёными элементами косметики. Кухня была заставлена чуть не до потолка различной бытовой техникой. Простенький, дешёвый кухонный гарнитур вместил в себя хлебницу, большой на 4,5 литра термопот, большой кухонный комбайн и хлебопечку. Рядом примостилась этажерка с кастрюлями и газовая плита с электроподжигом и отсечкой газа. При входе стояла стиральная машинка огромных размеров, а над ней, на полке, стояла такая же огромная микроволновка. Простенький стол с четырьмя табуретками и завершал обстановку огромный и вместительный холодильник. Открыл окно на кухне. Заглянул в холодильник. Выудил оттуда пару пачек кошачьего корма и бросил на стол. Надо ещё за Малышом сходить к соседям. Те всегда меня выручали, когда у меня были командировки. Зашёл в ванну. Санузел был совмещён, но это было самое красивое место в моей квартире. Недавно сделал там ремонт. Точнее, сделал конечно не я. Нанимал специально обученного человека, который этим зарабатывал себе на хлеб. Открыл общий кран с горячей и холодной водой. Зашумел наполняющийся водой бачок унитаза. Переоделся в домашнее и пошёл за котом. Соседи встретили с улыбками. Владимир и Ольга, так звали моих соседей, никогда не отказывали мне.
    Ольга разошлась с бывшим мужем и долгое время жила одна. Несколько лет назад у неё появился мужчина. Но бывший муж не захотел мириться с таким положением дел и стал угрожать бывшей жене расправой над Володей. Увидев всю в слезах свою добрую соседку, поинтересовался, чем я могу помочь. Сговорились, что в следующий раз она выдаст меня за своего мужчину. Долго ждать не пришлось. Ночью раздался звонок в дверь. Я быстро оделся и юркнул к ней в квартиру. Володя забежал в мою. Ольга открыла дверь.
- Ну где там твой заморыш? – услышал я неприятный голос с приблатнённым говором.
- Володя! – позвала меня Ольга.
    Её бывший оказался совершенно безмозглым и тупым типом. Будучи в два раза мельче меня, совершенно со мной не знакомым, зачем-то пафосно достал из кармана ножик и щёлкнул лезвием. Я дёрнул Ольгу за спину, уводя из зоны досягаемости лезвия, вывернул нож из руки бывшего, попутно порвав связки правой руки и тяжёлым ударом ноги оправил мужика в полёт. Тот потерял равновесие и со всей дури врезался в подъездные перила. Голова проскочила между двух стальных прутьев, содрав чуть не до костей кожу с висков. Двое его подельников были немного умнее своего незадачливого друга, не стали испытывать судьбу и бросились на утёк. Я сходил за нашатырным спиртом, поднёс ватку к носу бывшего мужа Ольги. Тот очнулся. Я присел перед ним на ступеньки.
- Ну как ты?
- Братуха, ты чо, в натуре, - заулыбался тот, скаля свои гнилые зубы - мы же так просто, попугать хотели…
- Попугали?
- Братан, всё в ажуре! Претензий нет! Я хотел просто проверить, достойный ты человек или нет. Вижу, что достойный. – с нотками торжества и восхищения в голосе произнёс тот.
- Ну и хорошо! – похлопав его по плечу я поднялся.
- Ой, братка, а как же я? Голова не вылазиет.
- Ну ничего. Посидишь тут до утра. Подумаешь.
- Ну как до утра то?
- Ну давай я полицию вызову, они помогут.
- Братка, пойми, у меня мама больная, лекарство надо. Я в аптеку шёл. Ей уход нужен. Я один у неё. Менты загребут, ну ты чо, в натуре! – заголосил мужичок, сразу вспоминая свою маму.
- Уши не пролазят? – спросил я с участием в голосе.
- Ну, никак, братуха… - помотал тот головой изображая на лице отчаянные страдания.
- Ну, могу отрезать… Хочешь? Или всё же полицию?
- Не-не… не надо резать! – сдался тот.
Я набрал 102. Ребята приехали быстро. Блатной браток орал как потерпевший. Нёс пургу про то, как я отметелил его, такого беззащитного, верещал, что он, заботливый такой сын поздно ночью, шёл в аптеку за лекарством для своей тяжелобольной мамы. Полицейские были далеко не новичками и слышали подобный бред не одну сотню раз. Достать бедолагу им не удалось. Вызвали спасателей. Шоу продолжалось несколько часов и закончилось только под утро. Я напоил служивых кофе, поговорили за жизнь.
- Заявление писать будете? – спросил старший.
- Не, не буду. Зачем? У вас перо с его пальчиками есть. На статью хватит.
Старший кивнул головой. Парни пожали мне руку и пошли забирать освобождённого братка.
После этого случая Ольгин бывший исчез. Сама же Ольга как-то вечерком явилась ко мне в домашнем халате, долго стояла в прихожей, переминаясь с ноги на ногу, не решаясь мне что-то сказать. Я терпеливо ждал. Девушка густо покраснела и стала расстёгивать пуговицы на халате, обнажая упругую грудь. Я подскочил к ней.
- Ольчик, ты чего?! – остановил я её, схватив за руки.
- Мне так не удобно… Мой Вовка скромный такой… Трусливый, что ли… Не может постоять за себя. А мне тебя и отблагодарить нечем…
Я стал застёгивать пуговицы на халате девушки.
- Оля, дорогая ты моя, махать кулаками не велика мудрость! Я ж тебе жизнью обязан! Ты забыла? Забыла?! А котик мой? Если б не ты? А? – я легонько поднял её подбородок и посмотрел в глаза. Она моргнула и две крупных слезинки покатились по щекам.
В тот вечер, когда со мной случилось несчастье, по чистой случайности не закрыл входную дверь. На моё счастье возвращавшаяся домой соседка обнаружила мою квартиру открытой и не побоялась зайти. Окликнула меня. Заглянула в комнату увидела меня лежащим на диване. Попыталась разбудить, но очень быстро поняла, что я без сознания. Всего за пару минут до прихода соседки, я отключился. Скорая приехала через десять минут. Именно эти короткие минуты и спасли мне жизнь. Ольга забрала моего кота к себе и заботилась о нём все три месяца, пока я восстанавливал здоровье. Поливала цветы, убиралась, оплачивала все мои квитанции за квартиру. Иногда приходила навестить меня в больнице. И тут вдруг решила, что она чем-то обязана мне?! Да я её бывших пачками должен гонять до конца своих дней!

                                                                                                       Глава XXXV
     Соседи долго гладили моего кота, прежде чем передали его мне. Тот не особо рвался ко мне, но и за них особо не держался. Ему было всё равно. Кто кормит, того и любит. Я поставил его на лапы возле входной двери, открыв её слегка подтолкнул упрямца в квартиру. Вывалил два пакета корма в чашку, набрал воды во вторую и задумчивый сел на кресло. Предстояла генеральная уборка. С чего начинать? Сверху. Ну вот и начал. Всё мероприятие заняло у меня всю вторую половину дня. Довольный своей работой полез под душ. Не вытираясь, нагишом прошлёпал по квартире, оставляя за собой мокрые следы босых ног, завалился на кровать, щёлкнул пультом. Старенькая плазма исправно показывала новости. Так и не заметил, как уснул.
    Три дня в ожидании Анжелы тянулись безумно долго. Как только я не пытался убить время. Что только не делал. Но минутная стрелка на настенных часах двигалась ооочень медленно. Но всё-таки время шло, и чем ближе приближалось 8 июля, тем сильнее становилось волнение. Самолёт прилетал очень рано. Можно сказать, ночью. Через два часа после полуночи я понял, что не сомкну глаз, оделся и пошёл в гараж за своей выдавшей виды вишнёвой девяносто девятой. Дорога из дома до гаража, плюс поездка до аэропорта заняла всего тридцать минут. Около трёх часов ночи я припарковался на стоянке и пошёл смотреть расписание прилёта. Самолёт прибывал без опозданий. Ждать оставалось час. Бесцельно бродил по окрестностям убивая время. Наконец объявили, что самолёт, следующий нужным мне рейсом, совершил посадку. Я волновался как мальчишка. Нервно ходил взад-вперёд, заглядывал в терминал, силился разглядеть сквозь плотный забор автобус с пассажирами. Через час моего мучения из терминала стали выходить первые пассажиры. Прошло ещё десять долгих минут. Поток пассажиров увеличился, но среди них не было той, которую ждал. Наконец в толпе мелькнула белая головка, которая быстро пробиралась к выходу. Площадь огласил звук моего имени. Девушка увидела меня.
- Анжела!!! – крикнул я и кинулся к ней.
Наконец то мы встретились! Та едва не сбила меня с ног прыгнув со всего разбегу на шею. Вот она! Она! Я обнимал свою хрупкую девочку, целовал её всюду, куда мог дотянуться, вдыхал её потрясающий запах. Слёзы застилали мои глаза. К нам подошёл Александр Сергеевич и его два охранника. Те смотрели на меня с нескрываемой завистью. Освободив правую руку поздоровался с ним. Анжела и не собиралась меня отпускать, тихонько повизгивала и сильно обнимала меня.
- Как долетели? – спросил я.
Тот махнул рукой.
- Долетели и слава Богу!
Видно было, что три дня перелётов дались ему не легко.
- Ты скучал по мне? – Анжела так и не слезала с моих рук.
- А ты?
Отец девушки кашлянул и засмеялся:
- А будто по вам не видно! Ну что, домой?
- Я на машине. – проговорил я из-под волос девушки.
- Хотел предложить подвести вас, за мной водитель приехал. – кивнул он головой на чёрный высокий внедорожник, за рулём которого сидел здоровенный амбал в солнцезащитных очках. При виде хозяина он вышел из машины, почтительно поздоровался и открыл огромную заднюю дверь. Два охранника взяли чемоданы, загрузили их в машину и встали так, что Александр Сергеевич оказался между ними. Вот клоуны.
- Ну ладно, отдохнём, отоспимся и встретимся, да? – он пощекотал дочку. Та наконец спрыгнула на землю.
- Пап, спасибо тебе! Прости, что я тебе столько волнений доставила.
- Да что ты, милая! С тобой всё хорошо значит и у меня теперь всё хорошо! До встречи! Завтра созвонимся! – он поцеловал дочку в щёку, подал мне руку, чуть помедлив, притянул к себе и крепко обнял. – Спасибо тебе…
Он помахал нам из машины рукой и внедорожник исчез за поворотом. Анжелка тут же кинулась мне на шею.
- Родной мой, любимый… - приговаривала она, целуя меня.
Народ часто оглядывался и смотрел на нас. Видимо, никто ничего не мог понять на наш счёт. Молодая красивая девочка целуется с мужиком в годах. А второго такого же, в сопровождении двух амбалов только что проводила. Жизнь сложная штука.
Мне стало немного неловко, когда мы подошли к моей машине. Я растеряно крутил в руках ключи. Анжела перехватила мой взгляд и догадалась о причинах моего волнения.
- Мы потом новую купим, - сказала она, - а пока на этой поездим, не баре… - и смело нажала на кнопку багажника. У Анжелы было всего две небольших сумки.
- А где остальное? – поинтересовался я. Девушка загадочно улыбнулась.
- Сегодня днём доставят. Я не знала твоего адреса и дала свой. Съездим?
- Конечно!
Я снова привлёк её к себе. Не мог поверить, что мы дома, что вокруг нет песка, что за барханом не прячется араб, что есть вода и еда. А больше всего не верилось, что девушка была здесь, рядом со мной.
- Ты со мной… - прошептал я, закрыв глаза, опуская ладонь на её попку и прижимая к себе.
- А по-другому и быть не могло… - прошептала она мне, прижимаясь губами к моим губам. Её маленькие ладошки гладили мою спину.
Через полчаса мы подъезжали к моему дому. Было ещё темно. Рассвет только вступал в свои права. По началу я не хотел ставить машину в гараж, но Анжела предложила поставить, а потом уже идти домой. Это было логично. Мест возле дома не было, а бросать машину поперёк других машин, означало, что скоро народ поедет на работу и девяносто девятая будет всем мешать. Через двадцать минут мы стояли у порога моей квартиры. Анжела немного волновалась, но видя моё волнение, успокаивала гладя по руке. Наконец я совладал с замком и распахнул дверь. Из темноты на нас смотрели два сверкающих глаза моего кота.
- Какой котик! – бросилась в тёмный коридор Анжела, подхватывая моего красавца на руки. – Ты про него не рассказывал! Как зовут?
- Малыш! – ответил я, включая свет в коридоре.
Девушка засмеялась.
- Малыш?! Ну ничего себе малыш! Да в нём весу… - она покачала его на руках, продолжая смеяться. Кот уже намеревался уснуть на руках новой хозяйки.
- Проходи… - пригласил я девушку, немного подрагивая от волнения и включил свет в комнате.
Анжела зашла и остановилась, оглядывая моё жилище. Поставила кота на пол и прошла в центр комнаты. Осмотрелась. От волнения, чтобы не упасть, я облокотился об дверной косяк. Понимая, что она не в восторге, тихо спросил:
- Не нравится? Прости… - и хотел было уже предложить увезти её к себе домой, как она повернулась и сказала:
- Мне нравится…
У меня с души камень свалился. Девушка закрыла лицо ладонями.
- Что случилось, милая? – спросил я, опускаясь перед ней на колено.
Она отрицательно покачала головой и зарыдала в голос.
- Игорь, родной мой, всё закончилось, весь этот кошмар позади… - сквозь слёзы проговорила она, - Теперь мы вместе, и мы дома…
Когда девушка немного успокоилась, прошла на кухню.
- Позавтракаем? – вытирая слёзы и улыбаясь спросила она меня. Я глянул на часы.
- Пора бы…
Предложил девушке принять душ, пока готовлю завтрак. Та наотрез отказалась.
- Мне учиться надо! А то я кроме кофе ничего готовить не умею…
    Откладывать завтрак в долгий ящик не стал. Кинул в сковородку кусочек масла, зажёг плиту. Нарезал дольками несколько пластиков варёной колбасы. Обжарил, перевернул и вбил пять яиц. Слегка посолил. Пластиковой лопаткой разделил яичницу на порции два плюс три. Анжела внимательно следила за моими действиями. Пока жарились яйца, нарезал батон, закинул в тостер, нажал кнопку. Дольки хлеба нырнули вниз. Закрыл крышкой сковородку, достал две кружки, налил почти полные кипятка с термопота, кинул по ложке растворимого кофе, помня, что Анжелка пьёт сладкий кофе, добавил ей и себе по паре ложечек сахара. Достал пару неглубоких тарелок. Открыл крышку сковородки, сделал сильный газ. Поставил кружки с ароматным кофе на стол. Размешал, добавил до верху молока, выключил газ, подхватил сковородку, ловким движением яичница съехала сначала в одну тарелку, потом в другую. Тостер щёлкнул, выбрасывая хлеб. Щипчиками положил четыре дымящихся кусочка хлеба на тарелочку. Выудил две вилки и два ножа из стола, положил их по обе стороны тарелки с завтраком. Схватил электроперечницу, выставил мелкий помол, чуть посыпал дымящуюся яичницу и отошёл от стола.
- Кушать подано!
У моей девочки глаза были огромными от восторга. Анжела завтракала с огромным аппетитом. Макала кусочек жареного батона в жидкий желток и со смаком отправляла в рот, запивая горячим, сладким кофе с молоком. Улыбка не сходила с её лица. Завтрак быстро исчез в наших желудках. Мы вымакали свои тарелки хлебом.
- Я должна этому научиться!!! – стукнула она своими ладошками по столу.
Смотрел на неё, такую детскую, непосредственную, простую девочку и от умиления ком подкатывал к горлу. Как же мне повезло! Не сойти бы с ума от навалившегося на меня счастья!
Убрал посуду со стола, сложил в раковину и собрался было помыть её, но Анжела подёргала меня за рукав:
- Давай я…
Отступил, пропуская её на своё место. Та открыла кран, настроила так, чтобы вода была не сильно горячей. Капнула на губку каплю жидкости для мыться посуды. Дело пошло на удивление быстро. Она не очень умело перемыла посуду и сияя от счастья показала мне язык. Мне оставалось только развести руками.
Девушка ушла в душ. Я сел в кресло, втянул воздух ноздрями и от удовольствия закрыл глаза. В комнате пахло девушкой. Наконец то. После семи лет одиночества испытывал невероятное счастье. Я больше не один. Рядом со мной действительно приятная, красивая, умная девочка, которая меня любит, которая не побежала к папе, а осталась со мной. Которая не кичилась своим положением и старалась не касаться разговоров про деньги. Посмотрим, что будет дальше.
    Я уже начал дремать сидя в кресле, когда услышал, как щёлкнул замок в ванной. Из душа вышла Анжела в белом махровом халате до пола.
- Как хорошо!!! – произнесла она, – Ты уснул? Я долго, да? – подняла она глаза на часы, - Ого, целый час!!! Прости! – и схватив небольшую сумочку со стола уселась мне на колени поджав ноги. Я заметил, что она всегда садится ко мне на колени. Всегда. Разве что только в столовом зале отеля мы сидели на разных стульях. А всё остальное время… Между тем девушка выудила из сумочки огромную массажную расчёску, подала мне и сказала:
- Расчеши? Знаешь, я уже давно мечтала, что ты мне будешь волосы расчёсывать! – и повернулась ко мне спиной, спустив ноги на пол. Я совершенно не умел этого делать. В теории да, всё было ясно. А на практике? Волосы были слегка влажными. Я запустил массажку у затылка и потянул вниз. Девушка засмеялась, повернула ко мне своё личико.
- Надо от кончиков, вот так… - и взяв мою руку в свою ловко провела по кончикам волос. – Понял?
Я кивнул головой и начал расчёсывать её густые волосы с кончиков. Получилось. Через десять минут я закончил. Руки дрожали. Во рту пересохло. Я боялся причинить ей боль. Девушка соскочила с колен и быстро прошагала в ванную комнату. Зеркало пока было только там. Надо будет повесить ещё пару зеркал туда, где ей будет удобно. Вернулась быстро. Улыбалась.
- Спасибо!!! – промурлыкала она, снова забираясь ко мне на колени и ловя мои губы для поцелуя. Какая же ласковая, с ума сойти! Я обхватил её руками и прижал к себе по плотнее. Та лишь удобнее устроилась у меня на коленях и выудила из сумочки маленькое зеркальце.
От девушки веяло свежестью. У неё был особенный запах тела. Я заметил это ещё там, в отеле. Там я подумал, что она мылась каким ни будь средством для тела, потому как на полочке стояло куча пузырьков с мудрёными названиями, но тут у неё с собой ничего не было. А у меня в ванной лежал только большой кусок зелёного хвойного мыла, да стоял самый дешёвый шампунь.
- Откуда запах клубники? Помада? – спросил я её. – Покажи?
Она хитро улыбнулась, кивнула головой, достала из сумочки небольшую круглую коробочку. Открыла. Там находилась желеобразная масса красного цвета под цвет её губ. Именно оттуда пошёл приятный аромат клубники. Она разложила это всё на своих коленях и достала из маленькой коробочки золотистого цвета палочку с поролоновой шишечкой на конце. Макнула в клубнику и глядя в зеркальце ловко намазала губы. Цвет не изменился, но появился блеск, как будто она облизала губы. Не успел я подумать, о том, что хочется поцеловать её в губы, как она нежно прикоснулась ими к моим губам. Её язычок скользнул у меня между зубов. Это было невероятно приятно. Она оторвалась от меня, открыла глаза.
- Я влюбляюсь в тебя всё сильнее… - прошептала она, быстрым движением собрала все пузырьки со своих колен и сунула их в сумочку. Её губы вновь прикоснулись к моим. Сумочка упала на пол. Моя рука скользнула ей под халат. Под ним ничего не было. Девушка развернулась ко мне лицом. Голова закружилась. Остановиться мы уже не могли. Её молодое тело было потрясающим! Секс с ней был сказочным. Я бурно кончил. Анжела дёрнулась ещё несколько раз и затихла, лёжа на мне. Мы тяжело дышали. Я почувствовал, как размякшее мужское достоинство начинает выходить из неё. Анжела снова вздрогнула и закрыла глаза.
- Ой… - оторвалась от меня девушка и стремглав бросилась в ванну. Я испугался и ворвался в душевую почти следом за ней.
- Что случилось, Анжела?!
Та, сбросив халат уже нырнула под душ. Из-за занавески появилось её счастливое личико.
- Не скажу! – игриво сказала она, чмокнула меня в щёку и закрыла шторку.
Солнце уже встало и его лучи падали на постель. Я задёрнул плотные шторы. Нам нужно было поспать. Это была наша первая ночь, точнее уже день, когда мы по-человечески помылись, разделись и легли спать в одну постель вместе.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 06.03.2019 Игорь Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2507887

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1