Перевёрнутый мир (Глава XIII - XIV )



                                                                                                                       Глава XIII
    В детстве Наталья была совсем не разбалованным и тихим ребёнком. Кроме неё в семье была старшая сестра и младший братик. В семье был полный мир и покой. Мама работала медсестрой в центральной больнице, а папа работам слесарем в местном ЖКХ. Папа с мамой были очень гостеприимными людьми и часто устраивали праздники в доме, куда приглашались их друзья. Шумные застолья всегда сопровождались весёлыми анекдотами, песнями, шутками. Наталья любила сидеть где-нибудь возле папы и получать от него поцелуйчики, поглаживания по головке и просто подмигивания. Она безумно любила отца. Это был неунывающий, весёлый и самый добрый папа на свете! Он никогда не ругал Наташку, в отличии от строгой мамы. Морщинки в углу глаз лишь подчёркивали его весёлый и задорный характер. Папа часто уходил на “калым” и Нату смертельно влекло и вместе с тем пугало своей таинственностью это слово. Она представляла, как папа сражается в подвалах с неведомыми драконами, спасает принцессу и делает ещё массу подвигов. Возвращаясь с работы, отец устало шёл в ванную, долго мылся, потом мама кормила его ужином, и они шли спать. После калыма он приносил в дом много сладкого и много-много вкусного. Да и в игрушках у детей нужды небыло. Всё это многообразие стояло, лежало и пылилось по комнате в разных местах. Убираться не хотелось. Наташе исполнилось 9 лет, когда она пошла в третий класс. Однажды, после зимних каникул, учитель зашла в класс подталкивая перед собой худого и невысокого юношу в пиджаке и комсомольским значком на груди.
- Знакомьтесь, дети, это ваш вожатый, ученик восьмого “А” класса. Его зовут Игорь.
Класс тихонько загудел, зашептался. Паренёк улыбнулся и поприветствовал нас застенчивым “Здрасте”. Собственно, всем было всё равно, вожатый, не вожатый. Игорь потоптался на месте ещё несколько секунд.
- Игорь, идите на занятия, а мы ждём вас сегодня после уроков.
Вожатый виновато кивнул головой, окинул взглядом класс, и, как показалось Наталье, на две секунды, задержал на ней взгляд. Она сама не знает, почему у неё в груди сильно стукнуло сердце.
Игорь пришёл после уроков. Класс собирался домой. Они о чём-то беседовали с учителем. Он кивал головой, улыбался и снова кивал. Учитель улыбалась и хлопая ладошкой по столу что-то объясняла ему. Он ушёл, остановившись в дверях громко сказал:
- До свидания! - И как Наталье показалось, он снова посмотрел на неё. Сердечко снова громко стукнуло.
    Как-то незаметно Игорь влился в класс. Многих уже знал по именам. Если класс шёл на какое-нибудь мероприятие вожатый был всегда с ними. Он оказался очень добрым, отзывчивым, разговорчивым и шустрым пареньком. Он умудрялся успевать везде и за всеми. Вот только он был в столовой, а спустя минуту был уже в классе. Вот только что его видели в классе, а он уже в библиотеке, получает книги. Класс идёт в театр – он с флажком на переходе впереди всех, оглянулись, а его нет сзади, он уже впереди всех, открывает двери пропуская всех во внутрь. Его неутомимая энергия безумно нравилась учителям. Они все единогласно соглашались, что Игорь самый лучший парень-вожатый за всю историю школы. Только взгляд у него был какой-то грустный. Как-то Наташкин учитель заболела и Игоря освободили от занятий для того, чтобы он провёл свободные уроки. Свободные уроки часто практиковались в младших классах для создания видимости занятости классов, когда учитель отсутствовал по какой-то причине, а заменить его было некем. Игорь пришёл в класс к первому уроку. Прозвенел звонок. Класс поприветствовал Игоря, вставая из-за парт, как будто он был настоящий учитель.
- Садитесь! – с улыбкой сказал вожатый и подойдя к столу молча стал смотреть в окно. Класс начал гудеть. Игорь как будто вышел из оцепенения, облокотился руками на учительский стол, сразу в лоб спросил:
- А кто-нибудь из вас читал книгу писателя Жюля Верна Таинственный остров?
Естественно, что среди третьеклашек не нашлось ни одного человека, кто читал бы эту книгу. Некоторые из них и читали то ещё кое как, с трудом соединяя буквы в слоги, а слоги в слова. Игорь стал рассказывать краткое содержание этой книги. Он рассказал ребятишкам об отважных воздухоплавателях, которые бежали из плена на воздушном шаре и потерпели крушение на совершенно необитаемом острове. В руках у Игоря была эта самая книга. Иногда он открывал картинки в книге и проносил их по рядам, что бы все могли рассмотреть их. Картинки были не цветные и поэтому казалось, что это они, потерпевшие кораблекрушение, терпя всевозможные лишения, рисовали их кусочком карандаша на маленьком клочке бумаги. А Игорь всё рассказывал и рассказывал, неторопливо расхаживая по классу. Со временем все слушали его так внимательно, что в классе воцарилась мёртвая тишина. Было слышно, как хрустел снег за окнами класса под ногами редких прохожих. Звонок прозвенел неожиданно. Урок показался очень-очень коротким. В растерянности дети переглядывались, а Игорь, посмотрев на свои часы попросил всех выйти из класса и полез на подоконник что бы открыть окно. Ребята не спеша вышли в коридор и не отходя далеко от дверей класса толпились, перешёптывались, в нетерпении послушать, смогут ли отважные колонисты добыть огонь или нет? Звонок, извещавший окончание перемены, как им показалось очень длинной, наконец прозвенел и все ринулись в проветренный и благоухающий свежим морозным воздухом класс. Так, незаметно для третьего Б, закончились четыре урока. Ребята собирались домой, выходили из класса и тихо перешёптывались. Каждый рисовал в воображении всемогущего незнакомца, который взорвал пиратский бриг и в одиночку расправился с бандитами на острове. Всем было жалко храброго мальчика по имени Герберт, которого ранили бандиты, но лечить его было не чем, и он умирал от лихорадки. На следующий день уроки снова вёл Игорь. И ребята вновь погрузились в приключения отважных колонистов и чуть не плакали, когда узнали, что остров взорвался и несказанно обрадовались, когда узнали, что умирающие от жажды и голода колонисты, которых по воле случая взрывом выбросило в океан и они спаслись на одиноко торчащей из воды скале, увидели парус. Это трёхмачтовое судно Британия на всех парах шло к ним на помощь.
Учебный день снова пролетел незаметно. Такие уроки очень нравились детям, но в среду, на следующий день, вместо Игоря в класс привычно вошла учитель. Они долго рассказывали ей, перебивая друг друга о том, что рассказал вожатый. Дети были уверены, что их учитель не знает этой книги и наперебой старались рассказать всё, что услышали за два дня. Класс ещё долго не мог успокоиться и гудел как улей. Учитель не могла вести урок.
Игоря долго не было. Прошёл день, потом другой, третий. Сидя в классе Наташа оборачивалась на каждый звук открываемой двери в надежде увидеть своего вожатого. Но он не приходил. После уроков Натаха набралась смелости и отважилась подняться на третий этаж, где был кабинет, в котором учился Игорь. Вход на третий этаж для начальных классов был закрыт. Негласно. Нечего там было делать. Учитель запрещала туда подниматься. Поднявшись на третий этаж, она замерла, широко распахнув глаза. Длинный коридор был наполнен светом. Здесь было так светло, что Наталья зажмурила глаза. Заветный кабинет с цифрой 35 на двери, где учился Игорь находился как раз посредине. У Наташки от волнения сердце выскакивало из груди. Ей казалось, что её сейчас увидят и погонят отсюда, поведут в кабинет к директору, а строгий директор вызовет в школу родителей. Ноги дрожали от страха. Она сделала несколько вдохов-выдохов и нерешительно постучала в дверь. Дверь открыла худая высокая учительница с туго закрученными на затылке волосами.
- Что тебе, девочка? – спросила она строго.
Наталья начисто забыла язык.
- Ну, говори, что тебе? – уже мягче спросила учитель слегка улыбнувшись.
- Скажите пожалуйста, а Игорь здесь? Игорь Анатольевич. – с трудом преодолевая волнение спросила Наталья.
Учительница загадочно улыбнулась.
- А ты ему кто?
- Ээээээ… – замялась Наталья – я не знаю! – и кинулась прочь со всех ног.
- Девочка! Девочка!!! Подожди! – крикнула ей вслед учитель.
Уже выбежав на лестницу Наталья услышала вдогонку голос из коридора:
- Он болеет!
Встала как вкопанная. Болеет! Вернувшись выглянула в коридор. Учителя не было. Кабинет был закрыт. Краска постепенно сходила с лица. Сердце успокаивалось. Она спускалась по лестнице и ей казалось, что все в школе уже знают, что она поднималась на третий этаж, мало того – сбежала от учителя, когда тот разговаривал с ней. Не поднимая головы, она переобулась в тёплые сапожки, одела тёплое пальто, шапку и неторопливо пошла домой. По дороге она снова и снова заливалась краской стыда, вспоминая свою выходку. Но теперь она не терзала себя неизвестностью, знала: Игорь болеет.
    Они подружились с Игорем по-настоящему лишь вначале весны. Родители, наслышанные о каком-то невероятном вожатом, который приводил в восторг весь их класс, дали поручение старшей дочери пригласить его к ним домой. Повод нашёлся: у Игоря совсем недавно был день рождения. Ему исполнилось 15 лет. Старшая сестра Наташки не стала откладывать дело в долгий ящик и подойдя к Игорю на большой перемене пригласила его в гости. Гордость переполняла Наташку, когда они вчетвером, он, она, её сестра и младший брат возвращались субботним днём со школы. Она крепко держала Игоря за руку. В другой руке он держал портфель сестры и её собственный. Тёплая ладонь вожатого крепко держала её руку. Натаха лишь иногда прикладывала свою свободную ладошку к тыльной стороне руки Игоря, полагая, что она у него могла замёрзнуть, но рука вожатого была горячая. Даже горячее, чем у неё. Вскоре Игорь уже раздевался у них дома. Родители быстро разговорились с ним. Мама позвала всех за стол. Игорь кушал скромно. Было видно, что он очень стеснялся. Наташа села за стол рядом с ним и вся светилась от счастья. Это был её вожатый. И он был у неё в гостях. И это он сейчас сидит и кушает вместе с ней. Протяни она ладошку и можно прикоснуться к нему. Он был так близко от неё, что Наталье казалось, как она чувствует тепло, исходящее от него. Как бы невзначай она прикоснулась локтем руки к его руке. Он не убрал руку. Не отдёрнул. Внизу живота, внутри, что-то странно и приятно потянуло.
C тех пор Игорь часто стал приходить в гости. Он помогал Наталье делать уроки, занимался с её младшим братом, а потом они играли. Наташка вместе с братом заваливали Игоря на кровать и пытались побороть. Им было очень весело. Очень часто лицо Игоря оказывалось очень близко к её лицу. Желание поцеловать Игоря у Натахи появилось очень давно. Улучив момент, Наташа обняла Игоря за шею и быстро поцеловала в щёку. Игорь смутился, лицо покраснело. Она всё чаще и чаще улучала подходящие моменты, целовала его, обнимая и прижимаясь к нему. В пылу игры никто этого не замечал. А Наталья ощущала, как сильно у неё стучит сердце и как внизу живота растекается сладкая тянущая боль. Со временем Наташа стала обнаруживать, что после таких игр её трусики, почему то, становятся совсем мокрыми. Между ног выделялось что-то скользкое. Такое происходило всегда, когда они играли с Игорем. В пылу этих игр Наташке очень хотелось, чтобы Игорь чаще обнимал её, касался её ног и особенно хотелось, чтобы Игорь как бы невзначай коснулся её там, где по трусикам растекалась та самая жидкость. Она придумала, как это сделать: как бы случайно, усаживалась на одну руку Игоря ощущая между ног его крепкую и горячую руку. В эти моменты внизу живота особенно сильно что-то билось, окатывало жаром, и Наталья ощущала странные, но безумно сладкие ощущения. Как от удара током её бёдра вздрагивали, внутри что-то конвульсивно сжималось, когда Игорь с силой начинал вырывать свою руку из-под неё. Он не замечал этого. Но Наталья точно видела, как рука Игоря у локтя была влажной, именно в том самом месте, где она сидела. Почему-то ей хотелось, чтобы он узнал об этом, увидел это мокрое пятно. Наталья не могла разобраться и понять свои ощущения. Ей было безумно приятно! Хотелось вновь и вновь чувствовать, как жар наливает низ живота, как внутри неё накатывает жаркая волна, как предательски начинают влажнеть трусики. Она сходила с ума от всего этого. Не пытаясь понять всего этого, Наталья желала этих ощущений ещё, ещё и ещё. После всего этого очень сильно болел живот. Наташка лежала с открытыми глазами поджав ноги и не могла заснуть. Она догадывалась, что эта боль как-то связанна с тем, что она испытывает. Хотелось расспросить свою старшую сестру, но ей было очень стыдно. Но всё же ей хотелось, чтобы один человек на всём свете знал об этом, но тот ничего не замечал. Он считал её ребёнком и всерьёз не воспринимал. В этом году Игорь заканчивал школу и собирался поступать в техникум. Наташа переходила в четвёртый класс. Ей было очень грустно от того, что вожатого больше не будет в школе. Остаётся надеяться только на то, что он всё равно будет приходить к ней в гости. Хоть иногда! За всё лето они виделись всего несколько раз.
    Наташке исполнилось десять. Игорь в обязательном порядке получил приглашение на праздник. Войдя в квартиру, прямо с порога он едва успел подхватить бегущую к нему со всех ног Наташку, высоко поднял её на руки, а потом неожиданно крепко обнял, прижав её к себе. Та, в свою очередь, обвив его руками и ногами что есть сил прижалась к нему. Боже! Как сладко потянуло низ животика! Игорь поцеловал её в щёчку, вручил коробку с подарком и пошёл на кухню, где собрались взрослые. Это расстроило Наташу. Она рассчитывала, что Игорь сядет рядом с ней, поставила ему самую красивую тарелочку с чашкой и даже притащила из спальни родителей красивый мягкий стул. Сидя посреди огромной комнаты за одним столом с детьми, Наташа ежеминутно бегала на кухню, где за маленьким уютным кухонным столиком расположились старшая сестра, родители и её Игорь. Натаха уже давно привыкла к мысли, что он её парень. Все свои действия, все свои поступки она оценивала с позиции: а Игорю понравится? А что Игорь скажет? Поехали покупать с родителями новую одежду. А она уже смотрит на платье и думает, как посмотрит на неё Игорь? Как она будет выглядеть в его глазах? А не сильно оно длинное? Она считала, что принадлежит только ему и никому больше, а он был только её и принадлежал только ей. И когда она подрастёт, они обязательно поженятся. Девочка не заводила дружбы и больше не дружила ни с кем из мальчишек, стараясь всячески избегать даже своих одноклассников, считая уже свершившимся тот факт, что у неё уже есть тот самый мальчик, а предавать дружбу и дружить с двумя нельзя. Оставалось только подрасти. Праздник был окончательно испорчен, когда Игорь засобирался домой намного раньше, чем её подружки. Натаха лелеяла надежду, что подруги быстро-быстро съедят торт и уйдут, а ей можно будет посидеть за столом вместе со взрослыми. А там Игорь. Но случилось то, что случилось. Тот заглянул в комнату, где за большим столом собрались Наташкины подружки, попрощался, помахал рукой и стал обуваться. Наталья, чуть не перевернув стул вылетела пулей из-за стола и бросилась в коридор. Там папа уже прощался с Игорем, пожимая ему руку и похлопывая его по плечу. Натаха сдавленным голосом прошептала ему “пока”, потому что к горлу подкатил ком. Всё, что она успела сделать, это поймать короткий прощальный взгляд Игоря, а потом быстро убежать в ванную, а уж там дать вволю своим чувствам и расплакаться во весь голос. В тот день, сидя на холодном кафельном полу и рыдая во весь голос, в окружении ничего не понимающих подруг и успокаиваемая родителями, Наташка ощутила в себе новое чувство. Чувствовала, что любит его как-то не так, как любит сестру или брата, не так, как любит своих родителей, а как-то по-особенному. Не только сердце откликалось на это чувство своими сильными ударами, но и всё её тело реагировало своим особым, сладким, пьянящим, трепещущим ощущением сладкой истомы.
    Однажды Игорь пришёл к ним очень грустный и чем-то озабоченный. Сидя с родителями за кухонным столом он рассказывал им, что не смог поступить в техникум по здоровью и ему придётся вернуться в школу, в девятый класс. Натаха, в свою очередь, удобно устроившись у него на коленях, наслаждалась только тем, что Игорь снова рядом. Своей спиной она чувствовала его тепло, а его левая рука, лежащая у неё на животике, едва ощутимо прижимает её к себе. Родители сочувственно покачивали головой, а Наташка не понимала, почему они не радуются вместе с ней? Ведь Игорь снова пойдёт в школу и значит снова будет вожатым у них в классе. Потом Игорь вместе со всеми на целый месяц уехал в трудовой лагерь. Туда же уехала и её сестра. Наташа по долгу ворочалась в постели перед сном, представляя себе, как они вместе с её сестрой гуляют по широкой аллее, взявшись за руки. Ей хотелось сию минуту оказаться там и броситься на свою сестру, прогнать её, а потом представляла себе, что Игорь берёт её к себе на руки и они вместе прогуливаются по той самой аллее. Так, незаметно для себя Натаха засыпала. Сестра вернулась из лагеря в конце августа. Много рассказывала про сам лагерь, про Игоря. Про то, как он заступился за неё, когда к ней начали приставать мальчишки, про то, как однажды она сгорела на солнце, работая в поле, а он где-то раздобыл сметану и вечером намазал ей спину. Наверно, в этот момент Наташкины глаза горели недобрым светом, потому как сестра, чуть запнувшись, улыбаясь, тихо произнесла:
- Не боись ты! Он только тебя любит! – сказала и осеклась - Что ты думаешь, я не вижу, что ли? – закусив нижнюю губу и перестав улыбаться, добавила: - Смотри, не загордись! - опустила голову и вышла из комнаты. Игорь ей нравился.
    Старшая сестра давно заприметила перемены в Наташе. Как-то уж быстро она подросла. Стала рассудительной, спокойной девочкой. Она уже не была похожа на ту девочку, которая ещё прошлым летом лазила с подругами через заборы по огородам и играла с ними в казаков-разбойников. Теперь её сестра старалась всячески помогать маме по дому, смотрела и училась, как она готовит еду на кухне, ходила по магазинам, по два раза на дню убиралась у себя в комнате, перекладывая свои вещи в шкафу то так, то эдак, раскладывая игрушки на разный лад. А однажды и вовсе попросила отца унести все игрушки в сарай, оставив только большую куклу в красивом наряде, которую подарил ей Игорь на день рождения и большого плюшевого медведя, которого родители подарили ей на Новый год. У отца от неожиданной просьбы дочери глаза от удивления расширились, но с расспросами не полез. Дал ей небольшой мешок, в который, как он думал, дочка положит пару игрушек и на этом всё. Но пришлось дать ей ещё три таких же мешка, прежде чем дочь остановилась. Теперь, глядя на комнату Наташки, совсем не скажешь, что в ней живёт маленькая девочка десяти лет отроду. Комната выглядела так, будто хозяйке вовсе не десять, а все шестнадцать. Наташка всё чаще и чаще крутилась перед зеркалом, расчёсывая свои длинные до пояса густые каштановые волосы, по-разному заплетала их, оглядывала себя со всех сторон, снова расплетала. Она действительно подросла за последний год. Стала появляться небольшая грудь. Наташа иногда трогала свои вырастающие бугорочки, разглядывая их в зеркале. Бёдра стали округляться, отчего приталенные юбочки казались очень широкими и уже не висели на ней, как раньше, вдоль бёдер. Наталья не отказывала себе в удовольствии, чтобы лишний раз не перемерить свои юбочки, которые она безумно обожала носить. Крутилась так и эдак, края юбочек разлетались, обнажая её стройные ножки. Чуть наклонившись и выставив свою попку, собирала свои белоснежные трусики в одну полоску и любовалась, как на том самом месте, где заканчивалась попка и начинались ножки, выглядывал красивый белый ромбик. Она изучала свой лобок, на котором уже появлялись первые признаки растительности. Ещё совсем небольшие волосики были очень мягкими. Ей нравилось своё тело. Оно приводило в восторг. Краснела от мысли, что всё это ей хочется показать Игорю, что бы он сам увидел, что она уже вовсе не ребёнок, что она уже большая, взрослая девочка и её нужно воспринимать всерьёз. В свободные вечера Наталья садилась на кровать, поджимала под себя ноги, облокачиваясь на стену, ложила маленькую подушку на кровать, на неё, как на стол, книгу и с запоем уходила в чтение. Иногда ложилась на живот, положив книгу перед собой, подмяв под себя подушку и тогда её и без того короткая юбочка топорщилась, открывая её стройные ножки и начинавшую формироваться попку. Она мечтала, что сейчас в комнату войдёт Игорь, увидит её и… И что? Сядет рядом, погладит её по спинке. Строчки в книге останавливались, и Наталья долго не могла сосредоточиться на прочитанном, вернуться из мира грёз. Как-то вечером родители, заглянув в комнату к Наталье, решили взглянуть, что же за книгу так увлечённо читает их младшая дочка. Родители были очень удивлены странным выбором. На обложке было написано: Жюль Верн. Таинственный остров. Отец присвистнул:
- Ого! Мать, смотри, - обратился он к жене, показывая рукой на полку с детскими книгами.
На полочке, отдельно от детских книжек стояли ещё две книжки того же автора. Дети капитана Гранта было написано на обложке. Том 1. На второй книге Том 2.

                                                                                                             Глава XIV
    Наташка увидела Игоря на линейке 1 сентября. Он стоял со своим немногочисленным классом на противоположной стороне школьной площади. В костюме, в галстуке, с комсомольским значком на груди. Лицо было смуглым, загорелым. Взглядом смотрел куда-то мимо неё. Ната с трудом сдерживала возникающие порывы кинуться к нему через всю площадь. Скоро на крыльцо школы вышел директор и все взоры были устремлены на него. Наташка по-прежнему смотрела на Игоря, в надежде перехватить его взгляд. Но он, казалось, не замечал её. Нехорошее чувство шевельнулось у неё в груди. Появилось волнение, непонятный страх. Снова гулко забилось сердце. Из оцепенения её вывел звон колокольчика. Какой-то высокий парень с десятого класса нёс маленькую первоклашку на плече, а та звонила в небольшой колокольчик. Прозвенел первый звонок. Их повели в новый класс, который будет им классной комнатой. Теперь их класс находился в противоположном крыле школы. Наташа осмотрела своих одноклассников. Все мальчики возмужали, девочки вытянулись. У рыжеволосой Светки выделялись большие груди. Да и у многих девочек, она видела, произошли такие же изменения. Новый учитель уже что-то говорил им. Пришлось сесть и слушать. День тянулся. Два урока, на которых им рассказывали, как теперь будет складываться их учебный день, тянулись бесконечно. Ей было не до того, что говорила им учитель. В голове билась мысль: Он больше не любит меня! Не любит!
    Их наконец отпустили с занятий. Она медленно пошла домой. Ей хотелось найти Игоря, но что-то не давало ей этого сделать. Выходя из дверей школы, она оказалась на крыльце, где было очень много пап, мам, дедушек и бабушек. Протолкавшись среди них и оказавшись на школьной площади, Натаха повернула было в сторону дома, как вдруг кто-то закрыл ей глаза ладошками. Буря чувств пронеслась у неё в голове. Игорь! Нет, не Игорь! Хоть бы Игорь! Ладошки не сильно сжимали её, и она без труда повернула голову. Это был Игорь. Ноги стали ватными и не слушались. Они стояли друг перед другом. Натаха с трудом сдержалась от того, чтобы не кинуться ему на шею, но то самое тревожное чувство оставило обиду. А обида ещё не прошла.
- Ты домой? – спросил Игорь.
- Да! Пойдёшь к нам?
- Пошли! – не раздумывая согласился Игорь.
Они не сразу направились домой. Игорь повёл Наташку куда-то во дворы. Она не боялась идти с ним. Верила, что он никогда не сделает с ней ничего плохого, и, если он ведёт её туда, значит так надо. Через несколько минут Игорь привёл её в небольшой гастроном. Оказывается, он заработал немного денег в трудовом лагере и теперь они стояли перед большой витриной, уставленной квадратными коробками с надписью Торт. Игорь сказал:
- Выбирай!
Наташка чуть не заплакала. Слёзы предательски навернулись на глаза. Нет, она не страдала отсутствием сладостей в её жизни, нет, совсем напротив, папа очень часто баловал их вовсе не дешёвыми и редкими вкусностями. Торты Наташка даже не любила, потому что в них было очень много масла. Но это было совсем другое дело! Это предложил Игорь. Она знала, что совсем скоро, пройдёт несколько лет, они будут жить вместе. Будут вместе ходить по магазинам. Он будет покупать для неё сотни таких тортов. Только ей и только для неё. Но сейчас… Сейчас это было невероятное чувство. Голова кружилась от счастья. Ей хотелось на весь магазин громко воскликнуть: Это мой парень! Вот!
     Они вышли из гастронома. В руке Игорь держал торт. Торт, купленный для неё. Натаху переполняла гордость. Обиды забылись. К ней вернулось отличное настроение. Она крепко прижалась к его руке, закрыла на секунду глаза. Мой. Только мой! И они пошли домой. В тот день, 1 сентября, Наташе предстояло испытать ещё одно новое сладостное чувство. После того, как они дождались со школы сестру и брата, мама напоила всех чаем с тортом, собрала младшего брата и поехала с ним в детский мир за обувью. Летние сандалии совсем износились. Сестра, собрав какие-то вещи, направилась к подруге по соседству, а Игорь с Наташей остались наедине друг с другом. Когда за сестрой захлопнулась входная дверь, Наталью бросило в жар, краска залила лицо и несмотря на то, что дома было довольно жарко, она почувствовала холод. Зубы застучали, а тело затрясло мелкой дрожью. Она облокотилась на стену, чтобы не упасть от внезапной слабости в ногах. Не увидеть этого состояния было невозможно. Игорь по-прежнему сидел на кухне. Увидев трясущуюся от холода Наташу, он удивлённо, с некоторым волнением в голосе поинтересовался, что случилось? Натаха смотрела на Игоря, стуча зубами от холода не в силах унять охвативший её озноб. В следующую секунду она ринулась к нему, забралась на колени и крепко обняла его. Игорь привлёк трясущуюся от озноба Наташку к себе. Она больше не могла себя сдерживать и неумело ткнулась своими губами в его щёку. Он не отпрянул. Не отвернулся. Только замер. Теперь одна его рука обнимала Наталью за плечи, а другая скользнула вниз, к великому счастью Наташи, расположившись вдоль её ноги. Ладошка нежно легла на попку. Дрожь проходила. Она очень жалела, что была одета в школьную форму. Но ей было не до переодеваний. Посмотрела ему в глаза. Внезапно и неожиданно для себя спросила:
- Я тебе нравлюсь?
Игорь секунду помедлил:
- Нравишься. – шёпотом сказал он.
    Она снова потянулась к нему, а он уже сильнее и увереннее привлёк её к себе. Это был первый в их жизни, пусть и неумелый, поцелуй. Многие из её подруг-одноклассниц ещё в прошлом учебном году, хвастались, что дружат с мальчиками, и, переходя на загадочный шёпот говорили, что у них уже было ЭТО. Под словом ЭТО пока ещё подразумевались поцелуи. Но Наташа была далека и от этого. Тогда у неё ещё не было парня и в тайне она очень завидовала подругам. Теперь у неё был Игорь и с ним всё было совсем по-другому. Они ещё долго сидели и целовались. Игорь поглаживал Наташку одной рукой по спинке, другой легонько гладил попку и ножку. Несмотря на то, что губы уже болели и казалось очень опухли, это было очень приятно. Низ живота снова очень сладко тянуло. На этот раз намного сильнее, чем обычно. Наверно, они целовались бы до ночи, если бы в коридоре не зазвонил телефон, вернувший их обоих из мира сладкого наваждения. Наталья медленно отстранилась, взяв горящее лицо Игоря своими ледяными ладошками ещё несколько раз коротко поцеловала в губы и пошла отвечать на звонок. Звонил папа и попросил её что-то сделать к его приходу. Как не хотелось им обоим, но расставаться пришлось. Она прощалась с Игорем уже спокойно. Не было той тоски, которая раньше накатывала на неё при прощании. Но на смену того старого чувства пришло новое. Игорь уходил, а вместе с ним из Наташки как будто уходила частичка её самой. Внутри образовалась пустота. Они как взрослые поцеловались, задержавшись в дверях. Когда дверь за Игорем закрылась, Натаха без сил сползла по двери и заплакала. Это были слёзы счастья. Теперь девочка была уверена: она любит его. Любит его совсем не той детской любовью, какой любят дети своих старших товарищей. Она любит его как женщина должна любить мужчину, она желала его как мужчину, осознавая все последствия этой взрослой любви, отдавая себе полный отчёт и к чему это всё может привести. Она приняла его как своего первого и в будущем единственного в своей жизни. Вопрос о том, кто будет первым мужчиной в её жизни больше для неё не стоял. Это был он. Где и как это произойдёт она не знала. Она была готова стать женщиной. Сладкая, тянущая боль снова откликнулась в животике. Наташа негромко застонала. С этого дня она вся целиком принадлежала только ему. Подойдя к зеркалу оглядел себя со всех сторон, увидела в отражении своё заплаканное, но улыбающееся личико, повернулась. На школьной юбке сзади красовалось большое, тёмное и влажное пятно. Наташа снова улыбнулась. Она больше не боялась этого. Надо будет попозже позвонить Игорю, спросить, как дошёл. Через двадцать минут она уверенно, без дрожи, сняла трубку и набрала заветный номер. Что чувствовал Игорь по отношению к ней, Ната не знала. Она хотела верить, что он так же сильно любит её, так же сильно хочет, чтобы она всегда была рядом. По-детски надеялась, что Игорь хочет стать её мужем. Каждый вечер засыпала с мыслями о нём, каждое утро просыпалась, думая о нём. Шла в школу только в надежде увидеть его, а потом ждала выходных, чтобы снова побыть с ним.
    Так прошло два года. Наступила весна 1991. Игорю стукнуло восемнадцать, и он собирался служить в армии. Наташе шёл тринадцатый год. По всему выходило, что её день рождения Игорь, скорее всего, будет справлять в армии. Само слово армия доводило Наташку до истерики. Она не могла себе представить, что тот может уйти, исчезнуть на два года. Она не могла и не хотела в это верить. Парень закончил десятый класс и сразу получил повестку в военкомат. Он позвонил в конце мая и сказал: меня забирают в армию. А до дня рождения оставалась всего неделя, счастье было так близко и вдруг всё рухнуло. Наташка проревела всю ночь, наводя ужас на взволнованных родителей, которые уже поняли, что их дочь слишком рано влюбилась и влюбилась по-настоящему. Удержать? Да где там! Разве ж удержишь! Не привязывать же её в конце то концов. Отговорить? Уговоры ни к чему не привели. Никакие доводы на девочку уже не действовали. Её горе было таким неподдельным, таким глубоким, что даже её отец, Василий Митрофанович не смог сдержаться и слёзы текли у него по щекам. Сидя с женой на кухне, он лихорадочно перелистывал записную книжку в поисках влиятельных друзей, кто мог бы помочь отмазать Игоря от армии. Услышав разговор родителей Натаха бросилась перед отцом на колени и взвыв в голос стала молить и просить его, что бы тот помог ему.
- Папочка, миленький, помоги нам, пожалуйста!!! Ему нельзя в армию! У него здоровье… Я не смогу без него... Помоги нам... пожалуйста... - слёзы лились из её глаз. Елена Николаевна уже в третий раз трясущимися руками капала валериану сразу в четыре стакана: себе, отцу, собственно самой Наталье и старшей дочери, которая не осталась в стороне и подвывала рядом с Натахой. Василий Митрофанович решительно направился в прихожую и снял трубку. Покрутив диск замер. Все затихли, лишь Натаха всхлипывала и шмыгала носиком. Прождав с минуту длинные гудки в трубке, он нажал пальцем на рычаг. Натаха снова начала плакать.
- Стоп! Ещё один звонок! - и снова набрал чей-то номер. Но и там ответа на длинные гудки не последовало.
- Василь, четыре утра... Спят все. Завтра людям на работу. Доченька, завтра папа с утра всех обзвонит, обещаю... успокойся, рыбонька... - Елена Николаевна ласково гладила Натаху по длинным, густым волосам, провела ладошкой по заплаканному личику.
- Обещаешь?
- Обещаю, моя родная!
    Натаха покорно закрыла глаза в знак согласия, прошла в комнату, закрыла дверь и больше не издала ни звука. Уснуть сразу так и не получилось. Очень сильно разболелась голова. Лишь под утро, когда через окно забрезжил рассвет, Наташка провалилась в сон.
Проснулась уже ближе к полудню. Прошла шлёпая босыми ногами по квартире. Дома никого. Заглянула в одну комнату, в другую, открыла дверь на кухню и замерла. За столом сидел Игорь. Через секунду Наташка, чуть не свалив его со стула кинулась к нему на колени. Прижавшись к нему замерла. Слёзы предательски полились из глаз.
    Через неделю Игорь ушёл в армию. Никаких пышных проводов не было. В военкомат приехали его родители, бабушка и какой-то друг, которого Наташа не знала. На площади было очень много народу. Все плакали, обнимались, прощались. Толпа оттеснила их от родителей, когда военком скомандовал призывникам садиться в автобус. Наташка обняла Игоря за шею и встав на носочки прижалась к его губам. Каково же было её удивление, когда она почувствовала, как рука Игоря задрала ей и без того короткое платьишко и нырнула в трусики. При этом его пальцы скользнули вниз и остановились там, где всегда было мокро и горячо от поцелуев. Парень крепко прижали её к себе. Она почувствовала низом живота плотный бугорок брюк, застонала и чуть не потеряла сознание. То, о чём она мечтала, сбылось. Рука Игоря выскочила так же быстро.
- Я напишу тебе…
Он снова подскочил к ней и поцеловал в губы.
- Я люблю тебя… - прошептала Натаха в след растворяющемуся в толпе Игорю. Всю дорогу до дома Наталья вспоминала это короткое прикосновение. Закрывала глаза и вздрагивала. Ей хотелось, чтобы это повторилось ещё и ещё. Живот безумно болел. Она ещё долго ощущала горячую руку Игоря.
Через несколько месяцев она получила первое письмо. Прочитав, долго плакала, прижимая листок к груди. В тот же день она села писать ответ. Весь вечер не выходила из комнаты, а когда закончила, запечатала конверт, не дав даже своей сестре прочитать ни одной строчки. Через пару недель началась школа. Письма от Игоря приходили два раза в месяц. Он никогда не задерживал с ответом. Наташка отвечала ему с завидной регулярностью.
Учебный год подходил к концу. Наташка открывала стол и видела там последнее письмо от Игоря. Надо было написать ответ. Но ящик стола закрывался. Ответ откладывался. Когда Игорю осталось служить всего полгода, Наташка вовсе перестала ему отвечать. Почему? Она перестала скучать по нему. Его небыло рядом. Он был очень далеко. Она привыкла жить без него. Забылись его поцелуи и все мечты о нём. В школе за Наташкой стал ходить мальчик по имени Владимир, который был на год старше её. Почему-то все звали его Вольдемар. Это красивое имя завораживало слух Наташки. Тот слыл красавцем, потрясающе рисовал и за ним бегали все девчонки из его класса. Наталье он тоже нравился, и в конце концов она сдалась, ответила на его ухаживания после того, как мальчик нарисовал её портрет прямо на белой стене перед домом. Игорь написал ещё четыре письма и перестал тревожить её. Натаха читала их все, но ни на одно отвечать не захотела. Письма пылились в ящике стола.
Вечер своего пятнадцатилетия Наталья решила провести со своим новым парнем. Владимир жил не далеко. Они долго сидели у него в комнате, болтали обо всём, слушали музыку. Парень достал из стола два бокала и красивую бутылку вина. Сказал, что украл её у родителей. Владимир был такой смелый!!! Это безумно заводило Наталью! Она уже совсем взрослая, сидит с парнем и пьёт вино! Подруги обзавидуются. Тот несколько раз пытался залезть девушке под платьице, но Наталья ласково убирала его руку. Настроение у Владимира было испорчено. Он сидел с хмурым видом, а Наталья всячески старалась приободрить его. Вскоре мама Владимира постучала к ним в комнату.
- Вольдемар, - строгим голосом произнесла она, - нужно проводить девочку домой! Уже поздно!
    Голова у Натахи кружилась. В ногах ощущалась приятная слабость. Настроение было великолепное! Хотелось летать от счастья! Она облокотилась об руку Владимира, и они стали спускаться по подъездной лестнице. Лифт уже не работал. Вдруг он обнял Наташку, увлёк на площадку между этажами, прижал спиной к холодной стене и стал целовать. Наташа обвила руками шею парня. Как это было сладко! Владимир умел целоваться. Его язык то и дело прикасался к её языку. Жар растекался по всему телу. Вдруг Натаха ощутила, как его рука снимает с неё трусики. Она попыталась вырваться, но он крепко держал её одной рукой, а сил сопротивляться небыло. Когда трусики съехали ей ниже колен, Вольдемар грубо, рывком развернул её лицом к стене. Она услышала щелчок расстёгивающейся пряжки ремня. Послышался звук рвущейся ткани и платье девочки задралось вверх. Наташка почувствовала, как его твёрдый, горячий член тыкается ей куда-то в попку, потом ниже, ещё ниже. Она что было сил сжала ноги. Это ей совсем не помогло, потому что от близости с мальчиком, из влагалища текло то самое горячее и скользкое. Тот скользнул ей между ног вверх и резко вошёл внутрь. Свет потух в её глазах. Она вскрикнула от боли. Владимир всё сильнее и сильнее толкал её. Она больно билась животом и коленями об холодную стену. Его рука до боли стиснула левую грудь. Пальцы нащупали сосок. Он с силой сжал его, не переставая при этом больно толкать девушку. Наташка не могла кричать, воздуха не хватало. Из горла доносились только прерывистые стоны. Слёзы застилали глаза. Не могла сопротивляться, не звала на помощь и не кричала. Хотела только одного, что бы поскорее всё закончилось. Через полминуты она почувствовала, что толчки Владимира стали прерывистыми, он застонал и горячая, тугая струя обожгла всё внутри неё. Он выпустил Наташку, и та без сил сползла по стене на холодный, грязный пол, рыдая и вытирая горячие слёзы. Глаза уже привыкли к полумраку подъезда. Она увидела, что сидит на полу возле люка мусоропровода. Сняла с ноги испачканные трусики. Грудь очень болела. Сосок отдавал острой пульсирующей болью. Внизу живота растекалась неприятная боль. С трудом она поднялась на ноги. Те не слушались её. Что-то горячее потекло по ногам. Она машинально провела по ним зажатыми в руке трусиками. Выглянула на свет. Это была кровь вперемешку со спермой. Натаха тихонько заскулила. Горечь от обиды и унижения поднималась из глубины сердца, а в подъездной тишине слышались равномерные шаги поднимающегося, как ни в чём небывало к себе домой, Владимира-Вольдемара.
    Она сидела на лавочке возле дома, тихо плакала и боялась зайти домой. Боялась, что родители увидят её в таком состоянии. Наташка решила никому ничего не рассказывать про то, что сделал с ней Вольдемар. Ко всем бедам у Наташки пропали месячные. Когда Наталья пошла в восьмой класс, она была уже на четвёртом месяце беременности. Что с этим делать она не знала. К кому обращаться понятия не имела. Во дворе жила одна женщина, все называли её шалавой и проституткой. Натаха чувствовала, что та может ей помочь. Дождавшись Кристину возле подъезда, так звали ту женщину, она окликнула её. Почему все жильцы дома, все соседи не любили её? Та оказалась очень душевным человеком. Выслушала Наташкину беду, посочувствовала ей и без лишних слов пообещала помочь. Наташка ревела в голос, рассказывая о том, что с ней произошло, но назвать имя мальчика побоялась. Кристина с трудом успокоила девочку. Через пару дней та сама встретила возвращающуюся из школы Натаху и тихо сказала, что она договорилась на субботу и попутно предупредила, что может быть придётся денёк полежать там. В следующую субботу Наташка отпросилась у родителей переночевать у подруги, а сама после школы встретилась с Кристиной. Им пришлось ехать на другой конец города. Кристина подтолкнула девочку в калитку, сама же попрощалась, сославшись на неотложные дела. Войдя в частный дом Наталья увидела там хмурую женщину. Та приказала раздеваться и садится в специальное кресло, установленное в маленькой комнатке без окон. Эта комната напоминала операционную. Девушку охватил безумный ужас. Но страх перед беременностью пересилил весь ужас от предстоящей операции, которую все называли страшным словом аборт. Наталья попыталась взять себя в руки. Женщина дала ей выпить пару таблеток, поставила укол. На столе было разложено много жутких инструментов. Привязав ремешками ноги и повесив ширму перед лицом Наташки, женщина начала операцию. Наталья почувствовала, как что-то холодное входит глубоко внутрь неё и раздвигается. Всё сильнее и сильнее. Боль была терпимой. Но потом… Через несколько минут ей казалось, что все её внутренности выжигают расплавленным свинцом. Внутри что-то хрустело и рвалось. От нестерпимой боли Наташка кричала во весь голос и царапала, ломая ногти, подлокотник кресла. Боль была такой нестерпимой, что девушка облегчила не только свой мочевой пузырь, но и содержимое кишечника, чем вызвала бурю гнева и негодования со стороны женщины. Когда всё закончилось, та бросила ей в лицо тряпку и велела всё убрать за собой. Наташка едва шевелилась. Внутри болело так сильно, что её мутило. Любое движение ногами вызывало острую боль. Стоя на коленях на холодном полу почти нагишом, девушка вытирала огромную лужу крови, вперемешку с испражнениями, как вдруг увидела три малюсеньких пальчика и фрагмент крошечной ладошки. Желудок сжался в конвульсиях. Всё было кончено. С трудом вытерев пол, Наташка оделась и вышла во двор. Стоял сентябрь. Тёплый осенний ветер едва шевелил желтеющие листья на деревьях. Возле крыльца, очень кстати, была небольшая лавочка. Перед глазами у девушки всё кружилось, ноги не слушались, и она без сил опустилась на неё. Закрыла глаза. Услышала рядом шаги. Женщина, которая делала операцию присела рядом и бесцеремонно закурила.
- Ну что?
Наталья ничего не ответила. Только посмотрела на неё и снова закрыла глаза.
- Постарайся не трахаться первое время, а то заразу какую ни будь занесёшь. И это, - тётка глубоко затянулась сигаретой и выпустила густое облако дыма. - Учти, детей у тебя больше не будет. Хотя… на кой они тебе, шалава малолетняя…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 06.03.2019 Игорь Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2507858

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1