Перевёрнутый мир (Глава VIII - XII)


                                                                                                               
                                                                                                                    Глава VIII
    Получив очередное задание, мы улетели в тёплые края. Ещё пара дней и уже сидим в недорогом отеле. Было раннее утро. Солнце ещё не накалило воздух, но ночная прохлада быстро покидала это место. Мы с Михаилом рассредоточились у бара. Так было принято, всегда ходили по двое и держали друг друга в зоне видимости. Поэтому я сел на высокий стул за стойку бара, а Миха пару минут спустя разместился в шезлонге у бассейна неподалёку от меня. Я заказал коктейль. Бармен наверняка ни черта не понимал по-русски, поэтому я сразу перешёл на английский и сказал ему, что мне надо безалкогольный освежающий напиток. Вскоре у меня в руках оказался запотевший стеклянный стакан с напитком всех цветов радуги и довольно сносный на вкус. Слева от меня подсела юная особа лет восемнадцати-двадцати. Волосы серебристые, густые, слегка волнистые, большие голубые глаза смотрели из-под бархатных ресниц. Небольшой носик и тонкие, подведённые яркой красной помадой губы довершали её сходство и куклой Барби. Я бегло пробежал по её формам. Сердце несколько раз гулко стукнуло в груди. На ней была короткая, расстёгнутая рубашка, которая на какое-то мгновение обнажила пояс, а приспущенные белоснежные трусики дали возможность прочитать надпись: If you′re reading this, hence, you′re fucking me. Ого!!! Девочка та ещё штучка! Но красивая, чертовка. Как куколка. Раннее утро, а у неё уже всё в ажуре. Скосил глаза на часы: половина седьмого утра. Может, не ложилась ещё. Красивых, а уж тем более слишком красивых девушек, всегда старался обходить стороной. Весь этот шик был не для меня и уж точно не из моей жизни. Силой воли я с трудом отвёл свой взгляд от её чарующей, завораживающей красоты. Сглотнув слюну сосредоточенно уставился на запотевший стакан в своей руке, но девица, видимо, заметила мой оценивающий взгляд, повернулась ко мне, улыбнулась, наклонила голову набок и приятным, игривым голоском прощебетала:
- Не угостите девушку коктейлем?
Тонкие, алые губы разъехались в милой улыбке, обнажая ряд совершенно ровных, белоснежных зубов.
Please, order something for yourself. – чуть кивнув головой ответил я осипшим голосом, ощущая в миг пересохшее горло.
Девушка удивлённо смотрела на меня.
- Что, простите?
И только тут до меня дошло, что я сказал это на английском. От волнения я начисто забыл свой родной язык. Чертыхнувшись, извинился, засмущался и повторил всё на русском.
Та без лишних слов уткнулась в буклетик с напитками, ткнула пальцем в какую-то строчку, и бармен кинулся выполнять заказ.
- Меня Анжела зовут! - прощебетала она, пересаживаясь на соседний со мной стул.
- Игорь. – ответил я, втянув живительную для горла прохладу коктейля.
Моя новая знакомая протянула руку. Я легонько пожал её. Рука у девушки была тёплая и мягкая. На её правой руке, как и у меня, был пристёгнут чёрный тонкий, пластиковый браслет. На левой руке красовался красивый и наверняка дорогой жемчужный браслет. Почти на каждом пальце красовались кольца. От неё повеяло потрясающими духами и свежестью. Она смотрела на меня открыто, не отводя взгляд. Я почувствовал, как начинает кружиться голова. Наверняка, секс с этим милым созданием — это верх блаженства. Везёт же её парню! Где-то там, внизу, моё мужское дёрнуло, как разрядом тока. Лицо наливалось краской. Жаркая волна прокатила по всему телу. Точно так же, как в тот день, когда я познакомился с Наташей.

                                                                                                          Глава IX
    Познакомился я со своей будущей женой до банального просто. Возвращался от своего товарища домой чуть навеселе, в отличном расположении духа, приняв на грудь ровно столько, чтобы быть готовым к любым подвигам, пусть ратным или амурным, всё равно. Друг проживал в последнем подъезде красивой панельной высотки, выстроенной на краю города, окружённой рощей, которую постепенно теснили эти самые высотки. Проходя мимо первого подъезда услышал женский голос:
- Молодой человек, вы не поможете мне?
Повернувшись увидел миловидную головку молодой дамочки, красующуюся из-за кузова новёхонького серебристого седана Ауди S8.
- С удовольствием! – сказал я, бодро направляя шаг в сторону машины.
- Сумка… не могу вытащить! Помогите пожалуйста до лифта донести! – прощебетало нежное создание, дёргая сумку, напрягая морщинки на переносице. Девушка уже целиком красовалось передо мной. Да уж. Тёмные волосы ниже плеч были завиты крупным локоном, личико бледное, глаза… Тогда показались карими. Макияжа на лице минимум: слегка подёрнуты вишнёвой помадой тонкие губы, подкрашены ресницы, едва заметные лёгкие тени на веках. Одета в мохнатую короткую курточку и ещё более короткую юбочку, а чёрные чулочки, подчёркивающие её стройные ноги, красиво завершали короткие кожаные сапожки на невысоком каблуке. Она открыто улыбнулась мне, слегка наклонилась, взявшись за ручки сумки, потянула, показывая всем видом, что не может с ней совладать, сделала шаг в сторону, освобождая мне место перед багажником автомобиля. Я же про себя отметил красоту её вздёрнутой попки в обтянутой юбочке и подумал, наклонись она ещё чуть-чуть и её прелести уже нечему будет прикрывать. От этих крамольных мыслей бросило в жар. Шикарная девочка. И машинка что надо. Наверняка папик богатый! В те года молодые девчонки пачками увивались за богатыми мужиками в годах, которые больше годились им в отцы. Перехватив ручки сумки резко, с усилием потянул вверх, ожидая приличный вес. Но сумка хоть и была объёмная, челночная, оказалась не такой уж и тяжёлой, поддалась легко. От неожиданности я чуть не упал, поскользнувшись на припорошённом снегом льду. Хромовые ботинки были очень скользкой обувью. Девочка хихикнула, захлопнула багажник, открыла правую переднюю дверь, схватила с сиденья дамскую сумочку. За моей спиной пикнула сигнашка. Ставить сумку у подъезда не стал, так и держал её навесу. Девушка обошла меня, потянула ручку двери открывая вход в подъезд, сделала лёгкий взмах рукой, приглашая пройти. Легко поднявшись по ступенькам я, наконец, поставил сумку перед лифтом. Повернулся, чтобы нажать кнопку вызова, но девушка опередила меня, закрыв ладошкой кнопочку. По инерции ткнул пальцем в тыльную сторону руки. Заулыбались глядя друг на друга.
- Простите… - смутился я.
- Меня Наташа зовут! – сказала она без предисловий, не жеманясь.
- Очень приятно, Наташа! А меня Игорь! – и не успел я даже набрать воздуха в грудь, чтобы выпалить что-нибудь банальное, типа, а как мне то приятно, Вы бы знали, как она, чуть вскинув брови от удивления, усмехнулась и протянув мне свою руку сказала с некоторой иронией в голосе:
- Ну вот и познакомились, Игорь! – сделав ударение на слове Игорь.
Я пожал её нежную руку. Пожал легонько. Немного кружилась голова. То ли от выпитого, то ли от божественного аромата её духов. То ли от её фигуры. То ли от того, что мы стояли так близко друг к другу, что я ощущал её дыхание. А может от всего сразу. Сколько же времени я без женщины? Оголодал… - подумал я. Посмотрел ей в глаза. Взгляд спокойный, но с какой-то игривой искринкой. Глаза, которые на улице казались мне карими, в освещении подъезда стали зелёными. Секундное желание, как наваждение, нарисовало картину: она делает шаг вперёд, обнимает меня за шею, нежно целует… Чуть дёрнул головой. Стряхнул грёзы. Тонул в её лучистых глазах, жар накрывал с головой, кровь прилила к лицу. Секунда за секундой моё сердце отстукивало по два удара. Повисла очень неудобная для этого момента пауза. Нужно было что-то сказать. Её рука выскользнула из моей. На секунду мы оба опустили глаза. Я вернулся из мира грёз и не нашёл ничего лучше, как брякнуть первое, что пришло на ум:
- Ну, я пошёл?
- Спасибо Вам большое, Игорь! – сказала она и нажала кнопку. Дверки лифта разъехались. Зайдя в лифт Наталья поволокла сумку волоком за собой, а я стоял столбом, дубина, и смотрел на неё не отрывая взгляд! Ну нет, что б помочь то! Она махнула мне рукой в закрывающиеся двери, а я, находясь под впечатлением от этой короткой встречи, наконец развис, качнулся вперёд в порыве помочь, но это было так поздно, что мой порыв оценили разве что захлопнувшиеся двери лифта. Оставалось стоять и слушать, как лифтовая кабинка уносит это прекрасное создание куда-то вверх. Аромат её духов медленно растворялся. Что за духи такие? Тряхнул головой, повёл плечами. Да уж, подумал я тогда, хороша Наташа, да не наша! Выйдя из подъезда и бросив взгляд на серебристую Ауди S8, пошагал своей дорогой.
Та короткая встреча не выходила у меня из головы. Я всё чаще и чаще думал о Наталье. Стал задумчивым. Тысячу раз прокручивая про себя нашу встречу корил себя, что не спросил телефон, не напросился на банальную чашку кофе. А вдруг? Всё время представлял себе, как она выбегает из подъезда, одумавшись, зовёт меня по имени, приглашает зайти. С другой стороны, а с чего бы ей возвращаться и звать меня? Я не красавчик, что б такая девчонка на меня запала. Ничего такого сверхъестественного для неё я тоже не сделал. Эка невидаль сумку донести! Она то какая красивая! Ухоженная вся, маникюр, педикюр, тачка дорогая. Квартира в современной высотке, одета с иголочки. Такие девочки знают себе цену и по факту очень дорого стоят. Уж всяко больше, чем моё неприличное месячное жалованье лейтенанта! Я так много раз вспоминал этот случай, что уже перестал понимать, что произошло в реальности, а что являлось моей выдумкой. Не буду таить: я мечтал о встрече. Искал её всеми возможными способами. Стоял как заправский часовой у её подъезда, невзирая на собачий холод и ветер. Специально ходил мимо её дома при любом удобном и неудобном случае. Мой добрый, старый товарищ был кране удивлён, когда я, естественно преследуя свои корыстные цели, о которых, понятное дело, не ставил его в известность, нанёс ему пятый визит за неделю. Ему и в голову не могло прийти, почему я вдруг так зачастил к нему в гости. Ну не расспрашивать же его о Наталье напрямую, в конце то концов! Две недели спустя мой товарищ стал косо поглядывать на меня, делать хмурый вид, а к концу третьей недели уже совсем не скрывал своего раздражения по поводу моих зачастивших посещений и относился к ним с нескрываемым равнодушием. Пришлось пожалеть парня и принять его настроение к сведению. Походы в гости прекратились. Чувствовал себя хуже того самого татарина. Но желание встретить Наталью не покидало меня. И я упорно продолжал ходить мимо её дома, мёрз все свободные вечера напролёт, топчась у её подъезда. Жители поначалу смотрели на меня с опаской, но через месяц моего почти ежевечернего дежурства стали даже здороваться. Меня это крайне веселило! Однажды, в один из тихих и относительно тёплых по зимним меркам вечеров, меня осенило. Вероятнее всего она сама приезжала в гости к кому-то из жителей этого подъезда и встретится нам с ней снова ну так же маловероятно, как столкнуться двум кораблям в океане! Эта мысль моментально охладила все мои попытки встретить Наталью “на том же самом месте”, и, в принципе, свела на нет все мои грёзы и мечты о ней. Я начал впадать в отчаянье. Но чем и хороша молодость, да плюс незаменимый доктор Время, это тем, что через пару недель в моей жизни всё пошло своим чередом и её течение вернулось в своё привычное русло. Ко мне вернулась моя былая жизнерадостность, жизнелюбие, а вместе с ними и хорошее настроение.

                                                                                                                       Глава X
    Служба шла без изменений. Тренировки, учения, нормативы, зачёты. Нежданно, не гаданно, получил внеочередное звание старшего лейтенанта. Возвращаясь вечером в общагу, решил поглазеть на океан прям с пирса. Уже темнело. На кораблях зажгли палубное освещение. Жизнь дивизиона замирала. Мне нравилось смотреть на океан. Там, вдалеке, на выходе из бухты, круглые сутки ходили туда-сюда корабли. Мне часто приходилось бывать на кораблях, но никогда не приходилось выходить на них в море. Чаще смотрел на дно корабля под водой через маску гидрокостюма. Пирс слегка покачивало. Удары волн о металл плавучего пирса ощущались всем телом. Небольшое волнение на океане - это нормальное явление зимой. В бухте местами был лёд, температура воды совсем не улыбалась купанием. Но искупаться всё же пришлось. Стал случайным свидетелем, как ребёнок сорвался с корабля в ледяную воду. Девочка неосмотрительно далеко высунулась через открытые створки водолазного трапа, поскользнулась. Кто-то из офицеров или мичманов притащил дочку, а может и внучку на корабль, потому как оставить было не с кем. Здесь, в посёлке, проживали сплошь и рядом одни военные. Причём все эти военные служили в одном и том же гарнизоне. Жёны, мужья и все их повзрослевшие дети – все служили или работали здесь. Иногда обоим родителям, а также их дедушкам и бабушкам, выпадала ночная вахта или дежурство. Кому-то из супругов приходилось брать ребёнка с собой. Это была нормальная практика. Все всё понимали и за посторонних на объекте не наказывали. Подумать ни о чём не успел. Увидел нелепо взмахнувшую руками девочку, которая в ту же секунду исчезла из вида. Сделав несколько стремительных шагов бросился в воду вслед за ней. На автомате. И только когда очутился в ледяной воде, тогда только подумал, что надо было бы бушлат то скинуть… Каким бы хорошим пловцом я не был, как бы хорошо я не был подготовлен, но плаванье в ледяной воде в полной амуниции для этого не предназначенной, это ещё то удовольствие. Выпрыгнуть из воды на полутораметровый пирс с ребёнком на руках я не мог. Ребёнка я тоже туда подбросить не мог. Точки опоры то нет. Да и девочка в намокшем пальто весила совсем не двадцать пять кило, а все сорок. И уж тем более я не мог взобраться по вертикальному или отвесному борту корабля. Это в кино показывают, как спецназовцы лихо взбираются из воды по трапу или спущенному концу в воду на борт корабля. Точно вам говорю: на кораблях Военно-морского флота России ничего не висит, не свисает и не болтается, по чему бы вы могли беспрепятственно взобраться на борт. Остаётся только трап. Но он круглые сутки охраняется. На крайний случай можно доплыть до швартовой бочки и с неё по швартовому концу залезть на корабль. Но это не вариант. Хлопотно это и долго. Пока лезешь – могут подстрелить пару раз. А с дыркой в боку или голове ты уже никуда не полезешь. В общем, барахтаемся мы в ледяной воде. Девочка дышит, а я водичку солёную прихлёбываю, да успокаиваю её. Хотя понимаю, что ещё пол минуты и всё. Холодно, безумно! Водичка около нуля. Чувствую, ножки уже покалывать начинает, руки тоже. Говорю ей, кричи!!! Зови на помощь! Океан плещется, наших барахтаний никто не слышит. Закричала девочка голосом, напоминающим боцманский свисток, аж уши заложило:
- На помощь! Помогите!!!
Вот молодец какая! Не свело ещё губки. Умничка! Сильная! Спасибо пацанам нашим флотским. Ребята-мореманы, вахта юта, с тральщика морского, услышали нас, увидели барахтающихся в ледяной воде, подмогу позвали, прожектора со шкафута развернули, осветили нас. А потому как сами в овчинных тулупах на вахте стояли, больше помочь нам ничем не могли. Помощь вовремя подоспела. Сил у меня хватило только на один рывок. Толкнул девчонку из последних сил вверх, а сам под воду ушёл. Парни друг друга за ноги держали, смогли очень низко к воде руки протянуть. Вижу из-под воды, ухватили морячки девчоночку за край пальтишка на плече, вцепились клещами! Не оторвать! Набросились как муравьи, мигом вытащили её на пирс, молодцы. Один морячок – старшина первой статьи, худенький с виду мальчишка, подхватил девчушку на руки, прям с пирса, без рывка, без усилия, её - тяжеленую, в намокшем пальто, прижал к себе и бегом побежал на корабль. Только корабелами по трапу прогромыхал! До меня тоже очередь на спасение дошла. Только сначала они меня убить зачем-то пытались. Спасательным кругом. Чтоб не мучился, наверное. Бросили и по голове мне в аккурат попали, когда я пытался всплыть. От удара я в себя пришёл. Искры из глаз посыпались так, что я чуток согрелся. Ухватился за этот круг что есть мочи. Чувствую, тянут меня, а рук своих уже не чувствую. Не могу понять, держусь или нет? Вижу, вокруг спасательного круга верёвка. Вот за неё то зубами намертво и вцепился. А весу то во мне чистого под девяносто кило. Плюс бушлатик с хромочами намокли. Даже понять не могу, как они меня достали? Потом этот спасательный круг они долго не могли вырвать у меня из рук! Так с ним в обнимку и с верёвкой в зубах утащили меня к себе на коробку. Подумали, там отберут. Спирту влили чутка, челюсть кое-как разжал. А руки не могу. Тогда напоили меня спиртом с глюкозой по полной программе. Разрезали бушлат, растирание сделали. И только когда отключился, круг у меня с трудом вырвали-таки из оцепеневших рук. Надпись МТ-749 до сих пор на круге помню. Парни нас вытащили, спасли, а я даже имён то их не спросил. Медик корабельный, мичман, думал, я летёха с бербазы, а как портак мой увидел на плече, сразу всё понял. Не бербазовская или какая другая штабная крыса перед ним, а морской офицер. Свой. Морская душа. Я им потом на коробку всё-таки ящик спирта приволок. Роял. Был такой. Кто помнит, тот знает и не забудет. Литровые стеклянные флакончики. И всё бы ничего, да прознало про мои купания наше командование. Две недели ни сном, ни духом. А тут. Ну откуда? Слухи, видимо, по дивизиону пошли. Шли, шли ну и дошли до нужных ушей. Не было бы счастья, да несчастье помогло! Звёздочку обмыли. Внеочередную. Нужные уши, намахнув полстакана спирта, крякнув в кулак сказали:
- Медаль у нас сложно, сынок, а звёздочку хорошим людям – это всегда пожалуйста!

                                                                                                                Глава XI
    Жизнь не стояла на месте. Новых знакомств не заводил, о Наталье почти не вспоминал. Лишь какой-то смутный и обобщённый образ девушки остался в моей памяти. Я даже не был уверен, узнаю ли её, если встречу. В одно субботнее и совсем пасмурное утро меня вдруг осенило сотворить что-нибудь эдакое вкусно-съедобное. Мясное! Мои холостяцкие привычки заставляли меня питаться в большинстве своём полуфабрикатами. Готовить было лень. А пельмени, жареная картошка и макароны, как известно, это лучший друг холостяка, а бутерброды - это лучший друг перекуса на бегу, ну а оба этих друга мужчины-холостяка были злейшими врагами организма. Эта мысль сподвигла мою изголодавшуюся по домашним, мамкиным харчам персону, на столь мучительный для меня поход на рынок. Никогда не любил ходить и толкаться по таким заведениям в поисках чего-то подешевле. Не умел и не любил торговаться, понимая, что продавец даже и скинув цену не будет в убытке. Сначала добавит, потом скинет. И как будто все в наваре. Не умел выбирать продукты. Куда проще в больших гастрономах. Всё на полочках. Только срок годности читай. Выбор правда скудноват и товар не такой привлекательный, как на рынке, зато всё подписано, помечено, цена-вес-дата расфасовки. Но всё же я решился. Выглянул в окно. Февраль давал угля! Снежные вихри, ветер! Меньше народу будет, - подумал я и начал одеваться. Зря я понадеялся, что народу на рынке будет меньше. Наивный! Наверно, здесь не бывает малолюдно. Здесь всегда толчея. Продавцы что-то кричат, зазывают покупателей, в конце рынка раздаются удары топора. Рубят мясо. Вы когда-нибудь прислушивались к запаху рынка? Мне всегда казалось, что на базарах пахнет всегда одинаково – яблоками. Нет, там много других запахов, но почему-то яблоки выделяются. Нет? А прислушайтесь к рынку… Февраль, а внутри птицы щебечут! Как весной! Задрал наверх голову. Вон они, на балках сидят! Тепло им, сытно на рынке. Всегда есть чем поживиться. Наверно я и дальше бы любовался птичками, как вдруг боковым зрением замечаю, как кто-то стремительно бежит в мою сторону. Я не то, что сгруппироваться, даже развернуться-то не успел, как мою шею обвили женские руки! Этот аромат! Прежде, чем я увидел её лицо, узнал аромат тех духов! Наталья кинулась мне на шею. Едва успел выставить ногу для упора.
- Игорёха, миленький, привет! – чуть не прокричала она мне в ухо со всей силы обнимая за шею и внезапно несколько раз поцеловала в щёку: - Я тебя везде искала!!! Простить себе не могла, что не пригласила тебя к нам!
Я не верил в происходящее! Не верил ни ушам, ни глазам, ни уж тем более своим чувствам. Эта случайная встреча не то, что потрясла меня, она взорвала и перевернула всю мою жизнь! Всё то, о чём я мечтал всё последнее время воплотилось в реальность.
- Привет, Наташенька! – с нескрываемой радостью и дрожью в голосе сказал я, в свою очередь крепко прижимая её к себе. Поддалась легко и ещё крепче обняла меня. Снова поцеловала, но уже ближе к губам: - Я тебя тоже искал! – прошептал я.
- Я знаю! – прошептала она в ответ и наши губы слились в поцелуе.
Нам обоим в тот миг было ясно, что она не замужем и я не женат. И что мы оба не связаны ни с кем никакими обязательствами. И уж тем более нам обоим было предельно ясно и понятно, какой выбор мы тогда сделали. Даже говорить друг-другу больше ничего не пришлось. Мы так и стояли, обнявшись и целуясь посреди огромного, шумного рынка. Люди шли, оглядываясь на нас, кто-то улыбался, радуясь за нас, вот, мол, молодость какая! Кто-то смотрел на нас с укором, думали, ещё бы трахнулись тут! Но тогда нам было плевать на весь мир. Мы боялись выпустить друг друга из объятий, чтобы не дай Бог снова не расстаться! С этой минуты, к слову сказать, мы больше и не расставались. Этим же вечером Наталья переехала ко мне. Без уговоров. Без громких фраз. Без пафосных обещаний. Без лишних слов. Без намёков. Без ужимок. Выходя из машины ласковым голоском сказала мне:
- Подожди, пожалуйста, я за вещами!
Всего через час, погрузив в машину её гардероб, мы приехали ко мне. А ещё через неделю я сделал Наталье предложение. Она нисколько не колеблясь приняла предложение, засмеялась и сказала, что не сегодня вечером так завтра утром сама бы уже мне его сделала! Недолго думая подали заявление в ЗАГС и 18 марта поженились. Мне тогда только-только исполнилось 26 лет, а ей через два с половиной месяца исполнился 21 год.

                                                                                                                   Глава XII
   Почему Наташке в голову запал именно этот молодой летёха? Девушка задавала себе этот вопрос снова и снова. Наверно потому, что тот вёл себя совсем не так, как другие и сильно отличался от всех тех ухажёров, которые через пару минут общения трахали Наташкин зад глазами, а через пять минут уже откровенно тянули в постель. Этот лейтенантик, мало того что взглядом и манерами был очень похож на того самого вожатого Игоря из далёкого Наташкиного детства, ещё был его тёзкой. Был похож на того самого Игоря, кто был для неё самой первой, и, наверное, самой настоящей любовью. В детстве она наделала кучу глупостей, очень жестоко поплатилась за это и в довесок ко всему потеряла дорогого для себя человека, который по-настоящему любил её, с которым ей уже тогда, в детстве, было безумно хорошо, как женщине, который ни разу не воспользовался её наивностью и доступностью. Натаху прельщало и то, что по взгляду лейтенантика она видела, как сильно понравилась ему и как сильно он её желал. Один намёк тогда, один взгляд и у них прям сейчас же случился бы бурный секс прям у лифта на огромной вещевой сумке. Но он не выдал своих чувств, не позвал её на свидание, не предложил встречи, не стал отпускать сальные шуточки и не стал клянчил номер телефона. Ей очень хотелось верить в то, что тот самый морячок у подъезда, про которого рассказывала не только соседка, про которого судачил весь подъезд, это именно он. Гнала прочь от себя эти мысли, логично рассуждая, что повода для этого как бы нет и продолжения не будет, завидуя той счастливице, которую этот самый морячок ждал. Но где-то глубоко в душе Натаха была уверена, что это он, и она не ошиблась. Сердце не обмануло её. Близкая подруга Натахи и по совместительству соседка по площадке, решила похвастаться подруге своей новой восьмимиллиметровой видеокамерой. Как это бывает, девушка снимала своей камерой всё и везде. В один из январских вечеров, возвращаясь шумной компанией с вечеринки домой, Ирина, так звали подругу Натальи, снимала уезжающую на такси весёлую компашку. Морячок был на своём посту. Ирка не отказала себе в удовольствии снять его крупным планом. Когда Натаха с Ириной стали смотреть видео с камеры, подруга вскочила и торжественно воскликнула, ткнув пальцем в экран телевизора:
- Вот, вот он, Ната! Вот тот самый морячок! Гляди, какой милый, правда?
Но Наталья уже не слышала, о чём тараторит её подруга. При первом же взгляде на экран она узнала Игоря. Крупные слёзы навернулись на глаза. Она узнала Игоря раньше, чем подруга показала на него. Без сомнения - это был тот самый паренёк! Тот самый молодой морячок лейтенантик! Он искал её! От счастья к горлу подкатил комок. Все её тайные надежды сбылись. Натаха отмотала запись назад и посмотрела видео ещё раз. Прикоснулась рукой к изображению на экране. Она больше не могла сдерживать свои чувства, губы предательски задрожали и слёзы ручьём полились из глаз. Широкая улыбка и льющиеся градом слёзы ввели Ирку в небольшой ступор. Она не сразу поняла, что произошло, а когда Наташа рассказала ей о своих переживаниях, то и у самой хлынули слёзы. Когда девушки упокоились, Ирка сказала Наташе:
- Ты должна его найти! Мы должны его найти! Все гарнизоны объедем, но найдём его! Надеюсь, лейтенантов по имени Игорь не так много… - Натаха утвердительно кивнула головой. – У меня друг есть, он в комендатуре служит, всяко сможет найти! - но Наталья уже не слышала подругу. Её мысли и грёзы уже уносили её к нему. Но найти лейтенанта по имени Игорь так никто и не смог. Во-первых, он получил внеочередное звание старшего лейтенанта, во-вторых служил в отряде по борьбе с диверсионными силами и средствами. А таких людей особо не афишируют.

[I1]Если вы читаете это, значит, вы меня трахаете
[I2]Пожалуйста, закажите себе что-нибудь.    





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 06.03.2019 Игорь Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2507850

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1