Лесная ОПГ, или невольный лесной пилот


(Это литературное «лукошко» под названием «Похождения воздушного сторожа и другое» состоит из пяти частей: «Вор первый», «Дикари в армейской форме на «пастбище»», «Лесная ОПГ, или невольный лесной пилот», «Вор-сторож», «Вор наоборот или тайные оладьи туриста»)

ч.3 «Лесная ОПГ, или невольный лесной пилот». (Вор второй, третий)

Батилиманский сон крепок и целебен. Под оранжевым сводом польской палатки мерно посапывает группа туристов. Нас четверо. Уютная туристическая стоянка прикрыта ароматным «одеялом» сомкнутых ветвей хвойных деревьев. От материковой непогоды её надёжно защищают скалы, а со стороны моря она отгорожена массивной грядой валунов. Тут совершенно неслышны звуки буйной пляски волн, подгоняемых разгулявшимся ветром. Время этого похода неумолимо ведёт свой размеренный отсчёт. Ночное крымское небо потеряло свою сочную чёрную окраску и «выгорело», опалённое молодыми утренними лучами солнца, которое тоже не спешило вставать из своей уютной восточной «кровати», застеленной за горизонтом. Потускневшие звёзды ещё продолжают близоруко щуриться на этот береговой клочок сонной планеты, но вдруг, как всегда неожиданно, самая верхняя кромка скал вспыхивает ярко-красной огненной полоской. Таинство этой нарядной иллюминации скоротечно и вскоре оно сменяется нежным малиновым переливом, плавно переходящим в оранжевый и жёлтый цвета. Дальше вступит в свои права небесно-голубой свет нового дня, который решительным движением вытянет сонное солнышко «за ушко» и поведёт его по сферическому небосводу прогуляться в сторону западной «кровати». Но перед этим, могучему светилу предстоит усердно потрудиться. Так вселенской судьбой ему определено – щедро напоить своей энергией всё живое на Земле.

В предрассветную пору сон особенно крепок, но вдруг, из его цепких объятий меня вырывает резкий звук приглушённого шлепка. Было такое ощущение, что кто-то шмякнулся с высоты сосны, стоящей рядом с нашей палаткой. Сквозь её тонкий тент стали отчётливо доноситься звуки какой-то возни и грозного звериного рычания. Нам только хищной рыси тут не хватало, но они не водятся в этих краях. Человеку в опасных ситуациях свойственно «хвататься за соломинку», поэтому у меня в сознании мелькнула озорная спасительная мысль о том, что может не так всё плохо и это просто сбежавший из цирка медведь шалит с голодухи.

В этом туристическом походе обеспечение безопасности было полностью возложено только на меня, поэтому я, решительным рывком, выскочил из палатки встречать непрошеных гостей. В такой момент готов был увидеть, что угодно, но только не ту энергичную злую сценку, которая заставила меня на несколько секунд опешить. На лицо были все признаки нападения слаженной лесной ОПГ (организованной преступной группы).

Под сосной лежал распотрошённый пакет нашего запаса продовольствия, который, для безопасного ночного хранения, мы вечером подвесили на «недоступную» высоту древесной ветки. Размещение продуктов было выполнено по правилам походного феншуя. Жестяные консервные банки и «стекло» были прикрыты камнями в укромной скалистой расщелине. А провиант, незащищённый прочной упаковкой, мы тщательно обернули в полиэтиленовые кульки и сложили в большой пакет, который не забыли подвесить на тонком проволочном крюке, закреплённом высоко на дереве. Всё это нам бы «сошло с рук», а вернее сказать «вернулось в руки», но лесные белки очень рано встают и отправляются на поиски своего завтрака. Одна из них не смогла пробежать мимо нашей подвесной заначки, где мы неосмотрительно, среди всего прочего, поместили матерчатый пакетик с сушёными белыми грибами, которые мы добавляли, в качестве вкусовой добавки к походному супу. Этот аромат, вероятно, вскружил впечатлительную беличью головку, превратив этого милого зверька в яростного бобра, который принялся ожесточённо прогрызать стенку нашей продуктовой «сетки-авоськи». Энергичные «бобры» на сосне – это ещё та сценка! Её мне не довелось увидеть, а вот итог их кропотливой работы я успел застать. Каким-то невероятным образом, белка-бобёр умудрилась перегрызть, натянутый весом, полиэтилен так, что он не выдержал общей нагрузки и лопнул, любезно опорожнив наш древесный склад продовольствия. Продукты дружно вывалились из пакета, громко шмякнулись о камни и аппетитным веером рассыпались на земле.

Таким бесхитростным образом белка умудрилась накрыть себе гастрономическую «поляну» под сосновым деревом. Но не только белки в лесу встают рано, тут проживают и другие «жаворонки». Хотя я больше склонен думать, что в тех заповедных приморских краях орудовала целая лесная ОПГ (организованная преступная группа), а иначе как объяснить такое стечение обстоятельств, что момент падения пакета поджидала целая толпа расхитителей. Эта мера злодейских участников, конечно, преувеличена до размеров толпы, но «случайно» пробегавший дикий кот был тут, как тут. Это очень сильно насторожило бы любого бывалого следователя. Эх, поймать бы за пушистый полосатый хвост этого залётного прохвоста, да выяснить у него, каким образом он оказался в этом заповеднике, в такой дали от человеческого жилья. Тут на лицо явно сговор с третьими лицами, а взять бы хотя бы и местную белку. Но допросить её не было никакой возможности потому, что кошачий дикарь злобным рыком прогнал свою подельницу. Правда, сегодня был не его день – я всегда чутко сплю в лесу.

Надо отдать должное настойчивости и бойцовскому упрямству характера этого дикого кота потому, что он боролся за свою добычу, как говорится, «до последнего». После моего внезапного появления, зверьком была предпринята отчаянная попытка удачно завершить свою утреннюю охоту. Из всех продуктов, этот лесной разбойник почему-то выбрал огромный, для кошачьих размеров, килограммовый кусок сала. Намертво вцепившись в него зубами, зверёныш пытался быстро оттащить его в спасительно узкое пространство ближайшей расщелины между валунами. Выглядело это похищение очень потешно. Ловкий от природы, зверь, отчаянно пыхтя и фыркая, упрямо семенил своими заплетающимися лапами, со скоростью черепашьего хода. Непосильная ноша водила его из стороны в сторону. Совершенно непонятно каким местом ему это удавалось делать, но зверёныш продолжал грозно рычать на меня, утверждая, что он тут самый сильный и имеет полное право на этот очень лакомый кусок добычи. Всем свои агрессивным видом он давал понять незваному человеку, что кошачье решение сейчас окончательное и обжалованию (отбору добычи) не подлежит, а ты действуй, мол, как знаешь. Дескать, там ещё много «бесхозных» продуктов под деревом валяется – выбирай себе любой, если ты такой же голодный.

У меня, на внезапные утренние споры, совершенно не оставалось времени и желания, поэтому я в два прыжка догнал дикого наглеца и ухватился за «его» кусок сала, чтобы спасти эту заблудшую душу от воровского греха. :)) (смеюсь)

Но не тут-то было – он отчаянно продолжал цепко держать свою добычу. Резким движением, я решительно поднял сало над землёй, но за ним следом взлетело и пушисто-полосатое тело неожиданного лесного «пилота». Кот задействовал все личные хватательные резервы, отчаянно вцепившись в кусок сала всеми своими растопыренными когтищами. Только после третьего энергичного встряхивания мне удалось этого вороватого лесного «пилота» принудить к беспарашютному катапультированию.

После непродолжительного полёта, ловкий зверь, как и положено ему природой, благополучно приземлился на свои надёжные четыре лапы-шасси. Должен сказать, что, во время нашего поединка, этот воришка у меня совершенно не вызывал злости. И даже напротив, кот рассмешил меня своим озадаченным видом после приземления. Оказавшись на земле, он коротко обернулся, и я «покатился» со смеху от его забавной мордахи, «украшенной» раздутыми щеками запасливого «хомяка». Кошачий рот не закрывался из-за отгрызенного куска сала, которое белоснежной паклей торчало под растопыренными усами. Хребет звериной шубы был тоже ощетинен меховым «частоколом», кот находился ещё в хмельном угаре поединка. Грозно сверкнув на меня своими глазищами, он поспешно скрылся в расщелине.

А я вернулся к «продуктовому» дереву для наведения порядка и подсчёта убытков. Оглядев кусок сала, я опешил во второй раз за это утро – никогда не думал, что у кота может быть ротик таких размеров. У этого домашнего хищника рот приспособлен больше для хватательной функции, а тут, словно, акула поработала своими челюстями. Правда, здесь края прикуса были сильно взлохмачены и неровны, видать котище интенсивно жевал свою добычу. Боковины куска сала тоже имели глубокие отметины в виде борозд, оставленных цепкими когтями зверя. Всё это вынудило меня признать, что я поспешил сказать выше, что у этого кота «сегодня не его день».

Справедливость восторжествовала сегодня для этого стойкого зверька. Я аккуратно срезал ножом все лохматые участки сала, не забыв и о полосках со следами когтей. Все эти обрезки были оставлены возле входа в расщелину, из темноты которой, за мной продолжали следить, недобрым светом, два кошачьих глаза.

С этого дня, дикий воришка был зачислен в штат нашей туристической группы, в качестве усердного мойщика консервных банок. Правда, работал он исключительно ночью – видать такова его неисправимая специфика дикой воровской натуры. Мне эта манера напомнила сюжет из фильма «Джентльмены удачи», где герой Евгения Леонова договаривался о ночной работе в детском садике.


© Copyright: Виктор Комосов, 2019
Свидетельство о публикации №219030501124 (первая публикация на сайте "проза.ру")





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 06.03.2019 Виктор Комосов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2507560

Метки: Сон, крымское, небо, солнышко, лесная, ОПГ, невольный, лесной, пилот, кот,
Рубрика произведения: Проза -> Приключения










1