Часть 3. Благое дело


Часть 3. Благое дело
ГЛАВА 1

-Теперь вы знаете всё и понимаете, - закончила рассказ Валентина.
   Она медленно шла по расчищенной от снега дорожке парка, окружающего реабилитационный центр, в сопровождении лечащего врача Романа Павловича. Сорокапятилетний мужчина держался чуть позади, откровенно любуясь девушкой. Небольшой морозец украсил её светлое личико лёгким румянцем. Тёмно-русые волнистые волосы, выбиваясь из-под белой вязаной шапочки, рассыпались по плечам, почти полностью скрывая белый кроличий воротничок светло-голубого пальто. Если бы вместо чёрных сапожек были белые или голубые, то Валентину можно было бы принять за Снегурочку. А ведь именно со Снегурочки всё и началось. Когда Валентине предложили сыграть сказочную героиню на новогоднем вечере, она с радостью согласилась. И отнюдь не потому, что жизнь в реабилитационном центре протекала скучно и однообразно. Радостное настроение не покидало девушку с тех пор, как она самостоятельно сделала первые шаги после сложнейшей операции в Германии. Улыбкой встречала каждый новый день. Исчезла хромота, выпрямилась спина, расправились плечи. Роман Павлович, сыгравший на вечере роль деда Мороза,и так до этого очарованный новой пациенткой, был окончательно сражён ею в образе Снегурочки. И вот спустя четыре дня после новогоднего праздника пришёл с предложением руки и сердца. А чего тянуть? Это молодые бездумно раскидываются временем, перебирая кандидатуры и сортируя их по полочкам: кто годится на роль жены, кто – любовницы, а кто – на одну ночь. В более зрелом возрасте надо действовать решительно. Тем более что такие девушки, как Валентина встречаются раз в жизни. Или вообще не встречаются. Кому как повезёт.
-Теперь я знаю всё, - Роман Павлович попытался взять Валентину за руку, но та виновато отстранилась. – Но я не понимаю!
   Врач всё же нежно сжал пальчики девушки.
-Как можно обрекать себя на добровольное рабство?! И не возражайте мне! Вы будете наложницей Алексея Викторовича. Хорошо если лет пять, а вдруг он проживёт ещё тридцать? Из эгоистических соображенийукрадёт у вас лучшие годы! Стоит ли благодарность такой жертвы?
-Извините, Роман Павлович, а чем вы лучше? – впервые за время прогулки нахмурилась Валентина.
-Да какое может быть сравнение! Я ещё лет двадцать буду наполнять вашу жизнь бурным потоком. А ваш жених уже сейчас пруд, заросший тиной! Вы собираетесь похоронить свою молодость в застоявшемся болоте!
-Давайте сменим тему! – тихо, но твёрдо потребовала Валентина. – Мне неприятен этот разговор. Я уже всё решила!
-Вы приняли скоропалительное решение на пике эмоционального всплеска! – не унимался Роман Павлович. – Пройдёт совсем немного времени, и вы пожалеете об этом. Быть сиделкой возле немощного старика! Ваша красота достойна лучшего применения!
-Что-то никто не замечал этой красоты раньше, - сухо сказала Валентина.
-Наверняка замечали! – возразил Роман Павлович. – Но так уж устроен мозг человека. Нормального человека! Он настроен на выполнение главной жизненной миссии – продолжение рода. И тут уж ничего не поделаешь:инвалидность вызывает не любовь, а сострадание! Рождает ложные чувства! Трудно раскрыть внутренний мир человека, которого все жалеют.
-У меня другая история.
-Вполне допускаю! Алексей Викторович мог полюбить вас. Но толчок этой любви дали вы! А какие у него ещё могли быть варианты? Старая развалина! И вдруг молоденькая девушка вешается на шею! Только идиот откажется от такого счастья!
-Не смейте оскорблять Алексея Викторовича! – Валентина резко остановилась.
-Я оскорбляю?! – искренне удивился Роман Павлович. – Правда режет слух? Я бы не сказал этого, если бы не любил. Вы перевернули мой мир, взорвали сердце! Душа моя ещё никогда так не волновалась. Двадцать лет я прожил с женой. Тихо, мирно. Гребли в одной лодке по медленной и спокойной реке. Вырастили двух сыновей. И расстались также, без эмоций и без претензий. Ещё вчера я думал, что у меня всё в прошлом. Но увидел вас и понял, что ещё способен прыгнуть с Ниагарского водопада!
-Я не готова! – отчаянно выкрикнула Валентина.
-Но именно на краю пропасти вы и стоите! – Роман Павлович сжал ладони девушки. – И от вас зависит: полетите ли вы камнем вниз с Алексеем Викторовичем или воспарите со мной на дельтаплане! Я не тороплю с ответом. Подумайте хорошенько! Взвесьте все «за» и «против». Я приду за ответом.
   И нежно поцеловав ручки, Роман Павлович ушёл, оставив Валентину в сильном смятении.
   И сразу же подошла Светлана. Молодая женщина, тридцати двух лет отдыхала в реабилитационном центре по простой путёвке. Познакомились на одной из прогулок. Поговорили обо всём и ни о чём и с тех пор при встречах здоровались, делились новостями.
-Я всё видела и слышала! – обезоруживающе улыбнулась она. – Разумеется, случайно, но заинтересованность с моей стороны была.
   Светлана слегка поправила коричневую каракулевую шапочку. В отличие от Валентины, у неё каждая деталь одежды гармонировала между собой. Коричневая мутоновая шубка, коричневые замшевые сапожки и светло-коричневый шарфик с кроличьими балаболками, окрашенными, опять же, в коричневый цвет. Ни дать, ни взять – коричневая дама!
-В Германии за такое поведение его бы уволили из клиники, а то и осудили бы! Только у нас можно приставать безнаказанно! – Светлана бросила осуждающий взгляд в сторону удалившегося Романа Павловича.
-А ты откуда знаешь?
   Обращаться друг к другу на «ты» они договорились с первой встречи.
-Мне ли не знать! – воскликнула Светлана. – Я же замужем за немцем!
-Почему тогда живёшь в Москве? – удивилась Валентина.
-Это печальная история, - ответила улыбкой Светлана, но тут же с сожалением вздохнула. – Когда мы познакомились, а дело было в Мюнхене, куда я ездила по турпутёвке, то и подумать не могла, что всё зайдёт так далеко. Витёк с места в карьер предложил стать его женой. И я тоже с разбега согласилась. Сам-то Виктор, хоть и немец по национальности, но родился и вырос в Казахстане. Мама его отсидела несколько лет в одном из сталинских лагерей. А вот бабушка – чистокровная немка. Родом из Мюнхена. Она-то и отыскала далёких родственников. Те сразу бросили всё и дружно переехали в Германию. В мечтах я уже распрощалась с Россией, но мой благоверный воспылал желанием жить на моей родине. Что-то не по нраву пришлась строгая и дисциплинированная немецкая жизнь. Мои уговоры ни к чему не привели. Всего-то два года побыла фрау. Но связь с его родственниками поддерживаем тесную. То они к нам, то мы к ним. Недавно его сестра изъявила желание к нам переехать. Она с мужем, тоже, кстати, немцем, недалеко от Мюнхена живёт. На два года меня младше, а всё жить учит. Недавно пожаловалась ей, что сын Сашка хулиганом растёт. Так, между строк. Мальчишка, как мальчишка. Пять лет всего. Капризный, драчливый. Так Кэтрин… Это сестру мужа так зовут. В Казахстане Катей звали, а в ГерманииКэтрин стала! Так вот, она не поленилась сходить к психологу и по моему случаю проконсультироваться. И после этого прислала мне посылочку с платьицем, гольфиками и прочими кружавчиками. Этот больной на всю голову психолог посоветовал применить «медхентерапию». Это когда капризного мальчика наряжают девочкой. И ещё видео приложила, где её младший сын играет со старшей сестрой в куклы, переодевшись девочкой. Всё так мило и нежно. Пришлось напомнить, как она при встречах обзывала немецких мужчин бесхребетными нюнями и геями! Жаловалась, что нет в Германии настоящих мужиков! А откуда они будут, если мальчиков воспитывают как девочек? Тут вина полностью лежит на женщинах. Ответственность за воспитание потомства природой возложена на слабый пол. Родила мальчика – будь добра сделать из него мужчину! Если же все возьмутся применять к сыновьям медхентерапию, то что скажут дочки, когда вырастут? Спасибо уж точно не скажут! И куда поедут искать настоящих мужчин? К каким-нибудь дикарям и папуасам?
   Светлана наконец-то сделала паузу, чтобы перевести дух.
-Мне надо на процедуры, - поспешила воспользоваться этим Валентина.
-И у меня массаж! – спохватилась Светлана. – Массажист – молодой паренёк – так чувственно работает пальчиками! Я вся плыву! В Германии его наверняка бы привлекли к суду за сексуальное домогательство! Хорошо, что мы живём в России!..

***
-К вам посетитель. Пропустить или выйдете?
-А кто? – спросила Валентина, нервно сжав трубку внутренней связи.
-Дед Мороз! – ухмыльнулся на другом конце провода охранник.
-Выйду…
   Немного же времени на раздумье дал Роман Павлович. Расстались после обеда, а вновь пришёл после ужина. Валентина взглянула на часы. Как не вовремя! Через десять минут должен позвонить Алексей. Ещё ни разу не нарушал графика. Каждый день, начиная с того расставания в аэропорту. Сначала отвечала из приличия. Не хотелось натянутых отношений с будущим родственником. Но постепенно разговоры стали желанными. Они поддерживали в трудные минуты, добавляли оптимизма. Правда, в последнее время рождали всё больше противоречивых чувств. Через три месяца она вернётся в родной город, к Алексею Викторовичу.Но там же будет и Алексей! И хотя она рассказала жениху о звонках во время единственного разговора, но на душе было неспокойно. Правильно ли она делает, весело болтая с Алексеем, в то время как с Алексеем Викторовичем ограничивается короткими смс? Не измена ли это? Или предвестие измены? А тут ещё Роман Павлович! Но с ним она сейчас расставит все точки над «и»! Валентина спустилась в холл как была в сером спортивном костюме. Чтобы никакого намёка на прогулку!
   Дед Мороз ожидал в вестибюле, вальяжно сидя на скамейке для посетителей. Борода и колпак лежали рядом. Красная шуба расстёгнута, валенки сняты, волосы взъерошены. Дед явно страдал от жары. Но это был не Роман Павлович!!!
-Здравствуй, солнышко моё! – поднялся навстречу Алексей. – Я на оленях мимо пролетал, дай, думаю, загляну, посмотрю, как моя лапушка поживает! А тут!.. Восторгу нет предела! Даже робость какая-то напала при виде такой красавицы! Давай братским поцелуем сотрём ненужные барьеры!
   И не успела Валентина опомниться, как оказалась в жарких объятиях. Повторилась сцена в аэропорту, которая не раз всплывала в памяти, вызывая замешательство чувств.
-Ты как здесь очутился?! – уклонилась от второго поцелуя.
-В Москву по делам на три дня! Вот и решил мимоходом, мимолётом навестить! Кстати, здесь переночевать можно? Говорят, вы в двухместных палатах проживаете? Давай попросим твою напарницу погостить у соседей?
-Я сейчас одна осталась, - растерянно сказала Валентина, но тут же замотала головой. – У нас это не положено!
-Да пошутил я! – рассмеялся Алексей. – Ночью улетаю. В нашем распоряжении всего два часа. Может, погуляем?
-Хорошо, я только оденусь, - согласилась Валентина.
-Не будем терять драгоценных минут!
   Алексей живо накинул на девушку красную шубу деда Мороза, а на голову водрузил колпак.
-Удобно? – нежно обнял, делая вид, что укутывает.
-А на ноги валенки? – неожиданно фыркнула Валентина.
Скованность прошла, стало весело и даже появилось чувство какого-то уюта от близости парня. Но когда он вновь поцеловал, отстранилась.
-Безобразие! – изобразила возмущение, а душа заметалась в панике.
-Так это от имени и по поручению Алексея Викторовича!
   И настойчивые руки снова притянули девушку.
-Вот пускай сам приезжает и… всё остальное! - воспротивилась Валентина.
-Ему некогда. Он сейчас в нирване, - со вздохом сожаления отпустил девушку Алексей.
-В какой нирване? – забеспокоилась Валентина.
-Ему от бывшей работы дали бесплатную путёвку в Белокуриху. Своего рода реабилитация после болезни. Там и отдыхает. Правда, уже за свой счёт. Так понравилось, что решил продлить лечение на пару месяцев. Наверное, медсёстры попались заботливые, - пояснил Алексей, но, увидев, как вспыхнули глаза девушки, невинно добавил. – Так мы пойдём гулять или проведём оставшееся время в вестибюле?
   Валентина пошла переодеваться. И как ни странно спешила. Зачем? Не затем ли, чтобы провести с Алексеем больше времени? И мысли замерли, не зная, возмущаться таким поведением или поощрять?

***
   Валентина отдыхала в палате после изнурительных упражнений на специальных тренажёрах. Всё тело ныло. Но уже не было той боли, что преследовала поначалу. Мышцы становились эластичными, позвоночник гибким, ноги пружинистыми.Счастье наполняло каждую клеточку организма. И лишь мысли омрачали радостное настроение. В такие минуты хотелось молиться. Но о чём разговаривать с богом? О своём неадекватном поведении? Раньше всё было ясно и предсказуемо в её жизни. Ожидала в глубине души перемен, просила помощи у всевышнего. Но верила ли в чудо? А чудо произошло. Получила дар божий. И готова благодарить за него! Готова принести себя в жертву… Как изменились мысли! Раньше о жертве и не думала. Это влияние Романа Павловича! Он действует на неё гипнотически! Борется за своё счастье. А какое счастье нужно ей? Уж точно не Роман Павлович…
   Валентина встала с постели, поправила одеяло и присела на стул возле окна, из которого открывался прекрасный вид на сосновый бор. Деревья, размеренно покачивающиеся от порывов ветра, скидывали на редких гуляющих снег, задержавшийся в ветвях после ночного снегопада. Белые облака гигантскими пиками растянулись по небу от горизонта до горизонта, разделяемые солнечными лучами. Неожиданно эту умиротворённую картину прочертили несколько уток, стремящихся к какому-то незамерзающему водоёму, который облюбовали на зиму, отказавшись от перелёта в жаркие страны…
   В дверь постучали. Валентина встала, поправляя серую куртку спортивного костюма.
-Здравствуй, Валенька! - Роман Павлович протянул букет хризантем и аккуратный свёрток.
   Валентина в замешательстве приняла подарки.
-Это деньги! – Роман Павлович указал на свёрток. – Ровно четыре миллиона рублей.
-Зачем?! – воскликнула Валентина и чуть не выронила подарок.
-Теперь вы ничем не обязаны Алексею Викторовичу, - Роман Павлович подошёл к девушке вплотную. – Вы вернёте ему долг!
-Вы ничего не поняли! – Валентина отступила, прижавшись спиной к стене между кроватью и столиком. – Я согласилась стать его женой до того, как он предложил мне лечение!
-Вот именно! А захотел бы он пожертвовать эти деньги без всяких обязательств? А я жертвую, так и не получив вашего согласия! Хочу, чтобы вы были свободной девушкой. Чтобы ничего не отягощало вашу совесть. Я люблю и не представляю дальнейшей жизни без вас!
-Это больше похоже на покупку моей совести! - Валентина вытянула вперёд руки, опасаясь натиска мужчины. – Я же не рабыня Изаура! И я уже взяла на себя обязательства. Алексей Викторович мой избранник! Заберите деньги! Я не возьму их!
-Хорошо, - Роман Павлович со свёртком отошёл к двери. – Скажите, Валенька, что мне надо сделать, чтобы покорить ваше сердце?
-Я буду очень благодарна, если вы перестанете преследовать меня!
   Роман Павлович поник, но грустный взгляд продолжал купаться в безбрежной синеве девичьих глаз.
-Видел, как вчера вы гуляли с молодым человеком, - с болью в голосе сказал он. – И он не напоминал шестидесятилетнего старика.
-Это мой родственник! – вспыхнула Валентина.
-С родственниками так не обнимаются и не целуются. Где же ваша последовательность?
-Уйдите! – Валентина, не в силах выдержать укоряющий взгляд, резко отвернулась.
-Я уйду. Но прошу хорошенько подумать, прежде чем окончательно отвергнуть меня. Мы будем счастливы! Я сделаю для этого всё возможное. У нас будут прекрасные дети, которые не будут нуждаться ни в чём! Валенька!!!
-Не-ет!!! – Валентина заткнула уши.
   Когда она повернулась, Романа Павловича в палате не было. Валентина без сил упала на кровать и зарыдала. Непонятная истерика длилась несколько минут. Потом пришло успокоение и раскаяние. Как она могла поддаться сиюминутному влечению! Алексей выступил в роли змея-искусителя! И она чуть не растаяла в его объятиях. Губы до сих пор хранят его сладость. А как же вера? Не так она, оказывается, тверда в ней!
   И Валентина начала молиться на иконку, которую привезла с собой. Ровно в восемь раздался звонок. Не дав Алексею даже поздороваться, Валентина решительно сказала:
-Алексей! Наша встреча – большая ошибка! Прошу, не звони мне больше!
   И разорвала связь. Когда же телефон зазвонил повторно, выключила его. Но чувства облегчения это не принесло. Наоборот, душа сжалась и зарыдала, выдавая наружу редкие всхлипы, бороться с которыми не было никакой возможности. Она поступила правильно! Нет другого варианта! Но почему так терзаются мысли? А если это и есть любовь? Тогда что она испытывает к Алексею Викторовичу? Уважение, сострадание? Почему даже мысленно хочется обнять его? А вот Алексея не хочет! Она ждёт от него объятий! И теперь их не будет… Почему намокла щека? Она плачет?! Или оплакивает?.. Несостоявшееся счастье…

ГЛАВА 2

   Алексей никак не мог понять, что произошло. Звонил, слал смс, но ответа не получал. Почему так резко изменилось отношение?Ведь была же ответная страсть! Он это почувствовал! Ошибиться не мог! Опыт за плечами богатый. Со сколькими девчонками дружил! Не всегда удачно, но у кого не бывает проколов? Обычно на первом свидании всё выяснялось. Или от ворот поворот, или складывались отношения. И во втором случае уже он диктовал условия! А тут…
Алексей, слегка раскачиваясь, сидел на кресле-качалке, специально поставленной на лоджии, чтобы таким образом принимать воздушныеванны, не выходя из дома. Взгляд уныло сканировал видимое пространство. Небо темнело, постепенно открывая наблюдателю мир бесчисленных звёзд. И лишь нагоризонте тонкая бледно-розовая ленточка облаков обозначала границу между днём и ночью. Скоро потухла и она. Вот так растаяла и его мечта. Настолько ли категорично решение Валентины? Он не собирался мириться с поражением. Готов был бороться за любовь едва ли не впервые в жизни! Раньше отступал. Зачем напрягаться? «Как много девушек красивых везде, куда б я не пошёл!» Но Валентина особенная! Притянула своими удивительными глазками! Почему так сложно с ней? Ничего подобного раньше не было! Хотя…
   От нечего делать Алексей окунулся в воспоминания.

***
   Свадьбу играли в большом частном доме на окраине посёлка. Столы сдвинули в центре зала. И где столько набрали? Длинные, широкие, словно позаимствованные из старой школьной столовой. А может, оттуда и взяли? Мать жениха - завуч, невеста - учительница начальных классов.
   Алексей присутствовал на правах племянника жениха. Вот ведь как переплетаются родственные связи: жених всего на пять лет старше, а дядя. Но Алексей Серёгу никогда в жизни дядей не навеличивал. Виделись они только в летнюю пору, когда Алёша приезжал отдыхать к бабе Шуре. Соприкасались и того реже. К тому же в свои шестнадцать лет Алексей превосходил по физическим кондициям дядю, который не отличался богатырским телосложением. И что, спрашивается, в армии делал? Как ушёл стройным звонким парнишкой, таким и вернулся. Вот и верь после этого, что армия пацанов в мужиков превращает! В случае с Серёгой это утверждение не сработало. И как Ольга на него запала? Наверное, по неопытности. Рассказывали, что и раньше была скромной девочкой. Окончила институт. А в институте какие парни? В педагогическом-то? Вернулась преподавать в родную школу. А тут Серёга в парадно-дембельском мундире! Всяких значков больше, чем у ветерана войны. И мама авторитетом начальника посодействовала. Обложили со всех сторон бедную девушку. Хотя неплохо смотрятся. Особенно Ольга в белом платье с соблазнительным декольте. Да и другие девушки выглядят сексапильно в обтягивающих нарядах. Любо-дорого посмотреть! Алексей исподтишка бросал взгляды в угол, куда стайкой собрались его ровесницы. В посёлке у каждого родственников пруд пруди. Без родительского путеводителя запутаться можно! И свадьбы играются на широкую ногу. Традиция, которую не смогли поколебать всевозможные кризисы. И это правильно! Свадьба – праздник! Для стариков - посиделки, для молодёжи – тусовка. Когда же прекратится бесконечный перепляс и можно будет расслабиться в медленном танце! Он собирался пригласить Алёну. Познакомился с ней только в этом году, но влюбился с первого взгляда. И даже попытался приблизиться на интимное расстояние. Когда бултыхались в озере, будто нечаянно обнял и чмокнул в щёчку. В ответ Алёна рассмеялась до икоты! С чего бы? Утешало, что не оттолкнула. Дала насладиться несколькими мгновениями волнующей близости. Правда потом отодвинула на детскую дистанцию. Неужели не созрела ещё для взрослой?
   Девчонки порхали между залом и двором, где устроили танцпол, благо, двор был просторным и асфальтированным. Но Алёна почему-то сидела на месте. Понятное дело: стесняется! Все подружки в джинсах, а она надела серебристое платье. Мало того, что короткое, так ещё и с глубоким вызывающим вырезом сзади. А с другой стороны, раз предпочла такой фасон, то и веди себя соответственно! Нечего красоту в угол прятать! Алексей расположился ближе к выходу. От Алёны его отделял стол, заставленный деревенскими разносолами и городскими деликатесами. Белые скатерти свисали, чуть ли не до самого пола. Алексей уже давно насытился и сидел, как он думал, за компанию с девушкой. Забавно было смотреть на её румяные щёчки. А всего-то пригубила бокал вина. Нет, чтобы напиться до буйного веселья и переступить через все внутренние барьеры! Тогда без труда удалось бы посадить её на колени и целовать, целовать в алые губки,при этом горячо прижимая к груди. От такой картинки Алексей чуть не подавился слюной и нечаянно уронил ложку на пол. Не спеша нагнулся. И вдруг мелькнула шальная мысль. В зале в этот момент никого, кроме Алёны, не было. Алексей осторожно приподнял край скатерти и устремился взглядом в дальний угол. И сразу стало жарко. Девушка сидела, ничего не подозревая, слегка разведя ноги. Алексей и сам не смог понять, как полностью оказался под столом. И пополз на четвереньках к манящим ножкам. «Что ты делаешь!» - кричала совесть. «Давай, давай!» - подгоняла тёмная сторона сознания. «Ну что такого?» - успокаивал он сам себя. Разве не подглядывал с друзьями прошлым летом за девчонками, во время купания? Сколько визгу было! Хотя там ничего откровенного и не увидел! Да и здесь что можно увидеть? Белеет между ног. То ли плавки, то ли трусики. Неожиданно ноги девушки сжались, рука одёрнула подол и кулаком недвусмысленно погрозила. Разоблачила! Но он и не думал отступать. Паника не разразилась. Алёна предупредила, но не категорично! Сидит ведь одна! Могла бы и наклониться, и высказаться весьма определённо. Но, по всей видимости, не захотела нагнетать обстановку. Или не догадывается, что он уже рядом? Может, думает, что якобы поднимая ложку, любуется издалека? Его ладонь коснулась загорелой коленки. Алёна чуть не подскочила, уронив на пол и ложку, и вилку. Быстро нагнулась. Их глаза встретились!
-Ты чего тут делаешь? – спросила почему-то шёпотом, одновременно готовая и грозно сдвинуть брови, и рассмеяться. – Напугал, дурак!
-Проползал мимо, дай думаю, проверю, в колготках ты или загорела так? – ответил дурашливо.
-Зачем тебе знать? – прыснула Алёна.
-Для общего развития! – и взял руку девушки.
-Ползи дальше! – Алёна вырвала руку и отгородилась скатертью.
   Теперь Алексей мог созерцать только её серебристые туфельки и загорелые икры. Такой расклад не устраивал! Он медленно приподнял скатерть. В это время прибежали подружки и расселись по обе стороны от Алёны. Алексей смело откинул скатерть на колени девушки. И вновь увидел кулак. Но остановиться уже не мог. Под весёлый щебет девчонок он коснулся губами обнажённой коленки. Алёна напряглась, но не подала вида, продолжая поддакивать подругам и посмеиваться вместе с ними. А горячие ладониуже легли на обе коленки. Алёна, не стерпев такой наглости, резко встала и впервые с начала застолья покинула зал. Алексей с тяжёлым вздохом пополз обратно. Но когда необдуманно вылез, то встретился с удивлёнными взглядами не только девчонок, но и тёти Лены, которая успела присесть с краю и чуть не подавилась салатом, увидев появление племянника. Она больше всего и напрягала. Девчонки что: все в джинсах. А у тёти Лены узкая юбка. Что могла подумать? Доказывай потом, чтоне смотрел на неё снизу! В изумлённой тишине вышел во двор. Как по заказу из динамиков полилась мелодия танго. Алёна не стала жеманиться. Но только его руки легли на талию и приготовились к решительным действиям, как строго остановила.
-Давай, рассказывай!
-Что рассказывать? – не понял Алексей.
-Зачем под стол залез?
-Разве не ясно?
-Под платье мне решил заглянуть? – в глазах девушки появилось осуждение.
-Знаешь, не хотел! – и убедительно мотнул головой. – Но обстоятельства сложились таким образом, что поневоле пришлось!
-Бедненький! – Алёна едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. – Жертва обстоятельств?
-Да! Вот такая ситуация.
-А потом чего до моих коленей докопался? – продолжала допытываться.
-Так самое безопасное место! Со всех сторон норовят пнуть! – Алексей осторожно прижал девушку. – Спасибо тебе, Алёнушка, что не оставила товарища в беде и не выдала его оголтелой толпе подружек! Можно тебя в знак благодарности поцеловать?
-По-моему, ты уже сполна отблагодарился. На коленках чуть дырки не протёр!
-Сейчас залижу твои раны! – и сделал вид, что собирается опуститься на колени.
-Прекрати! – возмущённо остановила Алёна, быстро окинув взглядом танцующую толпу гостей. – Лучше постой в сторонке, остынь на свежем воздухе!
-С тобой чего не постоять, - согласился Алексей, тем более что танго закончилось и на смену ему зазвучал разухабистый народный танец.
-Один постоишь! – рассмеялась Алёна.
-Не могу! – и трагический выдох.
-Почему?
-Моя аура так тесно переплелась вокруг тебя, что я теперь вынужден ходить за тобой как привязанный!
-И в туалет? – прыснула Алёна.
-А что поделаешь? Судьба!
-Ой, и дурачок ты, Лёшенька! – игриво покачала головой Алёна и тут же сокрушённо вздохнула, подыгрывая ему. – Но я тебе сочувствую и готова прийти на помощь.
-Это как? – облизнулся Алексей.
-Постою с тобой за компанию! – радостно улыбнулась Алёна.
-Тогда пойдём в огород? Там скамейка под вишней. Положим твои уставшие коленки на мои колени, – и скромно потупился.
-Да что ты! Это же такая нагрузка на твой ослабший организм!
-Когда он успел ослабнуть? – удивился Алексей.
-Попробуй-ка, посиди под столом, когда со всех сторон ногами болтают! Скажешь, что на них не смотрел? – и Алёна заливисто рассмеялась, привлекая внимание гостей.
-Кроме тебя, ни на кого! - понизил голос Алексей. – Только твоими прелестями любовался.
-И что увидел? – прикусила губку Алёна.
-Венера рядом не валялась!
   Алёна задумалась. Что это? Комплимент?
-Ладно, пойдём, ценитель!
   Алексей в душе ликовал. Кажется, созрела!
-На скамейку? – поинтересовался деловито.
-Давай уж сразу на сеновал! – ответила, наивно моргая глазками.
-Это потом. Я парень робкий!
-Тогда подожди меня за воротами! Я скоренько!
   Алексей поспешно переместился за ворота и приготовился к встрече любимой. Дрожал каждой клеточкой организма в предвкушении пылких объятий и поцелуев, изнемогал от ожидания! А Алёна всё не шла. Вскоре эйфория немного спала. Несколько разочарованный, отправился на разведку. Обшарил взглядом двор, заглянул в зал. Алёны нигде не было. Ушла домой?! Какое коварство! Наверное, огородами ускользнула. А он хотел бросить к её ногам сердце! Не-ет! Девчонка! Не созрела ещё! И что ему осталось на память? Но ничего, в следующий раз не остановится на полпути!!! Вот только когда будет этот следующий раз? Когда он снова окажется под столом? Да и неохота снизу ползти к своему счастью!
-А вот и я!
   Алексей стремительно обернулся. Перед ним стояла Алёна в джинсовом костюме.
-Думал, ты меня кинула! - расцвёл в улыбке.
-Разве я могла нарушить обещание? Вот сбегала домой, переоделась.
-В платье было лучше.
-Конечно, лучше! – весело воскликнула Алёна. – Но ты ещё не дорос до интимного общения!
-Не понял?
-Пальчики у тебя чересчур шаловливые, - вновь рассмеялась Алёна. – Вот я и решила пресечь нежелательные поползновения!
   Алексей стоял с открытым ртом, переваривая услышанное.
-Так мы идём или не идём? – девушка вопросительно склонила голову.
-Идём!!! А куда?
-Уж точно не на сеновал! – и, смеясь, подхватила под руку, увлекая в сторону небольшой берёзовой рощицы, примыкающей к посёлку…

***
   Алексей непроизвольно облизнулся. Волшебное лето! И расстались, не раня душу друг друга. На всю жизнь остались в памяти звёздные ночи, горячие губы и тепло девичьего тела. И ещё глаза полные… Хм. А какого цвета были глаза? Алексей попытался воспроизвести образ девушки. Но тщетно. Вместо него всплывало личико Валентины. И в синеве её глаз тонули черты Алёны. Два образа сливались в один! Что это, как не любовь?.. Как там дед говорил? Если всерьёз, то поможет. Но это, если всерьёз…   «Не пора ли, определиться в области морали?» Алексей взял в руки мобильник и уже от имени деда послал смс Валентине. Завязался диалог. Под конец спросил: «Как ты относишься к Алексею?» После непродолжительной паузы получил ответ: «Мы с ним в дружеских отношениях». Так-так. Значит, в дружеских? Оптимистичный ответ! Не всё ещё потеряно! Хотя, что она могла ответить, чтобы не обидеть деда? Речь-то о внуке!..

***

   Алексей поставил машину в гараж и пошёл к дому, досадуя на погоду. Пронизывающий ветер заставлял потуже запахивать куртку и постоянно поправлять шарф. А почти весенние градусы создавали под курткой и шапкой парниковый эффект. Но Алексей терпел, зная по собственному опыту, что стоит распахнуться и можно схлопотать минимум насморк и простуду. Коллега по работе, почти ровесник, три дня назад слёг с воспалением лёгких, пофорсив перед девушкой.
-Молодой человек!
   От автостоянки к нему спешила женщина, семеня в сапожках по скользкому тротуару. В одной руке она держала маленькую сумочку, больше похожую на косметичку, а второй придерживала каракулевую шапочку, таблеткой лежащую на голове. Чёрная норковая шубка свободно разлеталась полами при каждом порыве ветра.
-Молодой человек, - женщина остановилась мило улыбаясь. – Вы ездите на машине Алексея Викторовича?
-Да, - ответил Алексей и уточнил. – На вполне законных основаниях. Я его родной внук. Между прочим, тоже Алексей Викторович.
-А я Людмила Викторовна.
-Очень приятно. Так что вам надо от моего дедушки?
   Алексей быстрым взглядом оценил незнакомку.
-Надо поговорить с ним. Пойдёмте, нам по пути, - Людмила смело взяла Алексея под руку. – Алексей Викторович ещё не вернулся из Белокурихи?
-Нет. Остался на сверхсрочную. Увлёкся посещением мест силы. А вы откуда знаете, что он в санатории?
-Кому как не мне знать? Это же я организовала ему путёвку как ветерану-железнодорожнику. Никак не думала, что отдых затянется. Надо сдавать отчётные документы.
-Могу дать его телефон. Поговорите, решите насущные вопросы.
-Насущные, - покачала головой Людмила. – Вы очень похожи на своего дедушку. Естественно, молодого. Только Алексей Викторович смотрел на жизнь серьёзным, я бы сказала, комсомольским взглядом.
-У меня взгляд другой? – поинтересовался Алексей. – Легкомысленный?
-Скорее бесшабашный, - Людмила остановилась. – Я живу в соседнем доме.
-Вам записать телефончик?
-Не надо. Пусть отдыхает, ни о чём не думает.
-Могу проинформировать его.
-Лучше проинформируйте меня, когда он вернётся, - и Людмила, достав из сумочки ручку и листок бумаги, размашисто написала номер. -Вот. Пожалуйста, не потеряйте.
-Не потеряю, - уверил Алексей и не удержался от любопытства. – Вы моего дедушку насколько близко знаете?
-Знаю давно, но не настолько близко, чтобы давать повод для ревности его молодой невесте, - строго ответила Людмила.
-Какой невесте? – наморщил лоб Алексей.
-Той, с которой он почему-то отдыхает по отдельности, - Людмила внимательно посмотрела на молодого человека. – Кстати, она ещё не вернулась из свадебного путешествия?
-Да как вам сказать, - Алексей потёр лоб. – У неё вояж тоже затянулся. Вынужденно… Извините за бестактность, вы замужем?
-Странно слышать такой вопрос от молодого человека, - повеселела Людмила. – Но отвечу: на данный момент свободна от семейных уз. Почему вам это интересно?
-Мне кажется, вы очень здорово смотрелись бы рядом с моим дедом.
-Может быть, - нахмурилась Людмила. – До свиданья, Алёша!
-До свиданья. Кстати, у деда нет никакой невесты!
-Не могу этому поверить, потому что сама слышала о невесте от Алексея Викторовича.
-Это был розыгрыш. Но разыгрывали не вас!
-А кого?
-Одну девушку, которая никак не соглашалась принять спонсорскую помощь.
-И в результате розыгрыша она согласилась?
-Да. И уехала в Германию на операцию. Сейчас находится в реабилитационном центре под Москвой.
-Она знает, что её разыграли?
-Пока нет. Но скоро узнает.
-Вам не кажется, что розыгрыш может оказаться слишком жестоким?
-Опасаемся, - сокрушённо вздохнул Алексей. – Но дедушка не может жениться на ней.
-Почему?
-Потому что я на ней женюсь!
-Как у вас всё запутано.
-Прямо гордиев узел! – согласился Алексей. – Развязать не получается. Надо рубить!
-Желаю удачи! – Людмила неожиданно рассмеялась и пошла к дому, напоследок крикнув. – Если понадобится помощь, звоните!
-Непременно! – и уже про себя пробормотал. – Какое у деда под носом сокровище пропадает! Красивая, модная и стопроцентно любящая… бабуля!

***
-Вроде бы неплохо устроились! – Руслан Анатольевич измерил шагами двухместный гостиничный номер. – Не люкс, конечно, но время сейчас такое, экономное!
   Алексей поставил сумку с вещами в пустой шкаф. Туда же повесил и пуховик, после чего присел на стул, чтобы не мешать начальнику маршировать по небольшому пятачку между кроватями. Заместитель директора, несмотря на новогодние праздники, лично приехал в Абакан, чтобы открыть филиал фирмы в столице Хакасии. Фирма, испытывая трудности, вызванные финансовым кризисом, не только держалась на плаву, но и увеличивала объёмы продаж и предоставляемых услуг. Маркетологи добросовестно отрабатывали свой хлеб. Нашли нескольких клиентов в этом городе. И каких клиентов!
   Руслан Анатольевич должен был за три дня решить все организационные вопросы. Алексей отвечал затехническую часть.
-Что молчишь? – прервал тираду начальник, остановившись напротив. – Или номер не нравится?
-Да мне сравнивать особенно не с чем, - пожал плечами Алексей. – Никогда в гостиницах не останавливался.
-Скромно, но со вкусом. В смысле, есть всё необходимое, - РусланАнатольевич начал открывать двери, расположенные у входа. – Туалет! Ванная! Вернее, душевая.
   И повернувшись, указал рукой:
- Телевизор, холодильник, из окна вид неплохой: обзор не загораживают соседние высотки. Так что располагайся и будь как дома.
-А вы? – удивился Алексей.
-Мы остановимся в другом месте, - Руслан Анатольевич взглянул на часы. – Завтра с утра приступим к работе.
   И водрузив бобровую шапку на голову, направился к выходу.
-Да ещё! – остановился в дверях и заговорщицки подмигнул. – Если будет звонить жена, то никаких подробностей! Работаем, в гостинице живём, хлеб жуём. Понятно?
-У меня нет жены, - скрыл улыбку Алексей.
-У меня есть! – нахмурился Руслан Анатольевич. – Причём дотошная. Любит проверки устраивать. На тебя запросто может выйти. Так что будь бдителен и немногословен.
-А вознаграждение? – нагло улыбнулся Алексей.
-Будет тебе вознаграждение, - сердито усмехнулся начальник и вышел из номера.
   Алексей покачал головой. Дела-а! Кто бы подумал! А ведь слывёт примерным семьянином! И когда успел завести любовницу, да ещё в такой дали? И это при жене-следопыте! А по внешнему виду и не подумаешь, что ловелас. Невысокий, полный, плешивый. Жена, между прочим, симпатичная. В сорок лет выглядит на тридцать. Чего ещё надо? Неужели любовь - явление временное? Вспыхивает внезапно молнией и затухает раскатами грома.
   Алексей переоделся, спустился в кафе, больше похожее на столовую с ресторанными ценами, поужинал и, вернувшись в номер, включил телевизор, собираясь полистать каналы. Неожиданно зазвонил телефон, перламутровой раковиной прилепившийся к стене.
-Когда желаете получить заказ? – после вежливого приветствия прозвучал вопрос, заданный вкрадчивым, но приятным голосом.
-А что я заказал? – поинтересовался Алексей.
-Не вы, но для вас это сделал солидный мужчина, Руслан Анатольевич. Он сказал, что вы желаете развлечься.
   Алексей несколько опешил. Вот так удружил начальник! Это и есть, по-видимому, обещанное вознаграждение. Ничего лучше придумать не мог!
-А какой выбор? – поинтересовался больше для того, чтобы собраться с мыслями.
-Выбор небольшой, - томно прожурчал голос в трубке. –Но девочки – стройняшки, симпатюльки.
-И какие расценки?
-Расценки вас приятно удивят… Но вам не стоит беспокоиться: всё оплачено!
-И всё же!
   Услышав цены, присвистнул. И в самом деле, удивили! А ведь не провинция! Республиканская столица! Могли бы и загнуть! Хотя чем столичные проститутки отличаются от провинциальных? Провинциальные должны быть лучше. Чем дальше от цивилизации, тем женщины экологически чище. Ну и выразился! А как ещё сказать? Натуральнее? Женщина сама по себе натуральная. Искусственные - это те, что резиновые. Скажем так, с меньшим риском заражения венерическими болезнями. Впрочем, вопрос спорный. Проститутка, она и в Африке проститутка…
-Время идёт, молодой человек, и ночь наслаждений с каждой минутой становится короче, - напомнила о себе незнакомка.
-Давайте через полчаса, - решился Алексей.
-Будут какие-нибудь особые пожелания?
   Может, пожелать блондинку? Сколько уже было этих блондинок!
-Мне бы понатуральнее.
-Как понять?
-Чтобы не кукла, чтобы пообщаться можно было.
-Хорошо, ждите.
   Алексей положил трубку. Ситуация забавляла, вызывая внутреннюю лихорадку. До этогоникогда не пользовался услугами проституток. Зачем, если для удовлетворения физиологических потребностей хватало знакомых девушек. Правда, иногда снимал подружек в барах и ночных клубах. Наверняка среди них были представительницы древней профессии. После таких знакомств кошелёк заметно худел. Но там инициатива всё-таки исходила от него. Или не всегда? Вспомнилась заводная Катенька, с которой периодически встречался почти три месяца. А ведь их знакомство началось с того, что она подсела к нему за столик и попросила угостить коктейлем. И кто кого снял?
   Стук в дверь прервал размышления. Неужелипрошло полчаса? Не успел заказать выпивку в номер! Как на сухую? Его сожаления оказались напрасными. Гостья стояла, вопросительно глядя на клиента и слегка покачивая бутылкой шампанского. Сервис оказался на высоте. Нет, конечно же, Алексей не имел в виду шампанское, хотя и его тоже. Девушка была среднего роста, лет двадцати пяти. Большие светло-карие глаза приятно сочетались с таким же цветом волос, лёгкими волнами спадающих на плечи. На губах играла осторожно-насмешливая улыбка. Чуть курносенький носик излучал любопытство. Одета была отнюдь не вызывающе. Голубое платье до пола, стянутое на талии синим ремешком, и минимальное декольте. В фильмах проститутки выглядели развратнее.
-Как я тебе? Подхожу? – весело спросила незнакомка, изливая глазами поток иронии.
   Вопрос показался забавным. Разве должна задавать его проститутка? Вдруг услышит ответное «нет»? И останется без работы! По крайней мере, на сегодняшнюю ночь.
-Как бы войти? Неудобно вот так на пороге, - и снова насмешливая улыбка. Или коварная?
   От неё исходила какая-то притягательная сила. И Алексей сбросил оцепенение.
-Я внесу тебя!
   И не успела незнакомка опомниться, как крепкие мужские руки подхватили её. На мгновение Алексею показалось, что девушка растерялась и, более того, взмахнула рукой! Той самой, в которой держала бутылку шампанского. И судя по траектории, бутылка могла соприкоснуться с его головой. Но в последний момент траектория изменилась.
-С места в карьер! – на этот раз улыбка не выглядела насмешливой и смех, сопровождающий слова, выдавал внутреннее напряжение.
-Таким образом, мы перешагнём через многие условности, - окрашивая голос в интимные тона, Алексей аккуратно опустил девушку на кровать.
-Можно и с условностями, ночь длинная, - девушка торопливо присела. – К тому же мне сказали, что ты жаждешь общения. Да и шампанское я, что, зря принесла?
   Алексей молча разглядывал гостью. Сказать по правде,иначе представлял проституток. Эта как бы бежала от него. А должна была вешаться на шею. Или не должна? Кто знает, какие у них правила!
-Давай сначала шампанское, потом всё остальное? – как-то доверительно сказала девушка.
-Давай! – подхватил её тон.
-Из чего будем пить? – вздохнула с облегчением.
-Увы, здесь только стаканы.
-Значит, из стаканов! – оптимистично заявила гостья и протянула бутылку. – Как мужчина, отвечаешь за безопасное открытие!
-Постараюсь оправдать доверие!
   Внутренняя лихорадка прошла, уступив место необыкновенной лёгкости.
-Как тебя зовут? – спросил, осторожно скручивая проволочку на пробке бутылки.
-Даша, - и, словно вспомнив что-то, тут же поправилась. – Можешь звать, как тебе заблагорассудится.
-И за что же мы будем пить, Дашенька? – Алексей поднял стакан на треть заполненный игристым напитком.
-Как говорят, было бы чего пить, а повод найдётся! – рассмеялась девушка.
-Давай выпьем за твои большие очаровательные глазки!
-Вот-вот! – огорчилась Даша. – Чересчур большие! Прямо, как у коровы! Пацаны в школе меня мычанием и дразнили! Сколько раз из-за глаз дралась!
-Надо же! Я думал, девочки плачут, а не дерутся!
-Ага! Если плакать всё время, то заклюют! В нашем жестоком мире надо и жить жестоко, чтобы плот не утонул.
-Какой плот?
-Жизненный, - Даша вздохнула. – Давай лучше выпьем за то, чтобы всё у тебя в будущем было хорошо.
-А у тебя?
-У меня и так всё прекрасно!
-Судя по тому, что ты здесь, я бы не сказал.
-Это случайный эпизод… И знаешь, об этом говорить не надо. Ты же заказал проститутку.
-Но я хотел общения!
-И то правда. Какое двойственное положение! А разве может быть продажная любовь в одном бокале с философией? По-моему, в данном случае должно присутствовать так называемое лёгкое чтиво. Фарс. Что-то на грани приличия и разврата. Может, поговорим на международные темы? Про Украину?
-Про неё столько говорят!
-Мы же не будем пересказывать горячие новости! Можно высказать своё мнение о событиях, о будущем. Но если ты не хочешь, то давай выберем другую тему. Меня, например, интересует всё мистическое, что происходит вокруг. Я много чего могу рассказать!
-А когда будем пить? – с иронией спросил Алексей.
-Сначала будем пить, потом говорить! – Даша смело чокнулась.
-Готов тебя слушать, - Алексей поставил пустой стакан на столик. – А чтобы было приятно, сядь ко мне на колени.
-И кому будет приятно? – Даша насмешливо сморщила носик.
   Такой ответ озадачил. Проститутка явно отлынивала от своих обязанностей. Слышал, что они «резинщицы» ещё те! Тянут время, чтобы меньше «работать». Да и речь её не соответствовала низкому интеллекту. Хотя почему у проститутки должен быть низкий интеллект? Конечно, если следовать стереотипам… Так это за границей! В России, судя по статистике, которая изредка озвучивается на телевидении,на панель идут не только малоразвитые слои населения.
-Приятно будет мне, - ответил как можно серьёзнее. – Но не думай, что я наброшусь на тебя, как изголодавшийся зверь. Мне безумно хочется прикоснуться к твоим губам, утонуть в твоих волосах…
   Неожиданно мысли остановились. Окружающее пространство начало расплываться. Страшная догадка пронзила мозг.
-Если вы рассчитываете на мои деньги, то… они почти все на пластике… - всё что смог сказать Алексей и сполз на пол, краешком сознания успев отметить, что девушка подставила руки, смягчая падение…
   На полу и обнаружил его Руслан Анатольевич, когда утром заехал, чтобы вместе отправиться осматривать офис, купленный фирмой. Когда смог привести Алексея в себя и выслушать историю, то схватился за голову. А на предложение подчинённого немедленно обратиться в полицию, категорически замахал руками.
-Никуда обращаться не надо! Это же будет катастрофа моей семейной жизни! Жена никогда не поверит, что я тут ни при чём! Да и чем полиция поможет? Не заказывал я тебе проститутку!
-Как не заказывали?! – опешил Алексей.
-Вот так! У стойки администрации перебросился парой слов с дежурной, и всё! Она сказала, что после двенадцати, чтобы войти в гостиницу надо нажимать на кнопку вызова снаружи. Ответил, что буду ночевать в другом месте. А подслушать было кому! Многие вокруг крутились. И телефон внутренней связи на стенке у входа висит! Подходи, звони, кому заблагорассудится! Попробуй, докажи, что дежурная наводчицей была! Так что толку от полиции не будет никакого, а огласка нежелательная до работы докатится! – и поднял что-то с пола. - Смотри! Интеллигентные грабители! Даже симку от телефона оставили! А вот ещё одна? Эта чья?
-У меня телефон с двумя симками… Был…
-Надо мне такой купить. Удобно: один номер для друзей, другой для жены, - и вопросительно посмотрел на подчинённого. – Так что, договорились? Замнём это дело? И не беспокойся, я всё компенсирую! Да и сам же говоришь, что украли немного. Две тысячи и мобильник. Главное, документы на месте!
-А шапку, а пуховик? – раздражённо возразил Алексей.
-Побудь сегодня в номере! – включил «начальника» Руслан Анатольевич. – Обойдусь без тебя. Вечером привезу одежду. Размеры запиши на бумажке. Когда вернёмся, выпишу тебе премию повышенную. Неужели ты ради тряпок пожертвуешь благосклонным отношением начальства?
-Уговорили, - сдался Алексей.
-Замечательно! – расцвёл в улыбке Руслан Анатольевич. – Ты настоящий мужик!
   Оставшись один, Алексей вновь прокрутил мысленно события вчерашнего дня. Пришло позднее раскаяние. Как мог позариться на проститутку, когда у него есть такая девушка, как Валентина? А не в том ли причина, что она оттолкнула его? Или почти оттолкнула… И грустно вздохнул. Сам виноват. Больше никаких приключений, пока неопределится в отношениях с Валюшей! А этот эпизод надо просто вычеркнуть из памяти, как вычёркивал многие другие…

ГЛАВА 3

   Семёныч испытывал дефицит общения. Это при том, что рядом всегда жена. Странно, правда? Но жена часто прерывала его монологи своими, не менее длинными. А так как Семёныч не принадлежал к разряду благодарных слушателей, то и искал людей, которые не мешали бы ему выговориться. И на этот раз, воспользовавшись тем, что Рая с утра ушла по магазинам в поисках деликатесов для встречи любимой дочки, которая впервые за последние пять лет прилетала в отпуск всей семьёй из далёкой Камчатки, Семёныч направился на автомобильную стоянку, охраняемую в этот день давним приятелем Ефимычем, чтобы поговорить с ним за жизнь.
   Тот обрадовался гостю. Скучно одному обозревать безмолвные автомобили, забытые хозяевами в новогодние каникулы. С виду Ефимыч выглядел грозно и нелюдимо. Худощавый семидесятилетний старик вполне смог бы сыграть в кино Кощея Бессмертного. Густые брови на фоне глянцевой лысины, пронзительный взгляд тёмно-карих глаз, нос горбинкой, обтянутые бледной кожей скулы. И голос под стать, схрипотцой. Но внешний облик не соответствовал характеру. На самом деле Ефимыч был добрым человеком, всегда внимательно слушающим и никогда не перебивающим собеседника, чем беззастенчиво пользовался Семёныч. И на этот раз Ефимыч радушно поприветствовал старого знакомого и выключил небольшой цветной телевизор, установленный на подставке, прибитой к стене, противоположнойшироким нарам, служащим и сиденьем и кроватью. На них он и сидел в старом, потёртом в некоторых местах чёрном вельветовым костюме, который, судя по выцветшим стройотрядовским эмблемам, носил ещё в годы студенчества. Из чего можно было сделать вывод, что с тех незапамятных времён телосложение Ефимыча не изменилось. Хотя возможны и варианты: например, пополнел, а под старость вновь похудел. Вот и пригодился костюм, пролежавший в домашних запасниках несколько десятков лет.
   Семёныч, расстегнув китайский пуховик, по-хозяйски расположился на стуле возле стола, примыкающего к квадратному окошку, через котороепроисходило общение с автомобилистами. Тут же на столе лежал журнал регистрации въезда и выезда автомобилей, стоял большой красный будильник, а на краю примостился современный портативный кассовый аппарат для расчётов с клиентами автостоянки. В углу притаился позаимствованный со списанной на металлолом электрички мощный калорифер,наполняющий теплом небольшую будочку, купленную когда-то у строителей, возводивших многоэтажку по соседству.
-Садись сюда, - Ефимыч гостеприимно похлопал ладонью по нарам. – Здесь мягче.
-Мне обзор нужен! - Семёныч кивнул в сторону окошка. – Скоро моя дорогая возвращаться будет. Вот и встречу её, подхвачу сумки.
-А чего с ней в магазин не пошёл?
-В магазин мы по мелочам ходим. А тут, можно сказать, оптовая закупка! Дочка с семьёй приезжает с Камчатки. Пять лет общения только по телефону. Внуков вживую ни разу не видели, одни фотографии. Так что радость большая. Вот Раечка и решила устроить второй Новый год. Продлить праздник. Отправилась за деликатесами. Предлагал ей на такси покататься, так она ни в какую! Экономная моя. И меня с собой не взяла. Как она там по автобусам?
-А мы дальше нашего магазина не ходим, - вздохнул Ефимыч. – Что в праздники, что в будни. Веришь, нет, забыл, когда последний раз на общественном транспорте ездил! А куда? Детей судьба разбросала по всей России. Изредка открытками о себе напоминают. Приветы от внуков передают. Наверное, из вежливости. Нужны мы внукам… В Омске правнучка растёт. Третий годочек уже. Увидим с бабкой когда или нет?
-Не повезло тебе. У нас хоть сын в Красноярске. Навещает регулярно. И внуки расслабиться не дают. С ними вторую молодость переживаю! – Семёныч радостно улыбнулся. – Без них уже и жизни не представляю. Все выходные в их распоряжении. Иногда так организм нагрузят! Спишь без задних ног! Думаешь, когда же спокойствие настанет! А пройдёт дня два, и уже следующих выходных ждёшь, не дождёшься. И не скажу даже кому во благо встречи наши: внукам или нам.
-Водоворот жизни, - поддакнул Ефимыч.
-Водопад!
-А у меня омут. Дома сижу да вот сторожу. Скоро и сторожить нечего будет. Нет выгоды хозяину. Это раньше здесь мест свободных не было. Сейчас в каждом дворе стоянка, а у нас едва на четверть заполняемость. Хоть в футбол играй! Так что, того и гляди, останусь без работы.
-Не переживай. Скоро у работающих пенсионеров пенсию отнимут.Не выгодно тебе будет работать. Пенсия-то наверняка больше.
-Слухи это! – отмахнулся Ефимыч. – Пенсия – это же не пособие по безработице! Не работаешь - получаешь, работаешь – нет. Это плата за многолетний труд во благо родине. Не такое у нас правительство, чтобы подобными законами нож себе в спину втыкать.
-Не знаешь ты нашего правительства, - усмехнулся Семёныч. – Вот почему у нас пенсия маленькая? Думаешь, времена трудные, международная обстановка и всё прочее?
-Есть другое мнение? – Ефимыч наивно моргнул.
-Это точный расчёт наших государственных чиновников! – Семёныч, сдерживая улыбку, показал пальцем вверх, будто виновники бедственного положения пенсионеров расположились на небе. – У них всё просчитано до миллиметра! Экономика качается на весах. Чуть ошибёшься, и завалится. Хорошо если в безопасную сторону. А если нет?
-Что-то не совсем успеваю за полётом твоих мыслей, - признался Ефимыч.
-Представь, что у пенсионеров была бы достойная пенсия! Нам же тогда не пришлось бы перестраиваться на экономный режим существования. И в магазинахпокупали бы, что нашей душе угодно, а не то, что подешевле.
-И что?
-А то, что в стране наступил бы продовольственный кризис!
-С чего вдруг?
-А кто нас прокормил бы, при нашем дышащем на ладан сельском хозяйстве? В добавок ещё санкции! Так что наше правительство придерживается коммунистического принципа: кто не работает, тот не ест. И правильно! Нечего трудящихся объедать! Вот взять меня: раньше руки отваливались от тяжёлых сумок с продуктами, когда из магазина шёл. В холодильнике чего только не было! Фрукты, овощи – круглый год! Мясо – этот разрушающий организм продукт – всегда присутствовало на столе! А теперь в магазин словно на прогулку иду: туда порожняком и оттуда налегке.
-Сказки не рассказывай! – укоризненно покачал головой Ефимыч. – Вижу, как ты налегке проходишь! Бананы день да через день таскаешь!
-Это вынужденная статья расходов! – вновь поднял палец вверх Семёныч. – Внуков витаминами надо кормить. Да и самим здоровье поддерживать.
-Какие витамины в бананах? – усомнился Ефимыч.
-От простуды – первое средство! Канадцы к такому выводу пришли после многолетних исследований.
-Наверное, их учёные по заказу банановых королей работали, - отмахнулся Ефимыч. – Главные витамины в апельсинах, в яблоках.
-Кто бы спорил? Но ты на цены погляди! Я и сам рад что-нибудь повесомее покушать. Но на сегодняшний день бананы в нашем магазине самые доступные по цене. Не знаю из каких соображений, но на них скидки до пятидесяти процентов! Будто в банановой республике живём!
-Это точно! – поддержал Ефимыч. – Наши помидоры и огурцы местные тепличные, в два-три раза дороже! А на рынке так вообще, туши свет!
-А чего ты хотел? Простым дачникам тоже пожить охота, на последний рубль не заглядывая. Вот и пашут на грядках с утра до вечера, не разгибаясь. Не могут они дешево выращенную продукцию продавать, когда жизнь вокруг дорогая и с каждым днём всё дороже. Тебе этого не понять.
-Это почему же?
-У тебя дачи отродясь не было!
-Кто такое сказал?! – аж подскочил Ефимыч. – Да я дачник со стажем! Сколько лет на родительской даче по грядкам ползал! Может, потому свою не завели, что охотку по молодости отбили… А ты сам-то! Что-то быстро с дачей расстался! И трёх лет не выдержал!
-Полтора года! – уточнил Семёныч и ностальгически вздохнул. – А ведь по моей инициативе в огородники записались. Пенсия на горизонте замаячила. Дай, думаю, о будущем озабочусь. Представлял, как будем отдыхать с Раечкой вдали от городской суеты. Рая отговаривала. Зачем дача, если и так в лесу живём? Но я уговорил. Конечно, на Раю в основном рассчитывал, строя планы на возрождение сельского хозяйства на отдельно взятом приусадебном участке. Она у меня деревенская. На грядках выросла. Но энтузиазма ожидаемого не проявила. Пришлось мне, городскому жителю, азы огородничества осваивать. А когда? Только по выходным да в отпуске. А как новая жизнь началась, так в первое же лето дачу и продали.
-Какая новая жизнь?
-Пенсионная! – важно произнёс Семёныч. – Жизнь после жизни. Когда пришлось познавать новые грани реальности. Увы, не такие радужные, как хотелось бы. Я ведь за три года до пенсии новый автомобиль приобрёл. На всю, как мне казалось, оставшуюся жизнь. «Шкоду». Почти джип. Специально с перспективой, чтобы на дачу ездить. Думал, лет десять голова болеть не будет насчёт ремонтов всяких. До этого на подержанных ездил. На отечественных, потом на японках. С отечественными проблемы были. К японкам - вопросов никаких. Лучше бы на них и продолжал рулить. На третьем году рассыпалась моя «Шкода». Будто в Китае собирали! Хотя, говорят, китайцы сейчас качество своей продукции значительно повысили. В общем, не выдержал мой автомобиль испытаний российскими дорогами. Ремонта в сервисном центре насчитали на сто тысяч! Душа крякнула от такой суммы. Тогда-то и ощутил разницу между работающим и пенсионером. Понял, что такой дорогой автомобиль, да ещё не приспособленный к российским дорогам, – роскошь непозволительная для живущего на одну пенсию.
-«Шкоду» на автозапчасти продал? – предположил Ефимыч.
-Да нет. Поднатужились, отремонтировали и сыну отдали. Он в основном по асфальту ездит.
-Асфальт у нас тоже неровный в последнее время, - заметил Ефимыч. – Все водители жалуются.
-Извечная проблема России: чиновники и дороги! Столетия проходят, но ничего не меняется.
-А дачу продали, потому что без машины остались?
-В том-то и дело, что совсем без машины изначально оставаться не планировали, - Семёныч сконфуженно сморщил нос. – Уже приглядели авто попроще. Но тут ревность вмешалась.
   Семёныч откинулся на спинку стула и мечтательно закатил глаза.
-Любил я отдыхать на даче. Представляешь, сижу на веранде.Прохлада ленивыми волнами проникает через раскрытую дверь и так же лениво уплывает в распахнутое окно, создавая иллюзию работающего вентилятора. Или, точнее будет сказать, размеренные взмахи большего веера. Если закрыть глаза, то можно представитьслугу в сказочно-восточном наряде, неустанно машущего опахалом. А себя каким-нибудь раджой или падишахом, мирно дремлющем на расшитом золотом ковре, наброшенном на величественный трон. Ещё кто-нибудь мух отгонял бы! Хоть изредка, но залетают. И почему-то сразу норовят сесть на лицо! И что их привлекает? Из-за них, проклятых, нет полного расслабления. Приходится открывать глаза. Заодно и владения свои обозревать. Так, на всякий случай. В целях пресечения несанкционированного проникновения на дачный участок любителей чужой поживы.
-А что проникали? – иронизируя над стилем повествования, спросил Ефимыч.
-Бог миловал. За всё время никто границ не нарушал. Удачно дачу купили. Вдали от железной дороги. И главное, со всеми прибамбасами! Дом добротный с мансардой и с печным отоплением. Зимние морозы, возможно, и не выдержал бы, но весной и осенью в заморозки обеспечивал комфортное пребывание. На участке две яблоньки, слива, кусты вишни, смородина, малина, клубника. Даже теплицу знатную в придачу прежние хозяева оставили.
-Работать не надо, отдыхай себе! – поддакнул Ефимыч.
-Как это, не надо! – взвился Семёныч. – Да без моеготруда там всё заросло бы лебедой и крапивой! Рая-то не очень наш дачный участок вниманием баловала. Всё делами отговаривалась. А на прямой вопрос: «Какие могут быть дела у пенсионерки?» - ещё и в позу вставала. У женщины, мол, всегда работа по дому найдётся. И мне этого не понять, так как женский труд незаметен. А без него всё давно бы грязью заросло. Так и получалось, что я - городской житель - огородом занимался, а деревенская, по крайней мере от рождения, Раечка обустраивала городскую квартиру. Первое время сын с невесткой приезжали на шашлыки. Но после того как я пошутил, что ожидаю от них весомой помощи в битве за урожай, их как ветром сдуло. Да шут с ней, с помощью! Тем более сам придерживался мнения, что дача нужна для отдыха, а не для каторжного труда. Но как без картошки? А без зелени? А клубничкой полакомиться? Смородинки на зиму сварить? Капустки, само собой! Так и набегало.
   Семёныч перевёл дыхание.
-Выйдя на пенсию, окончательно переселился на дачу. Рая, по-прежнему, не спешила присоединяться. Водилась с внуками, помогала сыну с ремонтом. Они как раз ипотеку взяли. Отделка черновая. Вот и жили у нас, пока в новой квартире всё до ума доводилось. Думаешь, мне такая жизнь по вкусу? Я же не Робинзон какой, чтобы в одиночестве!
-Только что мне расписывал, как раджой на веранде себя чувствовал! – напомнил Ефимыч.
-Чувствовал! – воскликнул Семёныч. – А что оставалось делать? С тоски кем только себя не почувствуешь! Куда ни глянь – везде тишина и покой! Но однажды тихий смех нарушил моё рутинное существование.
   Семёныч хитро подмигнул.
-К сожалению, смех оказался роковым. А донёсся он с соседнего участка. Может, я его и не услышал бы. Но именно в этот момент какая-то несознательная летучая тварь проникла в приоткрытый рот. Выплюнув нарушительницу покоя вместе с несколькими нелестными характеристиками в её адрес, направил удивлённый взор на соседей. Удивлённый потому, что рядом жила тётя Маня, перешагнувшая восьмидесятилетний рубеж. Бодрая старушенция. Несмотря на солидный возраст, трудилась на грядках усерднее некоторых молодух. И жила на даче с первых тёплых весенних деньков до глубокой осени. До первых белых мух. Рая с ней сразу познакомилась. А я не стремился к общению. Но общаться приходилось. Особенно по субботам. У соседки, в отличие от нас, не было бани. Наш же прежний хозяин участка постарался на славу. Знатную баньку соорудил. Вот тётя Маня и стала напрашиваться на водные процедуры. Как отказать старушке? А потом чайку на веранде попить? Поговорить о том, о сём. Вот такое знакомство. Но чтобы тётя Маня смеялась, не слышал ни разу. И тогда смеялась не она, а её младшая дочь. Приехала навестить мамашу. Приятная дама лет пятидесяти. Заодно решила и грядки помочь прополоть. Без стеснения начала демонстрировать стриптиз. Осталась практически в одном бикини, - глаза Семёныча сладострастно заблестели. – Поглядеть было на что. Фигурка хоть и не идеальная, но сочная! С элементами стройности и гибкости. И личико озорное,с ямочками на щеках. Захотелось мне поближе на это посмотреть. Чисто из эстетических соображений! Но стоило придвинуться к самому краю веранды, как дочка меня запеленговала. Рассмеялась, потом головой покачала, мол, подсматривать нехорошо. А в одних красных плавках и бюстгальтере над грядками склоняться хорошо? При таком обзоре со всех сторон! Я, к тому же у себя дома! Куда хочу, туда и смотрю! Кстати, она даже не покраснела. И мамка её туда же. То монашкой по огороду передвигалась, а тут закатила юбку под самое не хочу! Две спицы синие напоказ выставила! Но всё же какое-то смущение, наверное, присутствовало, потому как дочка переместилась в ту часть огорода, которая была недоступна моему зрению из-за моей же теплицы. Тогда я предпринял попытку приблизиться. Не нахально, а якобы под предлогом ревизии теплицы. Уж оченьхотелось рассмотреть дочку поближе.
-Чисто в эстетическом восприятии? – невинно пошутил Ефимыч.
-Разумеется, - строго посмотрел на него Семёныч. – Неэстетические мысли в таких случаях стараюсь отгонять.
-Неужели получается?
-Не всегда, - признался Семёныч. – Что я не мужик что ли? Всего-то седьмой десяток недавно разменял! Не выпал ещё из круговорота сексуальных мыслей! В общем, как был, в пижамном светло-зелёном костюме, так и покинул веранду, подошёл к теплице и с озабоченным видом стал осматривать плёнку, покрывающую её. Естественно, особенный интерес вызвала та сторона, с которой открывался прекрасный вид на соседний участок. Но едва мой взгляд скользнул в сторону соседок, а вернее, дочки соседки, как та неожиданно и весьма весело крикнула: «Бог помощь, сосед! А мы тут немного загораем! Ничего что в таком виде?» С явной иронией спросила. Но я не растерялся и ответил бодро: «Так если погода позволяет, так оно и ничего!»А дочка продолжила веселье:«Жаль, баньки у нас нет. Не пустишь, сосед, пыль трудовую смыть?» Я поддержал шутливый тон: «Не только пущу, но и попарить могу!» Так, слово за слово, неожиданно для самого себя и договорился до совместного мытья в бане. Куда шутка завела! И тётя Маня наш диалог молчаливо воспринимала, с улыбкой морщинистой. Озадачили меня бабёнки. Про дочку смутно помнил из Раиных рассказов, будто бы она разведёнкой была. Отсюда, по-видимому, и поведение такое беззастенчивое. Истосковалась по мужской ласке.
   Семёныч замолчал, устремив вдаль задумчивый взгляд.
-Попарил их? – нетерпеливо спросил Ефимыч.
-Попарил, как же! - сокрушённо вздохнул Семёныч и невесело рассмеялся. – Представляешь картину: с одной стороны тётя Маня идёт в рубашке до пят со своим веником, за нею дочка одним полотенцем обмотанная с распущенными волосами, а с другой – Раечка выплывает. Приехала! И попарила всех! На этом и закончилась моя дачная жизнь. Продала Рая дачу…
   В окошко постучал мужичок в шапке, надвинутой на глаза, и в лёгкой не по сезону болоньевой куртке.
-Закурить не найдётся? – спросил сиплым голосом.
-Не курящие мы! – ответил Семёныч и возмущённо воскликнул. – Нашёл, у кого стрелять!
-Больше не у кого, - прохрипел мужичок. – Олигархи не дают.
   И пошёл прочь.
-Интересно, у каких таких олигархов он закурить просил? – усмехнулся ему вслед Семёныч.
-Знают же, что не курю, а почти каждую смену стучатся, - пробурчал Ефимыч. – То закурить, то погреться, а то и за хлебом…
-Знакомая картина, - Семёныч посмотрел на будильник, потом на дорогу. – Мы раньше на первом этаже жили. Чуть ли не в центре города. Под окнами бабки небольшой базарчик организовали. Веришь, нет, весь подъезд загадили! Терпение наше кончилось, и решили мы на собрании жильцов установить замок на входную дверь. И установили! Думали как лучше. Ничего подобного! Для нас так ещё и хуже получилось. Все теперь к нам в окна стучать стали. То ключи дома забудут, то попить, то в туалет! Бабки-торговки к совести нашей призывали! А до этого, так понимаю, бессовестно ходили в подъезд, как в сортир! Рая очень переживала. Особенно когда мы уезжали в отпуск или ещё куда-нибудь.Хорошо, напротив старушка душевная жила. Антонина Арнольдовна! Замечательная женщина. Очень ответственно к нашим просьбам приглядеть за квартирой относилась. У окна сутками сидела. Только кто в наше окошко или в дверь стучать начнёт, сразу выходила и предупреждала: «Никого нет дома! Они только что ушли!» И так вошла в роль, что когда мы возвращались, продолжала осуществлять контроль. А как я говорил, стучались многие. Проходной двор! Иногда на стук стараешься не реагировать, а слышно, как Антонина Арнольдовна стукачам советует: «Стучите громче! Они дома!»
   И в который уже раз посмотрел на будильник. Что-то задерживалась Раечка.
-Передачу сейчас смотрел, - вывел его из мимолетней задумчивости Ефимыч. – Про предсказателей. Пророчат конец Америке. Утверждают, понимаешь ли, что сорок четвёртый президент, Абама получается, последний в их истории.
-Конец света в двенадцатом году нам тоже все дружно предсказывали. Такой ажиотаж развели! А как видишь, живём и здравствуем, - живо подхватил новую тему Семёныч. – Да что с этой Америкой может случиться? Разве что природный катаклизм какой. Но тогда многим мало не покажется. Они же своими долларами весь мир опутали! Пусть живут. Демократы липовые.
-Почему липовые?
-Так у них же никакой свободы выбора нет! Две партии постоянно у руля, друг друга сменяют по очереди. А правят, будто под копирку. И вообще, я считаю, что самая демократичная страна в мире – это Россия! Партий развелось, как машин во дворах!
-Главная-то – одна! Всем заправляет! – попробовал возразить Ефимыч.
-Понимаешь, демократия – это не власть народа, в чём нас пытаются убедить. Демократия – это власть большинства! – Семёныч снисходительно посмотрел на собеседника. – Когда же правит меньшинство, тогда в стране процветает тирания. Но само по себе меньшинство прийти к власти не может. Все эти цветные революции без поддержки доллара никогда бы не произошли. Тут Америка переступила все мыслимые и немыслимые границы. Крича о демократии, она разрушает мир на планете, перекраивая его с помощью этого самого меньшинства, являющегося или граничащего с терроризмом. Америку можно понять. Именно хаос помогает ей удерживаться на плаву. Демократию по-американски можно сравнить со школой, в которой образовалась группа хулиганов,терроризирующая всех остальных учащихся. А учителя, вместо того чтобы бороться с таким негативным явлением, начинают поощрять их действия. Вроде бы бессмыслица, а с другой стороны, никакой инициативы и подвижек от запуганного большинства учеников. Или как в армии, когда офицеры возлагают на старослужащих обязанности по наведению порядка и дисциплины. Поощряют дедовщину. Облегчают себе жизнь. Так и существуют параллельно: офицеры и «дедушки». Как в Америке демократы и республиканцы. А для новобранцев всё едино, разницы никакой. Страдают же в первую очередь гении. Нет выбора – нет демократии. Кстати, наглядный пример – Ливия. Режим Каддафи с помощью цветной революции устранить не удалось. Потребовалось вооружённое вмешательство! Этот, по версии американцев, диктатор представлял интересы большинства ливийцев. И не собирался рушить государственный строй в угоду тявкающего меньшинства. И советами навязчивыми из-за границы пренебрегал. Давал понять, что и без дядюшки Сэма можно неплохо обходиться. За что и поплатился.
   Семёныч взял паузу, чтобы перевести дыхание и выпить стакан воды.
-Растерзали его, между прочим, сами ливийцы! - заметил Ефимыч.
-В любом стаде найдётся паршивая овца, - назидательно продолжил Семёныч. – Когда своим умом не достигаешь намеченных высот, то что начинаешь делать?
-Что?
-Критиковать! Повод для критики всегда найдётся.Человеку свойственно ошибаться. Примеры в каждой семье. Если жена блондинка, то она во всём виновата. А если жена, а не муж в доме хозяин, то такую критиковать себе дороже. Тогда начинаешь брюзжать на соседей, на родственников. Анекдоты про тёщу придумывать.
-По себе знаешь, или как? – поддел Ефимыч.
-У меня как раз в семье полный порядок! Мы всегда поддерживаем друг друга, - строго ответил Семёныч. – А в масштабах страны…Помнишь, сколько накануне выборов было антиправительственных митингов? Как американские дирижёры пытались продемонстрировать всенародное недовольство существующей властью в России? Но когда Путин вывел на улицы своих сторонников, все эти моськи захлебнулись в жалких потугах.Стало ясно, кто в стране пользуется всеобщим доверием. Это не даёт Западу спокойно жить. У них от этого бессонница и несварение желудка. И понос. Поносят нас почём зря! Хорошо хоть силу применить не могут. Ядерный щит мешает. Даже самому тупому политику на Западе понятно, что одно неосторожное движение - и не будет уже ни Европы, ни США. А Россия выстоит. За счёт обширных территорий. И вновь возродится из пепла. Но в сапогах грязных все эти недруги продолжают возле наших границ топтаться. И всё интенсивнее. Больше для своего спокойствия, чем для устрашения.
-Может, не надо их дразнить от греха подальше? – глубокомысленно изрёк Ефимыч. – Зря мы с Сирией связались!
-Это почему же зря?
-Так ты же в прошлый раз сам сказал, что вляпались! – уличил друга Ефимыч.
-Сказал! – не стал отпираться Семёныч. – Из чувства противоречия! Не подумавши! А подумал и теперь одобряю! Мы же по носу всей этой НАТОвщине так щёлкнули, что у них сотрясение мозгов случилось. Показали всю возродившуюся мощь! И вообще, должен сказать, что во внешней политике мы намного успешней. А вот внутренняя страдает.
-И пенсионеры в первую очередь! – поддакнул Ефимыч. – Военным пенсионерам пенсию в два раза увеличили. Нашли средства. Почему бы нам так же не поспособствовать?
-Военных не трожь! – строго сказал Семёныч. – Надо было престиж армии возродить. Поднять боевой дух офицерский. Ещё древние говорили: не хочешь кормить свою армию, будешь кормить армию завоевателей!
-Я не против армии! – загорячился Ефимыч. – Но она тоже не однородная масса! Взять моего сменщика – Федота! Он служил на Сахалине, там же остался на сверхсрочную. Прапорщиком на складе с провиантом просидел до пенсии. Когда мы в девяностые выживали, он животик растил на дальневосточных деликатесах. Сам хвастался, что пиво с крабами пил. После службы получил сертификат, приехал сюда, получил квартиру. Поначалу при каждой встрече по Сахалину ностальгировал. Очень уж жизнь гражданская ему суровой казалась. А нынче плечи расправил. Пенсия достойная. Но работу не бросает. Даже ему не хватает. Что обо мне говорить? А я всю жизнь пахал! И крабов впервые в магазине увидал лет десять назад. На вкус до сих пор не пробовал. Разве что крабовые палочки в салате. Так это, говорят, совсем другой продукт. Как-то я ему намекнул, что неплохо бы место другим, более нуждающимся пенсионерам освободить. Обиделся! Вот почему бы тебе на его месте не поработать? Рубль, он никогда лишним не бывает!
-Так же и Федот твой рассуждает. Потому и работает, - Семёныч тяжко вздохнул. – Да и не смогу я сутками. Тоже ведь не на складе сидел. Вся работа на нервах. Тут с Раечкой надумали обои переклеить. Так чуть с лестницы не спикировал. Голова закружилась. Не сразу, одну комнату осилил. Вестибулярный аппарат подвёл. Сосуды головного мозга пошаливают. Думаешь, от чего в пивнушку заглядываю? Не оттого, что хронический алкоголик. В лечебных целях! И тонус жизненный поднимается.
-Таблетки пить не пробовал?
-От таблеток прояснение только. Да и уныло на трезвую голову-то, - и увидев супругу, идущую от остановки, заторопился. - Ладно, бывай и здравствуй! Увидимся ещё…

***
   Раиса Владимировна медленно шла домой, преодолевая хоть и не крутой, но затяжной подъём от остановки. Мороз крепчал, сковывая деревья, наполняя туманом воздух. Женщина вжимала голову в плечи, потухший взгляд упирался в узкую полоску асфальта, расчищенную дворником, мысли, словно от взрыва, разлетелись в стороны, образовав в голове леденящую пустоту. А ведь ещё утром душа ликовала, готовая пуститься в пляс от радости. Настенька, доченька любимая, в гости приезжает! Как соскучилось по ней сердце материнское. И внучат, Дашеньку с Максимушкой, воочию увидит! Не раз роняла слёзы умиления, глядя на их фотографии. Ради такого события решила мобилизовать все резервы. Когда в следующий раз приедут? Зять – военный. Не по вольному графику живёт.
   Решила приготовить любимые блюда дочери. Она обожала солянку, жаренные рёбрышки и, конечно же, бутерброды с сёмгой. За деликатесами отправилась в дальние супермаркеты. Как участился пульс, когда взглянула на ценники. Жизнь заметно подорожала! Но денег не жалела. Это же для родных, для дорогих сердцу! Тяжёлая сумка оттягивала руки, отвыкшие от таких нагрузок. А всего-то в общей сложности килограммов пять, не больше. В годы всеобщего дефицита таскала и по пятнадцать, и по двадцать. Ещё и радовалась, что есть чего таскать. Зря не согласилась взять мужа. Но смог бы он выдержать такой поход? Не любитель ходить по магазинам. А тут надо всё досконально. И всё же забыла купить французский багет и баночку чёрных оливок! Именно их вылавливала дочка в первую очередь, когда кушала солянку. Из-за маленькой жестяной баночки и зашла в роковой магазин. Последний на пути домой…
   По настоянию охранника поставила увесистую сумку в ячейку хранения и пошла, растерянно осматривая продовольственное изобилие на полках. Чего только нет! А раньше здесь располагался гастроном, в котором порою вообще ничего не было. Вот и хлебный отдел. Тонкий ещё горячий батон. Она нарежет его тоненькими ломтиками, подсушит слегка в духовке. Чтобы появилась нежная корочка. Настенька любила, чтобы сверху хрустело, а внутри было мягко. Будет довольна, если, конечно, вкусы с годами не поменялись. А достаточно ли у неё масла? Прикупить? Нет, должно хватить. Ломтики смазываются тонким слоем. А сверху также тонко укладывается семга. Бутерброд просто тает во рту. Раиса Владимировна непроизвольно сглотнула обильно выделившуюся слюну. Когда в последний раз готовила такое лакомство? А где здесь оливки? Без помощи консультанта не найти. Вот они! Без косточек. С покупками покончено. Больше ничего не надо. И тихо рассмеялась про себя. Пенсии как не бывало! Ничего. Такое событие! Скорее домой!..
   Сначала была растерянность. Потом внутренний взрыв, от которого зашумело в голове. Может, ошиблась? Нет, номер на жетоне совпадает. Забыла закрыть? Хорошо помнит, что ключ повернула! На Раису Владимировну смотрела пустота ячейки. Купленные продукты исчезли вместе с сумкой. И вдруг, словно молния ослепила глаза. Её обокрали!!! А как же… Как же Настенька?! И чем она будет угощать маленькую Дашеньку?! А игрушка для Максимушки!.. Где же охранник, который так настойчиво требовал оставить сумку на входе?! Рука искала опоры и не находила. Раиса Владимировна смутно помнила, как её ввели в служебное помещение, где охранник отмотал на компьютере запись видеонаблюдения и с непонятной радостью показал на экране воришку, вскрывшего её ячейку.А она молча сидела на стуле застывшим изваянием, ждала хозяина или представителя администрации супермаркета. Надеялась, что еёпожалеют, вернут хотя бы деньги. Ведь это из их ячейки украли продукты! Но охранник переговаривался с кем-то по рации, звонил по телефону. Никто не изъявлял желания встретиться с пострадавшей! Тогда стала требовать вызвать полицию. Охранник стал уговаривать не делать этого. Хлопот много, а толку не будет никакого. Но она настояла. Полиция приехала через час. Её увезли в отделение. Писала заявление, давала показания. Как в тумане. Когда предложили идти домой и дожидаться результатов расследования, поняла, что надежды на возвращение сумки нет. И пошла. Как же далеко её завезли! Мороз сжимал со всех сторон. Но она не замечала холода. Завтра приедут гости, а чем она их будет встречать? Слёзы катились по щекам. Платокпокрылся инеем. Сапожки шаркали по асфальту. Редкие прохожие, глядя на неё, задавались вопросом, что за горе исказило черты лица, сгорбило плечи?..У неё тоже были вопросы. Как бог мог допустить такую несправедливость? Почему не покарал вора? Знал ли вор, у кого ворует? Наверное, знал. Не наугад же полез. Возмущение в душе никак не могло возрасти до нужного уровня. Напротив, находились доводы, оправдывающие негодяя. Может, он несчастный бездомный человек? Может, сейчас в подъезде жадно поглощает продукты, утоляя многодневный голод? Лишь бы не подавился. Пусть здравствует. В душе Раиса Владимировна уже простила его. Но когда от стоянки к ней выскочил Семёныч, ноги подкосились, и она повисла на руках мужа.
-Раечка! Что с тобой?! – не на шутку перепугался тот.
-Ничего, - ответила, подавляя всхлипы. – Ничего страшного. Слабость… Пройдёт…
-Раечка, обопрись на меня! Сейчас дорогая! Сейчас я вызову «скорую»!
-Не надо! – и всё же всхлипнула. – Обокрали меня… растяпу такую…
-Только и всего? – Семёныч облегчённо вздохнул и ласково припал губами к щеке супруги. – Что же ты, милая, так меня пугаешь? Пошли домой. С кем не бывает! Забудь всё как сон! Было бы из-за чего!
   И осторожно поддерживая, повёл супругу, перемешивая свою речь нежными и ласковыми словами. И впервые она даже и не думала прерывать его…

ГЛАВА 4

   Алексей Викторович приготовился проводить взглядом желелезнодорожный вокзал города Новосибирска. Вот объявили отправление, вот плавно поплыла платформа, оставляя провожающих, кого со слезами на глазах, кого с радостной улыбкой, что несколько удивило: Алексей Викторович считал, что расставание всегда оставляет грустный осадок. Или специально радуются, чтобы уезжающим не было так печально?..
   Представил, как его провожал бы сын Виктор. Могло случиться и такое, позвони ему заранее. Но не позвонил. И вовсе не потому, что беспокоить не захотел. Хотя разве это беспокойство?Сыну с отцом встретиться? Не на жительство же постоянное, а так, мимолётно! И лишь одно остановило: а вдруг не пришёл бы? Или невестку с собой привёл? Вот с кем свидание было бы в тягость…
   Поезд, по мере удаления от города, погружался в ночь. Скоро пейзаж за окном окрасился в чернильные тона. Надо было купить билет на дневной рейс. Можно было бы посидеть, помечтать, наблюдая заснеженные поля и перелески. Но свободные нижние полки оказались только в поезде Новосибирск-Красноярск. Вечером - посадка, утром - прибытие. Возможно, и к лучшему. Можно проспать всю дорогу. Ведь не одно удовольствие получаешь, глядя на пробегающие пейзажи, но и утомление…
   Что если наш мозг рассчитан на определённый объём информации в день? Перегружая его, мы даём ложную команду. Пешком за день много ли успеешь? На машине, например, тех же магазинов объедешь в разы больше! Ускорение ведёт к тому, что мозг «делит» впечатления на дневные нормы и «старит» организм соответственно квоте. Успевая многое за день, мы укорачиваем путь к могиле. «Движение есть жизнь!» О каком движении идёт речь? Почему долго живут затворники? А долго ли они живут? Где примеры? Вот старцы библейские здравствовали веками. Они-то уж точно если и были великими путешественниками, то меряли землю ногами, ускоряясь разве что на гужевом транспорте. Но предки наши недалёкие тоже босиком да в лаптях повсюду поспевали. А век короткий был. Опять же, нам известны средние цифры. А если отбросить высокую детскую смертность? Эпидемии разные? Кто в Средние века подсчитывал возраст тех, кто проживал себе спокойно вдали от катаклизмов? Те же кавказские долгожители не в городах живут, а в горных аулах. Мозг у них не напрягается, воспроизводя изо дня в день привычные картинки. Есть ли сведения, как у них с инсультами и инфарктами?..
   Интересно сколько информации усваивает мозг в наши дни? Нагрузки-то колоссальные! И крутится внутренний счётчик времени всё быстрее. Смотришь в окно поезда, в иллюминатор самолёта – поток информации увеличивается. Картинки, наматываются на глаза, перегружают извилины. Шагом не много нового увидишь, а тут – каждую секунду открытие. И внимание повышенное. Набухает кора головная и подводит ложный итог, отнимая часы, а то и сутки от жизненного графика. Чем быстрее по жизни, тем век короче? Возможно, скорость и мешает перешагнуть столетний рубеж. Конечно, пешком в наше время многого не успеешь. Прогресс подразумевает ускорение. Но как сгладить его пагубное действие? Может, путешествовать с закрытыми глазами? Не по историческим и экзотическим местам, а по пути к ним? Сел в поезд или самолёт, прикрыл веки и разомкнул их по приезде. Никакой лишней информации в мозг не поступило. Ещё лучше поспать. Правда, если на автомобиле, то за рулём не уснёшь. Да и рядом с водителем, по нашим дорогам… Но это уже другая тема… Интересно, сколько будут жить компьютерные игроманы? Вот где мозг перегружается и дряхлеет непропорционально возрасту. Нет пока такой статистики… А телевизоры? На сколько нашу жизнь сокращают? Хотя бабуль меньше не становится. Так же сидят на скамеечках перед подъездами. Только если раньше сплетничали, то теперь сериалы обсуждают…
   И что за мысли одолевают? В санатории голова отдыхала. А сколько можно отдыхать? Усталось она не только от трудовой суеты, а и от безделья бывает. Но если труд приносит удовлетворение, то что чувствуешь от лени? Хотя вроде и суетился. Процедуры разные, прогулки… Даже на дискотеку сходил! Но музыка утомила мощными децибеллами… В молодости их не замечал. Впитывал ушами музыкальные ритмы. Что если тоже превышал норму, природой установленную? Не даром от медленной, величественной классики удои у коров повышаются. А от тяжёлого рока молоко у бурёнушек пропадает. Тоже ведь ускорение, только звуковое. И громкость наверняка влияет. В природе какие звуки? В основном тихие мелодии: плеск воды, птичьи трели, шум дождя, шуршание листвы. Если что грохочет, так скорее исключение, чем правило. Гроза, треск пожаров, взрыв вулканов. И бежит человек от катаклизмов, повинуясь инстинкту самосохранения. Ищет спокойной жизни. Кто на старости лет не мечтает о «тихой гавани»? Домик в деревне, озеро или речка неподалёку, лес на пригорке, куст рябины под окном. И не зов это предков, а реакция организма на окружающую среду. Всё тот же инстинкт самосохранения. Жажда жизни. Только почему поздно она просыпается, когда порою и сил уже нет, чтобы жить…
   Впрочем, в глушь сейчас мало кого заманишь. Ищут благоустроенное жильё в экологически чистых районах. Ижелательно в спальных.Чтоб выйти утром на балкон и вздохнуть полной грудью, не опасаясь, что задохнёшься от промышленных выхлопов какого-нибудь завода, расположенного в черте города. Опять же, медицина. Если, не дай бог, сердечко прихватит, в деревне «скорую» можно и не дождаться. Зато в деревне тишь и покой, а в многоэтажке городской поводов для того же сердечного приступа предостаточно. Хорошо, если с соседями повезёт…
   А с другой стороны, совсем без стрессов нельзя. Наукой доказано. Стресс пробуждает к жизни творческую составляющую. «Пусть сильнее грянет буря!» Но человеку мало ежедневных стрессов. Он сам создаёт себе исключения! Не хочет любоваться водопадом издалека, а подбирается как можно ближе к ревущему потоку! Почему предпочитает телевизору шумные стадионы? Вальсу - рёв динамиков? И чем дальше, тем всё больше на постоянной основе. Мир скорости и звуков поглощает личность. Все великие научные открытия рождались в тишине кабинетов. Так же и в творчестве. Не напишешь роман, картину, песню, если по соседству постоянно будет работать перфоратор. Не станут мысли крылатыми, находясь под прессом шума городского…
Алексей Викторович стал стелить постельное бельё. Жаль нет попутчиков. Поговорить не с кем. И словно услышав его мысленное желание, дверь купе распахнулась. На пороге возник мужчина лет сорока пяти с пышными русыми бакенбардами. Будто барин шагнул с полотен русских художников позапрошлого века. И пальто на нём подстать – с воротом из чернобурки. На головемеховая шапка с небольшим козырьком. Из какого меха, Алексей Викторович определить не смог, так как не являлся знатоком. Но вот чернобурку всегда воспринимал как женское украшение.
-Привет соседям!
   Голос незнакомца соответствовал внешнему виду. С барскими нотками.
-Что-то запоздал попутчик, - улыбнулся Алексей Викторович, отложив постельное бельё и приседая на полку, чтобы дать возможность войти «барину».
-Пришлось прыгать в последний вагон! – охотно пояснил мужчина, неспешным взмахом руки закидывая небольшой чемоданчик на верхнюю полку. – А по пути несколько интересных встреч, вот и припозднился. Юрий!
   И протянул руку для рукопожатия. После чего снял пальто. И сразу в купе стало светло. Яркий малиновый пиджак скрывал золотистую шёлковую рубашку, стянутую на шеетёмно-красным галстуком. Пышные пшеничные волосы копной взгромоздились на голове. Сходство с русским помещиком, переодетым в атрибуты нового русского девяностых годов, стало поразительным.
-Вы, случаем, не артист малых и больших академических театров? – шутливо спросил Алексей Викторович.
-Увы, не дорос, - Юрий самодовольно улыбнулся. – Но иногда представляюсь именно так, что производит на женский контингентнеотразимое впечатление.
   И забавно подмигнув, продолжил.
-А что ещё надо одинокому мужчине?
-С таким бравым видом и до сих пор семьёй не обзавёлся?
-Почему же: обзаводился, и не раз. Но душа у меня свободолюбивая. Не могу долго выдерживать брачные оковы. К тому же семья – это болото, которое поглощает все интересы. Некоторые жёны, понимающие, оставляют отдушину в виде рыбалки или охоты. Изредка баньку разрешают с мужиками посещать. А если попадётся собственница ревнивая? На меня почему-то именно такие западают. Так и норовят заставить резвого скакуна покорно катать детишек в парке! А у меня горячее сердце, кипящая кровь! Постоянно не хватает адреналина! Я игрок по жизни!
-Игроман что ли?
-Нет! Компьютер использую только как справочную систему. Да и что за радость - играть с машиной? Намного интересней наблюдать эмоции живого человека.
   Юрий сел, немного откинувшись назади доброжелательно улыбнулся.
-Не опрокинуть ли нам по стопарю ради знакомства? У меня на этот случай имеется бутылочка французского рубина. Купил в винном бутике, заслуживающем высокого доверия. Так что подделка исключается. Заодно и на «ты» перейдём. Тем более разница в возрасте у нас небольшая.
-Не думаю, - выказал сомнение Алексей Викторович. – Мне шестьдесят шестой год идёт.
-А мне пятьдесят шестой! Десять лет всего! Это по молодости пропасть, а в наши годы, считай, ровесники!
-Должен сказать, что ты хорошо сохранился, - сделал комплимент Алексей Викторович.
-Все так говорят, - самодовольно улыбнулся Юрий. – А секрет в том, что бабы мою кровь не пили. Всего один раз дело до ЗАГСа дошло. После этого я до такой глупости не опускался. Так как насчёт винца?
-Всегда мечтал попробовать настоящего французского, - с сожалением ответил Алексей Викторович. – Но когда мечтал, его в магазинах не было, а потом пришлось полностью исключить алкоголь из рациона питания.
-Какая жалость, - Юрий вынул из внутреннего кармана колоду карт. – Тогда не перекинуться ли в картишки на сон грядущий?
-С незнакомыми людьми в карты не играю, - отказался категорически.
-Так вроде познакомились!
-Не настолько, чтобы рисковать капиталом.
-Так можно в безобидного «дурачка».
-Я совсем в карты не играю.
-Жаль, - Юрий спрятал колоду обратно. – Не понимаю, как можно так скучно жить! Что ж пойду поищу тех, кто составит компанию.
-В поездах опасно играть в карты, - решил предостеречь попутчика Алексей Викторович. – Можно на шулера нарваться и остаться в одном нижнем белье.
-Так оставался! – рассмеялся Юрий. – И не раз! Вот такой я азартный человек! Однажды так увлёкся, что даже жену на кон поставил.
-Как это? – заинтересовался Алексей Викторович.
-Была такая забавная история в моей биографии, - глаза Юрия лихорадочно заблестели от приятного воспоминания. – Праздновали тогда день рождения Володьки – коллеги по работе. Я – самый молодой сотрудник фирмы. Не по годам, а по стажу. Думаю, меня из приличия пригласили. Не такими уж и друзьями были. Всё общение в офисе, да иногда после трудового дня в пивнушке. Так, скоротечно. Пара кружек и домой. Ах да, ещё корпоративы! Но это, как новгородское вече. Всей толпой… И чего Владимир не раскошелился на ресторан? Тридцать пять лет, как-никак. Круглая дата. Так нет же, устроил именины на дому!..В ресторане в карты бы играть не стали. Или развести меня хотели? Знали уже о моей страсти к игре. И надо сказать, что цели своей почти достигли. На кону вся моя зарплата к тому моменту стояла. Представляешь, на руках выигрышная карта, а деньги кончились! В соседней комнате тихо наигрывала интимная мелодия. Слышались смех и звон бокалов. Доносился неповторимый тембр моей супруги Алины, ударяя по моим напряжённым нервам…
   Юрий издал ностальгический вздох. Видно было, что эта история, которую он, по всей видимости, рассказывал не в первый раз, доставляет ему наслаждение.
-А ведь как чувствовала! Не хотела, чтобы я уединялся с друзьями. Будто предвидела, чем может закончиться безобидная игра. Это я ей сказал, что безобидная. А на самом деле… Угораздило же снять зарплату накануне! И Алина, всегда такая внимательная к деньгам, на этот раз забыла изъять её. В общем, роковое стечение обстоятельств! И вот когда адреналин зашкалил, а деньги кончились, тогда я бросил ключи на кон. Поставил автомобиль. Недавно приобретённую «японку». Но тут кто-то вспомнил, что авто на жену записано. Сам же и сказал, когда покупкой в офисе хвастался. Моё утверждение о том, что муж и жена – одна сатана, проигнорировали. Понимали, что такую ставку трудно перекрыть. У меня машина новая, а у них «японки» не первой свежести. «Ставь что-нибудь личное!» запели хором. И тогда я решился – поставил жену. До сих пор не могу понять, как такое с губ сорвалось. Игроки рты раскрыли, на меня уставились. Володька возражать стал, мол, жена не собственность. Но других предложение заинтересовало. И на довод именинника: «Что мы с ней делать будем?», - кто-то хихикнул: «А что обычно делают с женщинами?» На что Володька насмешливо заметил: «Да пошлёт она нас всех подальше!» Стал уверять, что не пошлёт, что у нас свободная любовь, да и к тому же семейная гармония давно нарушена. Совесть молчала, наверное, потому, что с такой картой на руках проигрыша быть не могло! Наконец Володьку большинством голосов уговорили принять ставку. Но согласился он с условием, что Алина сама скажет, что не против такого расклада. Я поник. Скажет она! Как же! Дожидайся! Володька уже собрался позвать Алину, но я опередил, быстро отправившись на переговоры. Пришлось дожидаться, пока закончится танец. Жена нагло повисла на молодом парне, тоже недавно принятом на работу. И даже появление мужане смутило! Увидев меня, лишь рассмеялась, продолжая слияние с мужским телом, лишний раз подтверждая чьё-то высказывание, что все женщины – стервы. А с каким недовольством отошла со мной в сторону! Я, как ни в чём не бывало, чмокнул её в щёчку. За нами напряжённо следили игроки, столпившиеся на пороге игральной комнаты. Надо было что-то говорить. «Алинушка, - начал непринуждённо. - Тут нам предлагают хлебнуть романтики и шампанского на фоне местных достопримечательностей. Это всего на полчаса. Откроем бутылочку на Караульной горе. Устроим небольшой салют. Совершим вояж по ночному городу и вернёмся». Жена пришла в восторг от такой идеи. Готова была прямо с места рвануть в машину. Пришлось её осадить: «Не сейчас. Чуть позже.Доиграем партейку, - и указал в сторону именинника. – Скажи им, что согласна. А то они думают, что ты тяжела на подъём». Алина засмеялась и помахала ручкой: «Я согласна!» Что и требовалось! После чего вернулся за игровой стол под возгласы, восхваляющие отчаянность моей женушки. В противовес Алине соперники поставили одну из своих машин. По моему мнению, ставка неравноценная. Но что мне до чужой машины! Ведь на кону находилась не только моя, но и их зарплаты! Открылись. Я, ко всеобщему разочарованию, выиграл. Володька хоть и нахмурился, но продолжать игру не стал, пригласив всех к столу. Другие игроки не стали возражать хозяину торжества.
-Так всё и закончилось? – недоверчиво спросил Алексей Викторович.
-Почти. Кто-то в тот вечер шепнул Алине, что я ею воспользовался.Она потребовала объяснений. Я объясняться не стал. Короче, мы расстались.
-Как просто.
-Это в официальном браке развод – морока. А когда живёшь гражданским – всё просто! – убеждённо сказал Юрий. – Не понравилось что-то, погладили против шерсти, собрал чемодан и поминай, как звали.
-И сколько было гражданских жён?
-Запоминающихся – четыре. А по мелочам - предостаточно.
-Дети есть?
-Как без них? Трое! И заметь, я им помогаю! По мере возможности исполняю родительский долг. Правда, любви ответной что-то не ощущаю, - Юрий встал, всем своим видом показывая, что дальнейший разговор в этом направлении ему неприятен. – Пойду, прогуляюсь. Время идёт, минуты пролетают напрасно. Игроков навряд ли найду, а вот любовное приключение… Едет тут одна мадам, испытывающая острое чувство одиночества. А два одиночества – путь к познанию запретного плода!
   И закончив разговор такой весьма туманной фразой, вышел из купе.
   Алексей Викторович расстелил постель и прилёг, переключив освещение на ночное. Как порою сложны жизненные сюжеты. И как противоречивы! Вот он был верен одной Катеньке. Юрий познал много женщин. И не считает это чем-то предосудительным. Наоборот, рассказывает и хвастается. А чем хвастать? Что в итоге? Долго ли будет кипеть кровь? К нему хоть Алёша приехал, а мог и не приехать! А кто придёт проведать Юрия на старости лет?..
   Тихий перестук колёс укачивал. И вскоре Алексей Викторович провалился в другую реальность.

***
   Он шёл по дорожке. По лесной! И вдруг оказался на кладбище. Даже во сне вздрогнул. Куда исчез лес? При чём тут кладбище? А при том! Для чего возвращается в Красноярск? Почему прервал так понравившийся отдых в Белокурихе? Едет на свидание с Катенькой. На её могилку. Памятник поставить. Год как не стало любимой. Думал об этом, вот и приснилось!.. Но это кладбище незнакомое! Каменные надгробья вычурные какие-то. Разбегаются во все стороны, и нет им конца и края. И протоптанные дорожки во всех направлениях. По которой пойти? Так ведь и заблудиться можно… И ведь заблудился! Окружило кладбище, словно топь бескрайняя. Но машинально продолжил движение. Дорожка всё шире и шире. И понимание, что идёт к центру. И дошёл! Упёрся не в мавзолей какой-нибудь, а в самый настоящий парк аттракционов! Колесо обозрения крутится, и карусели всевозможные. Музыка по перепонкам бьёт. И посетители толпами. Только лица неразборчивые, тёмные, будто загорелые. В душе начинает расти тревога. Кто-то настойчиво внушает: «Уходи! Уходи!» А как уйдёшь? И взгляд в небо. Разве что улететь? Как давно во сне не летал! Неуверенно руками вверх потянулся: получится или нет? И оторвался от земли! Но свод небесный вдруг начал сужаться, словно створками закрываясь. Не пускает дальше сила неведомая. Руки будто в потолок упираются. Голос в голове новый путь указывает: «На автобус!» Вот он, стоит небольшой, разрисованный красками весёлыми на границе могил и развлечений. Там уже пассажиры сидят. Лиц не разглядеть и одежки странные, больше на восточные смахивающие. Водитель медлит, словно ждёт кого-то. Набивается полный салон. Вот и последний пассажир втискивается! Но это же батя! И мозг набатом: «Нельзя в одном автобусе с ним!» Бежать! Бежать!!! Но куда?! Еле выбрался из автобуса, побежал по дорожке. Нога зацепилась за что-то. Падение и пробуждение в холодном поту. И сердце бешено стучит, словно наружу вырваться хочет…
Алексей Викторович глубоко вздохнул, успокаивая дыхание. Куда его душу занесло? Есть ли какой смысл в увиденном? И почему так реально? Богатое всё-таки у человека воображение. Часто дорисовывает то, чего не происходит. Да что далеко ходить?Осенью застала во время прогулки гроза. Налетела внезапно. А может, и не внезапно. Задумался, как всегда, о своём и прозевал тучу, выплывшую из-за горизонта и опустившуюся на лес. Помнится, как вздрогнул, когда первая молния сверкнула и гром грянул. Началось настоящее светопреставление.Такой грозы на памяти не было. Разве что в деревне. А в городе точно впервые. Раскаты молотом по мозгам. Вспышки ослепляли. И всё в сухую. Дождик брызгами лишь обозначался, словно кто-то встряхивал гигантский зонтик после прогулки. Деревья шумели, верхушками метались. Убежали бы от стихии, будь возможность.И он пережидать не стал, заторопился домой, чтобы успеть до настоящего дождя.Впереди также спешила пожилая женщина. Вдруг молния так ослепительно сверкнула, что зрение на мгновение отключилось. И гром тут же накрыл, каждую клетку организма заставив съёжиться. Когда вернулась способность видеть, взгляд упёрся в женскую туфлю. Стоит одиноко посреди тропинки и дымок из неё струится. Воображение тут же дорисовало картинку, как хозяйка от высокого разряда испаряется. А ведь дыма никакого и не было. Откуда ему взяться, если женщина не пострадала. Просто от страха так ускорилась к ближайшему дереву, что потеряла туфлю и выпала из поля зрения. Потом с нецензурной бранью, в одной туфле вернулась за потерей. А увидев свидетеля, захохотала. Ненадолго. До следующей молнии…

***
   Юрий вернулся перед самым прибытием в Красноярск. Судя по всему, довольный. Даже тихо напевал под нос что-то бравое. Увидев, что Алексей Викторович проснулся, весело произнёс:
-Жизнь прекрасна во всех проявлениях! – и не удержался от хвастовства. – Кто бы мог подумать, что у сорокапятилетней матроны такая страсть! Глаз не дала сомкнуть!
   И неожиданно вздохнул, сменив оптимизм на печаль.
-Увы, с собой не позвала. Чётко обозначила, что роман на одну ночь. А ведь сказала, что свободна. Если не соврала. Такие вот дела.Наверное, старость таким образом и проявляется. Раньше за мной бегали, теперь я бегаю. И не всегда продуктивно. Ничего: завалюсь в свою двухкомнатную берлогу, отмою командировочную пыль, отдохну недельку - и снова в бой, пока желания с телом дружат. Тишина и покой не по мне. Вообще считаю, что как только человек перестаёт испытывать влечение к противоположному полу, как только угасает в душе азарт к жизни, тогда и начинается переход в мир иной. Умирание организма, увядание мыслей. На любом промежутке жизни должна быть определённая цель. У тебя есть?
   Алексея Викторовича вопрос застал врасплох. Но сосредоточиться на ответе не успел. Юрий вовсе не собирался выслушивать его рассуждения.
-Когда-то, на заре туманной юности мечтал стать олигархом. Деньги – вот ключ ко всем благам мира! Но несмотря на все потуги, при разделе советских капиталов в девяностые участвовать не пришлось. Отодвинули на обочину. Двое шустрых дружков опередили. Но богатство им на пользу не пошло. Плохо кончили. Я ещё некоторое время пытался обогатиться, пока не понял, что честный труд для того и существует, чтобы не дать простым смертным взойти на финансовый Олимп. А как только пришло такое понимание, то стал искать работу попроще. Чтобы не на первом месте, а где-нибудь в конце десятки моих потребностей. Главное – свободное время! Досуг! Чем больше человек отрешается от рабочих мыслей, тем больше он по-настоящему свободен! Мы живём в мире иллюзий. Работа, патриотизм, ответственность и даже любовь – всё это обман! И не надо пытаться докопаться до сути явления. Надо с лёгкостью обманываться! Как только проявишь сознание, так сразу трагедия. Знаю много семей, в которых измена – рядовое явление. Но эта тема старательно умалчивается. И живут благополучно, на зависть соседям. А стоит покаяться, как сразу развод, бытовые неурядицы. Сколько времени потребуется, чтобы вернуться к нормальному ритму жизни? А времени как раз человеку отмерено до обидного мало. Так зачем устраивать маленькие трагедии? Зачем терять драгоценные минуты?
-Лучше жить в обмане! – иронически поддакнул Алексей Викторович.
-Вот именно!
   За окном появился величественный красноярский вокзал.
-Прощай, сосед! – Юрий встал. – Спасибо за компанию. Как говорится, мы чудно время провели!
   Алексей Викторович только хмыкнул в ответ.
-А на выборах ты за кого голосуешь? – задержал вопросом, готового покинуть купе «барина».
-На выборы вообще не хожу! – гордо ответил тот, снисходительно усмехнувшись.
-Неужели всё равно, при какой власти жить?
-Выборы – это тоже обман! – категорично заявил Юрий. – Голосование – придуманная процедура для народа. Иллюзия демократии! И не надо ждать от власти чего-нибудь особенного. У каждого режима есть свои плюсы и минусы. Плюсами надо пользоваться, минусов желательно избегать!
   И степенной, барской походкой направился в тамбур, где уже проводница открыла двери и протирала тряпочкой поручни.
Алексей Викторович последовал за ним. На перроне встретил Алексей, подхвативший сумку и чемодан.
-Дед, ты помолодел лет на двадцать! – отвесил он неуклюжий комплимент и бодро зашагал к автостоянке.
   Алексей Викторович лишь покачал головой. И в машине, пока внук делился последними новостями, задумался. Юрий напомнил ему фантастический фильм «Матрица», который он смотрел несколько лет назад. Лежит человек в люльке с питательным раствором, весь окутанный проводами, в бессознательном состоянии. А мозг его подвергается постоянному внушению. И получается, что сознание живёт отдельно от тела искусственно-иллюзорной жизнью. Здесь – раствор, а мозг рисует картинки повседневной жизни. И кажется человеку, что он работает, общается с друзьями, питается деликатесами, живёт в комфортных условиях. А что если так и есть на самом деле? Как проверишь? Сделать себе больно? Так и боль можно внушить. И представил огромный инкубатор с висящими люльками. Вся жизнь в искусственном сне, как у медведя в спячке. Взамен отдаёшь эмоциональную энергию. Или что-нибудь подобное. Ради чего и существует этот обман. А если энергия становится некачественной? Тогда смерть. Но опять жес позиции инопланетного гуманизма. Пожилым внушат инсульт или инфаркт. Кого помоложе, толкнут на самоубийство, под колёса автомобиля, управляемого пьяным, а может и трезвым водителем, под пули в горячей точке. Зачем совершенствовать мир, если человеческого материала в избытке? Пока…
-Как поживает Валюша? – спросил, чтобы отвлечься от бесполезных мыслей.
-Так я уже минут десять только о ней и говорю! – удивился внук.
-Извини, задумался, плохо спал, - слукавил Алексей Викторович.
   И вновь отвлёкся. Правильно ли они поступают, обманывая девушку? А с другой стороны, обман как бы во благо. Вот только со связью перемудрили. Не надо было пускать на самотёк! Алексею как бы развлечение. Разыгрывает Валентину. Купил телефон с двумя симками! От имени деда смс шлёт, от своего - разговаривает. Ловко придумал! Но когда-нибудь всплывёт обман! И где гарантия, что Валентина относится к тем людям, наподобие Юрия, которые обманываться рады? Надо будет покаяться. Или не надо? Алексей Викторович посмотрел на оживлённого внука. Цель предельно ясная: поженить молодых. Но это его цель!
-У вас какие отношения? – прервал подробный рассказ о том, как проводит время Валентина в реабилитационном центре.
-Сложные, - вынужден был признаться внук.
-И кто усложняет?
-Валентина. Я к ней с раскрытой душой, а она предпочитает держать на расстоянии. Может, пора сказать, что ты не собираешься жениться на ней? А то уж очень она ответственна в этом вопросе.
-Может, и пора, - согласился Алексей Викторович. – Но сказать должен я сам. Хватит вранья.
-Как знаешь. Только поделикатнее, а то она меня, со своими принципами, видеть не захочет.
-Постараюсь, - пообещал Алексей Викторович.

ГЛАВА 5

-Решили переехать в менее престижный район, - Семёныч виновато улыбнулся и медленно опустился на скамейку. – Непредсказуемая штука – жизнь. То, что она состоит из взлётов и падений, это понятно. Но вот скажи, почему я на старости лет должен стеснять себя в жилищных условиях?.. А всё менталитет наш русский. В Америке, говорят, родители о детях не очень-то заботятся. Вырастили до определенного возраста - и в свободное плавание. Справляйся с жизненными ураганами сам, как можешь. И отпрыски их к этому заранее готовятся. Крутятся с детства в различных сферах бизнеса… В Китае дети о стариках заботятся... А у нас всё в одном направлении: сначала детям, потом внукам принято помогать. Если бог здоровья даст, то и правнукам…
-В чём проблема? – Алексей Викторович расположился рядом. Впервые сосед предстал перед ним в таком угнетённом состоянии.
-В жилье, - Семёныч тяжко вздохнул. – Строят его строят… А оно всё недоступнее становится! Нам в этом плане легче было. Всегда теплилась надежда, что квартиру получишь бесплатную. Правда, некоторые её полжизни дожидались. Вот друг мой Голованов Женя, с ним мы вместе карьеру на станции Красноярск начинали, так всю жизнь в общежитии прожил. Женился, дочь вырастил, замуж отдал… Сам виноват! Сколько раз очередь на квартиру отодвигал пьяными выходками на работе. Перед пенсией получил однокомнатную… Мне больше повезло. Рая не захотела с моими родителями жить. Пошёл я на приём к начальству. Профком, местком… И выходил! Дали типа гостинки в бараке с одной холодной водой и общим на весь коридор туалетом. Зато кухня большая. К тому же меня уверили, что барак вот-вот снесут. Этого сноса пять лет пришлось дожидаться. Впрочем, барак ещё года два простоял после того, как мы его покинули и благополучно забыли. К тому времени я институт заочно окончил и пошёл вверх по карьерной лестнице. Сразу дали служебную трёхкомнатную квартиру. Сталинку. Тогда это роскошью считалось. Сталинкидорого ценились. Но нам досталась какая-то убогая. Всего пятьдесят три квадратных метра. К тому же на первом этаже. Но она нам после барака дворцом показалась. Это уже позже рассмотрели, что не фонтан. Комнатки маленькие. Зал один большой. Да кухня восемь квадратов. Но зато объём чувствовался! Потолки – три метра восемьдесят сантиметров! Потому как весь первый этаж под магазины рассчитан был. Одна наша жилая между хлебным магазином и аркой зажатая, да ещё одна такая же ущемлённая квартирка с торца… Как побелишь, так неделю голова болит и руки отваливаются… Это сейчас только помани да денежки покажи, придут и всё сделают. Твою квартиру целая бригада драила. Четыре человека марафет наводили.
-Даже так? – хмыкнул Алексей Викторович. – А я Алёшу похвалил, что порядок и чистоту идеальную в моё отсутствие поддерживал!
-Выходит, на внука твоего настучал? – огорчился Семёныч.
-Ничего страшного, - рассмеялся Алексей Викторович. – Это даже хорошо, что ты меня просветил. А то я забеспокоился, в кого это Алексей такой хозяйственный! Теперь всё на свои места встало. Давай, дальше рассказывай.
-Что дальше? В сталинке мы долго прожили. Наверное, и до сих пор бы жили, но присмотрели нашу жилплощадь коммерсанты под бутик. Зачастили к нам с выгодными предложениями. Я бы сразу клюнул, а Рая – молодец! – выжидательную позицию заняла. И дождалась! Благодаря её терпению здесь оказались… Райское место. И самим жить, и внуков есть где принять…
-Так чего надумали меняться? – спросил Алексей Викторович.
-Вынужденно, - хлопнул себя по коленям Семёныч. – Невестка с нами жить не захотела. Сначала квартиру снимали однокомнатную. Недолго. Потом родители мои решили в деревню перебраться, оставили им свою двухкомнатную. Казалось бы, чего больше? Так невестке мало показалось. И купили они четырёхкомнатную в элитном доме. Зачем, спрашивается? Хомут ипотечный на пятнадцать лет надели. Но мы помогали, как могли. И сын хорошо зарабатывал. С премиями разными до восьмидесяти тысяч доходило. Тридцать из них и платил по ипотеке. Если бы не кризис! Премии закончились. Дела на работе пошли всё хуже и хуже. Но больше всего падение рубля сказалось. Ипотеку, по настоянию невестки, валютную взяли. А недавно фирма объявила себя банкротом. Стал сын безработным. Вот тогда я и узнал, что не такие уж мы и бедные. Раечка, оказывается, постоянно на чёрный день откладывала. Я смутно догадывался, но сильно не вникал. Даже когда проблемы с зубами начались, и Раечка выделила на лечение двести тысяч, не поинтересовался: откуда деньги такие.
-А что с зубами случилось? – спросил Алексей Викторович.
-Из-за этих зубов у меня постоянная головная боль! – оживился Семёныч. – Ещё в годы перестройки, когда цены росли как на дрожжах, надумал зуб коренной полечить. Ныл он у меня, зараза. А я к зубной боли не привыкший. Веришь, нет, до этого не помню, чтобы они мучали мой организм!И вдруг каждую ночь! Опух от бессонницы. И надо же было мне на недобросовестного дантиста нарваться! Как потом выяснил, он в отпуск собирался. Деньги срочно нужны были. Лечить зуб - процесс хоть и не очень, но длительный. Вот он и посоветовал удалить. Мол, лечение не даст стопроцентного результата. Я уши развесил и пошёл на поводу. Как этот стоматолог мучился, зуб мне вырывая!Еле-еле от челюсти оторвал! Деньги получил и отбыл в отпуск. А у меня на следующий день такие боли начались! Терпел дня два. Потом кинулся к виновнику моих мук. А того уже ислед простыл. Коллега его по работе только головой покачал. И вырвал мне ещё два зуба, что по краям больного располагались, так как их мой мучитель тоже умудрился с места сдвинуть. Потом наступил светлый период в жизни моих зубов. Единственный раз, когда попался добросовестный специалист. Поставил мне мостик, с которым я лет пятнадцать проходил, забот не зная. Но ничто не вечно под луной. Сломался мост. Пошёл в клинику. Рая посоветовала в дорогую обратиться, чтобы на всю оставшуюся жизнь. Но и там, оказывается, рвачи работают. Один такой поставил мне тяжёлый и дорогой мост. Так зубы под него обточил, что сердце защемило! И не зря. Через полгода обломился клык, на котором мост держался. И уже в другой клинике мне объяснили, что такой громоздкий мост нельзя было ставить ни в коем случае! Вот как стоматологи другдруга, не стесняясь, обличают! Тогда-то и предложили поставить имплантанты. Рая, как я уже говорил, деньги выделила, не задумываясь. Стоматологи встретили как отца родного! Подхватили под белы рученьки! Заверещали соловушками! Вам, говорят, для установки имплантантов необходимо провести ультразвуковую очистку полости рта. Надо, так надо. Лёг на кушетку и разинул рот. Чуть мозг не вынесли этим ультразвуком! Неделю голова шумела! Но самое неприятное, зубы после этой процедуры закачались! А они мне: так и должно быть! Камни ведь убрали! Спрашивается, зачем их было убирать, если они зубы поддерживали? Месяц твёрдую пищу жевать боялся. Три тысячи с меня как с куста за ультразвук взяли. Хорошо, не дал уговорить сделать«вектор» за одиннадцать тысяч! Прибор такой по глубинному удалению камней! Хотя Рая напутствовала, чтобы ни от чего не отказывался. Мол, деньги не главное! Но самое интересное впереди оказалось. Пришёл специалист по имплантантам, изучил трёхмерную фотографию, которую мне за две тысячи сделали, и вынес заключение: имплантанты ставить нельзя. Ткань костная, понимаешь ли, истощилась, и диаметр её стал меньше, чем диаметр имплантантов. Неужели нельзя было это сразу выяснить? Зачем на ультразвук заманили? Три тысячи как в трубу! Это я им высказал. Так они глаза закатили: это же гигиена! Ультразвук каждые полгода делать надо! Может тем, у кого деньги лишние, и надо. Но промолчал. Только спросил, что дальше? И они развернули передо мной программу восстановления здоровья моих зубов. Очень обширную. Где-то в районе двухсот тысяч я сбился со счёта, во сколько она мне обойдётся. А главное, все мои здоровые зубы должны былиподвергнуться обработке! Я взял паузу. Пошёл в нашу железнодорожную стоматологическую поликлинику и там мне сделали съёмный протез за восемь тысяч. С ним и хожу.
-Я думал, у тебя свои, - сказал Алексей Викторович. – И ты что-то раньше не хвастался.
-Хвастаться-то особенно нечем, - признался Семёныч. – Есть определённый дискомфорт… Хвастаться вообще нежелательно. Можно зависть вызвать у окружающих. Рая меня всегда предостерегает. И я к её советам прислушиваюсь. На работе постоянно сокрушался, что жизнь тяжёлая.
-Так ведь можно и несчастья наворожить, - усомнился Алексей Викторович. – Мозг словами запрограммировать на негатив.
-Так я же только на людях! Дома одни позитивные мысли! Аутогенно: всё хорошо, всё замечательно. А вот невестка любила перед всеми хвастаться, напоказ благополучие выставляла, кто-то и сглазил… Мы теперь все накопления спускаем, кредиты ипотечные оплачивая, и квартиру меняем, чтобы они на улице не оказались! Такие вот дела…
-А сын новую работу искать не пробовал?
-Так в постоянных поисках! – воскликнул Семёныч. – Только где найдёшь в наше время достойную? Без связей никак. А я свои растерял. Рая тщательно пресекала попытки встречаться со старыми друзьями, потому как они практически всегда пьянкой заканчивались…
   Семёныч с тоской посмотрел на небо, словно там за лёгкой дымкой облаков находились все ответы на его вопросы.
-Что-то не дорабатывает правительство с жильём! - вновь хлопнул себя по коленям. – Неужели не понимает, что это главный вопрос в социальной программе? Бледно выглядит на фоне критики тех же коммунистов. А они правильно говорят. Райскую жизнь обещают. Если бы не русский менталитет, давно бы народ их поддержал. Но и у доверчивости есть свои границы.
-Тут-то при чём менталитет?
-При том, что перемены воспринимаются как зло! Народу нужна стабильность. Почему голосуют за «Единую Россию»? Не так уж она и отлично управляется. Но массы боятся, что с переменой власти станет хуже. О том, что станет лучше, не верится. Да и пример ещё свежий – фашистский Майдан на Украине. К чему нам такие политические катаклизмы?
-У нас всё так плохо? – Алексей Викторович изобразил показную тревогу в голосе.
-Да уж хорошего мало! – агрессивно ответил Семёныч. – Куда это годится, когда президент должен решать проблемы, которых просто не должно существовать! Нельзя из него делать царя, у которого нерадивые слуги! Прокурора он, видите ли, послал на какой-то там остров на Сахалине, где женщин фактически обратили в рабство на местном рыбзаводе! Не верю, что такое могло произойти без попустительства властей. Коррупция налицо! И прокурора надо было посылать не назавод прецедент расследовать, а в Магадан в наручниках!
   И на полном вздохе вновь поник.
-И с жильём… Только разрешили материнский капитал использовать для покупки квартир, так те сразу и подорожали. Не пошло решение во благо… Ты посмотри вечером на новый дом элитный, что на краю у самого леса отгрохали.
-А что там интересного?
-От силы три-четыре окошка светятся. И машин у подъезда - раз-два и обчёлся. Пустуют квартиры. Или олигархи деньги в недвижимость вложили, или предложение превысило спрос… Как может при таком раскладе не хватать жилья? Абсурд в высшей степени! А ведь эта проблема, если её не решать, будет нарастать как снежный ком. Внуки подрастают. Им тоже отдельно от родителей жить захочется. Начнётся конфликт поколений. Впрочем, он уже существует. Вон, по телевизору в криминальной хронике показывают, как за квадратные метры родственники грызутся. Престарелых родителей в приюты переселяют. Иногда и на кладбище, преждевременно… Страшно думать об этом. И не думать не получается. На внуков ещё надежда есть, что не тронут по любви. А за правнуков кто поручиться сможет?
-До правнуков тебе жить да жить, а ты уже будущее в чёрном цвете рисуешь, - Алексей Викторович с укором посмотрел на соседа. – Мысли всегда должны быть позитивные! Негатив загоняет в могилу.
-Да понимаю я всё! – поспешно перебил Семёныч. – Это временное помутнение. Вот сейчас пойду, кружечку пива пропущу и стану полностью позитивным.
-Денег занять?
-Если бы полтора миллиона занял, то не отказался бы. Только вернуть такую сумму не смогу. А по мелочам… Слово я Раечке дал: ни у кого больше не занимать, - отрицательно качнул головой Семёныч. – И пить реже стал. После того как ограбили мою дорогую… Тоже никак не могу забыть историю эту. Ходит же подонок по свету, других грабит! В данном случае зло торжествует. Ничего. Сколько бы ниточке не виться…
   И вдруг, взмахнув рукой, воскликнул:
-Хочу тебе сказать, что ошибался я в отношении Людмилы!
-Какой Людмилы?
-Той, что сегодня у тебя в гостях была.
-Она приходила помочь с документами. Отчёт приготовить по Белокурихе.
-Душевная женщина! – не обратил внимания наего объяснение Семёныч. – Видимо, не она виновата, а что-то с мужьями не то было.
-И когда ты к такому выводу пришёл?
-В день ограбления. Я Раечку возле стоянки встретил. Довёл до этой самой скамеечки. Тут она отдохнуть попросила. Присели. Людмила, уж не помню, откуда появилась и сразу с сочувствием. С одного взгляда поняла, что с Раечкой что-то случилось. А та ей всё как на духу. Людмила утешила, помогла в квартиру подняться, а там давай бумагу составлять якобы для представления в прокуратуру. Я ещё подумал, что прокурорам больше делать нечего, мелкими кражами заниматься, но промолчал, чтобы не нагнетать обстановку. Людмила всё украденное старательно записала, пообещала помочь и удалилась. А часа через два явилась с продуктами. Рая брать отказывалась. Но Людмила настояла. Сказала, что не она, а профсоюз помощь оказал. Какой, на хрен, профсоюз?! На свои деньги купила! Видел бы ты, как у Раи настроение поднялось, глаза засветились. Слёзы по щекам. Это от радости… Кто такое для практически незнакомых людей сделать способен? Посочувствовать-то любой… Я перед Людмилой повинился, что напраслину на неё возвёл, в твоих глазах представил нелестно.
-Зачем?
-А ты себя на моём месте представь! Не мог я милость принять, не выложив камень из-за пазухи!
-И что она сказала?
-Да так, ничего особенного. Болтуном назвала.
-Болтун и есть! – категорически осудил приятеля Алексей Викторович. – Удивляюсь тебе, Семёныч! На работе должность солидную занимал, не рядовым начальником был. Откуда такая говорливость?
-Оттуда! Система таких говорливых воспитывала! А молчуны далеко не продвигались. Как говорится: «Не умей работать, а умей докладать!» Ходили по границе между правдой и ложью как по лезвию ножа! Сами себя в угол загоняли очковтирательством. А там, как повезёт. Выкрутился – стал на ступеньку выше. Не смог – скатился вниз. Мой начальник аж багровел, когда чувствовал, что его без соломинки надувают. А спустя мгновение такую же лапшу на уши московскому начальству вешал. Главное было, не переступить тонкую грань между откровенной ложью и полуправдой. Вот и упражнялись в ораторстве, шкуру свою прикрывая… Язык – он без костей… Между прочим, по жизни эта, как ты говоришь, говорливость мне здорово помогала! Сколько раз гаишники отпускали без протокола!
-Что ты ещё Людмиле сказал? – примирительно спросил Алексей Викторович.
-Ничего, - пожал плечами Семёныч. - Кстати, она сейчас занимается «Бессмертным полком». Помогла изготовить портреты моего отца и Раиного деда, которые в Отечественную воевали. Так что пойдём на День Победы всем семейством.
-У тебя отец воевал?
-Воевал. Он с двадцатого года рождения. Всю войну пехотинцем прошагал. И умер недавно. Девяносто лет прожил. Вот ведь как судьба распорядилась. Родители в городе не захотели становиться заложниками четырёх стен. В деревню перебрались, чтобы поближе к природе быть. А туда «скорая» не успела вовремя приехать.
-А мать как?
-Мамка здравствует! Она на четырнадцать лет моложе отца. Живёт в деревне. К нам переехать отказалась. Помнит, наверное, про натянутые отношения с Раей. А зря. Раечка её давно простила… И почему невестки бывают такими несговорчивыми?!
   И пожав руку на прощание, Семёныч пошёл повышать жизненный тонус.

***
   Алексей Викторович задумчиво смотрел телевизор, почти не вникая в новости, которые негативной рекой лились с экрана. И вдруг словно вспышка молнии прошила сознание. Он увидел знакомую картинку. Разрисованный микроавтобус, возле которого пакистанец давал интервью журналисту, а на заднем плане колесо обозрения. Взнакомом ракурсе! Алексей Викторович увеличил звук.Теракт в парке аттракционов! И сразу всплыл в памяти сон полуторамесячной давности. Всё сходилось! И парк аттракционов, и темнокожие пакистанцы в тех самых одеждах, и даже злосчастный автобус! Значит, не простой сон он видел, а вещий! И кладбище неспроста: жертв-то сколько! Но зачем ему приснилось такое незабываемое видение? Разгадать его всё равно бы не смог! А следовательно, и предотвратить. И почему Пакистан?Никогда там не был. И батя к чему? Головоломка какая-то!
   Хлопнула входная дверь. Алексей появился на пороге, поздоровался и скрылся в ванной. Алексей Викторович подождал, пока внук смоет рабочую пыль, покушает, и только после этого завёл с ним разговор.
-Как дела на работе?
-Потихоньку, - весело ответил Алексей.
-Ты говорил, что тебя должны назначить начальником отдела компьютерных технологий?
-Так назначили! Только что это за отдел, если я там и начальник, и подчинённый в одном лице! И программы составляю, и за исправностью компьютерной техники слежу. Но скоро будет, кем командовать: утвердили ещё одну штатную единицу.
-И кого в помощники определили? – заинтересовался Алексей Викторович.
-Пока никого. Хотели из блатных назначить, но замдиректора Руслан Анатольевич, по старой дружбе, сумел всех убедить, что место не блатное. Специалист нужен, а не родственник, пусть и добросовестно относящийся к работе. Родственников-то в нашей фирме предостаточно! Так что мне выбор доверили сделать. Вот собираюсь Серёгу из Новосибирска переманить. Мы с ним вместе институт кончали. Головастый парень.
-Думаешь, согласится?
-Почему бы нет? Зарплата достойная.
-А с Валюшей как? – откинулся на спинку кресла Алексей Викторович.
-Полная неопределённость, - сконфуженно ответил внук. – Похоже, ты для неё свет в окошке. Когда скажешь, что между вами ничего не будет?
-Никак не соберусь. Ни с духом, ни с мыслями, - Алексей Викторович тяжко вздохнул. – Слишком далеко наш обман зашёл. Дай мне ещё немного времени.
-А времени и нет, - в ответ сокрушённо вздохнул Алексей. – Валентина смс прислала: завтра приезжает.
-С чего вдруг? – удивился Алексей Викторович. – Ей же ещё дней десять в центре находиться!
-Семь дней, - уточнил внук. – Но она решила раньше уехать. Наскучило отдыхать. Рвётся на работу.
-Надо бы встретить.
-Я уже отпросился. Вместе поедем, или как?
-Поезжай без меня.
-Спасибо, дед! Я хотел просить тебя об этом одолжении. Надо мне один на один с Валентиной поговорить. Определиться в чувствах.
-Определись, - дед с иронией посмотрел на внука. – Только не обижай её.
-Её обидишь, какже! – усмехнулся Алексей.– Это с виду она ангел, а внутри кремень!
-Успел понять?
-Догадался.
-Ладно, пойдём спать, догадливый ты мой. А завтра порешаем все вопросы…
   Но сон не сразу склонил усталый мозг. Алексей Викторович лежал с закрытыми глазами и размышлял. Сколько хороших дел может сделать в жизни человек? Не воротила бизнеса или политический деятель, а простой смертный? Такой, как он? Увы, немного. Вот помог Валюше. Хотелось бы помочь и Семёнычу. Да финансы не позволяют. Уедет он, скучно станет. Кто будет разбавлять одиночество? А говорят, что не деньги - мерило счастья. Возможно, правильно говорят. Но сколько вопросов можно решить с их помощью!
   Мысли постепенно угасали, как свет в кинотеатре перед началом сеанса. Вот совсем погасли. И вдруг темноту отодвинул свет от раздвигающегося занавеса. Алексей Викторович увидел себя на сцене то ли театра, то ли какого ресторана. На последнее больше было похоже, так как зрители сидели за столиками, а между проходами сновали официанты. Грянула музыка. И только тогда Алексей Викторович понял, что причастен к этому концерту. В руках у него был саксофон! Всю ночь играл в составе небольшого ансамбля. Мелодии не отложились в памяти, но то что играл неплохо, если не виртуозно, запомнилось. Странно: раньше никогда не держал в руках этот инструмент. И даже проснувшись, какое-то время слышал гул аплодисментов. Или просто шумело в ушах? Не поленился встать и достать толстый сонник, оставшийся после Катюши. Полистал. Никакого намёка на саксофон! Про кларнет написано… И закралось сомнение: а не на нём ли играл? Не такой уж и знаток духовых инструментов. И что написано про кларнет? Ничего хорошего. Должно появиться бесполезное занятие. Интересно, что подразумевается? И каким образом толкователи снов пришли к такому выводу? Путём опроса? Находили деятелей без пользы дела и спрашивали, что им снилось в последнее время? И те вспоминали кларнет! А почему не гитару? Или какой другой музыкальный инструмент? И вообще, разве можно считать музыку бесполезным занятием? Откуда такая ассоциация? Алексей Викторович положил сонник на место. Нельзя в каждом сне видеть предсказание. Почему душа, оставшаяся без контроля, не может расслабиться, повитать в облаках? Его душе захотелось поиграть на саксофоне.Кому от этого стало хуже? Да и душа, как знать, вдруг тоже умеет мечтать? Хочется ей стать саксофонистом. И стала!Пусть на одну ночь… Так бы человек легко добивался своей цели. Сколько мечтал стать космонавтом в детстве. Потом киноартистом… Стал железнодорожником. Из среды простых смертных так и не вышел. Вроде и возможности были. Это сейчас всё за деньги, а при советской власти сколько бесплатных секций, кружков разных для детей было! И почему не пошёл в футболисты? Впрочем, тогда ещё зарплата спортсмена соответствовала его талантам. Это сейчас российские футболисты могут ничего не показывать на поле и зарабатывать миллионы. Ловко устроились! И как такое стало возможно?
   Алексей Викторович прилёг. Решил ещё немного поспать или хотя бы подремать. Пусть душа во сне поиграет в футбол. За сборную. Бесплатно, ноэффективно! Забьёт несколько мячей в ворота сборной Германии! Или Бразилии…
   Сонный взгляд скользнул по будильнику. Второй час ночи. А в Москве, значит, около десяти вечера. Заставил себя встать. Взял мобильник и решительно набрал номер Валентины. Надо рассказать ей всё. Последняя возможность перед приездом. Потом глаза в глаза будет тяжелее. Пусть телефон послужит посредником. Сгладит некоторые неловкости…

ГЛАВА 6

   Валентина обрадовалась, что досталось место у иллюминатора.Как здорово смотреть на землю с высоты десяти тысяч метров!Вылетев из Москвы в шестнадцать часов, в Красноярск прилетит за полночь. За пять с половиной часов полёта день сменится на ночь. Она увидит закат солнца и необъятный звёздный простор!
    Аккуратно сложила пальто, сняла шапочку, оставшись в тёмно-вишнёвом свитере и длинной коричневой юбке. Рядом опустился на кресло высокий пожилой мужчина. Несмотря на преклонный возраст, голову его украшала богатая седая шевелюра безмалейшего намёка на плешь. Окинув соседку приветливым взглядом, мужчина представился:
-Николай Захарович! – и не удержался от комплимента. – Очень приятно путешествовать с такой очаровательной попутчицей.
   После чегодостал из портфеля журнал, полистав который, нашёл кроссворд и принялся разгадывать.
Лайнер, едва заполненный наполовину, лениво вырулил на старт, напрягся перед разбегом, пробежался по взлётной полосе и взмыл в небо. Прошло немного времени, и земля сначала отдалилась, мелькнув за иллюминатором игрушечным пейзажем, а затем скрылась за непроницаемыми облаками. И потянулись перед глазами позолоченные заходящим солнцем фантастические скопления облаков, сказочные белые холмы, каньоны и долины.
-Вот незадача! – недовольно воскликнул Николай Захарович. – Специально купил простенький журнал, а кроссворд очень уж мудрёный! Спрашивается, на кого рассчитан? Явно не на домработниц! «Любимые животные великих людей!»Тут самих великих не всех знаешь, а уж их любимчиков тем более.
   И доверительно добавил, слегка склонившись к девушке.
-У меня правило: разгадывать не менее трёх кроссвордов в день. Своеобразная гимнастика для ума. Раньше в шахматы играл, но в последние годы любителей этой древней игры среди моих знакомых не наблюдается. Дочка установила шахматную версию на мой компьютер. Трёхуровневую. Но восприятие не то. Первых два уровня уж слишком примитивные, а в третий упираюсь, как в стену. Какая уж тут гимнастика! Искусственный источник депрессии!Забросил эти шахматы. Неохотапостоянно битым быть. Перешёл на кроссворды. Ещё лучше сканворды. А без тренинга нельзя. Стоит поплыть по течению, и начнутся маразматические процессы в мозгу. У меня дочка, такая как ты… - и спохватившись. – Это ничего, что на «ты»?
-Ничего, - улыбнувшись, разрешила Валентина.
-Учится на первом курсе института. Будущий психолог. Нужная профессия. Время с каждым годом скорость набирает. Не все с его бегом справляются. Отсюда нервные срывы.
-Извините, а сколько вам лет? – поинтересовалась Валентина.
-Что не похож на отца восемнадцатилетней девушки? – самодовольно усмехнулся Николай Захарович. –Шестьдесят восемь аккурат на двадцать третье февраля стукнуло! Поздно, конечно, в отцы подался. Хорошо с работы не выгоняют. А то и не знал бы, как дочку поднимать. Не подумай, что безоглядно, непродуманно в пятьдесят лет папой стал. Были сбережения, как мне казалось, на всю оставшуюся жизнь. Только затянул их финансовый водоворот девяносто восьмого года. Безвозвратно.
-А почему так поздно женились?
-Поздно? – казалось, Николай Захарович удивился самому себе. – Так это второй раз! А первое обручальное кольцо даже очень рано надел. И почти тридцать лет в первом браке прожил. Двух дочерей вырастил. Везёт мне на дочерей… Вроде и счастливо жили. Уважительно друг к другу. Но однажды жена собрала вещи и ушла к другому. Любовь… У нас же любви, по её словам, не было. Это она поняла, когда дети самостоятельно жить начали. Не хочу, говорит, остаток жизни провести с чужим человеком. Странно, правда? Как плакала, когда кошечка любимая подохла. Сердцем к ней прикипела. А тут почти тридцать лет… Кошки столько не живут! И чужой! Хотя надо сказать, я тоже сильно не переживал. Сначала защемило сердечную мышцу, а потом отпустило. И без сомнения второй раз в ЗАГС пошёл. Заводить новых детей, сказать по правде, не думал. Но Люба моя и спрашивать не стала. Понять можно: для неё брак первый, да и годов ей на тот момент тридцать всего было. Девятнадцать лет уже вместе. Стараюсь соответствовать молодой жене. Держу себя в форме. А ты, Валя, учишься, или работаешь?
-Работаю. Я на пять лет старше вашей дочери.
-Ух ты! – не сдержал восхищения Николай Захарович. – Вот теперь буду думать: то ли моя Оленька старше выглядит, то ли с тобой юность расставаться не хочет.
   Валентина отвернулась к иллюминатору, чтобы скрыть довольную улыбку. За бортом стремительно темнело. Самолёт словно убегал от розовато-зеленоватых сполохов уже невидимого солнца. Сверху раскрывали яркие бутоны далёкие звёзды, между которыми скользил едва заметный серебристый туман из звёздной пыли.
-Прекрасный вид! – вновь заговорил Николай Захарович. – Когда в Москву летел на совещание, то только крылом самолёта любовался. Не повезло. Сейчас совсем другое дело! Ещё чуть стемнеет, и мы окажемся под куполом необъятной и загадочной Вселенной… В детстве увлекался астрономией. Мечтал стать звёздным странником. Первооткрывателем других миров. А стал энергетиком. Но страсть к путешествиям сохранил. Много стран во время отпусков посетил. Как всё-таки многогранна наша природа! Как прекрасен мир Земли! Очень нам повезло с планетой! Ей вот только с нами не повезло. Истребляем матушку, как жук колорадский картофельную ботву. Уже на другие планеты поглядываем. Задумываемся о необходимости всеобщей эвакуации. Заметь, не о прекращении варварского отношения к родному дому, а о бегстве из него. Не понимает человечество, что оно плоть от плоти земное. Нигде не сможет человек жить так свободно, как здесь. В чужом мире начнутся неизбежные мутации. Пройдёт несколько тысячелетий, а возможно, и столетий, и те же марсиане, потомки земных переселенцев, будут разительно отличаться от своих предков. Планета, приютившая людей, запустит необратимые процессы в человеческом организме.Почему вымерли динозавры, безраздельно царствовавшие в своё время на Земле? Я не отрицаю воздействие смертельных вирусов, падения метеоритов и прочих катаклизмов. Но в итоге всё это привело к резкому изменению климата, условий проживания. Естественный отбор, который сейчас подвергается всесторонней критике, пошёл чересчур стремительно. Ящерам просто не хватило времени перестроиться, а вернее, приспособиться к новым условиям существования. А вот животные с более коротким циклом воспроизводства выжили. И сейчас если, не дай бог, произойдёт резкое изменение земных параметров: климатических, гравитационных и прочих, то выживут только крысы, кролики и прочая мелочь, которая размножается четыре раза в год. Люди, возможно, тоже останутся, благодаря разуму.Но это уже будет другой вид гомо сапиенс. Не зря же предполагают, что дельфины –наши предки, которые в глубокой древности, чтобы выжить, переселились в водную стихию.
   Николай Захарович вынужден был сделать паузу, так как подошла стюардесса и предупредила, что скоро начнут разносить обед.
-Обед посреди ночи! А как ещё назвать? В данном случае и ужин не подходит, - усмехнулся он и вежливо поинтересовался. - Валя, я не утомил речами? Может, есть желание отдохнуть, поспать?
-Что вы! Я выспалась на год вперёд! Мне интересно вас слушать.
   Николай Захарович грустно улыбнулся.
-Наверное, большинство людей после шестидесяти становятся домашними философами. Давно замечаю такую странность за пенсионерами. Особенно неработающими. Масса образовавшегося свободного времени приводит к размышлениям. Меняется ритм общения. А если ещё на работе приходилось много разговаривать, то в первое время безработицы наблюдается настоящая душевная ломка. И хорошо, если рядом окажется благодарный слушатель. А если нет?
-У вас на работе какая ситуация?
-Интересуешься, почему я такой разговорчивый? – улыбнулся Николай Захарович. – Дело в том, что меня перевели в другой отдел. Раньше была оперативная работа, которая требовала напрягать мозговые извилины и голосовые связки, теперь же сплошная статистика. Своеобразная репетиция перед пенсионным застоем. Но у меня нет слушателей. Жена после работы хлопочет по дому. Ей некогда разводить со мной длительные беседы, а дочери мои высказывания неинтересны. Другое воспитание, другие ритмы. Да и тесть мой – её дедушка – всего на два года старше. Наверное, Оленькаи во мне деда видит. Вот и приходится с жадностью набрасываться на случайных встречных. Не все они, правда, дают возможность выговориться. Удивляюсь твоему терпению, Валентина. Ты кем работаешь?
-Медсестрой.
-Тогда понятно. Много приходится выслушивать от больных? – и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Больные – те же пенсионеры. Жизнь вокруг бурлила и вдруг замкнулась в стенах палаты. Душа по инерции жаждет активного общения. Вот и общаются с соседями по палате, с медсёстрами, с врачами. Выворачивают душу наизнанку перед незнакомыми людьми, словно в церкви на исповеди… И пенсионеры, в большинстве своём стараются вырваться из четырёх стен. Знаете, сколько в Красноярске хоров ветеранов? А многие до пенсии если и пели, то разве что во время гулянок. Не пение им нужно! Общение! Россияне очень коммуникабельны. Они с кем угодно найдут общий язык. Уникальное многонациональное сообщество. И в этой многонациональности наша сила. На Западе давно это поняли и стараются нас разделить, разрушить многовековую дружбу. Должен констатировать, что небезуспешно. Самая большая трагедия – развал Советского Союза. Но и этого им мало. Пытаются разорвать все связи когда-то единых народов. К чему это приводит? Самый наглядный пример – Украина. Была великой республикой в составе России. В кого сейчас превратилась? Америка вытирает об неё ноги, а она пытается целовать ботинки на этих ногах. Дурной пример, в данном случае Европы, заразителен. А вот хорошие примеры почему-то миром не воспринимаются. Или воспринимаются с трудом. Наши достижения вызывают на Западе панику и непонятную агрессию. Россию пытаются представить мировой угрозой… Да, мы умеем воевать. Но умеем и трудиться. Сколько раз поднимали Родину из руин. Россия – самая трудолюбивая нация в мире.
-А как же японцы? – усомнилась Валентина.
-Даже рядом не стояли! – уверил Николай Захарович. – Не всё определяется уровнем жизни и её продолжительностью. Человеческий организм – тот же паровоз, который если раскочегарить, несётся на всех порах. Почему век россиян так короток? Да потому, что наши «паровозы» самые стремительные в мире! Японцы ведут размеренный ритм жизни. Да, работают, но и отдыхают соответственно. Нашему человеку некогда отдыхать. Он пашет и на работе, и дома, и на даче. Даже на пенсии вынужден выживать! Мы тут ездили в Таиланд всей семьёй. Остановились в небольшом, относительно дешёвом отеле. Сколько там было пожилых иностранцев и пенсионеров! И ни одного из России. Делайте вывод.
-А как вы с женой познакомились? – решила сменить тему Валентина.
-Интересуешься, как молодая женщина вышла замуж, практически за папу? – весело уточнил Николай Захарович.
-Что вы! – смутилась Валентина, а ведь именно это и хотела узнать.
-Это сейчас я покрылся сединой. А девятнадцать лет назад выглядел молодцом! Львиная грива, орлиный взгляд, пружинистая походка! Не зря в детстве и юности занимался бальными танцами. А Любу до этого лет пятнадцать знал. В одном доме жили, в одном подъезде. Не сказать, что часто общались, но иногда за жизнь беседовали. Любаша – девушка скромная, приветливая… И сохранила эти качества до сегодняшних дней. Когда я один остался, стала мне пирожки носить. Так и прикормила.
   Николай Захарович рассмеялся.
-С тёщей и тестем скованность поначалу в отношениях была. Почти мои ровесники. Но постепенно притёрлись, - Николай Захарович слегка помрачнел. – Многие мне вопросы задавали, как я так смог. Ведь не толстосум, не знаменитость какая. Скажу честно: соединились не два счастья, а два несчастья. Я – брошенный муж. Люба – инвалид с детства. Редкая у неё болезнь- кисть левой руки в два раза больше, чем правой. Гигантомания. Лечили много, но безуспешно. Лет в двенадцать остановили рост, но кисть атрофировалась. Потом засохла. Предлагали ампутировать, чтобы протез можно было носить. Но родители решили, что так лучше. И незаметно со стороны. С протезом не всё радужно представлялось. А Люба молодец! Так наловчилась одной рукой обходиться, что некоторые двурукие позавидуют!
   Принесли обед. Наступила тишина. Николай Захарович ел, тщательно обсасывая куриные косточки. Валентина тоже не спешила. Она была поражена признанием попутчика. Судьба Любы взволновала. По любви или из-за отчаяния пошла замуж за Николая Захаровича? Счастлива ли? И исподтишка взглянула на соседа. Степенный. Но старый! А жена в том возрасте, когда «баба ягодка опять». С другой стороны, практически без руки… Помогли друг другу преодолеть жизненные невзгоды… Не на это ли надеялась и она, предлагая себя в жёны Алексею Викторовичу? А если бы согласилась на предложение Романа Павловича? Жила бы с ним вот так. Пример перед глазами. И ещё раз взглянула на Николая Захаровича. Двойной пример! Дочь видит в нём дедушку! И ей Алексей Викторович в дедушки годится. Отказался принять её жертву. Спутал все мысли. А если бы не отказался? Как смотрел бы на папу их будущий ребёнок? Валентина воспроизвела в уме разговор с Алексеем Викторовичем, состоявшийся накануне отъезда. Уговаривала отложить выяснение отношений до встречи, но Алексей Викторович сказал, что по телефону сподручнее: и стрессовая ситуация не такая, и соответственно, вреда меньше для здоровья. После его признаний душа засуетилась, мысли растерялись. Слёзы выступили на глазах. Но умолять не стала. Приняла как должное. Неужели вместе с телом выздоровело сознание? Или не прошла её вера испытание на прочность? А какое испытание? Алексей Викторович совершил благое дело. И по его словам, не столько ей, сколько себе во благо. А что касается обмана… С этим она ещё разберётся!
   После обеда Валентина откинула сиденье и прикрыла глаза. Николай Захарович проявил тактичность и больше приставать с разговорами не стал. Лишь когда самолёт приземлился в Красноярске, предложилдовезти до дома, так как его встречали на машине. Но Валентина вежливо отказалась. Её тоже должны были встречать. И она даже знала кто! Алексей Викторович предупредил. Интересно, почему он решил разоблачить родного внука? Не ради него ли он всё это затеял изначально?
Алексей встретил на выходе из терминала. Валентина сразу пресекла попытку поцеловаться, всучив ему дорожную сумку. И в машину села на заднее сиденье, несмотря на протесты Алексея.
-Разве так встречаются родственники после долгой разлуки? – пробурчал тот недовольно, выруливая со стоянки.
-А в какой роли ты видишь себя? – спокойно спросила Валентина.
-В смысле?
-В роли внука или жениха? – и обличительно добавила. – Не будем разыгрывать комедию. Мне всё известно!
-Я на это надеялся! – обрадовался Алексей. – Давно предлагал деду раскрыть карты, а он всё откладывал. Скромный у меня предок!
-Если судить по смс не очень, - покачала головой Валентина. – Весь во внука. Или внук в него? Можешь ничего не говорить. То, что смс от его имени слал ты, я тоже знаю.
-Вот об этом мы с ним не договаривались! – неожиданно рассмеялся Алексей. – Что же он меня так опорочил в глазах будущей жены!
-Чьей жены?!
-Моей! Вот сейчас приедем, и я сделаю тебе предложение.
-Можешь не трудиться!
-А какая причина отказа? – живо поинтересовался Алексей. – Какие мои качества тебя не устраивают? Я готов превратиться в глину и позволить твоим нежным пальчикам изваять из меня всё что угодно!
-Легкомысленный ты, - от слов Валентины повеяло печалью. – Ветер в голове гуляет.
-Интересно, каким образом можно измерить сквозняк у человека? И как он в голове образуется? Форточек вроде не наблюдается.
-Всё у тебя легко. Даже сейчас, когда такой серьёзный разговор, шутишь.
-Что мне остаётся делать, когда разрушают моё счастье? – Алексей остановил машину. – Приехали.
   И пока Валентина осматривала родной двор, собрал её вещи и внёс в подъезд. Возле дверей остановился и достал ключи.
-Думаю, здесь нам надо расстаться, - твёрдо остановила его Валентина. – Больше всего в жизни не люблю предателей и обманщиков!
-Даже чаю не попьём? – помрачнел Алексей. – К тому же я познакомлю тебя с некоторыми новинками интерьера. Как-никак полгода прорабом здесь был.
-Я хочу побыть одна.
-Хорошо, - Алексей протянул ключи девушке. – Когда мы встретимся?
-А нужно ли встречаться?
-Почему бы нет? – горькая обида вдруг захлестнула Алексея. – Не чужие всё-таки!Целовались даже!
-Как родственники! – поспешила сказать Валентина.
-Как же! – усмехнулся Алексей. – Да от твоих жарких поцелуев снег вокруг таял!
-Уходи! – глаза Валентины засверкали молниями.
   Алексей выдержал её грозу, но больше ничего говорить не стал. Повернулся и неспешно заскользил по ступеням вниз. Валентина некоторое время стояла, осмысливая произошедшее. Но вот чувства вошли в берега. Она переступила порог и обомлела. В прихожей, прямо напротив двери во всю стену красовался её портрет. Откуда он взялся?! Ах да! Тогда она тоже уходила, её окликнули и сфотографировали. А почему тоже? Сейчас она не уходит, а приходит. К себе домой! Но пройдя в зал, Валентина поняла, что в квартире мало что осталось от привычной обстановки. Обои, расписные потолки, новая кухня! И уютная спальня! А это что? Постель украшали лепестки роз! Кажется, Алексей собирался не только попить чаю. Валентина растерянно присела на край кровати и взяла несколько лепестков. Совсем свежие. Милый… И тут же одёрнула начавшие таять от умиления мысли. И вовсе не милый! Самоуверенный и наглый! Рассыпал розы! Думал сразу в постель! Неужели и Алексей Викторович на это надеялся? Подсунул внука! Вполне ожидаемая благодарность за четыре миллиона… Решили распорядиться ею как вещью! А её спросили?!. Алексей собирался спросить. Пусть неуклюже. Надо было выслушать. Не поторопилась ли она?..

***
   И снова вычурный сон! Алексей Викторович недовольно поморщился. Уже и днём нет покою. Прилёг отдохнуть, а душе захотелось романтики. Куда на этот раз занесло? Разве поймёшь? И залистал сонник. Цветы! Белые, жёлтые, красные. А приснились синие. Или голубые? Как глаза у Валентины. Как там Алексей сейчас с ней объясняется? Непростой, наверное, диалог…
   Ничего нет про голубые тюльпаны! Только свежие. И почему он обязательно должен их нюхать? Никогда не принюхивался к цветам. Это женщины любят утопать в ароматах! Букета во сне тоже не видел. Тюльпаны падали откуда-то сверху на бирюзовую поверхность какого-то водоёма и медленно уносились течением. Красиво, но непонятно. Как прошлый раз с саксофоном. Или кларнетом? А ведь есть рациональное зерно в этих толкованиях! Не бесполезным ли занятием он занимается, пытаясь разгадывать сны? Именно это и подразумевал сон про кларнет. Больше никаких сонников! И удивился, услышав шум в прихожей.
-Что-то быстро ты обернулся, - встретил внука.
   Тот вошёл в зал хмурый, слегка взъерошенный, явно не в духе.
-До чего договорились?
-До развода, - буркнул Алексей. – Дала от ворот поворот, да ещё и записала в предатели и обманщики!
-Насчёт предателя сгустила краски, - покачал головой Алексей Викторович. – А от обманщика никуда не денешься. Что есть, то есть.
-Кому от этого обмана стало хуже? – вдруг обиделся Алексей. - Я какую выгоду поимел? Ты, дед, между прочим, её тоже обманул со свадьбой.
-Сравнил! Да у молодёжи сейчас самая популярная поговорка: «Обещать - не значит жениться!», - и уже мягче, голосом, полным сочувствия, продолжил. – И я своё получил. Может, не в такой категоричной форме, но достаточно жёстко. Хорошо хоть по телефону. Отчитала как двоечника. С позиции советской морали.
-При советской власти особенная мораль была? – невесело усмехнулся внук.
-Была! Люди уважительнее друг к другу относились. Нынче мораль всё чаще становится аморалью. Раньше за аморальное поведение осуждали, сейчас поощряют. Не во всех случаях, но…
-Дед! Ты чем лекции читать, помог бы! – насупился Алексей.
-А стоит ли? Найдёшь другую, покладистую.
-Не нужна мне другая! Так зацепила, что сердце разрывается! – выкрикнул Алексей и тут же смутился своей горячности. – Будто приворожила…
-Раз такое дело… Придётся всё-таки с глазу на глаз с Валентиной поговорить, - Алексей Викторович отвернулся, чтобы скрыть довольную улыбку.
   Потом прошёлся по комнате и подсел к внуку.
-Понимаешь, какая история, Лёшенька, - начал он, старательно подбирая слова. – Валюша появилась в моей жизни раньше, чем ты. Я в то время раскис, потерялся окончательно. Тоска душевная давила невероятно. Задумался над вопросом: «Зачем живу на свете?». В общем, чуть ли не помирать собрался. А напоследок решил доброе дело сделать. Память о себе оставить. Выбор пал на Валюшу. Вернее, сначала на её маму. Но там я опоздал. Ты появился, когда процесс уже пошёл. Смешно сказать, но если бы не ты, то я, возможно, женился бы на Валентине. Такое душевное смятение было. В мыслях паника. А тут ты душем ледяным. Внук. Ровесник несостоявшейся невесты. Протрезвел, устыдился своего порыва. И пришла новая идея: соединить тебя с Валентиной. Над этим кропотливо и работал.
-Чересчур кропотливо, - Алексей изумлённо смотрел на деда. – Тебе бы разведчиком… Умеешь маскироваться!
-С моей стороны особых усилий и не потребовалось. Ты сам запал на Валентину. Но с двумя симками переборщил.
-Значит, ты мне поможешь? – нетерпеливо спросил Алексей.
-Помогу, но при одном условии.
-За вашу помощь любой каприз! – воспрял духом внук.
-Можно и капризом назвать, - усмехнулся Алексей Викторович. – Знаешь, у Семёныча есть сын, который попал в трудную жизненную ситуацию. Залез в долги, потерял работу. Рушится весь семейный уклад.
-Финансами помочь не смогу, - предупредил Алексей.
-И не надо. Ты с Серёгой уже разговаривал насчёт работы?
Алексей, поняв в чём дело, хмыкнул.
-А что сын Семёныча умеет делать? Понимаешь, меня не правильно поймут, если я возьму человека с улицы.
-Образование позволяет. Он тоже программистом работал. Вот такое условие.
-Согласен!
-Серёга не обидится?
-Он слишком долго думает. Его понять можно: и в Новосибирске неплохо устроился. К тому же известная истина: любовь разрушает даже самую крепкую мужскую дружбу. Впрочем, не такая уж она и крепкая, - и довольно потирая руки, спросил. – Когда приступишь к делу?
-Думаю, через недельку.
-Что так поздно!
-Надо чтобы душевные страсти улеглись.
-А если за это время кто-нибудь подкатит к Валентине?
-Тогда не судьба, - но, увидев, как поник внук, рассмеялся и похлопал его по плечу. – Не волнуйся! Всё будет хорошо. Сдаётся мне, что и ты Валентине не безразличен.
-Если бы, - вздохнул Алексей. – А ты, дед, молодец! Всем на свете готов помогать.
-Не наделяй меня нимбом святости. Не такой уж я и бескорыстный. Ещё неизвестно что было бы, появись ты на несколько дней раньше. Возможно, не было бы в нашей жизни Валюши…

***
-Вот мы и встретились, - Валентина одарила Алексея Викторовича радостной улыбкой и напряжённой грустью в глазах.
-Погуляем? – предложил тот.
   Валентина ответила кивком.
-Только гулять придётся по улицам, - вздохнула с сожалением. – Скверик больничный вырубили. Будут на его месте возводить новый корпус.
-Знаю.
   И они пошли, огибая больничную территорию вдоль железного ограждения.
-Не холодно? – спросил Алексей Викторович, намекая на то, что девушка без головного убора.
-Температура плюсовая, - Валентина виновато улыбнулась. – В последнее время душа требует свободы. Какое-то стремление вверх! Если раньше всё оседало во мне, то теперь рвётся наружу. Вы сделали меня счастливой.
-Не я, а хирурги, - уточнил Алексей Викторович.
-Без вашей помощи встреча с хирургами не состоялась бы, - покачала головой Валентина. – Одно меня тревожит: я реже стала ходить в церковь. Наверное, это неблагодарность с моей стороны?
-Это вполне естественно, - успокоил Алексей Викторович. – Ведь и таблетки мы интенсивно глотаем только при обострении болезни.
   Он посмотрел, прищурившись, на солнце. Оно, такое яркое, нагревало землю, уничтожая последние следы зимы. И лёгкие облака не являлись помехой. Тротуары высохли, и лишь возле деревьев, в их тени ещё держались небольшие островки воды, под которыми иногда угадывались потемневшие осколки льдинок – всё, что осталось от больших сугробов, наметённых дворниками и так и не вывезенных коммунальными службами за город.
   Валентина легко ступала по асфальту черными полусапожками на невысоком каблуке. Серое весеннее пальто, пронизанное белыми тонкими нитями, отражающими солнечные лучи, придавало ей вид школьницы. А вот Алексей Викторович не рассчитывал на такое потепление и вынужден был париться в кожаном полупальто на овечьем меху. Голова взмокла от зимней шапки. Утром гулял в тёплом костюме. И унылая пасмурная погода не предвещала такой солнечной атаки. Потому и оделся, не посмотрев в окно. Да и торопился, так как, прикорнув на диване, чуть не проспал назначенное время. Едва успел к концу рабочего дня, чтобы перехватить Валентину на выходе из больницы.
-Как встретили на работе? – спросил, чтобы прервать затянувшуюся паузу.
-Хорошо. Старшая сестра-хозяйка откровенно сказала, что мне повезло и я теперь до конца дней должна на вас молиться, - и, предупреждая возможные возражения, горячо воскликнула. – И я с ней полностью согласна! Раньше тенью двигалась по жизни, а теперь радуюсь каждому новому дню… - и продолжила с лёгким укором.– Вы меня обманули.Но я на вас не в обиде. Вы сделали так, как нужно. Мудро… Но тем самым поставили меня в неловкое положение. Я в неоплатном долгу перед вами! Как мне отблагодарить вас, Алексей Викторович? Думаю, будет справедливо, если отдам вам свою квартиру!
-Ишь чего придумала! А сама где будешь жить?
-В общежитии. Я навела справки, это вполне реально!
-И что я буду делать с твоей квартирой?
-Продадите! Четыре миллиона, вы, конечно, за неё не выручите, но хоть что-то! Это будет по совести! Всё равно мне больше нечем отплатить за вашу доброту.
-Доброта подразумевает бескорыстность. А тут выгода налицо. Мне такое дело не зачтётся на небесах. И давайте оставим квартиру в покое. Я пришёл поговорить об Алексее.
-Я догадалась, - голос Валентины погрустнел. – И не знаю, что вам ответить.
-Он тебе не по сердцу?
-Скажите, вы ожидаете ответа, надеясь на моё чувство благодарности? – глаза Валентины обволакивали безбрежной синевой.
-Ни в коем случае, - уверил Алексей Викторович. – Но корысть имеется. Как-никак, Алексей – мой внук. И он очень страдает от любви. Да и мне медсестра в родственницах будет как нельзя кстати.
-Я на распутье, - поникла Валентина.
-Может быть, это поможет принять правильное решение. Или переложить ответственность на мои плечи? -Алексей Викторович протянул девушке листок бумаги.
-Расписка?! – удивлённо воскликнула она.
-Кто бы знал, что пригодится, - Алексей Викторович чуть не утонул в изумлённой синеве глаз девушки. – Тогда я заставил написать её больше для того, чтобы потянуть время и собраться с мыслями.
-Я не совсем понимаю… – Валентина растерянно сжимала бумажку в руках.
-А чего тут понимать? Внук мой полный тёзка – Сергеев Алексей Викторович. Кто докажет, что расписка написана не для него?
-А она для него написана?!
-Нет. Алёша появился на горизонте позже. Я даже не мог предполагать, что он приедет ко мне. Но вот такое счастливое совпадение. Как думаешь, я могу требовать выполнение обязательств в пользу моего внука?
-Это настоящий шантаж! – Валентина покраснела от возмущения.
-Согласен, - не стал спорить Алексей Викторович. – Но что делать? Да и Алексею обещал помочь. А как поможешь в таком деликатном деле? А тут полный набор плюсов. И замечательная жена для Алексея, и благодарная внучка, и домашний доктор.
-Медсестра, - еле слышно поправила Валентина.
-Поступишь заочно в институт! – Алексею Викторовичу вдруг стало жалко девушку, к тому же её глаза наполнились слезами, готовыми брызнуть на раскрасневшиеся щёчки, а этого он допустить не мог, потому решительно отобрал расписку и порвал её. – Извини. Это розыгрыш. Неуместный и корявый… А с квартирой ничего не затевай. Живи спокойно. Это я должен благодарить бога, что он свёл меня с такой чистой душой.Алексею всё объясню.
-Что объясните? – эхом отозвалась Валентина.
-Что он не достоин тебя. Ничего, погорюет и найдёт другую.
   Алексей Викторович пытливо посмотрел на девушку. Он вовсе не собирался отступать от своего плана. И говорил так только для того, чтобы вызвать нужную реакцию у Валентины. Сердце подсказывало, что он на верном, хоть и авантюрном пути. И не ошибся!
-Нет! – дрогнул голос девушки.
-Что нет?
-Я сама должна с ним поговорить!
-Это не проблема. Позвать? – и достал сотовый телефон.
-А он где?!
-Рядом. В машине дожидается, - и пояснил. – Яопаздывал, вот и пришлось попросить, чтобы подвёз. И оказывается, как нельзя кстати.
   Но прежде чем послать вызов, спросил:
-Или не надо?
   Валентина застыла в смятении.
-Раз, два, три, - сосчитал Алексей Викторович и нажал на сенсорный экран.
   Машина подъехала через несколько секунд. Алексей выскочил в кожаной куртке нараспашку с надеждой в глазах.
-Чтобы автомобиль не отвлекал, я его забираю. До свидания!- Алексей Викторович сел за руль и уехал, оставив молодых наедине.
   Алексей не спускал глаз с девушки. Пауза явно затягивалась. Наконец Валентина сделала шаг навстречу:
-Застегни куртку, - сказала, запинаясь от волнения, но строго. – Погода обманчивая, да и ветерок холодный.
   Алексей, словно очнувшись, притянул девушку к себе. Она хотела возмутиться: опять без её согласия! Но в следующее мгновение сама обхватила его руками…


ГЛАВА 7

   Восьмого мая пошёл снег. Мокрый, он то накатывался волнами, крупными хлопьями, то переходил в бисер, стуча градинками по подоконникам, то закрывал видимость на близлежащие дома, то превращал воздух в полупрозрачную туманную дымку.Весна недолго боролась с возвращением зимы, в конце концов отступив перед её натиском. Температура опустилась до нуля градусов, и снег начал скапливаться шугой на асфальте, рыхлой массой на крышах домов и оконных карнизах, постепенно сползая и падая лопухами вниз,заставляя нервничать редких прохожих. Хорошо, что до земли долетала лишь снежная пыль. К утру следующего дня за окном предстал зимний пейзаж. Деревья, обманутые высокими температурами и успевшие выпуститьлисточки, согнулись под тяжестью снежного наряда, накрыв припаркованные под ними автомобили. Некоторые ветви с треском ломались. Природа скрипела и стонала. Тротуары покрылись рыхлой белоснежной массой, которая под ногами прохожих, словно под прессом, сжималась до тонкой корочки ломкого льда, наполняя образовавшийся след водой.Дороги темнели коричневыми накатами, выплёскивая на тротуары сотни ручейков, после проезда каждого автомобиля. Над Енисеем образовался непроницаемый туман. А снег продолжал падать. И снежинки, лишившись сопровождения дождём, уже не стремительно летели к земле, а кружились, затейливо танцуя под аккомпанемент ветра.Его порывы раскачивали деревья, помогая им на время сбрасывать причудливые белые одежки. Многочисленные провода набухали под слоем природной изоляции. Зима торжествовала в этот весенний день. А в центре города неутомимо работала снегоуборочная техника, готовя улицы к праздничным торжествам. И уже спешили студенты и ученики старших классов, собираясь на условленных местах, с традиционными гвоздиками и разноцветными шариками, чтобы организованно пойти на Парад Победы. Они не досадовали на насмешку природы, в шутку поздравляя друг друга с Новым годом…
   И раньше на майские праздники шёл снег, лил дождь, но такое буйство наблюдалось впервые. Город прогнулся под обилием тающих осадков. Но вот выглянуло солнце, и началось стремительное наступление весны. Уже к обеду улицы практически очистились от снега. И лишь сломанные ветки, а в некоторых местах и вывернутые с корнем деревья напоминали о природной аномалии. И если центр города быстро привели в порядок, то окраины терпеливо ожидали своего часа…

***
   Алексей Викторович, увидев, что от автостоянкиидут Людмила и Семёныч, попросил внука высадить его тут же. После чего Алексей развернулся и поехал с Валентиной домой в Ветлужанку.
-Говорила же, чтобы на моей машине ехали! Только Алёшу зря сгоняли! – весело поприветствовала Людмила.
-А портреты где оставили? – поинтересовался Алексей Викторович.
-В машине. Потом заберём! – Людмила подхватила мужчин под ручки.
   Навстречу неизвестно откуда вынырнул молодой человек с кипой газет. Одну из них протянул весёлой компании.
-Не надо! – отказался Алексей Викторович.
-Как это не надо! – возразил Семёныч и, взяв газету, попросил ещё две, а отойдя от распространителя прессы, пояснил. – Погода сырая, а вдруг захочется на лавочке посидеть? Вот и подстелем, чтобы одежду не замарать.
-А я думала, вы новостями городскими интересуетесь, - рассмеялась Людмила.
-Да какие тут новости! – Семёныч свернул газеты трубочкой, чтобы было удобнее нести. – Сплошная агитация. Все кому не лень ругают «Единую Россию». Пока осторожно. Но всё ещё впереди. Думаю, перед выборами стесняться перестанут. Будто и невдомёк, что Россия сейчас в тяжёлом положении. Карабкается, как альпинист на Эверест, испытывая кислородное голодание. Русофобов развелось по всему миру немерено!.. Китай нам здорово мог бы помочь. Но что-то особого желания с его стороны не наблюдается. Понятное дело: мысли о мировом господстве и ему не чужды.
-Мы, значит, стремимся к мировому господству? – спросила Людмила.
-Скорее всего, к решающему влиянию на ситуацию в мире, - важно ответил Семёныч. – Без этого нельзя! Раздавят Запад с Америкой!
-Эх, Семёныч, - вздохнул Алексей Викторович. – Как на душе торжественно было, пока ты политинформацию читать не стал. Мы же сегодня великое дело совершили. И не только мы, вся страна. Обессмертили отцов, дедов и прадедов. Дали им вторую жизнь. Алёша впервые прадедов своих увидал. Сколько нас было? И у каждого портрет в руках.Две эпохи слились в одну. Замечательная идея! Думаю, пока бессмертные полки будут идти по нашим улицам, третьей мировой войны не будет.
   Семёныч с сомнением покачал головой, но видя с каким пафосом говорит сосед, от комментариев воздержался.
-Вынуждена вас покинуть.
   Компания остановилась на развилке дороги между домами.
-Встречаемся в шесть! – напомнил Семёныч. – И никаких уважительных причин для отказа!
-А я и не отказываюсь! – рассмеялась Людмила и, помахав рукой, пошла к своему дому.
-Я тоже к дорогой, - сразу заторопился Семёныч. – Может, чего помочь. В магазин сбегать. Ноги у неё стали болеть. На нервной почве. После того случая с кражей… Встречаемся, как и договорились, в шесть часов!
-Газетку оставь! – остановил соседа Алексей Викторович. – Я на лавочке посижу немного, свежим воздухом подышу.
-А я что говорил! – Семёныч протянул газеты. – Вот и пригодились!
   Расположившись на скамейке, Алексей Викторович углубился в свои мысли. Вроде и не собирался. Так, присел отдохнуть. Но мысли потекли сами.
   Впервые принял участие в акции «Бессмертный полк». Благодаря Людмиле. Какое всё-таки великое дело! И молодёжи сколько было! Алексей сам вызвался. И портрет прадеда нёс торжественно…
   Алексей Викторович тяжко вздохнул. А может, и не тяжко, скорее с сожалением. Будет ли у него жизнь после жизни? За какие такие дела может стать бессмертным в памяти потомков? Увы… Ничего героического в этой жизни не совершил. Суетился, решал важные и не очень проблемы. Где эта важность? Растворилась в буднях… Главная цель – семейное счастье. И здесь не преуспел. В воспитании сына сбой произошёл. Не надо было на одном ребёнке останавливаться! Да что теперь об этом говорить! Время вспять не повернёшь. Да и стоит ли? В целом жизнь неплохую прожил. А то что не выдающуюся, так не всем дано. Вон сколько вокруг серых личностей. А не заслуга ли таких как он, что мир до сих пор не окунулся в третью мировую? Опять же, по мнению некоторых, давно уже идёт третья мировая. Мир воюет с террористами. И в последнее время, благодаря России, всё более эффективно. Терпит поражение терроризм в открытом противостоянии. Всё больше скатывается к ударам из-за угла.
И удивительно, что на фоне этого русофобов становится всё больше. Может, простая человеческая зависть? На уровне подсознания? Как же так: гнули, гнули Россию, а она поднялась. И живёт себе. Пусть не припеваючи…
   Америка закачалась, как корабль на волнах. Какое уж там мировое господство! Удержаться бы на палубе, не сорваться в море интриг, ими же созданное. А тут ещё Россия глаза мозолит со своей правдой и открытостью. Отметает двойные стандарты, на которых Запад вскормлен. Отсюда зависть и нездоровое желание прибрать к рукам обширные территории и природные богатства российские. А может, мечтают пожить в стабильной и относительно благополучной стране?
   Алексей Викторович усмехнулся. Если бы всё так просто! Необъятны родные просторы. Много народу можно приютить. Так ведь не гостями, не полноправными членами общества, а хозяевами хотят вступить на эти просторы некоторые заграничные мракобесы… А хозяев своих хватает…
   Алексей Викторович решил подняться в квартиру. Отдохнуть немного - и к Семёнычу. Двойной праздник у него: День Победы и первая зарплата сына. Решён вопрос с ипотекой. Останутся Рая с Семёнычем в соседях, никуда не переедут. А через неделю свадьба Алексея с Валентиной. И радостно на душе, что к этим событиям руку приложил. А дальше что? Ждать правнуков?..
В пустой квартире шаги раздавались эхом. Не должно быть эхо. Не такая уж и пустая квартира. Слуховая галлюцинация. Это от усталости. Время есть, можно прилечь…
   Жизнь после жизни. Бессмертие. Это в глобальном масштабе. А есть местные значения. Пенсия – новая жизнь. Уцелел в катастрофе – заново родился. Женился второй раз – вторая жизнь… Эх, Катенька, Катенька… Зачем так рано оставила…

***
   Проснулся от настойчивого звонка. Как крепко задремал! Алексей Викторович открыл дверь, не спрашивая. На пороге стояла Людмила. Словно собралась на концерт под открытым небом. Светлые брюки, полосатая блузка, синий пиджак и тёмные очки. Образ симпатичной и загадочной дамы.
-Попутным ветром решила вас прихватить! - весело сообщила она.
-А я чего-то разоспался, - Алексей Викторович пропустил гостью и пошёл в спальню переодеваться, спросив на ходу. – На улице потеплело?
-Я бы не сказала. Но мне идти-то несколько шагов. Решила не утруждаться верхней одеждой.
-Здоровье надо беречь! – Алексей Викторович вышел в новых чёрных джинсах и клетчатой рубашке. – Вот продавщица посоветовала. Сказала, что клетка нынче в моде.
-Неплохо смотритесь, - уверила Людмила.
-Не рано ли мы собрались? – Алексей Викторович посмотрел на часы.
-А давайте посидим, поговорим, - Людмила, не дожидаясь согласия, уселась на диван.
-Давайте, - Алексей Викторович опустился рядом. – О чём?
-Неужели не найдём тему для разговора? – улыбнулась Людмила. – Например, мне кажется,что вы как-то напряжённо или, точнее сказать, настороженно относитесь ко мне. Разве Семёныч не признался, что слегка оклеветал меня?
-Обо мне он тоже наговорил много лишнего, - Алексей Викторович почувствовал себя неуютно под взглядом гостьи. - Но я, прислушиваясь к чужому мнению, никогда не беру его за основу. У меня свой взгляд и суждения.
-И какое мнение вы составили обо мне?
-Вас я слишком мало знаю, - уклонился от прямого ответа Алексей Викторович.
-Разве это повод для опасений?
   Алексей Викторович дипломатично промолчал. Людмила встала и прошла к окну.
-Чудесный вид! У меня только одно окно смотрит на природу. Поторопилась с покупкой. Хотелось как можно скорее расстаться с мужем. Угнетало проживание на одной жилплощади. Даже запущенность квартиры не смутила. Теперь пришло время делать ремонт. И так долго откладывала. Не люблю домашнего хаоса. Соседи такую же квартиру чуть ли не год ремонтировали. Но их двое, и сын с ними проживает. Я планирую в полгода уложиться. Сначала две комнаты отремонтирую, потом третью.
-Дачи нет? – поинтересовался Алексей Викторович.
-И никогда не было! – весело ответила Людмила. – Мама всегда говорила, что я белоручкой росла. Даже картошку в огороде в перчатках копала. И корову доить так и не научилась. Следствие чрезмерной любви. Долго родители дочку ждали. А рождались одни сыновья. Три старших брата! Они всю работу по дому делали. Я и полы начала мыть лишь в старших классах.
-Вы жили в деревне?
-В районном центре. Жиганово. В Иркутской области. Изумительное место! На берегу реки. Вокруг леса. А в лесах и ягоды, и грибов видимо-невидимо! Отец и нам любовь к сбору лесного урожая привил. Особенно нравилось по грибы ходить. Начинали с самых ранних, с сыроежек.Потом маслята, лисички, рыжики, грузди. А вот опята почему-то считались несъедобными. Только в Красноярске впервые и попробовала суп из опят.
-Я тоже люблю грибы собирать.
-А я не могла дождаться начала грибного сезона! Ходила за отцом и канючила: когда по грибы пойдём? А он: рано ещё, какие грибы! Но я не отставала. Вредная была. Помню, под Новый год сделала мама из свадебного платья маскарадный костюм. Папа нарядился в Деда Мороза.И стали нас поздравлять. Мама говорит: «Я добрая фея!» А я головой мотаю: «Нет! Ты мама!» Годика четыре мне тогда было. Стоим и спорим. Братья старшие животики от смеха надорвали. Так и не приняла условий игры. Зачем мне сказочная фея? Мне мама нужнее. И с грибами тоже смешная история однажды приключилась. Надоело папе меня убеждать, что в лесу ещё ничего не растёт. И повёл он меня в лес. Все знакомые места обошли. Встретилось несколько сыроежек. Так мало никогда не нарывали. Я обиделась на природу. Ведь перед подружками успела похвастаться, что по грибы пойдём. Как им рассказать о своей неудаче? Расплакалась. Папа, когда узнал причину моего горя, рассмеялся и утешил: «Будут у нас грибы!» Взял в ведёрко мха наложил, а сверху умело замаскировал сыроежками. Так по деревне и прошла, якобы с полным ведёрком грибов. На следующий день все мои подружки с родителями в лес потянулись. Представляю, сколько нецензурных слов тогда прозвучало на лоне природы.
-Повезло с отцом, - нахмурился своим мыслям Алексей Викторович.
-Очень! – горячо воскликнула Людмила. – Он нас безумно любил. Хотел, чтобы мы все получили высшее образование. Всё делал для этого! И мы оправдали его надежды. Мало того, создали первую железнодорожную династию на селе. Это при том, что ближайшая железнодорожная станция находится в сотне километров от Жиганово.До нас односельчане если и поступали в институты, то в основном сельскохозяйственные. Агрономы, зоотехники, механики. Две мои одноклассницы стали учителями. Сын председателя совхоза окончил медицинский. Некоторое время был главным врачом района. Потом перебрался в область. А железнодорожников не было. И мой старший брат Сашка сначала собирался податься в аграрии. Вернулся из армии, поехал в Иркутск. Там встретил одноклассников, которые уже учились в сельскохозяйственном, отметил встречу, а на утро заявился в институт записываться на подготовительные курсы. Но запись в тот день производили после обеда. У Сашки голова разболелась с похмелья. Не мог он так долго ждать. Тут ему кто-то и подсказал, что на подготовительных курсах можно и в другом институте учиться. Вот он и рванул в ближайший. Железнодорожный. Да так и остался там. Мы по его стопам последовали. И другие жигановцы потом тоже в железнодорожники потянулись. Такая вот история. И в первый раз я за железнодорожника замуж вышла. Неудачно. Рассорила нас его мама. Осталась я одна с маленьким сыном… Второй муж был строителем. Из рядового инженера в годы перестройки превратился в крутого бизнесмена. Основал фирму. И не сказать, что плохо жили. Нужды ни в чём не испытывали… Детей у нас не было. Вроде и не упрекал. Сына Олега как родного воспитывал. Когда его из армии в цинковом гробу привезли, стал отдаляться. А возможно, это я в своём горе замкнулась?
-Воевал в горячей точке? – осторожно спросил Алексей Викторович.
-Нет, - вздохнула печально Людмила. – Столкнулся с дедовщиной. Не захотел становиться рабом. Хотел родину защищать, а не пресмыкаться перед отморозками. Избили. Внутреннее кровоизлияние. Врача позвали поздно. Спасти не удалось…
Людмила заставила себя улыбнуться и прогнать трагические нотки.
-После этого несчастья муж стал изменять. Меня просветили доброжелатели. Его пассия оказалась молодой и наглой девицей, которая умело качала из муженька деньги. Он купил ей квартиру, машину. Зарабатывал много. Передо мной не отчитывался. Несколько раз находила в его одежде заначки до ста тысяч и более. Сначала отшучивался, придумывал нелепые оправдания, а как-то грубо сказал: «Нашла? Твоё!» Уйти решилась не сразу. А когда сказала об этом, он без лишних разговоров разменял нашу шикарную сталинку в центре и купил мне квартиру здесь в Академгородке. Через год появился на горизонте. Попросил прощения. Стал преследовать. И вдруг приходит его пассия и требует долю наследства. Я сначала не поняла о чём речь. Оказывается, муж умер от сердечного приступа. Развод мы не успели оформить. Он даже не поднимал эту тему. Отказываться от наследства я не стала. Пришлось мне муженька хоронить, так как пассия сразу ушла в тень. После похорон ко мне пришли его сослуживцы. Совладельцы фирмы. Тогда я и узнала, какими капиталами мой бывший ворочал. Но делиться его подельники не собирались. Кинули мне мизерную подачку и ещё пригрозили, что если буду настаивать, переселюсь к нему на кладбище. Я испугалась и отступила…
-Вы передо мной решили исповедоваться? – воспользовавшись небольшой паузой спросил Алексей Викторович.
-Сами же сказали, что мало меня знаете! - рассмеялась Людмила. – Вот и стараюсь заполнить пробелы. Кстати, и время скоротали. Пора идти на торжество.
-Надо Алёшу с Валентиной подождать. Они сначала ко мне должны зайти.
   И тут же в прихожей раздался звонок.
-А вот и они!..

***
   Скоротечна человеческая жизнь. Понимание этого, увы, приходит в зрелом возрасте. И тогда начинаешь по-другому ощущать время, чувствовать его ритм и текучесть. Приходит сожаление, что по молодости транжирил драгоценные минуты направо и налево. Эх, переписать бы некоторые страницы биографии! Или не надо? Есть что вспомнить. Зигзаги судьбы. А будь прямая линия, не задержался бы эпизод в памяти…
   Наверное, всё дело в восприятии окружающего. У каждого человека оно своё. Одни равнодушно пройдут мимо брошенного котёнка, другие прослезятся, третьи возьмут его домой. В детстве кажется, что все кому за тридцать – пожилые люди. А если за пятьдесят – старики и старухи. Растёшь, и растёт возрастная планка. И уже о сорокапятилетних говоришь, что они молодые. Но иногда сорвёшься на сложившиеся визуальные стереотипы. Назовёшь нечаянно прохожую женщину бабушкой, а она окажется натри года моложе. Тогда и поймёшь, что и сам ступил на тропу старости. Но душа сопротивляется такому пониманию. Ну какой же я старик?! А кто тогда в шестьдесят пять лет?..
   Только что уехали сын Семёныча с женой и детьми. Алёша с Валюшей засобирались домой. Останутся за столом одни пенсионеры. Кроме Людмилы. Она ещё работает. Хочет до Нового года дотянуть - и тогда уж на заслуженный отдых. Начать новую жизнь, полную приключений. Собирается путешествовать по белому свету. Почему бы и нет, если финансовые возможности позволяют?
   Алексей Викторович грустно усмехнулся. Ему тоже позволяют. А вот на самолётах летать противопоказано. Да и на поездах в длительные поездки нежелательно. Остаются местные курорты да лесные прогулки. И никого рядом. Скучная жизнь. И как её изменить? Алексей Викторович посмотрел на Людмилу, которая в это время весело болтала с Раей. Изменить, конечно, можно. Но угонится ли он за Людмилой? И уживётся ли она в памяти с Катенькой?
-Что заскучал, сосед? – подсел к нему Семёныч. – Такая твоя незавидная доля. Я вот сто грамм принял, и на душе веселье. Даже не представляю, как совсем не пить! Выражаю тебе сочувствие.
-А ты попробуй без горячительных средств повеселиться, - ответил Алексей Викторович с иронией. – Это совсем другой кайф. Не каждому дано.
-Что-то у тебя не получается! - возразил Семёныч. – Весь вечер хмуришься.
-Завидую я, - улыбнулся Алексей Викторович. – И умиляюсь. На внуков твоих.
-Это они на людях такие умильные, - махнул рукой Семёныч. – А один на один упёртые! Конфета им не конфета, игрушка не игрушка! В моём детстве всего две игрушки было: машинка на верёвочке и пластмассовый катер. Каждый раз, когда в ванне мылся, катер с собой брал. Представлял себя капитаном дальнего плавания. Бережно к игрушкам относился. Детям уже больше игрушек покупали. Было чего разбрасывать. И отношение отнюдь не бережное. И машинку мою, в наследство доставшуюся, на запчасти разобрали, и катер утопили. Помню, Раечка их строжит, заставляет бардак в детской устранять. А они встали, как два бычка, руки за спины. «Не хочу! Не буду!» Раз так, Рая игрушки сама собирает и говорит, что отдаст их хорошим детям. Угроза срабатывает. Делиться игрушками в детстве не хочется. А у внуков уже другая идеология. Игрушек – целый мешок! У внука машинки в основном. Он из них колонны гуманитарные выстраивает. Настенька куклы по всей квартире разбрасывает. Невестка пожаловалась, что никак не приучит их за собой убираться. Раечка поделилась опытом. И что ты думаешь? Когда невестка стала собирать игрушки, чтобы отдать их соседским ребятишкам, внук засопел и ушёл к себе в комнату. Думали, переживает, осмысливает. А он появляетсячерез несколько минут с полными руками игрушек и говорит, что эти тоже выбросить надо. Не работают старые методы воспитания. Да раньше и не церемонились. Закапризничал, получил подзатыльник - и всё: тишина и покой. Теперь же попробуй применить физическое наказание! Все только о правах ребёнка и голосят! Запросто прав материнских лишить могут. И опять же, больше на словах заботу проявляют.Смотри что получается: чужих детей по всему свету лечим. В Москву в лучшие клиники на самолётах привозим. А о своих забываем. Бросаем на произвол судьбы. С экрана призывают жертвовать на лечение детей. Всем миром на операции собирают. А где государство со своими обязанностями? Это же наше будущее! Почему такое наплевательское отношение? В Японии, когда катаклизмы случаются, пострадавшие никогда к родственникам не обращаются. Зачем их обременять?Они рассуждают, что государство должно о них заботиться. Для этого и налоги платят…
-Володя! – обратилась Рая к мужу. – Людмила уходит. Проводи!
-Само собой! – засуетился Семёныч.
-Я провожу! – вызвался Алексей Викторович.
-Не надо меня провожать! – отказалась Людмила. – Идти-то сто метров!
   И всё же Алексей Викторович вышел вместе с ней. Но возле выхода из подъезда Людмила остановилась.
-Вы слишком легкомысленно одеты для такой погоды! – сказала решительно. - Давайте расстанемся здесь.
-Может, постоим, поговорим? – неуверенно предложил Алексей Викторович.
-Как школьники в подъезде? – развеселилась Людмила.
-Почему бы нет? Тем более у меня к вам два предложения.
-Интересно, каких?
-Давайте, наконец, перейдём на «ты». Всё-таки тридцатипятилетний стаж знакомства.
-Согласна. А второе предложение?
-Переезжайте ко мне на время ремонта.
   Людмила встрепенулась, но мрак подъезда не позволил взглянуть в глаза собеседника.
-Вы готовы полгода терпеть моё присутствие? – спросила с прерыванием в голосе.
-Ничего страшного. Зато вам не придётся испытывать неудобства.
-А что потом?
-Потом вам придётся терпеть моё присутствие.
-Это как?
-Моя квартира тоже нуждается в ремонте.
-Мне нужно подумать, - задумчиво сказала Людмила.
-Подумайте… До завтра!
-До завтра, - Людмила прикоснулась к ладоням Алексея Викторовича. Тот ответил лёгким пожатием. И потом смотрел вслед удаляющейся Людмиле, пока она не скрылась за углом дома. Поднявшись в квартиру, долго не мог успокоиться. Что ждёт его завтра? Возможно, ничего. А что если новая жизнь?..
                                                                                                                                           Июль2016 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 03.03.2019 Виктор Влизко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2504888

Рубрика произведения: Проза -> Повесть










1