Про обжорство Числа Гл 11


(Лучше всех или завоевание Палестины, Числа Гл 11)

Стал народ роптать на Господа,
А пришельцы больше всех -
Кто нас всех накормит досыта? -
И ввели евреев в грех.

Обнаруживали прихоти
Отщепенцы пришлых масс,
И сыны за ними хныкали:
«Кто накормит мясом нас? -

Манну хаяли и плакали,
На мучной взирая мусс -
Долго смачно мы не какали,
Позабыли мяса вкус,

Что в Египте ели даром мы.
С тем, что запретил ислам,
Не согласны мы с татарами,
И свинью есть можно нам,

Если завалить нечистую,
Освятив пред тем ножи,
Шашлыка кусочки вымочить
И лучком переложить.

Манна, будь она небесная,
Одно слово – общепит.
Жизнь на манной каше пресная,
Даже тонус не стоит.

Помним египтянок прелести» -
Распинались те юнцы...
Так народ скатился к ереси.
Ох, уж эти пришлецы.

От подобной плоти подлости
Возмутился бы Аллах,
Что в делах нечистоплотности
Тоже Боженька не ах.

Слышит Моисей стенания,
Что несутся из шатров -
Дал Господь мне наказание
Опекать таких козлов...

С детства был косноязычен он
Словно в Ниле крокодил,
В школе не был он в отличниках,
Вовсе в школу не ходил.

Был, зато у Бога рупором,
Как Писание гласит.
Обороты, правда, грубые
И стилистика грешит.

К Иегове обращается
И в печали говорит:
«Как мне, Боже не отчаяться?
Твой народ опять дурит.

Все грехи его дремучего
На меня ты возложил.
Так за что меня ты мучаешь
Пуще чем иных вражин?

Разве я народ твой выносил,
Чрево рвал, потом родил?
Ты ж меня как высшей милостью
Тем ребёнком наградил.

Говоришь: неси слюнявого
Аж до самого венца
В землю ту, что Я раззявою
Обещал твоим отцам.

Не раззявою, а с клятвою.
Извини, переборщил.
Всё одно - тащи проклятого,
На руках своих тащи.

А оно растёт прожорливо
Это самое дитя,
И уже с ножом у горла мне
Мясо просит не шутя.

В сердце отдаётся скрежетом
Этих недорослей плач.
Не достану – так зарежут ведь,
В речку бросят словно мяч.

Не поднять сего народа мне,
Слишком для меня тяжёл.
Ящик на спину с породою
Я как каторжник обрёл,

А не милость твою Божию.
Коль благоволишь, мой свет,
Умертви меня, ведь можешь ведь,
Что те стоит? Чик – и нет.

Но без боли, эвтаназию
Допускают же друзья.
Место встречи нам назначено,
Изменить его нельзя.

Лишь бы мне не видеть бедствия,
Моего народа плачь
Мне не слышать. Эти бестии
Не хотят ржаной калач,

Блюда им мясные разные,
Разносолы подавай.
В общем, хватит безобразия,
Если любишь – убивай».

Иегова к Моисею так
Обращается: «Старик,
Собери мужей ты семьдесят
Надзирателей своих

Из старейшин всех Израиля,
Свой проверенный народ,
Действие свершим сакральное:
Учредим Святой синод.

Всех оповести заранее
И в ближайший выходной
Скопом в скинию собрания
Приводи вслед за собой.

Я сойду. Твой дух, чем светишься,
Мой божественный покров,
Разделю частей на семьдесят
По количеству голов,

Возложу на твоих подданных
Клеть, что сбросить не посметь.
Бремя Моего народа ты
Не один потащишь впредь

Не споткнешься на обочине,
Не ударишься в бега.
Делегируй полномочия,
Если ноша велика.

Осетров народа евшего
Уговором не проймёшь
И на гербалайф сердешного
С мяса не переведёшь.

Так скажи ему: "Очиститесь,
Не случилась бы болезнь.
Завтра днём назло завистникам
Мясо будете вы есть.

Всё, что Господу наплакали,
Он услышал в этот раз.
Тем, чем вы давно не какали,
Завтра Он накормит вас.

За нытьё вам будет воздано,
Усладите вашу плоть.
Заливное на подносе вам
Принесёт к столу Господь.

Жрать вам мясо столь желанное
Не один, не десять дней,
А пока оно поганое
Не полезет из ноздрей.

Через месяц отвратительным
Оно станет, раз Творца
Вы презрели. Про Египет вы
Вспоминали неспроста:

Из Египта мы отчалили
Чтоб не есть, не пить, не петь…
Мало Господу печали что ль,
Чтоб от вас ещё терпеть?

В выражениях неистовых
Не стесняйся, Моисей,
Прописные Мои истины
Вколотить пришлю гвоздей.

Пусть сыны с поблажки Господа
Истошнятся у межи,
Наберутся, может, опыта...
Так народу и скажи».

Моисей для сотоварищей
Их идейный друг и вождь
Был, как настоящий прапорщик,
И в снабжении хорош.

Видно, не переводилось здесь
У старшин его мясцо.
Остальные ж Божьей милостью
Манну хавали с мацой.

Но когда пришло от Господа
Указанье в сжатый срок
Накормить народ весь досыта,
К небу возопил пророк:

«Ничего себе заданьице,
Шестьсот тысяч накормить.
Сколько же бараньих задниц мне
Надо сразу отрубить?

И не день, не пять, а месяц весь,
Мясо вынь им да положь.
Пока плебс от мяса взбесится,
Я весь скот пущу под нож.

Может с океана рыба вся
Разом выпрыгнет с сетей
К нам в котлы, чтоб всем насытиться?» -
К Богу ропщет Моисей.

Гадкие неверья колкости
Пропускает мимо Бог:
Накажу его, а толку что?
Как ни как, а он пророк.

По армейскому отточенный
Из коротких ёмких фраз
С неба грубый, но доходчивый
Моисей услышал глас:

«Иль рука Моя короткая?
Иль со слухом что не так?
Я с тобой, а не с красоткою
Изъясняюсь на понтах.

Про любовь споёшь ей арию,
Обещания свои
Выполнить трудней чем армию
Провести через бои.

Раз споёшь, потом корячишься,
Ублажаешь госпожу.
Я ли при моём безбрачии
Обещанья не сдержу?

Передай своим поверенным:
Точат пусть свои ножи.
Мяса Бог пошлёт немеряно,
Аж до встречи у межи».

(Кто не верит, пусть проверит сам.
Соли нет в пустыне, трав.
Вам без хлеба озвереется
Мясо хавать без приправ.

Я и сам, когда по дурости,
Больше двух недель не ел,
Хлебной я набрался мудрости,
Мяса вовсе не хотел.

Лишь мечтой о хлебной корке я
Время коротал едва,
Согласившись с поговоркою,
Что всему хлеб голова.)

Сделал Моисей, как велено,
Указания свершил.
Выбрал семьдесят проверенных
Из старейшин и старшин.

В облаке на них Господь сошёл,
Он иначе не сходил,
И своим особым способом
Дух харизмы разделил,

Что на Моисее избранном
Покрывалом возлежал,
Заставляя всеми фибрами
Всех неизбранных дрожать.

(Этот дух все полномочия
Делегировать другим
Позволяет. Мне ж не хочется
Ни на час расстаться с ним.

Дух дела б мои приспешные
Всем раздал в теченье дня,
Лишь ночное дело грешное
Сохранил бы для меня.)

Снял Господь с пророка пассами
Рваной ауры клочки.
Дух, что власть даёт над массами,
На старейшинах почил.

Стали изрекать пророчества,
Оказалось, сгоряча
(Битым быть кому ж захочется,
Вот пророки и молчат).

Двое из мужей в отечестве,
В своём стане, стало быть,
Стали вдруг за человечество
Правду-матку говорить,

Брань перемежая с мистикой.
Все бежали этих двух,
Из которых вместе с истиной
Исходил крепчайший дух.

(Спиритус – дух по латыни... Спирт
Наш народ покуда пьёт
И не думает отлынивать -
Мёртвый тот язык живёт.)

Что содержат те пророчества,
Имя скажет иногда.
Называл всех не по отчеству,
А по матери Елдад,

И Модад, пророк непризнанный,
Преисподней люд стращал,
Тех же, кто уже был при смерти,
Исцелить их обещал.

Не совсем лицеприятное
Средство было у врача,
Раз народ покрылся пятнами,
На пророков настучал.

Отрок прибежал и с радостью
Моисею изложил
Их пророческие гадости,
Одним словом, заложил.

Иисус Навин, из избранных
На Божественном пути,
К Моисею: «Честь отчизны ты,
Чернецам тем запрети

Впредь чернить. На телевиденье -
Их и вовсе ни ногой.
То, как власть они обидели,
Нам аукнется бедой».

Моисей на демократию
Зуб точил уже тогда,
И завистливую братию
Пресекал он без труда,

Осадил Навина рвение:
«За меня ревнуешь ты,
Чтоб в удобное мгновение
Нас низвергнуть с высоты.

С тела общества пытаешься
Срезать ереси нарост,
Не иначе собираешься
Сам занять высокий пост?

Обозвал достойных падалью,
Но не все дурные сплошь -
Будь самой ты Хакамадою
Жирика не проведёшь.

Не святых мужей пороки ты,
А себя изобличил.
Были б люди все пророками,
Кабы Дух на них почил».

Моисей не даст расслабиться,
Всё он видит наперёд:
Иисус Навин прославится
И действительно займёт

Место Моисея тёплое,
Самым главным станет он.
Всю вселенную протопает,
По масштабам тех времён.

Подчинит народы дерзкие
И устроит геноцид.
Действие, конечно, мерзкое,
Но Господь его хранит.

Все дела его достойные
В книге «Иисус Навин»
(Для арабов – непристойные)
Лично Бог благословил.

Все Израиля старейшины
Прочь по станам разбрелись
(Со своей весенней сессии
В регионы подались).

Накормить евреев досыта
Суховей перепелов
К ним принёс по воле Господа
Миллионов пять голов

По гуманитарной линии,
Тушек - миллиона три
(То мутантов из Виржинии
Буш поставил на пари

С его генной инженерией,
От которой мир мутит.
В чудеса чтоб люди верили,
Лучше средства не найти,

Чем плодить уродов. Толпами
Будут люди падать ниц...)
Чем кормить народ, Бог опыты
С перелётных начал птиц.

В Палестинской той окраине
Их помёт оставил след.
(Миллионы там украл тогда
Украинский контингент.

Да, славян они ославили,
Но скажу я всем назло –
Тем, что часть они оставили,
Моисею повезло.)

Сын дорвался и обжорствовал,
Мяса было на версту,
В прихоти своей юродствовал -
Манну скармливал скоту.

Бог не вынес безобразия
Иль задумал наперёд -
Поразил великой язвою
Прихотливый свой народ.

Место то Киброт-Гаттаава
Обозвали толмачи.
В переводе с очень старого -
«Гробы прихоти»… Звучит.

В прошлом говоря о будущем,
Бог на свой особый лад
Дал понять, что ножки Буша нам
Те же, брат, перепела.

(Почему-то вспомнил Ющенко,
А верней, его лицо,
Язвою оно измучено,
Не иначе ел мясцо,

То, что с западной Атлантики
К нам прислал один мутант,
Чёрте что и сбоку бантики,
Демократии гарант.)

Полная версия Библии в стихах размещена на «Персональном сайте Валерия Белова» http://belovbiblevirsh.ru/





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 530
© 02.12.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-250410

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1