Пауль Хейзе. Иванова ночь. Сказка



ПРОЗАИЧЕСКИЕ ПЕРЕВОДЫ

Часы на маленькой кладбищенской церкви едва пробили полночь, когда два молодых женских призрака выскользнули из своих могил, слегка зевнули и потянулись, а затем жадно оглядели тихую местность вокруг, залитую светом луны.

Одна из женщин, стройная и нежная на вид, закутанная в кружевной развевающийся саван, рассматривала высокий памятник из белого мрамора на своей могиле. Надпись золотом на нем гласила, что здесь нашла свой последний приют высокородная графиня Аделаида, почившая в самом расцвете лет. О ней скорбят ее безутешный супруг и маленький сын, потерявший самую лучшую на свете мать. Изречение из библии утешало встречей на небесах.

Через несколько могил от этого роскошного памятника над небольшим неогороженным холмиком виднелся простой деревянный крест, на котором стояло только имя молодой девушки Труды, дочери деревенского старосты, а также были указаны годы ее жизни, говорившие о том, что та, что покоилась здесь, покинула земной мир на двадцатом году своей жизни. И наверняка, также против своей воли, как и ее благородная соседка.
Даже сейчас, в ее бестелесном облике, было видно, что в плоти и крови это была жизнерадостная крепкая деревенская девушка, чья молодая грудь туго натягивала белое полотно фартука, а не пряталась как ныне под тонкими складками безвкусной смертной рубашки. Эта бедная душа не занималась разглядыванием полустершихся букв на своем маленьком кресте, а присела на могильный холмик, обхватив колени руками, пару раз вздохнула, как бы раздумывая, чем заняться в первую очередь.

Случайно ее взгляд упал на могилу молодой графини, которая тоже обнаружила, что здесь она не одна. Но никто из них не знал, кого он видит рядом с собой. И вот ее сиятельство, тоже присев, начала приятный разговор с деревенской девушкой, сначала пожелав ей доброго утра, а затем спросив, долго ли она спит здесь, под этим могильным холмом?

Всего лишь шесть недель, отвечала девушка, но лежать, дескать, очень неудобно, поскольку столяр снял с нее короткую мерку, и от долгого лежания затекло все тело, привыкшее в жизни к работе на свежем воздухе.

Ей тоже приходится не лучше, отвечала мертвая графиня, ведь больше всего на свете она любила верховую езду и плавание. Это истинное благодеяние, что в Иванову ночь все почившие бедные души могут выйти немного подышать свежим воздухом или доделать что-то, что не успели завершить на земле.


Эдвард Мунк. Больная девочка (фрагм.)


- Я, - продолжала она, - не могла дождаться этой ночи. Здесь, наверху, я оставила свое сердце в колыбели моего ребенка. О нем думаю я беспрестанно, к нему стремлюсь, чтобы повидать его. А Вы тоже были замужем?

- Нет, но я была обручена. Мое сердце осталось с моим любимым. И это не дает мне покоя.

– Ах, расскажите же! – вскричала ее собеседница и встала, чтобы подойти к подруге по несчастью. – Это очень интересно. А кто был Ваш жених? Он из благородных?

– Он был старший работник на господском дворе, самый красивый парень во всей деревне. В Михайлов день (1) мы должны были сыграть свадьбу. Если бы Вы его знали..

– Но тогда Вы… – тогда ты, должно быть, Труда! – разочарованно вскричала ее собеседница и сделала легкое движение, как бы желая снова спрятаться в своем родовом склепе. Но затем общество деревенской девушки показалось ей все же предпочтительнее своего графского одиночества, и она опять опустилась на ближайший холмик:

- Я рада видеть тебя, Труда. Ты всегда нравилась мне с твоими красными щечками, белыми зубками, с твоим задорным смехом. Что же свело тебя так рано в могилу?

- О, - сказала девушка-призрак, - теперь я узнаю милостивую графиню. Когда нашу госпожу графиню несли в могилу, я была еще здорова и крепка. Вы были такой красивой в гробу, я много плакала и прочитала десять раз "Отче наш" за упокой Вашей души. А вскоре смерть настигла и меня. Егерь господина графа подстрелил меня на охоте во время облавы. Я слишком близко подошла к цепи загонщиков, и сразу же была убита наповал. Ну, меня-то было не так жалко, как госпожу графиню. Только жалею я о своем Гансе, жалею, что так и не испытала радости кормить маленького.
Господин граф распорядился устроить мне хорошие похороны. Я должна быть довольна и крепко спать до самого воскресения. Но я, как и милостивая госпожа графиня, оставила свое сердце тут, наверху, в деревенском амбаре, где в последний раз встречалась со своим Гансом. Поэтому и не спится мне в моей могиле.

Собеседница кивнула.

- Бог дал, Бог взял, - сказала она, набожно взглянув на небо. – Хотя, пожалуй, он мог дать нам пожить на свете немного подольше. Однако, сейчас у нас всего лишь один час, мы не можем здесь долго задерживаться. Пойдем, Труда, дай мне свою руку, к чему церемонии: здесь мы все равны, и ты тоже можешь говорить мне "ты".

- Нет, я никогда не смогу даже выговорить так, - возразила Труда. – Я знаю, чем мы обязаны господам. Но руку Вам охотно дам, ведь я вижу, что милостивая госпожа графиня немного слаба в ногах. Вот так, хоп! Осторожно, здесь еще один могильный камень, да и луна скрылась за облаками. Обопритесь об меня, госпожа графиня, у меня ноги крепкие.


И так, рука об руку, передвигались обе какое-то время меж могил. Наконец они вышли к выходу с кладбища, а там, в домике сторожа, увидели смерть, что сидела на воротах.

- Куда это вы, бродяжки, направились? – проскрипела она, пуская кольца густого дыма из короткой глиняной трубки, что была зажата в пустой челюсти.

Когда же они ответили ей, что хотели бы только разочек взглянуть на своих любимых (2), смерть, чертыхаясь, отодвинула костлявой рукой засов на воротах и сказала:

- Ну, вылетайте, глупые гусыни. Надеюсь, это пойдет вам на пользу. Но я вам так скажу: не задерживайтесь позже последнего удара часов, не то получите от меня большой нагоняй. - С этими словами она выпустила обеих наружу и с грохотом захлопнула за ними дверь.

***************
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ В БЛОГЕ "СКАЗКИ ГЕРМАНИИ"

ПРИМЕЧАНИЯ.

1. Михайлов день 29 сентября.

2. букв. "взглянуть на свои сердца". Нем. слово "Herz" кроме первого значения "сердце" означает также и "любимый", "любимая". Срв. роман А.Толстого "Петр I", в котором Меньшиков постоянно называет Петра "Мин херц" (искаж. "мое сердце").



Перевод с нем. Тат.Коливай

Иллюстрации:
Эдвард Мунк, Генри Хатт,
из немецких интернет-изданий сказки.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 20.02.2019 Татьяна Коливай
Свидетельство о публикации: izba-2019-2496724

Метки: Пауль Хейзе. Иванова ночь,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика










1