Барон Мюнхгаузен и Его История


Барон Мюнхгаузен и Его История
                                     

Кому не знакомо имя барона Мюнхгаузена!
Сразу вспоминаются веселые завиральные истории об его приключениях: в России, в плену у турок, на луне, а также на суше и на море, на островах и даже в рыбе. Многие великие художники почитали честью иллюстрировать их.
Сейчас, наверняка, почти каждый знает, что это имя реально, весьма реально существовавшего человека, чья жизнь - ну во всяком случае, ее первая половина - изобиловала приключениями в духе Монте-Кристо. И не барон виноват в том, что его истории, рассказанные во время дружеского застолья за стаканом хорошего вина и изначально подаваемые как наполовину, возможно, быль, но всегда как веселый анекдот, легкий фарс, были восприняты миром вполне серьезно и сыграли с их автором злую шутку, выставив его перед всеми бессовестным вралем.
Такой жанр застольных развлекательных рассказов, к сожалению, не получил в литературе широкого развития, и, можно сказать, что барон Мюнхгаузен в этом отношении уникален.



Несмотря на имя, ставшее уже "притчей во языцах", и некую карикатурную репутацию, барон фон Мюнхгаузен (1720 - 1797) - историческая личность, жившая в XVIII веке. Своей жизнью он связал воедино две страны: родную Германию и Россию, страну, которая ему чужой тоже явно не была.

Барон принадлежал к старинному аристократическому роду Мюнхгаузенов, известному по древнегерманским хроникам еще с 1183 года. В древних хрониках можно прочитать о первом известном нам представителе рода - рыцаре Ремберте. В последующих веках мужские представители рода почти исчезли, остался только один. Это был монах – цистерцианец, который в силу данных обетов не мог иметь детей. Специальным указом он был расстрижен, чтобы древний род не пресекся. Он был первым, получившим фамилию «Мюнхгаузен» («Дом монаха»). И отныне гербом рода стало изображение монаха-цистерцианца с посохом.

Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен родился 11 мая 1720 года в поместье Боденвердер недалеко от Ганновера. Он был пятым ребенком из восьми детей в семье военного. Отец его, Отто фон Мюнхгаузен, был полковником ганноверской кавалерии. Впрочем, отца своего Мюнхгаузен помнил смутно: тот умер, когда мальчику было четыре года. Ребенка воспитывала мать.

В 17 лет – в 1737 г. - барон уехал в Россию в качестве пажа герцога Антона Ульриха, будущего мужа правительницы России в 1740-1741 гг. Анны-Леопольдовны.
                                                                                                  
Герб Мюнхгаузенов


Вместе с герцогом барон Мюнхгаузен участвовал в русско-турецкой войне 1735-1739 гг. И некоторые из его невероятных историй основываются на воспоминаниях барона об участии в походе русского фельдмаршала фон Миниха под Очаковом. Так, его рассказ "Полет верхом на ядре" связан, по всей видимости, с осадой Очакова русскими войсками в 1737 г. Впрочем, жители приднестровского города Бендеры уверены, что знаменитый полет на ядре происходил со стен Бендерской крепости.

В 1739 году Мюнхгаузен был произведен в корнеты, а затем и в лейтенанты русских «Брауншвейгских кирасиров», шефом которых был герцог Антон-Ульрих.

Полк кирасиров был расквартирован в Риге, и поэтому Мюнхгаузен в составе полка принимал непосредственное участие в Русско-Шведской войне 1741-1743 гг. Будущее барона обещало блестящую военную карьеру, но…
Дворцовый переворот конца 1741 г., вознесший на русский трон дочь Петра I Елизавету Петровну, привел к опале герцога Антона-Ульриха, и, следовательно, ставил крест на всех честолюбивых надеждах барона Иеронима фон Мюнхгаузена.

Следующего назначения – ротмистром – он будет ждать долгие 10 лет. Все это время Мюнхгаузен проводит в военном гарнизоне Риги и очень быстро становится известным среди прибалтийских немцев-дворян как блестящий рассказчик поразительных и невероятных историй, приключавшихся с ним на русской службе. Рассказчиком и весельчаком барон был отменным.

Его ближайший друг, Георг Густав фон Дунтен, неоднократно приглашал его в свое поместье в городок Рутхерн (ныне литовское Дунте у г.Саулкрасты), славящееся своими охотничьими угодьями, где оба обычно охотились на уток. Там Мюнхгаузен познакомился со своей будущей женой,19-летней Якобиной фон Дунтен, дочерью барона Дунтена, с которой счастливо проживет в браке 46 лет.

                   
Памятник барону Мюнхгаузену
в Дунте (Латвия)


О свадьбе барона Мюнхгаузена мы можем прочитать в мемуарах его сестры, Елены фон Мюнхгаузен:

«Венчание происходило в старой церкви. Торжественные звуки органа заставили меня невольно позавидовать невесте, привлекательной и веселой девушке. Отец Якобины фон Дунтен владеет в Риге просторным домом, гости пировали в огромной зале, посуда была поставлена серебряная, старинная. Милый Карл дурачился и уверял, будто однажды в метель, чрезвычайно сильную, занесло снегом по самый шпиль церковь. Он, спешившись в сугробе, принял этот самый шпиль за коновязь и привязал своего коня к церковному кресту. Рассказав эту замечательно правдивую историю, Карл поднялся со своего почетного места за столом и пропел в честь молодой жены песню собственного сочинения:

Бина фон Дунтен – счастье и боль,
Кровь моя, плоть моя, сладость и соль.
Так, несмотря ни на что, нам судьбой
Быть предначертано вместе с Тобой".

("Несмотря ни на что" - здесь, видимо, намек на
большую разницу в возрасте супругов.
Кажется, в этих, отчасти нескладных,
стихах барона выражено подлинное чувство. Т.К.)

В 1750 г. барон в чине ротмистра уезжает в Германию. В Россию он более не возвращался и до самой смерти безвыездно проживал в Боденвердере на Везере, своем родовом городке близ Ганновера, где когда-то он родился и где ему будет суждено умереть. И если подвести черту под годами, проведенными бароном в России, то можно сказать, что знаменательными событиями они не отличались. Не было ни блестящей карьеры, ни наград, ни богатства. Многообещающее начало закончилось ничем. Но была долгая беспорочная военная служба и в конце ее - юная красавица-жена. Это был брак по любви. Он был долгим и очень счастливым. Но – бездетным.
ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ДАЛЬШЕ В БЛОГЕ "СКАЗКИ ГЕРМАНИИ".



Титульное фото.

Не правда ли, кажется, что перед нами два совершенно разных персонажа.. Но здесь - и на портрете Г.Брукнера (1752Г.), и на рисунке гениального Густава Доре - изображен один и тот же человек. Барон Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен.

Справа - единственный его портрет, дошедший до нас. Барон изображен в форме кирасира во время службы в Риге. Этот портрет работы Г. Брукнера (1752) погиб во время Второй мировой войны. Литературный же образ Мюнхгаузена слева представляет карикатурного старика с лихо закрученными усами и бородкой-эспаньолкой. Этот образ создан иллюстрациями Густава Доре к сочинениям Рудольфа Распе и Готфрида Бюргера. Любопытно, что, снабжая своего героя бородкой, Доре допустил очевидную неточность, так как в XVIII веке, когда жил Мюнхгаузен, таких бородок не носили. Они стали модны во Франции при Наполеоне III, именно во времена художника Доре.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 18.02.2019 Татьяна Коливай
Свидетельство о публикации: izba-2019-2495150

Метки: Барон Мюнхгаузен,
Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение










1